Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Как перестроить большой город: рецепты господина Оcсмана

Юлия Парамонова, Архитектор
Российское Экспертное обозрение №4 2007

Как перестроить большой городОбъектом исследования[1] в данной работе стал Париж, подвергшийся качественному изменению в процессе реконструкции во второй половине XIX в., проведенной группой специалистов-планировщиков под руководством барона Ж. Оссмана.

Историческая ценность города зависит как от его возраста, так и от меры сохранности его пространства. Ценность среды не прямо и не всецело зависит от конкретных исторических зданий, которые могут обладать сами по себе высокой исторической ценностью, но это еще не гарантия того, что окружающее их пространство является столь же ценным. Понять и рассмотреть историческую ценность пространства города можно лишь при всестороннем изучении эволюции города, которая создает основу его своеобразия. 

Иногда необходимо сохранить пространство города, которое не содержит особо выдающихся исторических элементов, но само является отражением эпохи. Особенно остро эти проблемы встали в эпоху правления Наполеона III, как в эпоху грандиозных преобразований исторически сложившейся городской среды. Проблемы реконструкции центров городов Франции в XIX в. в основном были сориентированы на Париж. Прежде всего, предстояло решить сложную задачу его переустройства согласно требованиям современной техники.

В 40-х годах XIX в. в Париже появились железные дороги, превратившие столицу Франции в крупнейший транспортный узел северо-западной Европы, в связи с этим возникла неотложная задача прокладки магистралей, соединяющих между собой железнодорожные вокзалы и обеспечивающих связь с загородными дорогами. К появлению железных дорог Париж, как и большинство других городов, оказался совсем не подготовленным – напряженные транспортные потоки, направлявшиеся от железнодорожных вокзалов к центру, где беспорядочная сетка средневековых узких и криволинейных улиц совершенно не соответствовала требованиям городского движения.

Прокладкой этих магистралей, как и всей планировочной реконструкцией Парижа, занялась большая группа специалистов-планировщиков, возглавлявшаяся префектом департамента Сены Ж.Э. Оссманом. Грандиозная по своим масштабам и количеству затраченных средств перепланировочная операция сформировала облик новейшего Парижа в его центральной части, придав ей планировочную структуру, которая сохранилась до сегодняшних дней.

Градостроительная идея Оссмана заключалась, с одной стороны, в прокладке диаметров, пересекающих город по направлениям север-юг и восток-запад, и, с другой стороны, в организации обходных кольцевых магистралей, разгружающих городской центр. Кроме того, Оссману принадлежат новые концепции устройства площадей – узлов пересечения нескольких улиц, создание крупных зеленых массивов, формирование новых профилей и габаритов улиц и бульваров, продолжение и завершение старых ансамблей в центре города, улучшение санитарно-гигиенического режима города.

В начале XIX в. планировочная концепция Оссмана по ряду позиций предвосхитила концепции XX столетия. Сами масштабы работ, не имевшие до того времени прецедента в практике реконструкции городов, потребовали разработки целого ряда новых приемов планировочной техники. Таким образом, процесс перепланировки Парижа в «оссмановский период» представляет не только исторический, но и определенный практический интерес.

На классицистической основе во второй половине XIX в. развивается новый подход к реконструкции старых городов Европы, где функциональные потребности зачастую вовсе исключили представления об иерархии пространств, масштабности, обычаях и нравах в их исторической преемственности. Качественные перемены приводили к тому, что система функционирования отражалась в системе пространственного построения. Помимо чисто градостроительных задач, план Оссмана преследовал особые экономические и даже политические цели. Новое понимание задач архитектуры меняло акценты. Опасаясь нараставшего революционного движения и вместе с тем стремясь к популярности среди парижской буржуазии, Луи Бонапарт решил предпринять коренную реконструкцию Парижа.

Город конструируется не только с позиций творца, но и с позиций правителя, по принципу идеального государства Кампанеллы, по которому цель правителя – все охватить своим взглядом и все держать в своих руках. Средства для этого – очертить и четко распланировать пространство, нейтрализовать действие человеческих страстей и обозначить предел появлению индивидуальности. Роль правителя, стремящегося овладеть пространством вокруг себя, совмещает, предполагает одновременно исполнение и роли творца – устроителя максимально комфортной жизни.

В отличие от средневековья, в предшествующий планировочным работам Оссмана период абсолютизма, аристократические районы слагались не в середине, а за пределами города, на окраинах французской столицы, где территория еще не была освоена, и где любые планировочные мероприятия не вызывали дорогостоящего сноса старых кварталов. Именно поэтому вплоть до революции конца XVIII в. Париж сохранял узкие и грязные улицы в центральных, исторически слагавшихся районах, тогда как аристократические предместья блистали парками и проспектами. В период правления Наполеона III центр тяжести градостроительных работ переносился с благоустроенных аристократических предместий в середину города, где обитали представители «третьего» сословия и ремесленная беднота.

В связи с активным строительством жилья высокого качества, заселяемого исключительно буржуазией, основные жилые кварталы оттеснялись к бессистемно разраставшимся рабочим окраинам, с резко неравномерной плотностью населения в разных своих частях, с безысходной нищетой и примитивностью жилищ. Предместья были отделены от города линией старых укреплений территориально и плохой транспортной связью формально. Отсутствие связи с городом усугубляло и без того неопределенное положение окраин. Проект, созданный Оссманом в 1859 г., являвшийся частью Проекта №3, включал предместья в состав нового Парижа.

Опираясь на план Комиссии художников, но более всего стремясь к решению назревших транспортных задач, главный архитектор города Альфан и Оссман решили задачу на основе создания двух взаимопересекающихся диаметров. Для этого они продолжили улицу Риволи до Сент-Антуанского предместья, тем самым было подчеркнуто значение большой градостроительной оси восток-запад и фактически завершено ее формирование, начатое еще Ленотром. Таким образом, площадь Наций и площадь Звезды, лежащие у противоположных окраин Парижа, получили почти прямолинейное соединение.

По мнению Оссмана, город должен был стать системой перекрестков, откуда расходились бы лучеобразно прямые широкие дороги. Перпендикулярно к большой оси был проложен второй диаметр север-юг, который состоял из трех отрезков – бульваров Севастопольского, Страсбургского и Сен-Мишель, которые образовали единую магистраль, пересекающую Париж вдоль старой римской дороги между современными Северным и Южным вокзалами. Возникший в результате так называемый Большой перекресток, то есть система взаимоперпендикулярных диаметров, соединяющих вокзалы и противоположные загородные шоссе, решил поставленные задачи. Образованный двумя диаметрами крест был органически дополнен системой кольцевых магистралей.

Созданные Оссманом диаметры пересекались множеством поперечных улиц, при этом одной из основных заслуг планировщиков был правильный выбор нужных и наиболее эффективных пересечений и их обработка с подчеркнутой интенсивностью. Планировочные узлы, возникшие на главном диаметре, укрепили и украсили его. Рассматривая старые заставы города в качестве опорных пунктов городского плана на окраинах города, Оссман осуществил строительство второго внешнего кольца, соединив его с внутренним кольцом и с главными вокзалами столицы. Таким образом, в Париже образовалось сочетание двух прямолинейных диаметров с обходными кольцевыми магистралями.

Прокладывая улицы, Оссман одновременно производил их застройку. В результате многие улицы Парижа приобрели строгие фасады и упорядоченный силуэт. Если добавить, что вновь пробитые магистрали, такие как Риволи (от павильона Марсана до площади Бастилии), Севастопольский бульвар, Сен-Жерменский бульвар и ряд других, были практически заново обстроены многоэтажными домами с характерными парижскими мансардами, то станет ясно, что в результате «хирургического вмешательства» Оссмана, Париж в его центральной части сильно изменился, получил тот облик, который в целом сохраняется и в наше время.

Значительные пересечения и планировочные узлы требовали повышенной этажности. Высота новых рядовых построек выравнивалась по карнизам дворцов, но вместо трех дворцовых этажей жилые многоэтажные здания получали 6 - 7 этажей, в которых нижний высокий этаж отдавался под торговые помещения, а один-два верхних превращались в мансардные или аттиковые, находили живописное архитектурное разрешение. Именно в этот период сформировался архитектурный тип жилого дома с развитой мансардой и аркадами по нижнему этажу.

Бульвар, созданный Оссманом, внес свой особый колорит, значительно расширив тротуар, придав существенное значение пешеходной зоне. Таким образом, активная общественная жизнь была вынесена на улицу и стала достоянием каждого. В процессе перепланировки Парижа Оссман учитывал тот факт, что городская общественная среда является очень важным и даже решающим компонентом городской культуры, градостроительная концепция Оссмана осуществила воздействия на структуру объемно-пространственной и предметной системы городской среды в совершенно новом масштабе. Функционально насыщенная среда стала эмоционально привлекательной, создав такое богатство ситуаций, которое позволило реализовать разнообразные способы индивидуального и группового поведения всех сословий, удовлетворив различные привязанности и вкусы.

В процессе реконструкции Парижа было сделано много практических наблюдений и выводов. Так, например, оказалось, что пробивка улиц выгоднее расширения их за счет одной стороны, так как при периметральной застройке кварталов, характерной почти для всех крупных городов, пробивка влечет за собой меньший снос, чем расширение; а, кроме того, пробивка дает возможность оформить улицу с обеих сторон однородными зданиями, избегая неблагоприятных разнохарактерных сочетаний. Пробивка улицы за счет срезки внешних строений квартала приводила к уничтожению его лицевой стороны, вскрывала внутренние, часто не соответствующие своему новому назначению фасады. Контраст фасадов домов, выходящих внутрь квартала и фасадов, выходящих на улицу, был очевиден, приходилось затрачивать определенные средства и усилия для приведения вскрытых фасадов в должное соответствие. 

Период правления Наполеона III во Франции был отмечен полным разрывом с традицией и историей города. Средневековая сетка и разбивка на кварталы оказались сложным препятствием, которое было в процессе перепланировки преодолено, вследствие чего возникла реальная угроза разрыва историко-архитектурной эволюционной цепи. Но, видимо, в общей истории развития присутствуют определенные моменты, когда становятся просто необходимыми кардинальные изменения, для приведения в состояние равновесия накопившихся противоречий. Если традиции не соответствуют новым социально-экономическим, инженерно-техническим и архитектурно-художественным требованиям, они становятся мертвыми, сковывающими прогрессивное развитие градостроительства.

Далее было доказано, что гигиенический эффект приносят только крупные зеленые массивы, в то время как бульвары и небольшие скверы имеют лишь декоративное значение. Реконструкция Оссмана послужила своего рода эталоном для многих европейских городов. Широкие прямые улицы с осевыми перспективами, сходящиеся к площадям, парадно оформляющим главные планировочные узлы города, стали нормой европейского градостроительства.

Оссман создавал композицию города, фиксируя новые силовые поля различной мощности. Композиция открытых городских пространств, система архитектурно оформленных планировочных узлов и связей – улиц и площадей – становятся определяющим фактором всей планировки города. Век Людовика ХIV принес новое строительное увлечение, о котором вспомнили в период правления Наполеона III – архитектуру регулярных парков.

На севере и юге Парижа были созданы два больших парка в местах, мало пригодных для строительства: парк Бют Шомон и парк Монсури, первый площадью 25 га, второй 15 га. А в западной и в восточных частях были благоустроены Булонский и Венсенский леса, как собственность государства, переданная городу. Многие площади из общественных превратились в транспортные узлы, например площадь Звезды и площадь Наций, которые приобрели значение узлов лучеобразно расходящихся магистралей. Однако в этом заключались не столько достижения, сколько недостатки примененных планировочных приемов, ибо многие площади общественного назначения (как, например, площадь Большой Оперы) стали исключительно достоянием городского движения. Особенно ярко выступает это обстоятельство на примерах площади Звезды и площади Наций, где чрезмерное количество впадающих улиц раздробляет периметральную застройку и, кроме того, осложняет развязку движения. И, тем не менее, идея создания системы площадей, соединенных транспортными магистралями, оказалась пророческой с точки зрения программной мобильности.

Рассматривая методы реконструкции центров исторических городов Франции с начала XX в., можно отметить, что изменилась сама концепция центра города. Произошел переход от охраны отдельных ценных памятников архитектуры, осуществляемой одновременно с массовым сносом и реконструкцией, к общей охране застройки центра одновременно с восстановлением и обновлением объектов. Причины такого перехода связаны с эволюцией систем производства строительных работ и финансирования, изменением потребностей городских жителей, а также с более широким градостроительным подходом и реконструкцией.

[1] Настоящий материал является сокращенной и частично переработанной версией дипломной работы Ю.Парамоновой в период окончания МАРХИ, подготовленной специально для «Российского экспертного обозрения».

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.