Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Удобный город: три уровня созидания

Александр Высоковский
Генеральный директор НФ «Градостроительные реформы»
Российское Экспертное обозрение №4 2007

Удобный город - пути созданияУдобство входит в состав основных категорий, определяющих создание среды обитания – будь то Витрувианская триада[1], средневековое китайское руководство по созданию садов и парков или их более поздние модификации. Удобству противопоставляли красоту, прочность, выгоду, технологичность и другие, не менее важные категории, связанные с жизнедеятельностью. Тем не менее, «удобность» всегда была важна для строительства, развития и управления городами. В последние годы интерес к этой стороне городского функционирования был ослаблен, тогда как проблемы городов не ослабевают, а наоборот, нарастают. Поэтому нет оснований отказываться от категории удобства для управления качеством жизни в городе. Другое дело, что рассмотрение этой категории с точки зрения современной науки и практики представляется далеко не столь простым. Попытке показать полноту смыслов, связанных с понятием «удобство», и посвящена данная статья.

Будем считать, что удобный город в самом простом, бытовом понимании не связан с экономическим развитием или с качеством технических решений. Другими словами, речь идет об удобстве с точки зрения одной социальной группы – жителей. Несомненно, что эти же люди выступают и в других социальных ролях: предпринимателей, бизнесменов, художников, архитекторов. Для представителя каждой из таких групп удобство будет означать нечто иное. Это существенно, поскольку в советское время градостроительство работало, прежде всего, на производство, на экономику, на удобство технологического процесса и меньше всего было ориентировано на удобство жителей. Так появились города, строившиеся в местах без воды, на проваливающихся грунтах, с экстремально низкими зимними температурами или города, настолько подчиненные технологическим выгодам производства, что люди десятилетиями расплачиваются за эти сиюминутные «выгоды».

1. Измеряемые показатели качества жизни в удобном городе

Удобство города в первом приближении предполагает, что он будет соответствовать определенному набору качественных и количественных, объективных характеристик, независимо от того, каким техническим образом они воплощены. Из каких бы труб ни был проложен водопровод, металлических или пластмассовых, но у жителей в домах должна быть вода. Это предполагает введение понятия нормы - характеристики (свойства) городских подсистем или деятельности по жизнеобеспечению, установленной в целях управления функционированием и развитием города и, соответственно, понятия нормативных показателей. Нормы должны обеспечить удобство или определенное качество проживания. Например, в городе необходим водопровод с расходом воды не менее 250 – 300 литров в сутки на 1 жителя. Фактически один житель Самарской области расходует в день 266 литров, а в Новосибирске летом 2004 г. фактическое потребление воды составляло 271 литр. При этом среднесуточный отпуск воды в расчёте на одного жителя в городском поселении составляет примерно 300 литров в сутки, в сельской местности – 130 литров. Когда же белорусские «товарищи» пишут о том, что их ученые обосновали, что одному современному человеку достаточно 180 литров на день, ясно: они лукавят, и очень сильно. Данная норма может быть реально обеспечена, но это не будет соответствовать удобному городу.

Приведенный выше относительно простой пример полностью вводит нас в проблематику нормирования городской жизнедеятельности. Без преувеличения можно сказать, что тема нормирования была одной из основных в советской градостроительной науке, к которой даже я имел отношение в конце 1980-х гг. Однако, сейчас нормирование должно быть коренным образом пересмотрено в соответствии с новыми рыночными условиями и законодательством, как это и предусмотрено Градостроительным кодексом. Проблема состоит в том, что научная инфраструктура и, прежде всего, профессионалы утеряны, и все это необходимо возрождать заново.

Основные направления разработки современных норм распадаются на 5 блоков, которые кратко выглядят следующим образом:

А) Определение статуса нормы - обязательный (введенные законом или местными правовыми актами) или рекомендательный – и субъекта? ответственного за ее исполнение. Норма может вводиться как обязательная в том случае, когда публичная власть берет на себя ответственность за ее выполнение, в том числе публичными финансами. Рекомендательные нормы могут выполняться и местной властью, и частными структурами, которым местные власти в этом случае должны оказывать оговоренное нормативным актом содействие. Рекомендательные нормы допустимы в случаях, когда рассматриваемая характеристика жизни населения не является проблемной, или когда бюджет не имеет возможности реализовать необходимую норму в полном объеме.

Б) Определение полноты нормирования, набора характеристик, обеспечивающих приемлемый уровень качества жизни. Полнота нормирования должна быть достаточна, но не избыточна, чтобы не лишить систему управления минимальной свободы и не перегрузить ее «пустыми хлопотами», но сосредоточить внимание на реальных условиях качества жизни. Норм много, и они сейчас разбиты по функциональным, типологическим, технологическим и другим основаниям. Для того чтобы нормы работали как инструмент управления, они должны быть представлены сообществу, обсуждаться с ним и контролироваться им. В частности, это должны быть не только строительные нормативы типа количества мест в детских садах на одного жителя, но и нормы, регламентирующие процесс функционирования. К примеру, объем воды, отпускаемый в расчете на одного жителя в сутки, показатели, определяющие постановку в очередь для найма социального жилья, интервалы в движении общественного транспорта и т.п.

Все нормативные показатели должны быть структурированы и сведены в единый реестр. Кроме того, необходимо проделать работу по отграничению градостроительных регламентов, технических норм и стандартов от норм, регулирующих качество жизни в городе. Особенно это положение важно в отношении норм на уровне местного самоуправления, где разработка, корректировка, мониторинг и контроль их применения должны стать одним из главных направлений деятельности властей.

В) Для части норм необходимо привести показатели в соответствие с новыми реалиями. Сейчас нормирование жилищного сектора производится по показателю общей площади, приходящейся на одного человека. Этот показатель должен быть дополнен характеристикой заселенности - количеством жилых единиц (квартира, дом) или комнат в расчете на семью.

Г) Основной проблемой нормирования остается ресурсообеспеченность норм и их соответствие ожиданиям людей. Это было узким местом советской системы нормирования – нормы, которые предлагались, не могли быть достигнуты. Особенно это важно на местном уровне введения нормативов. В связи с этим было бы правильным одновременно с функциональными нормативами установить нормативы бюджетной обеспеченности в тех случаях, когда речь идет об обязательствах публичной власти любого уровня. К примеру, такая система уже действует в сфере общего образования.

Д) Должны быть предусмотрены нормы и инструкции, регламентирующее применение нормативных показателей, а также процедуру внесения в них изменений и наказания виновных в нарушении нормативов.

2. Пространственная организация как основа удобного города

Удобство всегда связывается с правильной пространственной организацией объекта. Андреа Палладио[2] применительно к постройке писал: «Удобство получится тогда, когда каждой части будет дано подходящее место и достаточное пространство, не меньшее, чем нужно для сохранения достоинства, и не большее, чем требует необходимость, и тогда все будет на своем месте…». Мне особенно нравится в этой цитате тезис насчет «достоинства», поскольку именно оно отсутствует в работе нынешних профессионалов – градостроителей. Вообще их сегодня осталось очень мало. Большинство же работающих в этой сфере некритично используют смесь из устаревшей и просто губительной для города «ступенчатой» модели планировочной структуры и бытовых наблюдений, в которых фигурируют традиционно проектируемые архитекторами объекты: кварталы, дома, комплексы, озеленение. В результате в генеральных планах, как и раньше, отсутствуют самые важные среды, свойственные любому удобному городу, например, улица с многофункциональной активностью, ядра центральной активности, разнообразные типы жилой среды, скверы, парки, логистические комплексы и территории многофункциональной производственной деятельности. Таких элементов нет в градостроительном лексиконе. Неправильно размещаются ядра периферийных районов – градостроители ставят их, как правило, в геометрический центр «обслуживаемой» ими территории. Для жителей это очень неудобно, поведение людей организовано другим образом. 

Городу свойственны особые пространственность и метрика, отличающие его от любых других объектов, созданных человеком. Прежде всего, это проявляется в его неравномерности и неоднородности, в регулярном изменении всех физических параметров застройки, социальных характеристик жителей, их предпочтений и сценариев поведения. По мере приближения к центру растет плотность зданий и уменьшается расстояние между домами, увеличивается плотность сети улиц и уменьшается размер кварталов. Неравномерность связана с распределением различных функций и процессов: в центре города возрастает концентрация обслуживания, досуга и офисов, увеличивается плотность движения пешеходов, транспорта, событий уличной жизни, растет степень разнообразия предметного окружения, архитектуры, выбора услуг и способов времяпрепровождения.

Все это многообразие сред в сложившихся, эволюционно развивающихся городах довольно хорошо организовано и упорядочено в виде особого устройства, описанного мной в теории «неравномерно районированной пространственной структуры» города. Согласно этой теории, города состоят из особых, сложных единиц, которые в теоретической географии принято называть узловыми районами. Основной элемент единицы – многофункциональный каркас с высокой концентрацией публичных, коммерческих функций и другой активности при невысоком содержании иных функций – жилья, рекреации, производства. Каркас включает главное ядро с наивысшей концентрацией и разнообразием функций, связевые элементы (улицы) и дополнительные ядра в местах пересечения главных улиц с наибольшими потоками людей и общественного транспорта. Каркас имеет форму древовидного графа и занимает примерно от 15 до 60% территории единиц различных типов. Остальная ее часть - это примыкающие к каркасу относительно однородные территории с какой-либо одной доминирующей функцией: жилой, парковой, складской, производственной, транспортной, рекреационной. Эти территории также характеризуются разнообразием видов деятельности, но оно скорее «внутривидовое» и значительно менее выражено, по сравнению с каркасом.

Неравномерно районированная структура города формируется из нескольких типов единиц. Это центральные, срединные и периферийные единицы с разным соотношением каркаса и монофункциональных территорий, с исторической и современной застройкой разных типов. Небольшие города состоят из одной единицы. При дальнейшем росте населения и территории города вокруг первой, центральной единицы начинают развиваться следующие единицы. В городах с населением 250 тыс. человек, как правило, складываются уже 3-5 единиц, включая одну центральную. В городах с населением 500 тыс. человек количество единиц увеличивается до 6-9. В городе с населением в 1 млн. жителей формируется 12 - 15 единиц. Каждая из единиц в городе относительно самодостаточна, развивается по своим «часам», но в то же время все они взаимосвязаны сквозными потоками людей, транспорта, информации и сбалансированы в целостной культурной и социально-экономической системе города.

Модель неравномерно районированной структуры – это инструмент для создания удобного города, который необходимо использовать в системе планирования и управления. Работа с этой инструментальной теорией позволяет планировать, оценивать и управлять городами независимо от их конкретного облика и параметров, таких как постмодернистская историчность архитектуры или буквальное воспроизводство исторического города в схемах застройки и времени доступности объектов обслуживания, в стиле Андреаса Доуни и Элизабет Плэтер-Зубек. Неравномерно районированную структуру можно обнаружить в любом удобном городе, в любой культуре и в любых природных условиях, поскольку она воплощает в себе глубинные ценностные основы существования человека в пространстве – физическом и культурном. Неравномерно районированное устройство города позволяет горожанину наиболее эффективно и экономично, по сравнению с другими формами поселений, найти удовлетворяющие его условия и создать привлекательную среду проживания.

В связи с этим, одной из важных задач в борьбе за удобный город должно стать очередной виток развития теории, обучение и переподготовка новой волны профессионалов, готовых к использованию современных инструментов планирования и регулирования пространственного развития города.

3. Компенсаторная механика создания городской среды

Последняя и самая сложная тема в обсуждении удобного города состоит в том, что все вышеуказанное – как введение норм и регламентов, так и правильное размещение объектов – еще не гарантирует успех управления. В удобном городе всегда остается нечто, несводимое ни к каким объективным описаниям. Речь идет о городской среде как о сложном конгломерате, объединяющем материальное и социальное окружение с сознанием, личным отношением к нему человека и сообщества. Крайне важно в системе управления опираться на правильные ценностные основы определения того, что считать хорошим, а что плохим. Сегодня, как в профессиональной деятельности, так и в массовом сознании действуют весьма упрощенные якобы «объективные» схемы такого оценивания, которые ведут к негативным последствиям. Приведем один из конкретных примеров на эту тему.

Одна из главных проблем состоит в том, что негативные черты жизни в городе – шум, загрязненность, теснота, небезопасность улиц, чрезмерная трата времени на перемещения и многие другие – неустранимы и вечны, как и сам город. Это результат концентрации большого количества людей, производств, информации и много другого. Эти недостатки могут быть снижены, но абсолютно устранить их невозможно в принципе, поскольку они являются прямым продолжением достоинств города, тех преимуществ, благодаря которым города появились и распространились по всему свету. Кстати, сочетание в городе позитивных и негативных качеств – одна из причин, почему так опасны любые реализации утопий. Они всегда одномерны, настроены только на «хорошее» и только по одному, заданному их автором, образцу.

Примирить негативное с позитивным горожанину позволяет выявленный и описанный нами психологический механизм, названный компенсаторной механикой оценивания и создания среды. Жители выстраивают свое отношение к местам, используя одновременно, как минимум, две ценностные шкалы, заданные двумя конкурирующими точками отсчета.

Первая шкала задается «точкой отсчета» - единственным, безусловным для всех жителей, главным местом города - его центром. Это шкала удерживает ценность коллективного, публичного начала в городе. Ценность по этой шкале связана со смыслами доступности мест, высокой их связности с другими местами, близости к важным и интересным объектам торговли, культуры, высокого разнообразия, многоликости мест, «тусовки». Это некий синкретичный образ вечного «городского» праздника со множеством людей, сменами ролей и масок. 

Вторая шкала задается ценностью персонального мира человека. Это шкала ценностей приватной, индивидуальной жизни, связанная с квартирой, дачей или старой квартирой родителей, двором, кварталом. В отличие от одной, общей для всех точки отсчета по ценностной шкале публичности, для этой шкалы характерна множественность локализаций точек отсчета. Ценность персонального, приватного пространства отсчитывается от самого себя или от «коллективного тела» своей семьи. В этой шкале ценятся совершенно иные смыслы жизни в городе – тишина, близость природного окружения, обилие зелени, ограниченность доступа посторонних на жилую территорию.

Каждый человек выбирает для себя то, что ему больше нравится или необходимо на конкретном этапе его жизненного пути. Место, которое он выбирает, должно удовлетворять его по одной доминантной шкале, но при этом он вполне понимает, что оно не столь хорошо по другой, «пассивной» шкале. Удовлетворенность по одному критерию компенсирует негативные качества по другому критерию, что и позволяет ему освоить это окружение, превратить его в полноценную среду относительно обоих вышеуказанных средовых полюсов. Сила правильно устроенного неравномерно районированного города состоит в том, что человек практически всегда может найти место с таким набором различных характеристик, который позволяет ему осуществить действие по психологической компенсации.

Поэтому, с точки зрения компенсаторной механики, не следует планировать и проектировать городские среды абсолютно оптимальные по обеим шкалам, ибо, во-первых, это невозможно, а, во-вторых, не нужно. В центрах городов следует уделять внимание доступности и многообразию, наличию достаточного количества парковок, тогда как наличие зелени может быть сокращено, а уровень инсоляции квартир и шума снижен. И, наоборот, на периферии города обязателен контроль над экологией, шумовые пороги должны жестко отслеживаться, рекреации должны быть представлены в полном объеме и, самое главное, должна быть обеспечена максимально удобная связь с ближайшим центральным ядром. При этом, разнообразие коммерческих предложений обслуживания в самом районе должно быть существенно меньше, чем в центре города, а доступность других районов будет ниже, чем из центральной зоны.

Многое из сказанного всегда применялось на практике, важно провести эту идеологию как принцип. Это не значит, что инсоляция квартир не должна обеспечиваться, а шум и выбросы должны быть беспредельными в центре города. Речь идет о том, что контроль над качеством среды для каждого места в городе должен быть строгим, но избирательным. Несомненно, общество должно бороться с негативными проявлениями городской жизни и стремиться их уменьшить. Однако надо понимать, что подобные усилия должны быть эффективными. «Полное и безусловное» искоренение противоречий может быть достигнуто только ценой уничтожения города, того позитивного, что есть в городской культуре. Понимание этой дилеммы должно лежать в основе инструментов городской политики, нацеленной на достижение баланса интересов.

[1] Витрувий – римский архитектор и инженер 2-й половины I в. до н. э. Известен как автор «Десяти книг об архитектуре» - единственного полностью дошедшего до нас античного архитектурного трактата. Введенное Витрувием понятие о единстве технических, функциональных и эстетических аспектов архитектуры - «прочности, пользы и красоты» сооружений - получило название «витрувианская триада».
[2] Палладио, Андреа (1508-1580) – выдающийся итальянский архитектор эпохи Возрождения.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.