Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Перенацеливание промышленной политики России

Княгинин В.Н., Щедровицкий П.Г.
Российское Экспертное обозрение №11 2004

Конечно, задачу адаптации российской промышленности к глобальному рынку можно продолжать решать в логике старой промышленной политики – посредством государственного участия в инженерных проектах и поощрении технико-технологических решений. Однако принятие этих решений больше не определяется логикой развития относительно замкнутого внутреннего рынка. Современная экономика глобализовалась, что существенно переформатировало условия деятельности российской промышленности, поскольку скорость интернационализации обращения, потребления и оборота финансов оказалась гораздо выше, чем у так называемого «материального» производства – технологической составляющей промышленности[12].
Свободное обращение товаров и финансов, наложенное на унифицированное во всем мире потребление, мгновенно ликвидировало дефицит промышленных товаров на рынке, легко восполняя импортом отставание в развитии национальной промышленности.
Сдвиг в развитии экономики в целом и промышленности в частности произошел в последние 10-20 лет ХХ века. Снижение опасности военных конфликтов в мире создало условия для развертывания единого экономического пространства, а новые коммуникационные технологии облегчили его организационное застраивание новыми производственными, торговыми и финансовыми структурами. В первую очередь данное пространство было освоено новыми торговыми системами.
Обращение за счет развития современных форматов торговли и технологического роста дистрибуции смогло по-новому соединить факторы производства. Главное в этом соединении заключается в том, что отпало одно из ключевых условий первичной индустриализации – соединение данных факторов в одном месте, на одной промышленной площадке. Место выпуска комплектующих для производства во многом потеряло свое значение.
Рост международной торговли поменял в целом всю организацию экономики отдельных стран. Обращение добилось приоритета над производством. Вместо конкуренции производителей на рынке появилась даже не конкуренция продавцов, а конкуренция так называемых «цепочек проведения товара от производителя до магазинной полки». 
Для национальной промышленности это обернулось обострением конкуренции сразу по нескольким направлениям. Во-первых, выравниванием цен на огромную номенклатуру промышленной продукции в глобальном масштабе. Во-вторых, мгновенным распространением на рынке технологических новинок. В-третьих, ростом издержек на то, чтобы «пробиться» со своей продукцией к потенциальному потребителю.

Глобализованное обращение привело к росту глобального оборота финансовых ресурсов. Формирование единого финансового рынка в мире помогло снять барьеры для движения товаров, услуг, информации, позволило развернуть гигантские торговые сети, добравшиеся даже до тех рынков, которые ранее в силу их малых размеров существовали как замкнуто-локальные. Кроме того, финансовая глобализация вызвала технологическую модернизацию мировых денежных рынков, появление целого ряда новых финансовых инструментов, позволяющих соединять по-разному локализованные производственные факторы в единые технологические цепочки.

В какой-то момент сами производственные активы обрели форму финансовых активов (производных прав, имеющих денежную оценку, и т.п.) и через фиксирующие их ценные бумаги стали обращаться на мировом рынке финансов. Поэтому финансирование, будучи изначально инфраструктурно-обслуживающим по отношению к производству процессом, под воздействием интернационализации обращения переместилось в управляющий контур производства, что породило целый класс современных техник управления предприятиями, названных «управлением стоимостью».
Ориентация на рост стоимости компании, фиксируемой в капитализации последней, стала базой современной концепции корпоративного менеджмента. В США такая ситуация типична для компаний, зарегистрированных в Комиссии по ценным бумагам и биржам. Однако в Европе управление стоимостью имеет куда меньшую историю и все еще находится в стадии развития. Например, в Британии после одного из фондовых кризисов была создана Комиссия Кэдбери для выработки рекомендаций по упорядочению (развитию) корпоративного управления в стране, для создания правил управления стоимостью компаний. Аналогичные функции в Голландии в конце ХХ – начале XXI века был призван осуществить Комитет Петерса.
Суть происходящей в управлении производственными предприятиями трансформации заключается в том, что главной его целью становится рост стоимости компании в долгосрочной перспективе, а не прибыль, как это было принято в традиционном управлении. Новый подход к управлению заставляет переосмыслить всю инвестиционную стратегию компаний, пересмотреть корпоративную отчетность, ввести в нее новые показатели и т.п.14
Оценка производственных активов в форме, принятой для финансов, сильно повлиялана развитие правовой организации бизнеса, подвигло компании к выходу на фондовые рынки через размещение акций, облигаций и других ценных бумаг. Причем с течением времени на фондовый рынок смогли выйти не только крупные корпорации, но и бизнес, имевший весьма скромные масштабы. Например, в США это произошло благодаря созданию рынка так называемых «мусорных облигаций».
Сложные производственно-технологические процессы и разнообразные торговые операции должны были поддерживаться сложным финансовым инструментарием. Рост экономики, развитие промышленности сопровождался не только экстенсивным ростом размера финансового рынка, но и его качественно-инструментальным развитием, структурной перестройкой. Освоение этого инструментария превратилось в одно из важнейших условий адаптации промышленности к глобальному рынку. Исследования, проведенные Всемирным банком, показывают, что степень развития финансового рынка в станах с различным уровнем ВНП на душу населения различается (см. рис. 13).

Рисунок 13. Степень развития финансового рынка в странах с различным уровнем ВНП на душу населения
Развитие финансового рынка в странах с различным уровнем ВНП на душу населения
Источник: Всемирный банк
Таким образом, глобализация финансов и торговли произошли достаточно быстро. В числе отстающих в темпах глобализации оказалось так называемое «материальное» производство.
Производство, а точнее отдельные предприятия и отрасли промышленности большинства индустриальных стран, гораздо медленнее торговли и финансов адаптируются к открытию рынков. Возможно, что это связано с более высокой фондовооруженностью данных предприятий, поскольку смена фондов всегда предполагает длительные процессы разработки, проектирования и создания новых технологических комплексов. К тому же освоение новых технологий обычно требует работников, обладающих новыми ключевыми квалификациями. По мере усложнения технологий увеличиваются затраты на подготовку таких работников, а также сроки их обучения. Модернизация производства в современных условиях превращается из чисто инженерно-технологической задачи в проблему социальной инженерии. Поэтому сформировавшаяся в условиях относительно замкнутой экономики индустрия не может быстро и без потерь интегрироваться в глобальный рынок. Она должна перестроиться и технологически и корпоративно, достигнув сомасштабности данному рынку.
Глобализация обращения и финансов создали для промышленных предприятий почти шоковую ситуацию конкуренции с производителями всего мира по цене и по обновлению продукции. Предприятия в данных условиях были вынуждены либо усилить эксплуатацию доступных им факторов производства – рабочей силы и природных ресурсов, либо перейти к инновационному развитию. 
Критическая для старой индустрии ситуация усугубляется еще и тем, что локальных рынков в мире становится все меньше и меньше не только благодаря беспрецедентному росту масштабов и оперативности дистрибуции, но и из-за общемировой универсализации потребления. В низких ценовых сегментах и на рынках товаровмассового производства национальная индустрия вынуждена конкурировать с самым эффективным производителем мира, продающим свою массовую стандартизированную продукцию дешевле всех. А в высших ценовых сегментах, где потребление давно уже стало символическим, нацеленным на символы, знаки, мифы современных обществ, приходится конкурировать с мировыми брэндами – воплощением данных символов (см. Рис. 14).

Конкурентоспособность и развитие промдизайна
Конкурентоспособность и развитие промдизайн

Ford Motor Company: модель Затраты-Прибыль

Ford Motor Company: модель Затраты-Прибыль

Ford Motor Company рассматривает свои возможности по совершенствованию дизайна как основной фактор, обеспечивающий прибыльность компании в долгосрочной

Конечно, локальные рынки не исчезнут ни сегодня, ни завтра. Соответственно останется промышленность, ориентированная на работу на этих рынках[16]. Понятно, что производство на относящихся к ней предприятиях не может быть крупномасштабным за исключением тех случаев, когда речь идет о жестко регулируемых и защищаемых протекционистскими таможенными барьерами рынках (например, инфраструктурных рынках или рынке вооружений). Любой выход за пределы локального рынка неизбежно потребует организационно-управленческой, технологической, торговой и пр. перестройки бизнеса.
Гипотетически, у национальной индустрии сохраняется возможность защититься от глобализации посредством государственного регулирования обращения, стандартов производства и потребления. Однако сделать это с каждым годом все труднее и труднее. Глобализация обращения уже привела к унификации правовых стандартов не только мировой торговли, но и производственной деятельности, а также обращения финансов. В частности, существует целый ряд Приложений к Соглашению (1994 года) об учреждении ВТО, в которых, помимо режимов торговли товарами, услугами и торговых аспектов прав интеллектуальной собственности, регламентированы существенные параметры производства[17].
Россия в силу целого ряда причин позже других индустриально-развитых стран интегрировалась в открытый мировой рынок. Рассогласование темпов включения в глобальную экономику российской индустрии, систем обращения, потребления и оборота финансов для Российской Федерации приобретают куда более драматический характер, чем для стран-«пионеров» глобализации. Больше всего в этой ситуации страдает российская промышленность и старопромышленные регионы, вынужденные оплачивать интеграцию в глобальный рынок по самым высоким ставкам.

Из сказанного следует два важных вывода.
Во-первых, асинхронность развития процессов производства, обращения, потребления и оборота финансов может привести к тому, что интеграция российской экономики в глобальный рынок произойдет фрагментарно, сама экономика утратит свою целостность.
Поэтому значимость такого регулятора данных процессов, как государственная промышленная политика, в современных условиях в России резко возрастает. Задача промышленной политики заключается в том, чтобы повысить открытость российской экономики, с одной стороны, и удержать ее целостность, синхронизировать темпы развития основных экономических процессов – с другой. Причем синхронизировать, возможно, придется не только «подстегивая» производство и потребления, оборот финансов, но и удерживая от слишком быстрых темпов роста процессы и инфраструктуры обращения.
Во-вторых, место объекта промышленной политики, которое ранее занимала промышленность как комплекс технологически связанных и взаимодополняющих отраслей – производств, теперь должно быть отведено под новый комплекс – процессов, в которые вплетено промышленное производство и которые в совокупности обеспечивают его интеграцию в глобальный рынок. К числу подобных процессов относятся: собственно само производство, обращение, потребление, финансирование и регулирование (см. Рис. 15). У промполитики появляется новый дополнительный к производству объект – опосредующие его экономические процессы. Причем, если ранее они играли исключительно обслуживающую (инфраструктурную) в отношении производства роль, а само производство доминировало в национальной экономике, то в конце XX века производство стало производным от них.

Рисунок 15. Схема процессов производства, обращения, потребления, финансирования и регулирования
Схема процессов производства, обращения, потребления, финансирования и регулирования

В современном мире торговля определяет, что производить

В 1980-е годы кардинальным образом поменялась связь между промышленностью и торговлей. До этого момента именно производители владели рынком. Наиболее ярко изменение ролей в связке «производство-торговля» проявилось на рынке продовольствия и других товаров конечного потребления. Развертывание торговых сетей в экономически развитых странах, внедрение «универсального кода продуктов» (штрих-кода), планограммы магазинов, «полочный менеджмент» и т.п. дали торговле стратегически важное во взаимоотношениях с производителем маркетинговое знание рынка, а также формирование ключевых параметров заказа для производителей (упаковки, цены, сроков поставки, инновационного содержания и пр.).
Например, имеющая санкт-петербургские корни международная компания «SELA» свою историю ведет с 1985 года, с момента создания в Тель-Авиве небольшой дизайн-студии, выполнявшей заказы израильских экспортеров готовой одежды. К 1989 году разрабатывалось уже 550 моделей в год, и рынком базирования компания выбрала Россию. К 1990 году «SELA» была уже в состоянии контролировать всю производственную цепочку – от разработки и производства до поставки и продажи готовой одежды, - размещая заказы на производство по всему миру. В настоящее время «SELA» является одним из ключевых субъектов на рынке одежды в России, обслуживая почти 270 магазинов по всей стране. Компания, а не швейные фабрики, определяет параметры производства, выступая его заказчиком.
Таким образом, управление в цепочке разработки, создания и сбыта продукции перемещается в звенья, фиксирующие рыночные позиции не столько самой продукции, сколько фирмы, предприятия. Перемещение управления по цепочке приводит и к смещению в центры управления так называемого «накопления стоимости».

Финансовая глобализация

Считается, что финансовая глобализация как ядро современной экономической глобализации сформировалась в 1970-1980-е годы. Когда реструктуризация финансовых рынков во всем мире привела к взрывному росту международных финансовых потоков, к появлению глобальных инвестиций финансовых институтов и полной интернационализации банковских операций.
М. Кастельс считает, что началось все с создания в 1972 году в Чикаго рынка опционов, который быстро развился и в конечном итоге превратился в моногопрофильный рынок производных финансовых инструментов. Затем рынки фьючерсов были созданы в Великобритании (1982) и Франции (1986). Одновременно в индустриально-развитых странах проводилось финансовое дерегулирование: Великобритания отменила валютный контроль в 1980 году;
Германия упразднила контроль над перемещением капитала за границу в 1981; и т.п. К этому времени в Сингапуре и Гонконге возникли финансовые биржи, активно привлекавшие денежные средства со всего мира. Полное дерегулирование финансовых рынков в Лондонском Сити в октябре 1987 года[13] «открыло эру финансовой глобализации». К 1998 году ежедневный оборот валютных рынков по всему миру достиг 1,5 триллионов долларов США.
Соотношение совокупных валовых покупок и продаж ценных бумаг между резидентами и нерезидентами с валовым национальным продуктом за последнее десятилетие ХХ века в США выросло с 89% до 230%. В Германии в 1990 году объем всех международных займов и операций с акциями составлял 57% от произведенного в стране валового национального продукта; в 1998 году объем этих сделок достиг 334% от ВНП. Еще более выраженная интернационализация наблюдалась во Франции и в Италии. Интересно, что займы как способ финансирования, частично вытеснили кредиты. Банки утратили значение как кредиторы, от этого выиграли их инвестиционные отделы, организовывавшие процесс эмиссии займов для клиентов.
Вся эта новая мировая финансовая система была собрана на базе новых коммуникационных технологий и финансовых инструментов (фьючерсов, опционов, свопов и др.), позволявших рекомбинировать стоимость по всему миру, фиксируя рыночную капитализацию в разных пространствах и на разных рынках.
В конце концов, в лице Всемирного Банка и Международного Валютного Фонда возникли институты, претендовавшие на регулирование мирового финансового рынка. Оценка потенциала финансового рынка, даваемая рейтинговыми агентствами (например, «Moody´s») стала одним из главных регуляторов мирового потока финансов.

От выпуска изделий к производству смыслов: роль брэндов и промдизайна

Фиксация рыночных позиций производителя в современной экономике достигается не только через задание технических характеристик продукции, но и через ее визуальное оформление, смысловое наполнение, создаваемое не в производственно-технологических процессах, а в рекламе и выстраивании связей с общественностью, в продвижении ее на рынок определенными торговыми организациями (мультибрэндовыми продавцами и т.п.). Поэтому в структуре факторов, обеспечивающих конкурентоспособность продукции на рынке, все большую роль играют факторы, проявляющиеся не в производстве, а в обращении: дизайн продукции; ее уникальная история; принадлежность к определенному брэнду. В глобальном рынке сегодня продается не столько технологический продукт, сколько рыночный образ – брэнд. Причем образ даже не продукции, а компании, которой к тому же вовсе не обязательно самой быть изготовителем.
В связи с этим поиск новых факторов, обеспечивающих конкурентоспособность на современном рынке, требует от промышленных предприятий кардинальной смены производственных стратегий. Р. Каплински, описывая эту ситуацию, приводит следующие примеры подобной трансформации производственных стратегий:
1. Компания «Nike» сосредоточила в своих руках контроль над звеньями разработки и продажи в своей цепочке накопления стоимости. Компания получает прибыль от процессов координации, разработки и сбыта, а также формирования брэнда. Производство и закупки «Nike» перевела в регионы, где заработная плата находится на низком уровне или где в условиях конкурентной борьбы правительство вынуждено проводить девальвацию, таким образом снижая международную покупательную способность местной заработной платы[15].
2. Компания «Ford Motor» (которая в первые два десятилетия XX в. являлась лидером в разработке новых форм организационной и технологической ренты в производстве) в последнее время приступила к реорганизации. Компания считает, что ее будущие прибыли зависят от осуществления контроля над торговой маркой и от эффективности управления. В результате компания расширяет свою деятельность в цепочке (в области продаж запчастей для автомобилей, аренды автомобилей и маркетинга) и сокращает свою деятельность в отдельных звеньях, особенно в производстве (здесь даже идет речь о субподряде на сборку, которая раньше являлась основной экономической рентой компании).

Консюмеризм как двигатель в развитии промышленности

Первые общества защиты прав потребителей на Западе появились еще в 1930-50 годы: в 1936 году – в США; в 1951 году – во Франции и в ФРГ; в 1957 – в Великобритании; в 1960 – в Канаде. Но влиятельной политической силой консюмеризм (от латинского слова «consumer» – потребитель) стал только в 1960-е годы. Наиболее ярко это проявилось в США после того, как в 1962 году там был принят Билль о правах потребителя.
Поскольку законодательно данные права на первом этапе формирования «общества потребления» регулировалисьплохо, постольку их защита велась преимущественно политическими средствами в рамках широкого общественного движения потребителей, лидером которого стал молодой адвокат Ральф Найдер, выигравший иск к корпорации «Ford» и написавший в 1965 году об этом книгу «Небезопасен при любой скорости». Книга стала предметом слушаний в Конгрессе, и по их итогу в 1966 году была принята серия законов, касающихся регламентации стандартов безопасности при выпуске автомобилей.
Новые стандарты привели к перестройке всего технологического процесса в автомобилестроении и внедрению новой системы аттестации качества каждой операции и каждой детали. Это позволило потребителям получить громадные компенсации от автозаводов, а последним – отзывать индивидуально определяемые автомобили для устранения дефектов и конструктивных недоработок.
Найдер на полученные от выигранных исков средства основал сеть адвокатских бюро потребителей по всей стране и насчитывающую сегодня более 100 тыс. членов организацию «Public Citizen» («Общественный гражданин»). В какой-то момент времени казалось, что именно организованные потребители станут самой влиятельной политической силой американского общества, а потребительские конфликты – центром политических процессов. Но эти конфликты сошли на «нет» по мере того, как заполнялись пробелы и устранялись противоречия в законодательстве о защите прав потребителей. Право позволило потребителю стать одной из центральных фигур не только в торговле, но и производственном процессе, выполнить функцию девелопера промышленности.
Американское государство сумело «зашить» разрыв между производством, обращением и потреблением, синхронизировало развитие их правового оформления.

[12] Трудно зафиксировать тот момент, когда обращение глобализовалось. Возможно, что процесс начался с вступления в силу в 1947 году Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). Оно было направлено на устранение торговых барьеров, на признание отсутствие дискриминации и открытость принципами, которыми должны руководствоваться страны в мировой торговле. После создания ВТО в 1995 году стало возможным предъявлять иски за несоблюдение этих принципов. Кроме того, снятию торговых барьеров и свободе обращения способствовали многочисленные региональные соглашения (например, частичное выравнивание таможенных пошлин в ЕЭС, произведенное в 1961 году, а затем, семь лет спустя, создание Таможенного союза ЕЭС). Но, скорее всего, глобализация обращения стала свершимся фактом после охвата мирового рынка современными форматами торговли (торговыми сетями, товарными биржами, электронными «торговыми платформами» и пр.). К 2003 году 30 наиболее крупных ритейлеров вышли на розничные рынки 85 стран. Тогда как еще десять лет назад география их розничных сетей включала только 15 национальных рынков.
[13] Так называемый «большой взрыв». Новая финансовая свобода позволила неограниченно перемещать и инвестировать капитал из любых источников.
[14] В компании «Philips» при переходе к управлению стоимостью в финансовую отчетность для всех подразделений был включен показатель экономической добавленной стоимости (EVA).
[15] В одном из своих интервью в начале 1990-х годов тогдашний генеральный директор «Nike» заявил: «Многие годы мы считали себя корпорацией, ориентированной на производство, имея в виду, что делаем упор на дизайн и производство нашей продукции. Но теперь мы понимаем, что самое главное из всего, что мы делаем, – это маркетинг и сбыт. Теперь мы изменили направление развития и хотим сказать, что Nike – это компания, ориентированная на маркетинг, а наша продукция – самый важный маркетинговый инструмент».
[16] В США в сегменте локальных рынков трудится около 60% всего занятого населения.
[17] В документах ВТО определяются: 
1) условия применения мер санитарного и фитосанитарного контроля, стандартов, технических регламентов, процедур сертификации; 
2) ограничения применения мер, поощряющих потребление отечественных товаров в связи с капиталовложением; 
3) таможенно-тарифные режимы и процедуры;
3) процедуры и формы лицензирования импорта, условия и процедуры применения мер для противодействия демпингу, условия и процедуры применения мер для противодействия растущему импорту.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.