Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Доклад всемирного банка об экономике России. Апрель 2006 года

I. Последние тенденции экономического развития

Значительное расширение внутреннего спроса продолжает поддерживать экономический рост в России. Однако все более очевидным становится снижение темпов роста в большинстве обрабатывающих и торгуемых секторов. Согласно предварительным оценкам, темпы роста ВВП и промышленного производства в 2005 г. составили 6,4 и 4,0 процента, соответственно (по сравнению с 7,2 и 8,3 процентами в 2004 г.). Предварительные данные за первые два месяца 2006 г. говорят о том, что снижение темпов роста в промышленности, возможно, продолжается. Рост ВВП все больше обеспечивается за счет неторгуемых секторов экономики, а инвестиции остаются сконцентрированы в нефтегазовом секторе. Рост производительности в некоторых обрабатывающих отраслях все еще оставался достаточно сильным, хотя представляется, что это рост в значительной степени был обеспечен за счет снижения занятости в этих отраслях.

Дальнейшее увеличение профицита платежного баланса России способствует укреплению финансового положения страны, но вместе с тем усложняет некоторые задачи экономической политики. Помимо рекордно высоких показателей профицита счета текущих операций, в Россию начинают поступать значительные объемы капитала, в том числе – прямые иностранные инвестиции. В то время как данный приток средств должен способствовать росту инвестиций и модернизации, дополнительный приток капитала также увеличивает давление на инфляцию и реальный валютный курс. Связанное с ним увеличение денежной массы в четвертом квартале 2005 года обусловило более высокий уровень базовой инфляции в начале 2006 года.
В экономической политике все больше внимания уделяется осуществлению четырех приоритетных национальных проектов в здравоохранении, образовании, жилищном секторе и сельском хозяйстве. У России есть возможность объединить увеличение расходов в этих областях со структурными реформами, которые могли бы создать условия для устойчивого развития. Более высокие, чем ожидалось, темпы инфляции в начале 2006 года вызвали обсуждение в Правительстве и Центральном Банке нового пакета антиинфляционных мер.

ВВП и промышленное производство

Темпы роста ВВП в Российской Федерации в 2005 году оставались высокими, составив, согласно оценкам Росстата, 6,4 процентов (по сравнению с 7,2 процентами в 2004 г.). однако структура роста претерпела некоторые существенные изменения. Если в 2003 и первой половине 2004 г. «локомотивами» экономического роста являлись нефтяной и ряд других промышленных секторов, в дальнейшем экономический рост переместился в производство неторгуемых товаров и услуг для внутреннего рынка (см. Таблицу 2). Почти на сорок процентов рост ВВП в 2005 г. был обеспечен за счет сектора торговли. Относительно высокие темпы роста отмечались и в строительстве. Промышленный рост снизился до 4 процентов с 8,3 процентов в 2004 г. Наиболее заметный спад темпов роста в промышленности наблюдался в секторе добычи полезных ископаемых. Вместе с тем, рост в обрабатывающих отраслях также снизился (с 7,8 до 4,4 процентов по добавленной стоимости). Дальнейшее замедление темпов промышленного роста в начале 2006 г. (2,7 процента за первые два месяца) вызывает некоторую обеспокоенность, хотя, по крайней мере, частично такой спад вероятно объясняется необычно холодной зимой.

Таблица 2. Темпы роста российской экономики: 2003-2005 (%, по добавленной ст-ти)

Источник: Росстат

Годовые данные подтверждают тенденции в обрабатывающем секторе, которые были отмечены в предыдущем Докладе. Подавляющее большинство обрабатывающих отраслей промышленности показали заметное снижение темпов роста в 2005 году по сравнению с 2004 годом. Это особенно справедливо для отраслей, производящих торгуемые товары, которые конкурируют с иностранными производителями. Здесь устойчивая динамика наблюдается в пищевой промышленности, где сохраняются те же темпы роста, что и в 2004 г. (4,4 процента). Значительный рост наблюдался в секторе бытовой электроники, но этому почти наверняка способствовали более низкие импортные пошлины на комплектующие по сравнению с пошлинами на готовую продукцию. Самое сильное замедление темпов роста было зарегистрировано в машиностроении, где темпы роста упали с более чем 20 процентов в 2004 г. до -0,1 процента в 2005 г.(см. Рис. 1-4).

Рис 1: Темпы роста в машиностроении ( %)


Рис 2: Темпы роста в химической промышленности (%)


Рис 3: Темпы роста в пищевой и легкой пром-ти (%)


Рис 4: Темпы роста в деревообработке, производстве кокса и нефтепродуктов (%)

Источник: Росстат

Дефицит мощностей в промышленности (особенно в добывающих отраслях) стал ощущаться все острее. Несмотря на то, что нефтяной сектор также пострадал от негативного влияния дела «Юкоса», большинство экспертов полагают, что низкие темпы роста в данном секторе в среднесрочной перспективе обусловлены нехваткой мощностей, которую можно устранить только с помощью значительных капитальных инвестиций. Представляется, что снижение темпов роста в обрабатывающем секторе связано с увеличением конкурентного давления в связи с быстрым удорожанием рубля (см. Рис. 9). Несмотря на то, что интерпретировать официальные российские данные о финансах предприятий непросто, эти цифры, тем не менее, дают представление о возможных значительных изменениях в относительном уровне рентабельности различных секторов экономики (см. Таблицу 3). Согласно этим данным, в 2005 году совокупные темпы роста чистой прибыли в номинальном выражении в обрабатывающем секторе (16%) лишь немного превышали темпы инфляции, тогда как в торговле, финансовом секторе, транспорте и связи, строительстве и, особенно, в добывающих отраслях темпы роста прибыли были существенно выше. Эти результаты можно противопоставить 2004 году, когда рост прибыли в обрабатывающем секторе составил 57,5 процентов.

Таблица 3. Индекс роста чистой прибыли ( % к предыдущему году)

Источник: Росстат; *данные за янв-нояб.

В таких условиях было бы естественным ожидать отток рабочей силы и других ресурсов из обрабатывающих отраслей в другие сектора экономики. Данные о перемещении рабочей силы свидетельствуют именно о таком развитии событий (см. Таблицу 4).

Таблица 4. Рост занятости в отдельных секторах в 2005 году (%)

Источник: Росстат

Основным источником роста производительности в большинстве промышленных отраслей являлось сокращение рабочей силы. Благодаря этому процессу рост производительности в обрабатывающем секторе соответствовал темпам роста номинальной заработной платы. В то время как в связи с ростом относительных цен особенно значительный рост выпуска на одного работника по сравнению с заработной платой наблюдается в металлургии и топливном секторе, в обрабатывающих отраслях рост производительности удавалось удерживать примерно на том же уровне, что и рост заработной платы. При этом имеются признаки того, что стоимость других ресурсов росла еще более высокими темпами, тем самым указывая на возможное снижение конкурентоспособности в ряде секторов.

Инвестиции

Совокупные инвестиции в основной капитал в 2005 г. продолжают расти высокими темпами (10,5 процентов). Как и в случае с темпами роста производства, резкое снижение темпов роста инвестиций в основной капитал в начале 2006 года (1,6 процента за январь-февраль), по крайней мере, частично объясняется очень холодной зимой. Кроме того, в 2005 г. наблюдался значительный рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ), что отражает улучшение делового климата и экономических перспектив Российской Федерации. ПИИ выросли на 39 процентов по сравнению с 2004 годом и, согласно оценкам Росстата, достигли 13,1 млрд. долл. США.

Несмотря на то, что уже третий год подряд в России темпы роста капитальных инвестиций выражаются двузначными числами, относительный уровень инвестиций остается невысоким по сравнению со странами с развивающейся рыночной экономикой, которые демонстрируют стабильный рост на протяжении нескольких лет. В 2005 г. доля инвестиций в основной капитал составила, согласно оценкам, лишь 18 процентов ВВП, в то время как в странах, сохранявших высокие темпы роста, этот показатель обычно достигает 25 процентов и выше. Кроме того, инвестиции в основном сосредоточены в нефтегазовом секторе («транспорт» включает в себя инвестиции в трубопроводы).
В большинство обрабатывающих отраслей экономики поступает достаточно небольшая часть капиталовложений и прямых иностранных инвестиций. Несмотря на то, что в 2005 году в целом в обрабатывающий сектор поступила относительно большая доля ПИИ, данный результат полностью обусловлен исключительным объемом капиталовложений в нефтепереработку, которые были связаны с продажей «Сибнефти».

Платежный баланс, потоки капитала и ПИИ

Несмотря на рост объемов импорта в долларовом выражении (25% в 2005 г.), платежный баланс Российской Федерации продолжает укрепляться. Рекордно высокие показатели поступлений по счетам текущих операций вместе со значительным укреплением счета капитала остаются основными доминантами макроэкономической ситуации в стране, стимулируя внутренний спрос и создавая еще большее давление на инфляцию и реальный курс рубля.

Темпы роста объемов российского экспорта в абсолютном выражении существенно упали - до 5,6 процентов в 2005 г. (по сравнению с 11,9 процентами в 2004 г.) Таким образом, рекордные показатели профицита торгового баланса и счета текущих операций практически полностью обеспечиваются ростом цен на российский экспорт, в частности, нефть и природный газ. Согласно предварительным оценкам, сальдо счета текущих операций составило в 2005 г. 84,2 млрд. долл. США по сравнению с 58,6 млрд. долл. США в 2004 г. Положительное сальдо торгового баланса Российской Федерации достигло в 2005 г. 118,3 млрд. долл. США по сравнению с 85,8 млрд. долл. США в 2004 г. (см. Таблицу 7). Совокупный объем товарного экспорта вырос до 243,6 млрд. долл. США (или на 33 процента в сравнении с 2004 г.); доля нефти, нефтепродуктов и природного газа составила в нем 61 процент (148,9 млрд. долл. США). Валовые валютные резервы продолжают устанавливать рекордные значения, достигнув на конец 2005 года 182,2 млрд. долл. США, а к концу марта 2006 г. – 205,9 млрд. долл. США. Согласно предварительным данным, дальнейший рост цен на нефть привел к тому, что в первом квартале 2006 г. положительное сальдо счета текущих операций вышло на очередной рекордный показатель.

Рис. 7: Инфляция за месяц, %


Рис. 8: Инвестиции в основной капитал, % к предыдушему году


Рис 9: Индекс реального эффективного курса рубля


Рис 10: Стабилизационный Фонд и золотовалютные резервы


Статистическое снижение капитального счета платежного баланса в 2005 г. можно объяснить досрочным погашением внешнего долга в размере 17 млрд. долл. США и продажей «Сибнефти», из-за чего примерно 10 млрд. долл. США были классифицированы как отток капитала (технически «Сибнефть» до сделки по ее продаже принадлежала офшорной компании). Без учета этих двух факторов в Российской Федерации впервые за все время переходного периода было бы зафиксировано положительное сальдо счета операций с капиталом и финансовыми инструментами. Согласно оценкам Центрального банка РФ, чистые потоки частного капитала в 2005 г. были близки к нулю, в отличие от оттока в 8,0 млрд. долл. США, зарегистрированного в 2004 г. (см. Таблицу 8). Самое существенное сокращение оттока капитала было отмечено в небанковском секторе (с 11,5 млрд. долл. в 2004 г. до 5,9 млрд. долл. США в 2005 г.).

Внешний долг

Высокие цены на нефть и разумное макроэкономическое управление с одной стороны, и относительно низкие процентные ставки по внешним заимствованиям, с другой, оказали заметное влияние на динамику внешнего долга Российской Федерации. Согласно оценкам ЦБР, совокупное значение долга Российской Федерации нерезидентам выросло с 214,5 млрд. долл. США на конец 2004 г. до 258,5 млрд. долл. США на конец 2005 г. На динамику внешнего долга Российской Федерации в последние годы оказывали влияние две противоположные тенденции: значительное сокращение государственного долга, с одной стороны, и быстрое увеличение долга в корпоративном и частном секторе, с другой. В течение 2005 г. значение государственного долга страны снизилось с 106 млрд. до 82 млрд. Если правительству удастся договориться о досрочной выплате 12 млрд. долларов Парижскому Клубу, то объем государственного долга может существенно снизится и в 2006 году. Напротив, долг корпоративного и частного сектора за 2005 год вырос на 67 млрд., увеличив тем самым общий объем долга этого сектора до 176,2 млрд. долл. США. Основная часть этого увеличения приходится на сектор нефинансовых предприятий (50 млрд. долл. США), тогда как долг банков увеличился на 18 млрд. долл. США. В связи со значительным ростом объемов долга частного сектора, внешняя долговая нагрузка этого сектора, выраженное как доля долга в ВВП, выросло с 19 процентов в конце 2004 г. до 23 процентов в 2005 г.

Кредитно-денежная политика, инфляция и валютный курс

Статистика по инфляции за четвертый квартал 2005 г. для большинства аналитиков оказалась неожиданной. Несмотря на первоначальные ожидания, согласно которым темпы инфляции (Индекс потребительских цен - ИПЦ) к концу года могли ускориться, фактические показатели инфляции в четвертом квартале составили лишь 2,1 процента. Таким образом, общее значение инфляции за год составило 10,9 процента. Масштаб наблюдаемого замедления темпов инфляции поддается объяснению с трудом, хотя в качестве двух важных факторов можно указать введение (неформальных) мер контроля за ценами на бензин и ускорение темпов экономического роста в последнем квартале года.

Базовая инфляция ИПЦ (исключающая административное повышение цен) снизилась до 8,3 процентов по сравнению с 10,5 % в 2004 г. Как и в 2004 г., рост цен производителей обгонял темпы потребительской инфляции, составив в 2005 году 13,4 процента. Интересно, что снижение темпов инфляции в четвертом квартале 2005 года имело место в ситуации рекордно высоких показателей валютных поступлений, покупкой валютных резервов Центральным банком и достаточно быстрого роста рублевой массы. Соответственно, только за четвертый квартал 2005 г. объем резервов ЦБ вырос на 21 млрд. долл. США. Однако инфляционное давление, вызванное таким расширением денежного предложения, стало ощущаться в 2006 году. Только за январь и февраль 2006 г. потребительские цены выросли, согласно оценкам, на 4,1 процент. Как и в 2005 г., частично это ускорение темпов инфляции связано с административным повышением тарифов на услуги в сфере ЖКХ. Тем не менее, базовая инфляция за январь и февраль (2 процента) оказалась существенно выше, чем в прошлом году (1,6 процента).

Озабоченность в отношении инфляции привела к тому, что в кредитно-денежную политику были внесены важные изменения. Хотя Центральный банк на протяжении почти всего 2005 года выступал за сохранение относительно стабильного курса рубля по отношению к доллару, в первом квартале 2006 года он допустил номинальное укрепление обменного курса на 3,5 процента. Несмотря на то, что номинальное удорожание может быть средством ослабления давления на инфляцию, ситуация в России осложняется присутствием потенциально значительных и нестабильных потоков капитала (в том числе внутренних потоков, связанных с наличием на руках у населения больших валютных средств). Относительно того, насколько номинальное удорожание способно сбить темпы инфляции в краткосрочной перспективе, однозначного мнения нет, но, благодаря опыту 2006 года, можно будет получить больше информации по этому вопросу.

В начале 2006 г. главной темой при обсуждении экономической политики в правительстве была обеспокоенность более высокими (по сравнению с ожидаемыми) темпами инфляции. Правительство разрабатывало и продолжает разрабатывать пакет антиинфляционных мер, включающих предложения по введению ценового контроля, ограничений на рост заработной платы в государственных предприятиях, ограничений на заимствования государственными предприятиями, а также сокращению государственных расходов. В ряде дискуссий рассматривалась проблема монопольных тарифов, однако нет экономических обоснований для того, чтобы установить связь между инфляцией и монопольной властью.

Практика других стран подтверждает, что использование мер контроля за ценами в качестве инструмента для снижения умеренной инфляции является плохим выбором для экономической политики. Издержки, вызванные искажениями на рынке и дефицитом, значительно превосходят возможные выгоды. Целью антиинфляционной экономической политики должна быть только базовая инфляция. Инфляция не должна входить в сферу ответственности Министерства экономического развития и торговли, так как оно не располагает подходящими инструментами для того, чтобы влиять на базовую инфляцию. В настоящее время в России имеется лишь ограниченный набор инструментов, с помощью которых можно снижать базовую инфляцию. Главные среди них – это уровень государственных расходов (в противоположность накоплению Стабилизационного фонда), политика валютного курса и другие ограниченные средства Центрального банка для регулирования ликвидности. Когда, в конечном итоге, появится более развитый внутренний рынок облигаций, возможности Центрального банка по проведению антиинфляционной кредитно-денежной политики существенно расширятся.

Бюджетно-налоговая политика и федеральный бюджет

Согласно предварительным оценкам, федеральный бюджет 2005 г. был исполнен с профицитом в размере 1617 млрд. руб., или 7,5 процентов ВВП (на кассовой основе). Этот показатель несколько выше, чем профицит, обозначенный в пересмотренном Законе о бюджете 2005 года (6,9 процента). Доходы федерального бюджета составили 5121 млрд. руб., или 23,6 процента ВВП. Несмотря на то, что основным фактором, способствовавшим росту доходов, стали более высокие цены на нефть, существенную роль сыграло также более высокие налоги в нефтяной отрасли. Однако расходы федерального бюджета в 2005 г. оставались на уровне 16,2 процента ВВП, - т.е. практически такими же, что и в 2004 году.

Закон о федеральном бюджете 2006 г. был принят в конце декабря 2005 г. На 2006 г. планируются расходы на уровне 17,5 процентов ВВП, т.е. на 1,3 процента выше фактических расходов в 2005 г. Дополнительные средства будут израсходованы главным образом на осуществление государственных инвестиций и проведение социальных программ. Эти дополнительные расходы могут быть связаны с некоторым инфляционным давлением, хотя масштабы фискального расширения, по-прежнему, весьма ограничены. Из-за консервативного прогноза цены на нефть (40 долл. США за баррель) официальные доходы планируются на уровне 20,7 процентов ВВП, т.е. примерно на 3 процента ниже, чем фактические доходы в 2005 г. Однако, если цены на нефть останутся на нынешнем уровне, то доходы в 2006 году превысят значение 2005 года. Дополнительные доходы, которые не будут немедленно переведены в Стабилизационный фонд, могут стать предметом политического торга в течение года, хотя озабоченность инфляцией усилила (по крайней мере, временно) позиции тех представителей правительства, которые придерживаются консервативного подхода в фискальной политике. Размер средств Стабилизационного фонда на конец 2005 г. уже превысил 1,5 триллиона руб. (53 млрд. долл. США) и к концу текущего года может составить более 3 триллионов руб.

Доходы, занятость и бедность

Информация об уровне жизни в Российской Федерации по-прежнему внушает оптимизм. В 2005 г. сохранялись значительные темпы роста средней реальной заработной платы и реального располагаемого дохода - 9,7 и 8,8 процентов, соответственно. Несмотря на то, что официальные данные о бедности за 2005 год пока отсутствуют, вполне вероятно, что экономический рост в 2005 г. по-прежнему в значительной степени отвечал интересам бедных. Согласно прогнозам МЭРТ, доля населения, находящегося ниже официальной черты бедности, снизилась с 17,8 процентов в 2004 до 15,8 процентов в 2005 г. Учитывая быстрое удорожание рубля, в 2005 г. заработная плата в долларовом выражении росла быстрее, чем реальная заработная плата, и составила в среднем 302 доллара в месяц, что на 27,4 процента выше, чем в 2004 г. Также отмечалось снижение уровня безработицы: в среднем за 2005 г. он составил 7,6 процента по сравнению с 8,6 и 8,2 процентами в 2003 и 2004 годах, соответственно. Демографическая статистика за 2004 г. указывает на то, что вызывающий обеспокоенность рост смертности возможно прекратился. Наконец, ожидаемая продолжительность жизни выросла с 64,3 до 65, 8 лет.

Национальные проекты

Основными направлениями экономической политики в Российской Федерации стали четыре приоритетных национальных проекта в здравоохранении, образовании, жилищном секторе и сельском хозяйстве. Основная задача этих проектов - это повышение уровня жизни населения. Согласно плану, из средств федерального и региональных бюджетов будет направлено 382 млрд. руб. (14 млрд. долларов США); кроме того, будут предоставлены государственные гарантии на сумму в 60 млрд. руб. (2,2 млрд. долл. США) (см. таблицу 10). 76 процентов запланированных расходов (290 млрд. руб.) будет покрыто из средств федерального бюджета.

Таблица 10. Финансирование национальных проектов из федерального и региональных бюджетов (млрд. рублей)

Источник: официальный сайт национальных проектов

Свыше половины всех расходов по реализации национальных проектов приходится на сектор здравоохранения; главным образом, средства пойдут на повышение заработной платы медицинского персонала, модернизацию оборудования и создание новых лечебных учреждений. Основная часть средств, выделенных на национальный проект в сфере образования, будет направлена на повышение заработной платы, в том числе – на стимулирование учителей-новаторов и одаренных учащихся (гранты). Значительная часть средств в рамках проекта в жилищном секторе пойдет на оказание помощи семьям в приобретении жилья посредством жилищных сертификатов, льготных ипотечных кредитов или гарантий. Программа в сельском хозяйстве предусматривает, главным образом, предоставление разнообразных субсидий, в частности – предоставление льготного кредита.

Национальные проекты должны способствовать росту благосостояния российских граждан и малоимущих слоев (особенно проект в сфере здравоохранения) (см. Раздел 3 в докладе). Образовательные и медицинские услуги имеют большую ценность для населения, при это многие работники здравоохранения и образования относятся к самым низкооплачиваемым категориям специалистов в Российской Федерации, и их семьи часто входят в число малоимущих. Кроме того, Россия обязана воспользоваться возможностью объединить увеличение социальных расходов в этих секторах с проведением необходимых структурных реформ, которые в дальнейшем обеспечили бы их б?льшую эффективность и устойчивость. В правительстве обсуждается возможность реализации ряда пилотных проектов на региональном уровне для решения этих задач, что было бы весьма полезным дополнением к мерам, направленным на решение социальных задач.

II. Управление сверхдоходами от реализации нефти: большие возможности для России

В условиях ограниченных возможностей российской экономики по поглощению ог ромногопритока нефтяных доходов Стабилизационный фонд стал основным инструментом поддержания макроэкономической стабильности. За счет размещения этих дополнительных ресурсов в управляемом портфеле международных активов Россия может ослабить зависимость бюджета от нефтяного сектора и существенно расширить возможности для диверсификации экономического развития и проведения социальной политики. В данном разделе анализируются характер и масштаб таких возможностей, а также приводятся расчеты, полученные с помощью имитационной модели с учетом определенного набора допущений.

Несмотря на уверенный экономический рост и другие позитивные тенденции последних лет, перед Россией все еще стоят непростые задачи в области экономического развития. Они включают дисбаланс в экономическом развитии регионов, разрушающуюся инфраструктуру, низкий уровень инвестиций, социальные проблемы во многих регионах, демографический кризис и проблемы поддержания конкурентоспособности обрабатывающих отраслей промышленности. Сегодняшняя ситуация значительно отличается от 90-х годов, так как российское правительство также накапливает значительные сверхдоходы и резервы в условиях высоких цен на нефть и газ. В этой связи совершенно естественно, что большое внимание в политических дискуссиях уделяется вопросу о том, каким образом Россия могла бы управлять растущими бюджетными резервами или использовать их для решения остающихся проблем в области экономического развития.

Многочисленные предложения сводятся к смягчению бюджетной политики в том или ином виде - либо за счет снижения ставок налогообложения, либо за счет проведения более масштабных программ государственных инвестиций. Хотя Россия постепенно делает шаги в этом направлении, она сталкивается с серьезными ограничениями в области макроэкономической стабилизации, потенциальной неустойчивости бюджета и слабой институциональной базы для поддержки эффективных государственных инвестиций.
Решающую роль в поддержании макроэкономической стабильности и предотвращении ускорения укрепления реального курса рубля играет стерилизация огромного притока иностранного капитала за счет накопления сверхдоходов бюджета в Стабилизационном фонде. Ввиду слабости финансовых рынков и банковского сектора возможности денежно-кредитной политики по эффективной стерилизации притока капитала такого масштаба существенно ограничены. Снижение налоговой нагрузки на несырьевой сектор может усугубить и без того серьезную уязвимость российского бюджета к изменению цен на нефть. В условиях, сложившихся в 1990-е годы, предпочтение отдавалось развитию институтов, ориентированных на краткосрочное бюджетирование. И только сейчас Россия приступила к разработке бюджета на среднесрочную перспективу, хотя создание эффективных институтов для более долгосрочного финансирования приоритетных инвестиционных проектов является непростой задачей. Высокий уровень коррупции и искаженные стимулы чиновников всех уровней власти осложняют выполнение этой задачи.

Бюджетный резерв России растет и существенно увеличится при условии сохранения высоких цен на нефть. Учитывая масштабность стоящих перед Россией задач экономического развития, важно как можно более правильно оценить упущенные возможности, связанные с принятием того или иного решения в области экономической политики. Оценка таких упущенных возможностей – нелегкая задача. Между тем, в большинстве российских дискуссий о Стабилизационном фонде, по крайней мере, один аспект, связанный с упущенными возможностями, не нашел должного отражения, а именно: упущенные возможности, связанные с отказом от размещения государственных сбережений в диверсифицированном портфеле иностранных активов. Предположение иногда исходит из того, что сверхдоходы будут либо потрачены сегодня, либо изъяты из экономики с последующим использованием только в случае падения цен на нефть до очень низкого уровня. В действительности же, если в настоящее время отказаться от политики увеличения расходов бюджета, то такие сверхдоходы могут быть использованы уже сейчас с весьма существенной выгодой для России, что позволит значительно повысить защищенность экономики, повысить уровень жизни и создать возможности для проведения более эффективной политики в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Россия может извлечь уроки из опыта других стран, управляющих фондами, сформированными за счет доходов от реализации сырья, в особенности, Норвегии. Кроме того, потенциальный интерес для России представляют возможности, имеющиеся на финансовых рынках, которые многие из этих стран еще не использовали.

Стабилизационный фонд уже является не только инструментом страхования федерального бюджета от колебаний цен на нефть, он также становится все более важным элементом благосостояния России. В начале 2006 г. накопленная в Фонде сумма составила почти 1,5 трлн. рублей и может возрасти до 3 трлн. к концу текущего года в зависимости от динамики цен на нефть. Этого объема уже достаточно для того, чтобы застраховать государственный бюджет на несколько лет вперед в случае снижения мировых цен на нефть до 20 долларов за баррель. Если в ближайшей или среднесрочной перспективе не произойдет резкого падения цен на нефть, как сейчас прогнозируют большинство экспертов, то объем фонда увеличится достаточно быстро. Поэтому России имеет еще больший смысл использовать часть сверхдоходов для размещения в долгосрочном фонде, как это происходит в ряде других государств экспортеров нефти.

В настоящее время средства Стабилизационного фонда размещены на рублевом счете в Банке России. Ввиду опасений, связанных с возможными судебными исками на некоторые российские зарубежные активы, инвестирование средств Стабилизационного фонда в иностранные активы откладывается. В рамках действующего законодательства разрешается вложение средств только в менее рискованные и высоколиквидные иностранные государственные облигации. Между тем правительство в настоящее время рассматривает возможность внесения изменений в законодательство с целью разрешить инвестировать часть средств Фонда в акции. Этот подход имеет преимущества по двум важным причинам. Во-первых, с точки зрения долгосрочной стратегии инвестирования портфель, включающий акции, обеспечивает значительно более высокую доходность. Во-вторых, доходность многих акций имеет отрицательную корреляцию с динамикой цен на нефть. Таким образом, за счет правильного выбора корпоративных ценных бумаг можно хеджировать риски возникновения шока, вызванного изменением цен на нефть.

Если в среднесрочной перспективе цены на нефть будут оставаться на достаточно высоком уровне, то Россия сможет накопить диверсифицированный инвестиционный фонд, состоящий из иностранных ценных бумаг, что позволит отчасти решить ряд стоящих перед Россией задач экономического развития, описанных выше. В среднесрочной перспективе объем резервного бюджетного фонда России существенно возрастет, а его доходы значительно повысятся, что позволит России использовать для нужд финансирования лишь доходы фонда (не используя основную сумму) и создаст значительные возможности:

· Учитывая диверсифицированный характер Фонда и его отрицательную корреляцию с ценами на нефть, возможно, удастся существенно уменьшить остающуюся в настоящий момент проблему уязвимости государственного бюджета к изменениям цен на нефть. Помимо важной функции защиты российского бюджета от шоков, вызванных изменением цен на нефть, эта мера позволит изменить саму основу бюджетной политики. В частности, она позволит существенно снизить риски, связанные со стимулированием диверсифицированного экономического роста за счет снижения налоговой нагрузки на несырьевой сектор. Благодаря ослаблению зависимости от нефтяных доходов, нагрузка на нефтегазовую отрасль также снизится, что создаст стимулы и ресурсы для инвестиций, которые необходимы этим отраслям для успешного развития. Кроме того, за счет Фонда будет поддерживаться развитие эффективной антициклической бюджетной политики, то есть расходование средств Фонда может увеличиваться в целях преодоления экономического спада в России, связанного со снижением цен на нефть.
· В настоящее время Россия переживает демографический кризис в виде старения населения и снижения его численности. Бюджет Пенсионного фонда уже имеет дефицит, и, согласно прогнозу, этот дефицит возрастет. Старение населения также ложится тяжелым бременем на здравоохранение. Хотя многие страны мира борются с такими же проблемами, у России имеется огромное преимущество в виде возможности капитализации пенсионного фонда и накопления резерва для решения будущих социальных задач в стране.
· Недавно Россия приступила к реализации важных бюджетных реформ, которые, как ожидается, помогут упорядочить и повысить эффективность государственных расходов, в том числе инвестиционных. Однако эти реформы все еще находятся на раннем этапе. Повышение эффективности государственных расходов в будущем подразумевает получение возможной выгоды от перенесения финансирования некоторых проектов на будущие периоды и взамен получения дохода от вложения средств в управляемые портфели международных активов.

Мы использовали имитационную модель для демонстрации того, какие возможности могут существовать для России в случае накопления средств в управляемом Фонде. В данном сценарии предусматривается, что в среднесрочной перспективе цена на нефть будет постепенно снижаться, оставаясь при этом на достаточно высоком уровне, что позволит накапливать средства (вопрос о защите бюджета от резкого падения цены на нефть рассматривается ниже). А именно, мы допускаем, что к 2030 г. цены на нефть в реальном выражении постепенно снизятся до 40 долларов США за баррель. Расходы федерального бюджета зафиксированы на уровне 17 процентов ВВП, а весь профицит бюджета, как предполагается, будет накапливаться в Фонде. Принятое в модели допущение о темпах роста ВВП весьма консервативно: рост ВВП постепенно замедляется с 5,5 до 3 процентов. Предполагается, что налоговые поступления в целом будут расти в соответствии с ВВП. Это означает, что единственной причиной изменения доходов бюджета являются колебания нефтяных доходов. Мы предполагаем, что в краткосрочной перспективе продолжится реальное укрепление курса рубля по отношению к доллару США. Начиная с 10,6 процентов в 2006 г., оно будет постепенно замедляться по мере того, как сальдо платежного баланса будет приближаться к нулю. Коэффициент эластичности доходов федерального бюджета по цене на нефть установлен на постоянном уровне 0,7. Эта оценка является консервативной, при этом она сопоставима с другими оценками, встречающимися в литературе. Наконец, прогноз годовой инфляции доллара США составляет 3 процента. В таблице 2.2 более детально представлены конкретные допущения.

До тех пор, пока объем фонда достигнет достаточно больших размеров и будут созданы необходимые институты и законы для управления более долгосрочным портфелем, России, скорее всего, будет необходимо защищать бюджет, размещая значительную часть фискального резерва в высоко ликвидных и менее рискованных активах. Если цены на нефть останутся высокими, то, с ростом объемов резервного фонда и появлением необходимых институтов, будет естественным, если правительство переведет значительную часть этих резервов в более долгосрочный портфель активов. Доходность такого долгосрочного портфеля, хотя и являются более волатильной в краткосрочной перспективе, но при этом значительно выше в долгосрочной перспективе. В нашей имитационной модели мы допускаем, что в начале правительство инвестирует 50% фонда в 3-х месячные гос. векселя и 50% в более долгосрочные гос. облигации; с 2008 по 2010 год в 3-х месячные гос. векселя (1/3 портфеля), долгосрочные гос. облигации (1/3) и акции (1/3). С 2011 года портфель состоит из 3-х месячных гос. векселей (10%), долгосрочных гос. облигаций (30%), и акций (60%). В соответствии с историческими данными среднегодовая доходность этих портфелей предполагается на уровне 119.5, 225 и 328.3 базовых процентных пунктов соответственно.

На графике 2.1. приводится оценка реального долларового объема средств Фонда с учетом всех допущений, а на графике 2.2. рассматривается его доля в ВВП. По мере укрепления курса рубля и роста ВВП динамика второго показателя (доли в ВВП)
замедляется:

График 2.1: Объем Фонда в реальном (2006 г.) долларовом выражении

Источник: оценки сотрудников Банка

График 2.2: Доля Фонда в ВВП

Источник: оценки сотрудников Банка

Рассчитанное накопление Фонда является весьма впечатляющим. Даже в случае отказа от инвестирования Фонда, к 2030 году его накопления составят 1,47 трлн. долларов США (в ценах 2006 г.), что примерно вдвое больше размера текущего российского ВВП и составляет 29 процентов ВВП, прогнозируемого в 2030 г. Если правительство инвестирует Фонд в соответствии с предложенным сценарием и ничего не тратит до 2030 года, благосостояние России увеличится на дополнительные 818 млрд. долларов США, при этом объем фонда увеличится до 2,29 триллионов долларов США или 43% прогнозируемого в 2030 году ВВП.

Каковы возможности государства по получению доходов в будущем? В таблице 2.1 приведены сценарии, при которых правительство принимает решение либо в 2015 г., в 2020 г., или в 2025 г. о прекращении реинвестирования доходов Фонда и поддержании постоянного объема Фонда в реальном долларовом выражении в течение неопределенного срока. В случае 2015 года., дополнительные доходы, которые могут быть потрачены в 2016 году, составят 77 млрд. долларов США, что примерно равно объему сегодняшних поступлений в федеральный бюджет от НДПИ и экспортной пошлины на нефть. Из этой суммы 25 млрд. долларов США составит доход от инвестирования Фонда, тогда как оставшаяся сумма будет получена за счет новых сверхдоходов от реализации нефти. Если правительство сохранит реинвестирование доходов Фонда до 2020 г., то цифры составят 90 и 38 млрд., соответственно. А при реинвестирование до 2025 года цифры составят 110 и 55 млрд., соответственно. В любом случае относительная зависимость федерального бюджета от нефтяной отрасли будет существенно ослаблена. Принимая во внимание отрицательную корреляцию доходности Фонда с ценами на нефть, более низкая цена на нефть хотя и снизит объем нефтяных доходов, но может увеличить ежегодный инвестиционный доход.

Безусловно, если бы цена на нефть существенно упала в краткосрочной или среднесрочной перспективе, Россия лишилась бы возможности накапливать средства Фонда в таких больших объемах. Вслед за существенным падением цены на нефть средства Стабилизационного фонда истощились бы уже в краткосрочной перспективе, поскольку направлялись бы на финансирование дефицита федерального бюджета. Если бы цена на нефть осталась на таком низком уровне, то в среднесрочной перспективе потребовалось бы серьезное ужесточение бюджетной политики, что стало бы особенно болезненным для экономики страны, страдающей от спада, вызванного снижением цен на нефть. Поэтому, понятно, что вопрос о защите страны в случае таких непредвиденных обстоятельств, является важнейшим политическим приоритетом.

В сценарии, представленном выше, правительство защищает бюджет, размещая относительно большую долю портфеля в высоколиквидных активах в краткосрочной перспективе, и только постепенно увеличивает долю более долгосрочных активов в портфеле.

На международных финансовых рынках также имеются другие возможности для России по хеджированию рисков, связанных с резким снижением цен на нефть. С учетом того, что на сегодняшний день резкое снижение цен на нефть в краткосрочной и среднесрочной перспективе представляется маловероятным, стало относительно недорого покупать гарантии, обеспечивающие поставки нефти по минимальной цене. Например, согласно оценкам экспертов Банка, Россия могла бы приобрести пятилетнюю гарантию ("пут" опцион) ежегодных поставок одного млрд. баррелей нефти по текущей цене на нефть примерно за 9,5 млрд. доллара США. Учитывая объем накопленных средств в Фонде, еще одним вариантом могла бы стать покупка гарантии на меньшую сумму для страхования убытков в те годы, для которых существует больше неопределенности. Например, покупка гарантий на 2009 и 2010 гг. могла бы защитить Россию от колебаний цен на нефть на пять лет, в течение которых в резервном фонде могли бы накопиться значительные средства, которые обеспечили бы России весьма устойчивое положение в будущем. За счет покупки гарантий на рынке можно было бы потенциально высвободить более значительную часть средств Фонда для вложения в долгосрочные высокодоходные инструменты.

Возможностей для управления нефтяными сверхдоходами в России множество. Упущенные возможности могут быть также высокими. Реальное развитие событий, скорее всего, будет значительно отличаться от представленного выше сценария. В частности, цены на нефть могут, в конечном счете, быть существенно выше или ниже приведенных прогнозов. В рамках текущего обсуждения экономической политики правительство по понятным причинам уделяет управлению Стабилизационным фондом первостепенное внимание. В будущих учебниках российской истории оценка проводимой действующим правительством экономической политики будет зависеть, скорее всего, от того, насколько эффективно оно управляет растущим нефтяным благосостоянием страны.

III. Смертность и состояние здоровья российского населения

Неудовлетворительное состояние здоровья снижает качество жизни для значительной части россиян, ограничивает возможности экономического развития России и является одной из основных причин растущего демографического кризиса в стране. В новом докладе Всемирного банка «Рано умирать» рассмотрены чрезвычайно важные проблемы высокой смертности и заболеваемости трудоспособного населения России и отмечены некоторые тревожные последствия этих явлений для дальнейшего экономического развития. Недавно Правительство РФ определило развитие здравоохранения в качестве одного из главных политических приоритетов; данные за 2004 год отражают, что резкое увеличение доходов населения и сокращение бедности, возможно, оказывают некоторое позитивное влияние на уровень смертности. Тем не менее, перед Россией по-прежнему стоят сложнейшие задачи, связанные с преодолением кризиса демографической ситуации и неудовлетворительного состояния здоровья населения, реформированием системы здравоохранения и изменением нездорового образа жизни значительной части населения. Стремительное распространение туберкулеза и ВИЧ/СПИДа в перспективе представляет особую угрозу для здоровья людей, увеличивая и без того высокую смертность от неинфекционных болезней (сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний) и травм. В настоящем материале обобщаются некоторые результаты доклада «Рано умирать» и другие последние данные, и описываются вытекающие из этого дальнейшие задачи.

Страны бывшего СССР вместе с африканскими странами, расположенными южнее Сахары, делят сомнительную славу двух крупных регионов мира, где сокращается ожидаемая продолжительность жизни. В Российской Федерации ожидаемая продолжительность жизни у женщин (72 года) близка к уровню 1955 г., а ожидаемая продолжительность жизни у мужчин (59 лет) на три года меньше, чем в 1955 г., и сейчас находится на том же уровне, что и в Эритрее и Папуа-Новой Гвинее. До 2004 г. сокращение ожидаемой продолжительности жизни в России составляло резкий контраст со значительным ростом доходов и снижением уровня бедности, которые наблюдались с 1998 г. (рисунок 3.1). И даже после того, как в 2004 году появилась динамика увеличения ожидаемой продолжительности жизни, этот показатель в России достиг лишь невысокого уровня 2000 г. (65,3 лет). Для сравнения, средний показатель ожидаемой продолжительности жизни в странах Европейского Союза составляет 78 лет.

Рисунок 3.1. Валовой национальный доход на душу населения и ожидаемая продолжительность жизни.


Источник: Всемирный банк, Показатели мирового развития, 2005.
Примечание: При расчете ВНД в долларах США на основании показателей ВНД, приведенных в национальных валютах, Всемирный банк использует конверсионный Атлас метод, который предусматривает использование обменного курса, усредненного за три года, для сглаживания эффектов краткосрочных колебаний валютного курса.

По сравнению с другими странами с аналогичным уровнем доходов и развития в России наблюдается чрезвычайно высокая смертность среди мужского населения. На рисунке 3.2 представлено сравнение России с рядом других стран по уровню смертности среди взрослого мужского населения (ось Y) и ВВП на душу населения (ось Х). По высокому уровню смертности в соответствующей категории доходов Россию можно сравнить только с африканскими странами, понесшими значительные потери от эпидемии СПИДа (уровень смертности в этих странах столь же высок или выше).

Рисунок 3.2. Валовой внутренний продукт на душу населения и смертность мужского взрослого населения в России и других странах


При существующем уровне смертности можно ожидать, что менее шести из каждых десяти 15-летних российских мальчиков доживут до 60 лет, в то время как в Бразилии или Турции почти восемь мальчиков из десяти доживут до 60 лет, а в Великобритании – девять из десяти. У российских девочек перспективы выживания, хотя и хуже, чем во многих других странах, все же намного лучше, чем у российских мальчиков.

Таблица 3.1. Ожидаемая продолжительность жизни и смертность взрослого населения в отдельных странах


Источник: Всемирный банк (2003): Показатели мирового развития.

Разрыв между Россией и Западной Европой становится еще больше, если рассматривать комплексный показатель «ожидаемая продолжительность здоровой жизни». Ожидаемая продолжительность здоровой жизни у российских женщин не намного больше, чем у мужчин.

Помимо того, что высокий уровень смертности и заболеваемости среди трудоспособного населения России оказывают непосредственное влияние на благосостояние, они представляют угрозу для экономического развития и безопасности страны. Предложение рабочей силы станет неуклонно растущим ограничением экономического роста, поскольку Россия стоит перед лицом демографического кризиса, превосходящего по масштабу демографический кризис Западной Европы. Согласно большинству экспертных прогнозов, к 2050 г. население России должно сократиться примерно на 17 процентов. Ожидаемое сокращение трудоспособного населения еще более значительно, и, по мнению экспертов, для заполнения этого пробела после 2007 г. потребуется ежегодный приток около одного миллиона мигрантов трудоспособного возраста. Кроме того, неудовлетворительное состояние здоровья трудоспособного населения влечет за собой экономические издержки в виде низкой производительности, досрочного выхода на пенсию и большого объема расходов на лечение. Стремительно растущая зависимость от внешней рабочий силы, как и неудовлетворительное состояние здоровья в армии, поднимает вопросы о национальной безопасности России.

Каковы причины исключительно высокой смертности и заболеваемости в России? Этот вопрос оставался открытым для специалистов в течение многих лет. Проблема уходит корнями в советское прошлое. В 1970 г. ожидаемая продолжительность жизни в СССР достигла 69 лет (в Западной Европе она составляла, в среднем, 72 года). Однако в 70-х годах прошлого века ожидаемая продолжительность жизни стала неуклонно снижаться, и эта тенденция была ненадолго нарушена только в середине 80-х годов. Главной составляющей роста смертности является рост смертности мужского населения в возрасте от 25 до 64 лет. В 78 процентов случаев причиной смерти мужчин трудоспособного возраста являются болезни сердца, онкологические заболевания и травмы. К числу вероятных факторов, способствующих высокой смертности, относятся злоупотребление алкоголем и курение, большое количество животных жиров и соли и недостаток фруктов и овощей в рационе, низкие стандарты безопасности, трудности с получением высококачественных медицинских услуг у значительной части населения, а также загрязнение окружающей среды. Стремительное распространение ВИЧ/СПИДа в России, которое наблюдается в последнее время, связано, прежде всего, с потреблением внутривенных наркотиков, и, в свою очередь, способствует дальнейшему росту эпидемии туберкулеза среди гражданского населения и заключенных.

Алкоголь занимает особенное место во многих работах, объясняющих причины критического состояния здоровья населения России. Злоупотребление алкоголем отчасти может объяснить огромные различия между ожидаемой продолжительностью жизни мужчин и женщин. Сокращение потребления алкоголя в первые годы горбачевской антиалкогольной кампании совпало с временным изменением тенденции снижения ожидаемой продолжительности жизни. Продолжают поступать данные, свидетельствующие о том, что, возможно, алкоголь действительно является главным виновником. Наверное, самым убедительным доказательством являются результаты одного из последних исследований 1700 летальных исходов у мужчин в возрасте от 25 до 54 лет, которое было проведено в Ижевске. Авторы исследования смогли доказать связь 38% этих летальных исходов со злоупотреблением алкоголем. Значительная доля умерших - это мужчины, которые употребляли суррогатные алкогольные напитки или часто пребывали в состоянии длительного алкогольного опьянения (запоя). Исследования, проведенные в других странах, включая Финляндию и Канаду, также позволили получить убедительные доказательства тесной связи между частым потреблением большого количества этанола и смертностью, в том числе, от сердечно-сосудистых заболеваний.

Кроме того, в Российской Федерации наблюдается самая высокая смертность на дорогах (из расчета на 100 тысяч населения) среди всех стран-членов Европейской конференции министров транспорта (ЕКМТ). В 2004 г. в результате 208 558 зарегистрированных ДТП погибло 34 506 человек, причем около половины этих людей представляли наиболее экономически активную часть населения (от 15 до 44 лет). Наряду с 260-процентным ростом парка автотранспортных средств с начала 1990-х годов, в России резко снизилась безопасность дорожного движения. Развитию российского кризиса безопасности дорожного движения способствует целый ряд проблем, включая плохую организацию дорожного движения, высокая скорость движения на дорогах, плохое состояние дорог и несовершенство противоаварийной защиты автотранспортных средств. Продолжающийся бурный рост количества автомобилей на дорогах говорит о том, что в ближайшие годы эти проблемы станут еще острее.

Российская система здравоохранения была главной темой многих исследований. Ввиду роста расходов (в том числе неофициальных) на высококачественные медицинские услуги и лекарства специалисты стали высказывать опасения о том, что качественное медицинское обслуживание, возможно, стало менее доступным для бедных слоев населения. Действительно, увеличение смертности и заболеваемости наблюдается, прежде всего, среди малоимущих. Вплоть до 1995 года объем государственных расходов на здравоохранение в России (3-4,5% ВВП) был ниже, чем во многих других странах, включая страны ЕС, где доля этих расходов обычно превышает 6% ВВП. Тем не менее, результаты опросов свидетельствуют о том, что размер частных платежей (в том числе, неофициальных) примерно равен вкладу государства, т.е. в целом объем российских расходов на здравоохранение вполне соответствует международным стандартам для стран со средним уровнем дохода. Однако рост значимости неофициальных платежей приводит к тому, что фактическое предоставление медицинских услуг становится менее доступным для бедного населения. Кроме того, российская система здравоохранения имеет целый ряд известных и серьезных структурных недостатков, включая чрезмерный акцент на стационары по сравнению с первичным звеном медицинской помощи и профилактикой заболеваний, недостаточно активный мониторинг рисков для здоровья людей и качества услуг, неэффективное территориальное распределение медицинских работников, низкую заработную плату многих медицинских работников, нехватку современного оборудования, недостаточную гибкость муниципальных бюджетов и недофинансирование национальной системы обязательного медицинского страхования. По количеству врачей, медсестер, других больничных работников на душу населения, больничных коек на душу населения, а также по средней продолжительности лечения в стационаре Россия опережает большинство других стран, включая страны ЕС. Тем не менее, она отстает по большинству других показателей, особенно таким, как поддержка здорового образа жизни и профилактика заболеваний.

Какие меры должна предпринять Россия, чтобы преодолеть кризис здоровья населения и демографической ситуации? Поскольку глубинные причины этого кризиса связаны с нездоровым образом жизни россиян (особенно мужчин), наибольший интерес представляют программы, направленные на изменение этого образа жизни, а также профилактика заболеваемости. Глобальные тенденции в развитии здравоохранения придают бoльшее значение сохранению здоровья людей, чем их лечению. В этой связи Россия может извлечь уроки из опыта некоторых других стран, включая Швецию и Финляндию, которые успешно осуществили программы, предусматривающие сокращение потребления алкоголя. Финский проект «Северная Карелия» особенно интересен как пример реализации комплексной стратегии, направленной на снижение вероятности заболеваний, включая стратегию, ориентированную на население в целом, и стратегию профилактики заболеваний в группах повышенного риска. Последняя из двух стратегий предусматривает значительные усилия по выявлению людей с высоким риском заболевания определенными болезнями. Как показывает ее реализация, во многих случаях влияние факторов риска может быть снижено очень быстро, т.е. при том, что воздействия, вызывающие болезнь, могут иметь место в течение многих лет, их устранение может привести к быстрому снижению риска возникновения заболевания.

Также участие частного сектора имеет особенное значение. Поскольку значительная часть издержек, связанных с плохим здоровьем работников, ложится на плечи частных предприятий, у них есть прямые стимулы к инвестированию средств в здоровье работников. Частные и государственно-частные инициативы могут обеспечить снижение стоимости и повышение эффективности программ, направленных на охрану здоровья населения. Кроме того, предприятия могут оказать существенное влияние на поведение своих сотрудников и информировать их о рисках для здоровья так, как это не может сделать государство.

Реформы системы здравоохранения также должны оказать заметное воздействие на ситуацию. В рамках приоритетного национального проекта «Здравоохранение» Правительство РФ выделяет системе здравоохранения в 2006 и 2007 гг., в общей сложности, 145,6 млрд рублей. Основная часть этих средств идет на финансирование трех направлений: создание новых высокотехнологичных медицинских центров (22%), повышение заработной платы медицинского персонала первичного звена здравоохранения (21%), поставка современного медицинского оборудования (20%) и увеличение объема оказываемых услуг (11%). Кроме того, проект предусматривает значительные ассигнования на программы вакцинации населения (7%), а также борьбу с ВИЧ/СПИДом и туберкулезом (7,4 %).

Безусловно этот национальный проект должен оказать положительное воздействие на российское здравоохранение. Однако в отсутствие других мер он не сможет устранить ряд структурных недостатков самой системы здравоохранения. Российская система здравоохранения, где стационары играют доминирующую роль, отсутствуют эффективные стимулы, действуют устаревшие нормативы и существуют вертикальные системы оказания услуг, должна быть реструктурирована в систему с более высокой ролью первичного звена, которая уделяет особенное внимание поддержке здорового образа жизни, профилактике заболеваний, созданию стимулов для предоставления качественных услуг и повышению гибкости бюджетных процедур. В этой связи особый интерес представляют пилотные проекты реформирования здравоохранения в регионах, которые сейчас рассматриваются в Правительстве РФ. Главной задачей этих пилотных проектов будет рационализация бюджетных ассигнований в сфере здравоохранения с акцентом на мониторинге результатов, усилении стимулирования медицинских работников к оказанию высококачественных услуг и перераспределении ресурсов по тем направлениям, где они будут иметь наибольшую отдачу с точки зрения здоровья населения. Такие пилотные проекты могли бы стать удачными моделями для последующей реализации в других регионах.

Незначительное улучшение показателей смертности, которое наблюдается в последнее время, безусловно, не дает российскому Правительству оснований для удовлетворенности. Кризис, связанный с неудовлетворительным состоянием здоровья населения, пока не преодолен, а новые проблемы, связанные с распространением ВИЧ/СПИДа и туберкулеза, могут привести к ухудшению ситуации. Конечно, проблема нездорового образа жизни имеет сложные психологические и культурно-исторические корни. Тем не менее, опыт других стран свидетельствует о том, что эффективные национальные программы могут оказать положительное воздействие на образ жизни.
Полная версия доклада (RAR 416 Кб) | Смотреть другие доклады

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.