Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Доклад всемирного банка об экономике России. Июнь 2008 года

В период 2007 – 2008 гг. рост экономики России, продолжавшийся последние девять лет, ускорился, несмотря на ухудшение ситуации в мировой экономике. Однако, в условиях перегрева российской экономики комплекс мер макроэкономической политики следует скорректировать таким образом, чтобы снизить инфляцию. Новому правительству будет также необходимо активизировать работу над незавершенными структурными реформами с тем, чтобы увеличить производительность в экономике и обеспечить устойчивые высокие темпы экономического роста.

“…Мы должны будем сконцентрироваться в ближайшие четыре года на основных
направлениях, на своеобразных четырех “и”: институтах, инфраструктуре, инновациях,
инвестициях “.
Президент РФ Дмитрий Медведев
V Красноярский экономический форум
15 февраля 2008 г.


Сегодняшние темпы экономического роста в России превышают долгосрочный тренд, несмотря на ухудшение ситуации в мировой экономике. В 2007 г. темпы экономического роста достигли 8,1 % благодаря высоким ценам на нефть, активному внутреннему спросу и благоприятным базовым макроэкономическим условиям. В соответствии с предварительными данными, в I квартале этого года реальный рост ВВП даже ускорился до 8,5 %, а промышленное производство продолжало расти такими же темпами, как и в 2007 г. – 6,9 % за первые четыре месяца. Однако совокупность факторов, включающих неослабевающую инфляцию, повышение степени загруженности производственных мощностей и коэффициента использования трудовых ресурсов, усугубление инфраструктурных ограничений и опережающий рост реальной заработной платы по сравнению с ростом производительности труда, позволяет сделать вывод о перегреве экономики, то есть о том, что совокупный спрос опережает долгосрочные производственные возможности экономики. Снижение инфляции и активизация работы над незавершенными структурными реформами стоят в числе первоочередных задач нового российского правительства.

Последние тенденции экономического развития

Перегрев экономики на фоне ухудшения ситуации в мировой экономике Сегодняшние темпы экономического роста в Российской Федерации ускорились значительно выше тренда в 7 % на фоне признаков перегрева экономики (врезка 1). Реальный рост ВВП в России в 2006-2007 гг. достиг 7,4 % и 8,1 % соответственно, значительно превысив долгосрочный тренд на уровне 7 %. Данные на начало 2008 г. свидетельствуют о продолжении роста выше 8 % (Таблица 1.1). Такие высокие темпы экономического роста происходят на фоне различных оценок, прогнозирующих потенциал долгосрочного роста в России на уровне 6 % (например, МВФ, 2006). В то же время коэффициенты использования производственных мощностей существенно возросли за последние годы. Это позволяет предположить, что российская экономика работает на пределе своих производственных возможностей. Например, коэффициент использования производственных мощностей в промышленности увеличился с 69% в 2001 г. до 81% в марте 2008 г., при этом у 42% предприятий, участвовавших в опросе, указали, что уровень использования мощностей составляет 90 %. Кроме того, коэффициент использования рабочей силы возрос с 87 % до 94 %, причем три четверти предприятий отметили, что этот показатель превышает 90 % («Российский экономический барометр», ежемесячное издание ИМЭМО РАН). Уровень безработицы в 2007 г. (6,1 %) был самым низким с 1994 г.
После 8 лет снижения темпов инфляции, в конце 2007 г. произошло повышение потребительских цен. Инфляция потребительских цен ускорилась до 11,9 % к концу 2007 г., значительно превысив изначальный целевой показатель правительства – менее 8 %. Рост инфляции вызван высоким уровнем ликвидности, ослаблением бюджетной политики и повышением цен на продовольственные товары на фоне перегрева экономики.
Сочетание масштабного нестерилизованного притока капитала, частично нестерилизованных доходов от экспорта нефти, отрицательных реальных процентных ставок и жестко управляемого обменного курса привело к возникновению таких условий высокой ликвидности, которые породили бум кредитования и внутреннего спроса. Частично инфляция в 2007 г. объясняется повышением

Таблица 1.1. Основные макроэкономические показатели 2003-2008 гг.

цен на импортные продовольственные товары, однако структура инфляции потребительской корзины свидетельствует о более важной роли типичных факторов инфляции, связанных с высоким уровнем ликвидности, определяемым состоянием денежно-кредитной и бюджетной политики. Более того, факторы, связанные с проводимой политикой, по-видимому, способствовали повышению инфляционных ожиданий, которые остаются и в 2008 г., отражаясь в новых требованиях по повышению заработной платы и других номинальных доходов (см. раздел об инфляционном давлении ниже).
На этом фоне сложная мировая конъюнктура является источником как возможностей, так и рисков для дальнейшего экономического роста в России. Стремительный рост цен на нефть, с одной стороны, обеспечил дополнительные сверхдоходы бюджету, а с другой привел к усугублению зависимости от экспортных поступлений и налоговых доходов, создаваемых в нефтяной отрасли. Однако замедление темпов роста в мировой экономике и возможный спад на российских экспортных рынках (рис. 1.1), снижение глобальных потоков капитала и рост цен на продовольственные товары также создают проблемы для российской экономики в краткосрочном периоде. Пожалуй, самым высоким риском является возможное снижение цен на нефть в краткосрочной и среднесрочной перспективе в результате дополнительного предложения и снижения спроса.
Развитие такого сценария может привести к быстрому снижению экспортных и бюджетных доходов, что вызовет значительные бюджетные проблемы в будущем.

Признаки перегрева экономики

Экономика перегревается, когда ее производственные мощности больше не способны удовлетворять растущий совокупный спрос. Обычно это происходит, когда в течение длительного периода времени экономика растет темпами, превышающими ее долгосрочный потенциал (тренд), в результате чего возникает так называемый “производственный разрыв” (или «разрыв выпуска») - разрыв между фактическим и потенциальным выпуском. Однако часто трудно оценить разрыв выпуска для экономики, находящейся в переходном периоде, учитывая трудности с получением данных. Тем не менее, имеется ряд признаков, по которым можно определить перегрев экономики: (I) высокая (на уровне двухзначных цифр) или ускоряющаяся инфляция, вроде бы не реагирующая на вмешательство при помощи инструментов денежно-кредитной политики; (II) высокая степень использования производственных факторов (капитала и труда), (III) рост номинальной заработной платы, существенно превышающий темпы роста инфляции, (IV) рост реальной заработной платы, устойчиво превышающий рост производительности, (V) инфраструктурные ограничения, выражающиеся, например, в ухудшении баланса электроэнергии или в дефиците электроэнергии, в транспортных проблемах и в дополнительных инфраструктурных издержках, которые предприятия вынуждены нести, чтобы обеспечить бесперебойное предоставление услуг, (VI) стремительный рост (опережающий общую инфляцию) цен на недвижимость, а также (VII) быстрый рост импорта и ухудшение состояния счета текущих операций. Как показывается в докладе, в настоящее время все эти признаки в той или иной степени присутствуют в российской экономике. Общий профицит счета внешних текущих операций Россия сегодня существует благодаря высоким ценам на нефть. А за ним на самом деле скрывается быстрый рост импорта и наращивание ненефтяного дефицита счета текущих операций. Все эти признаки: ускорение экономического роста и инфляции, повышение коэффициента использования трудовых ресурсов, высокая степень использования производственных мощностей и стремительный рост номинальной заработной платы, превышающий темпы инфляции и роста производительности, - дают основания ставить вопрос о потенциальном перегреве российской экономики.

Рисунок синий. Рост производительности и реальной заработной платы в России , 2001-2007 гг.


ВВП и промышленное производство

Структура реального роста ВВП сместилась в сторону «неторгуемых» секторов, что частично вызвано укреплением обменного курса и быстрым ростом внутреннего спроса. Особенно заметен сдвиг от добычи полезных ископаемых в сторону торговли и строительства. В то время как в 2003-2004 гг. основными локомотивами экономического роста были производство нефти и некоторые обрабатывающие производства, в последующие годы в основе роста лежало развитие секторов неторгуемых товаров и услуг, ориентированных на внутренний рынок, включая продукцию обрабатывающей промышленности. В 2007 г. почти треть прироста ВВП была обеспечена секторами оптовой и розничной торговли. Бурно развивающаяся строительная отрасль и обрабатывающее производство обеспечили еще 30 % роста ВВП. Обрабатывающие производства, в основном ориентированные на внутренний рынок, были главным двигателем роста в промышленности. В 2007 г. рост в обрабатывающей промышленности составил 7,4 % по сравнению всего лишь с 2,9 % в предыдущем году. В то же время рост в добывающих отраслях практически остановился, отражая значительные ограничения производственных мощностей (таблица 1.2). Положительным фактором является то, что высокие темпы экономического роста в последнее время были также обеспечены за счет роста производительности, что подробно обсуждается в Докладе об экономике России №15 (см. также недавно опубликованный доклад ВБ “Unleashing Prosperity”, 2008 г.).
Динамика индексов производства по секторам показывает похожие тенденции - самый динамичный рост зарегистрирован в неторгуемых секторах – особенно в строительстве и розничной торговле. В 2003 – 2007 гг. строительство и розничная торговля имели очень высокие средние темпы роста - 14,5 % и 13 % соответственно, при этом темпы роста даже ускорились в течение первых четырёх месяцев 2008 года. Более того, в последние два года эти два сектора развивались ускоренными темпами по сравнению с другими секторами экономики. Отражая нарастающий дефицит производственных мощностей, в настоящее время рост в промышленности гораздо меньше зависит от добывающих отраслей, и практически полностью обеспечивается обрабатывающим сектором. По предварительным данным за 2008 г., в первые четыре месяца 2008 г. сохранились прошлогодние высокие темпы совокупного роста в промышленности – на уровне 6,9 % (таблица 1.3).
Подробные данные по обрабатывающему сектору за первые четыре месяца 2008 г. свидетельствуют о сохранении высоких темпов роста в ряде отраслей (рис. 1.3-1.6). Самой быстро растущей обрабатывающей отраслью стало производство резиновых изделий и пластмасс, – продукция этой отрасли “питает” внутренний строительный бум и быстрый рост производства товаров длительного пользования. Производство резиновых и пластмассовых изделий в первые четыре месяца 2008 г. росло темпами, превышающими 30 %, по сравнению с 13 % в прошлом году. (рис. 1.4).
Производство станков и оборудования в январе-апреле 2008 г. продолжало расти ускоренными темпами, превышающими 20 %. Однако в ряде других отраслях обрабатывающей 

Таблица 1.2. Рост ВВП по основным секторам в 2003-2007 гг.


Таблица 1.3. Рост производства по основным секторам, к аналогичному периоду предыдущего года.


промышленности в первые четыре месяца 2008 г. наблюдались более низкие темпы роста по сравнению с аналогичным периодом 2007 г. Тенденция к снижению темпов роста особенно заметна в производстве электротехнического оборудования, в пищевой и химической промышленности. Несмотря на то, что агрегированные данные свидетельствует о продолжающемся динамичном росте в обрабатывающей промышленности, повышение удельных издержек на рабочую силу и укрепление рубля могут быть в числе факторов замедления темпов роста некоторых обрабатывающих отраслей (Доклад Всемирного банка об экономике России №15). высокие темпы роста капиталовложений в течение длительного периода времени (1980-2007 гг.). В тоже время объем бюджетных инвестиций в РФ оставался относительно небольшим, что обусловило рост потребностей в восстановлении инфраструктуры и соответствующих вложениях, а инвестиции из внебюджетных источников, в том числе из государственных корпораций, увеличились. В Российской Федерации инвестиционная деятельность по-прежнему сосредоточена в нескольких отраслях, что отражает низкую степень диверсификации экономики. Этот процесс отчасти

Инвестиции

Бурный рост внутреннего спроса, в особенности инвестиционного, способствовал ускорению экономического роста, однако объем инвестиций остается на относительно среднем уровне. В первые четыре месяца 2008 г. рост инвестиционного спроса (20,3 %), являлся основным фактором экономического роста. Однако, уровень инвестиций как доля ВВП (21 %) остается в России относительно низким по сравнению с другими странами с формирующейся рыночной экономикой, которые демонстрируют высокие устойчивые темпы роста в последние годы. Например, в Корее (38 %), Китае (42 %) и в Индии (34 %) наблюдаются значительно более отражает рост неторгуемых секторов, рассмотренный выше. Основная инвестиционная деятельность по-прежнему сосредоточена в сырьевых отраслях, а также в секторе услуг транспорта и связи. В результате в 2007 г. доля сырьевых отраслей в общем объеме инвестиций увеличилась до 17,3 % (с 15,2 % в 2005 г.), а доля обрабатывающих отраслей сократилась до 15,7 % (с 17,6 % в 2005 г.). Другими словами, это означает, что Россия не инвестирует в отрасли, которые в конечном итоге могли бы обеспечить более диверсифицированную структуру экономики. Вопрос - почему? Причины носят комплексный характер и отражают целый ряд факторов, в том числе особую трудность диверсификации экономики, доминируемой нефтегазовым сектором, а также нерешенные структурные проблемы, связанные с деловым и инвестиционным климатом, и инвестиционные риски (например, региональные рейтинги агентства «Эксперт РА»).
Благодаря высоким ценам на нефть и газ, обусловившим высокие сырьевые доходы и укреплению рубля, приток прямых иностранных инвестиций достиг рекордных величин, в основном сконцентрированных в добывающих отраслях. В 2007 г. в России были зарегистрированы максимальные объемы прямых иностранных инвестиций (ПИИ) (по определению Росстата, не включая прибыль) на уровне 27,8 миллиардов долларов США по сравнению с 6,8 миллиардов в 2003 г. (таблица 1.6). ПИИ на душу населения выросли почти в семь раз по сравнению с 2003 годом, достигнув 369 долларов США, что гораздо выше, чем в других странах БРИК, а также выше среднего уровня в странах с формирующейся рыночной экономикой. Однако этот уровень все еще ниже уровня в развитых рыночных экономиках.
Отражая общие тенденции в инвестициях в России, в структуре ПИИ за последние три года произошел сдвиг в сторону добывающих отраслей. Так, например, в 2007 г. в добывающие отрасли поступило 50 % общего объема ПИИ, в то время как в обрабатывающие, являющиеся локомотивом сегодняшнего промышленного роста, только 15 % (таблица 1.7). В соответствии с последними данными Росстата, ПИИ в первом квартале 2008 г. составили всего лишь 5,6 миллиарда долларов США, что более чем на 50 % ниже, чем за соответствующий период прошлого года. В I квартале 2008 г. структура ПИИ также претерпела изменения, при этом в сектор производства и распределения электроэнергии, газа и воды, была направлена треть от общего объема иностранных инвестиций (1,9 миллиарда долларов США), что отражает инвестиции в ТГК (территориальные генерирующие компании) и ОГК (оптовые генерирующие компании). Вместе с тем, доля ПИИ в обрабатывающие отрасли продолжала сокращаться, упав до 13,1 % за I квартал 2008 года.

Инфляционное давление и цены на продовольственные товары

В течение первых четырех месяцев 2008 г. инфляция набирала темп, отражая быстрый рост денежной массы и цен на продовольственные товары (таблица 1.8). Хотя рост денежной массы (M2) в последние месяцы ощутимо замедлился, избыточная ликвидность, образовавшаяся в результате притока капитала в предыдущие периоды и увеличение бюджетных расходов в конце 2007 г., продолжают оказывать давление на цены вне зависимости от повышения цен на продовольственные товары. В результате в апреле годовой показатель инфляции достиг 14,3 %, в то время как в апреле прошлого года годовая инфляция составляла 7,4 %. Базовая инфляция (БИПЦ) также быстро росла, отражая повышенное давление, связанное с ростом ликвидности вне зависимости от роста цен на продовольствие (рис.1.7). Административные меры, направленные на сдерживание роста цен на продукты питания (введены в действие в октябре 2007 г. и отменены в конце апреля 2008 г.), оказались неэффективными. Более того, в начале 2008 г. рост цен на продукты питания (включая 6 социально значимых продуктов) даже ускорился. В марте рост цен на продовольственные товары за последние 12 месяцев достиг 21 % против 4 % за соответствующий период предыдущего года.

Рис. 1.7. Источники роста денежного предложения

Центральный банк Российской Федерации (ЦБ РФ), обеспокоенный быстрым укреплением национальной валюты, поддерживал номинальный обменный курс на стабильном уровне, что привело к существенному увеличению ликвидности в системе. Однако такая валютная политика стимулировала приток капитала, увеличение внешних заимствований и рост инфляции, что в свою очередь привело к реальному укреплению рубля и инфляционному давлению на неторгуемые товары и услуги. Крупнейшим источником роста денежной массы остаются изменения в чистых иностранных активах. В совокупности с ослаблением бюджетной политики (см. ниже), это привело к чрезмерному ослаблению макроэкономической политики в условиях перегрева экономики.

Такая макроэкономическая политика создает риски дальнейшего ускорения инфляции и укрепления рубля, что в конечном итоге отрицательно скажется на темпах экономического роста. В связи с этим, существует необходимость скорректировать макроэкономическую политику таким образом, чтобы начать снижение инфляции при помощи увеличения процентных ставок и резервных требований, а также проведение более гибкой политики обменного курса и более жесткой бюджетной политики. Такая корректировка в денежно-кредитной и бюджетной политике позволит охладить экономику и придать ей больше устойчивости.

С февраля 2008 года Центральный банк постепенно начал вводить изменения в денежно-кредитную политику. Однако, в связи с тем, что сейчас баланс рисков сдвинут в сторону инфляции, возможно будет необходимо дальнейшее ужесточение денежно-кредитных условий. ЦБ поднял ставку рефинансирования с начала года с 10% до 10,5%, а 26 мая были ужесточены резервные требования для коммерческих банков (вступят в силу в июле 2008 г.): резервные требования на обязательства перед банками нерезидентами были повышены с 5,5 % до 7%. Резервные требования на обязательства перед вкладчиками в национальной валюте также были повышены с 4,5 % до 5,0 %, а на все другие обязательства с 5,0 % до 5,5%. Хотя данные меры правильны, возможно, потребуется ужесточить денежно-кредитные условия в целях снижения инфляции. В результате может произойти дальнейшее укрепление рубля, однако вероятность этого достаточно невелика в свете снижения капитальных потоков в мире, по сравнению с риском ускорения инфляции. Если не брать во внимание инфляционное давление, связанное с высокой ликвидностью, повышение цен на продукты питания в первые четыре месяца 2008 года в гораздо большей степени повлияло на рост потребительских цен, чем в соответствующий период предыдущего года, что осложнило макроэкономическое управление и борьбу с бедностью. Особенно серьезно инфляция продовольственных цен повлияла на реальные доходы бедного населения, причем в большей степени в бедных регионах (Врезка 2). Сезонное влияние административно регулируемых цен (на услуги ЖКХ) в январе-апреле 2008 г. оставалось практически неизменным, на уровне около 1,2 процентных пунктов, по сравнению с 1,1 процентных пункта в аналогичный период 2007 г. (рис 1.9). Вместе с тем, цены на плодоовощную продукцию, хлеб и хлебобулочные изделия, мясо, молоко и молочные продукты (последние включают существенный импортный компонент) внесли существенный вклад в увеличение инфляции (таблица 1.9). Тем не менее, рост потребительских цен по всем категориям товаров свидетельствует о наличии более широких факторов монетарного и бюджетно-финансового характера, выходящих за рамки простого повышения цен на конкретные продукты питания.

Доходы и занятость

Несмотря на высокие темпы инфляции, быстрый экономический рост сопровождался повышением реальных доходов и заработной платы населения на двузначные величины, причем эта тенденция продолжается и в 2008 г. По данным Росстата, средняя реальная заработная плата и реальные располагаемые доходы населения в течение первых четырех месяцев 2008 г. выросли на 13,1 % и 11,8 % соответственно (рис. 1.10 и таблица 1.10). При этом рост реальных доходов и заработной платы по-прежнему существенно превосходит рост ВВП и производительности, что является еще одним признаком перегрева экономики. Почти во всех секторах экономики отмечался рост реальной заработной платы, превышающий 10 %, причем заработная плата в государственном секторе, розничной торговле и строительстве росла опережающими темпами (на 16-17 %). Среднемесячная заработная плата в долларовом выражении за первые четыре месяца 2008 г. поднялась до 649,4 долларов США, увеличившись почти на 41 % по сравнению с соответствующим периодом 2007 г., что частично отражает номинальное укрепление рубля по отношению к доллару.

Агрегированные статистические данные по безработице за I квартал 2008 г. также отражают продолжение положительного тренда, начавшегося в предыдущие годы, и увеличивающуюся напряженность на рынке труда. В апреле 2008 г. средний уровень безработицы (по определению МОТ) оценивался в пределах 6,6 % по сравнению с 7 % за соответствующий период 2007 г. (таблица 1.10). Однако уровень безработицы существенно различается по регионам Российской Федерации. Например, в 2006 г. самая низкая безработица была зарегистрирована в Центральном федеральном округе (4,1 %), а в Южном федеральном округе – самая высокая (13,7 %).

Таблица 1.10. Доходы и безработица


Платежный баланс и потоки капитала

Благодаря рекордно высоким ценам на нефть и мощному притоку капитала продолжалось укрепление платежного баланса и дальнейшее наращивание валютных резервов в 2007 г. Вопреки ожиданиям, предварительные данные за первый квартал 2008 г. свидетельствуют о серьезном увеличении профицита счета текущих операций, который оценивается на уровне 37 миллиардов долларов по сравнению с 22,9 миллиардов долларов в соответствующем периоде прошлого года (таблица 1.11), в основном за счет высоких цен на нефть и экспортных нефтяных доходов. В соответствии с данными ЦБ РФ, рост импорта в первом квартале 2008 г. составил почти 42 % (до 60,7 миллиарда долларов США) по отношению к первому кварталу 2006 г. (31 миллиард долларов США), в то время как рост экспорта во многом за счет высоких цен на нефть составил свыше 50 %, достигнув 108,1 миллиарда долларов по сравнению с 71,8 миллиардами в первом квартале 2007 г. (рис. 1.11). Вместе с тем, если исключить нефть и газ, то окажется, что сальдо счета текущих операций за последние несколько лет существенно сократилось. Особенно быстро этот процесс пошел с начала 2007 г. на фоне укрепления курса рубля (рис. 1.12)

В 2007 г. в Российской Федерации был зарегистрирован рекордно высокий приток капитала, как в банковский, так и в небанковский сектор, в результате чего значительно повысился уровень ликвидности в экономике. Этот процесс отразил хорошее состояние фундаментальных показателей экономики и финансов, укрепление рубля и низкую уязвимость по отношению к внешним рискам. Приток капитала помог также поддерживать динамичный рост банковского сектора. Несмотря на продолжение процесса накопления нефтяных доходов в Резервном фонде и в Фонде национального благосостояния, ЦБ РФ в условиях жестко контролируемого обменного курса не смог обеспечить полной стерилизации нефтяных доходов и притока капитала, и нейтрализовать, таким образом, их воздействие на состояние внутренних монетарных показателей. В результате стремительного роста денежного предложения (на 44 % в 2007 г.), значительно опережающего увеличение номинальных доходов, стало возрастать инфляционное давление. Ситуация усугубилась наращиванием государственных расходов (см. ниже), а также ростом мировых цен на продовольствие на фоне быстрого расширения внутреннего спроса. Временные административные меры по замораживанию цен на 6 социально значимых продуктов питания на период с октября по апрель не оказали почти никакого сдерживающего влияния на инфляцию. В первом квартале 2008 в результате кризиса на мировых финансовых рынках чистый отток капитала из России составил около 23 миллиардов долларов, что было, в основном, связано с платежами банковского и корпоративного сектора по внешним долгам и рефинансированием краткосрочных займов. Однако, в соответствии с последними данными министерства финансов эта тенденция была преодолена в апреле, когда чистый приток составил 20 миллиардов долларов (таблица 1.12).

Влияние роста мировых цен на продовольствие на состояние бедного населения в Российской Федерации

Продовольственный ценовой шок в мире серьезно отразился на России, осложнив усилия по снижению инфляции, при этом бедное население (и бедные регионы) пострадали больше, чем богатые. За последние 5 лет цены на продовольствие в Российской Федерации росли гораздо быстрее, чем цены на непродовольственные товары, цены на отечественные продукты питания в особенности быстро росли в последние месяцы, составив львиную долю (82 %) общего роста ИПЦ в период между июлем 2007 и мартом 2008 г., когда цены на продовольственные товары в России выросли почти на 15 % (рис. 1 врезки 2). Вопреки распространенному представлению, что инфляция цен на продукты питания затронула в основном процветающие регионы, данные свидетельствуют, что продовольственные цены больше всего выросли в Приволжском федеральном округе, а меньше всего – в Дальневосточном. В целом инфляция продовольственных цен в западных регионах России была выше, чем в восточных. Однако предварительное моделирование влияния продовольственного инфляционного шока на бедное население (принимая во внимание международное определение черты бедности - 2,15 доллара в день), выполненное специалистами Всемирного банка, позволяет предположить, что, при прочих равных условиях, резкое повышении цен на продовольственные товары могло бы привести к повышению общих коэффициентов национальной бедности и риска бедности в России на 1,2 и 4,3 процентных пункта соответственно, что означает, что потенциально в состоянии бедности могут оказаться дополнительно 1,7 миллиона и 6 миллионов могут подвергнуться риску бедности. Разумеется, эти оценки отражают потенциальное воздействие первого порядка и не учитывают промежуточное повышение реальных доходов, в особенности для домохозяйств, являющихся нетто-производителями продовольствия, что, возможно, смягчило отрицательное воздействие этого ценового шока на бедное население.
Стремясь смягчить воздействие этого шока, российское правительство отреагировало (как и многие другие страны) комплексом мер. Новые экспортные тарифы, действующие до конца июня 2008 г., первоначально были введены на пшеницу (10 %) и ячмень (30 %), а импортные тарифы совершенно правильно были снижены на молоко и молочные продукты (с 15 до 5 %), а также на некоторые виды растительного масла, капусту, морковь и свеклу. Основные поставщики продовольственных товаров и розничные торговые сети в январе заключили соглашение о замораживании цен на пять основных продуктов питания. Последнее ограничение было снято 1 мая 2008 г.
Кроме того, правительство объявило о своем намерении использовать стратегические запасы зерна для смягчения резких колебаний цен на пшеницу на внутреннем рынке.
В то время как многие правительства пробовали принимать меры по сдерживанию роста цен на внутреннем рынке путем административного установления цен на зерно, введения экспортных ограничений, обязательных закупок и других мер прямого вмешательства, такие меры все же, как правило, имеют ограниченное влияние на уровень цен на внутреннем рынке.
Международный опыт и передовая практика свидетельствуют о том, что для чистого экспортера продовольствия, каковым является Россия, в ответ на ценовой шок предпочтительнее было бы использовать комбинацию следующих мер: (I) позволить ценам максимально повыситься (чтобы у местных производителей возникли максимально возможные стимулы к увеличению производства продукции для внутреннего и международного рынков, а также чтобы охладить внутренний спрос) в сочетании с (II) увеличением адресной социальной помощи действительно нуждающемуся населению и (III) мерами по повышению производительности в сельском хозяйстве.
Источник: Подготовлено Салманом Зайди (старший экономист) и Виктором Сулла (консультант), Всемирный банк. Более подробный анализ бедности в
России – см. World Bank’s Poverty Assessment for Russia (2008), готовится к публикации.

Бюджетная политика и федеральный бюджет

На фоне высокого профицита бюджета, финансируемого нефтяными сверхдоходами, с конца 2007 г. бюджетная политика в Российской Федерации все больше ослабляется, а бюджет становится все более зависимым от нефтяных доходов.
Данные по исполнению консолидированного бюджета РФ (включающие федеральный, региональные, местные бюджеты и внебюджетные фонды) демонстрируют значительное повышение государственных расходов в 2007 г. по сравнению с предыдущими двумя годами (таблица 1.13). Важно отметить, что это повышение пришлось, главным образом, на последний квартал 2007 г., когда государственные расходы выросли более чем на 2 % ВВП в результате финансирования приоритетных инфраструктурных и социальных программ через создание государственных корпораций и фондов. Как было показано выше, в условиях растущей инфляции, такое дополнительное воздействие бюджетных расходов на экономику внесло свой вклад в повышение инфляционного давления. Профицит консолидированного бюджета с уровня, превышающего 8 % в 2005 – 2006 гг., сократился в 2007 г. до 6,1 %. Данные также свидетельствуют о повышении уязвимости бюджета по отношению к нефтяным доходам.
Существенный профицит российского бюджета сохраняется и в 2008 г., однако он сокращается быстрее, чем это было бы необходимо для эффективного снижения инфляции.
В соответствии с предварительными оценками за первый квартал 2008 г., профицит федеральный бюджет составил 549 миллиардов рублей, или 6,6 % ВВП на кассовой основе, по сравнению с 7,3 % за аналогичный период 2007 г.. С помощью рекордно высоких цен на нефть получено 1932 миллиарда рублей бюджетных доходов (23,4 % ВВП), что существенно превышает целевой показатель, предусмотренный в Законе о бюджете на 2008 год (20,7 %). За первый квартал 2008 г. федеральные расходы составили 1 383 миллиарда рублей или 16,7 % ВВП на кассовой основе по сравнению с 17,7 %, предусмотренными в Законе о бюджете на 2008 год, однако при этом растет политическое давление в сторону расходования дополнительных сырьевых доходов, без учета инфляционных последствий таких расходов.
В соответствии с поправками, внесенными в трехлетний федеральный бюджет на 2008 – 2010 гг., предусмотрено дальнейшее ослабление бюджета. В феврале 2008 г. правительством были одобрены поправки в Закон о бюджете на 2008 год, предусматривающие рост непроцентных расходов на 310 миллиардов рублей, а также дальнейшее снижение профицита бюджета до 3 % ВВП в 2008 г. и до 1 % в 2009-2010 гг. (таблица 1.14). Ненефтяной дефицит на 2008 – 2009 годы прогнозируется в размере 6 % ВВП, а на 2010 г. – в размере 5,1 %, причем дефицит будет практически полностью покрыт за счет нефтегазового трансферта.
Ослабляя бюджетную политику в ситуации перегрева экономики, правительство рискует потерять преимущества, полученные за последние девять лет в результате макроэкономической стабилизации. Воздействие дополнительного бюджетного стимула в 2007 году, возможно уже влияет на ускорение инфляции в начале этого года. Существенный рост государственных расходов, способствовал стремительному расширению денежной массы в IV квартале 2007 года, что и в этом году продолжает оказывать давление на инфляцию. Дополнительные сверхдоходы от экспорта нефти, полученные в 2008 году, существенно превышающие ожидаемые нефтегазовые доходы, создают стимулы для дальнейшего наращивания бюджетных расходов в течение года, учитывая амбиционные программы правительства по развитию государственных корпораций и заявленные планы по повышению и индексации пенсий и заработной платы в бюджетном секторе. В данных обстоятельствах, такой дополнительный бюджетный стимул, по всей вероятности, будет способствовать увеличению инфляционного давления, с которым впоследствии будет трудно справиться.

Внешний государственный и корпоративный долг

В то время как совокупный внешний долг и показатели внешней уязвимости находятся в приемлемом диапазоне, долг корпоративного и банковского сектора растет весьма быстрыми темпами (рис. 1.13). В некотором смысле потребительский и инвестиционный бум последнего времени частично финансировался быстрым наращиванием долга корпоративного и банковского секторов. На фоне достаточно скромного и постоянно снижающегося государственного внешнего долга долг банков и корпораций (как государственных, так и частных) стремительно рос. Именно этот рост практически полностью объясняет увеличение внешнего долга (левая сторона, рис. 1.13). С конца 2005 г. совокупный внешний долг частного сектора почти утроился со 106 миллиардов долларов США до 275 миллиардов на конец 2007 г., отражая заимствования частных корпораций и банков (см. ниже). Внешний долг государственного сектора, включающий долг сектора государственного управления и государственных финансовых и нефинансовых организаций, также увеличивался за счет заимствований со стороны крупных государственных компаний, но не такими быстрыми темпами, как долг частного сектора. Несмотря на тот факт, что общий уровень долга представляется низким по сравнению с размерами российской экономики и ее огромными международными резервами, ситуация начинает вызвать озабоченность у ЦБ РФ. Если наращивание долга частного сектора будет продолжаться такими же быстрыми темпами, то при сохранении современных условий ужесточения условий кредитования на мировых рынках могут возникнуть проблемы с ликвидностью у определенных заемщиков и проблемы неплатежей. Эти проблемы могут перекинуться на отдельные элементы банковской системы, которая, в свою очередь, имеет собственные риски и уязвимые места.

Уязвимость финансового сектора

На фоне динамичного экономического роста, описанного выше, российский банковский сектор также переживал стремительный рост и повышение доходности, отчасти благодаря масштабному притоку капиталу и значительным иностранным заимствованиям.
Активы банковского сектора с 2004 г. росли приблизительно на 40 % в год, достигнув в 2007 г. почти 17 триллионов рублей по сравнению с 4 триллионами в 2002 году. Кредитные портфели росли еще быстрее, увеличившись с 2,5 триллионов рублей в 2002 г., что составляло 23,1 % ВВП, почти 12 триллионов рублей или 36,5 % ВВП в 2007 году. Бурный рост банковского кредитования в свою очередь привел к повышению доходов банков. В среднем показатель доходности капитала в банковском секторе вырос с 18 % в 2002 г. почти до 26,3 % в 2006 г., а средняя доходность активов поднялась с достаточно высокого уровня в 2,6 % в 2002 г. до 3,2 % в 2006 году. Оба этих значения значительно превышают соответствующие показатели в большинстве стран с формирующейся рыночной экономикой.
Хотя до сих пор российской банковской системе удавалось противостоять воздействию кризиса на мировых финансовых рынках, она, тем не менее, сталкивается с кредитными, рыночными рисками и риском недостатка ликвидности, требующими постоянного контроля. Кредитному портфелю финансовой системы могут угрожать риски, связанные с быстрым наращиванием кредитов в последнее десятилетие и приходом на рынок новых неопытных заемщиков, а также с возможной неспособностью банков управлять такими рисками. Проблемной зоной может стать стремительный рост ипотечного кредитования. В период 2000 – 2006 гг. ипотечные кредиты увеличились в пять раз и еще как минимум на 70 % в 2007 г., хотя доля этой категории кредитов в общем портфеле потребительского кредитования остается низкой – на уровне около 13 %. Возможности финансирования банков в прошлом расширились, а в сегодняшней обстановке сокращаются.
Во-первых, большая часть розничных депозитов населения приходится на Сбербанк, в результате чего ряд крупных и средних банков вынуждены в большей степени обращаться за финансированием на международные рынки. Депозиты населения составляют в среднем 30 % от обязательств банков, однако они сосредоточены в банках, принадлежащих государству (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Банк Москвы и Российский сельскохозяйственный банк), на долю которых приходится свыше 40 % всех активов банковского сектора. 
Во-вторых, концентрация корпоративных депозитов остается проблемой для мелких банков, поскольку изъятие средств несколькими крупными вкладчиками может создать проблемы с ликвидностью. У некоторых более мелких банков двадцать крупнейших вкладчиков могут составлять свыше половины розничной депозитной базы.
В-третьих, банки, зависящие от внешнего финансирования, сталкиваются с серьезным риском, связанным с сокращением кредитов и ужесточением условий кредитования на мировых рынках. За последние несколько лет банки, работающие в России, имели возможность пользоваться обильной ликвидностью на мировых рынках, и в результате их зарубежные заимствования составили существенную сумму. Для некоторых банков в результате этой зависимости могут возникать риски рефинансирования. И, наконец, рыночные риски банков растут по мере углубления рынков капитала и усложнения деятельности банков. Ценные бумаги составляли около 20 % активов банков в конце 2007 г., причем основную роль в этих портфелях играют корпоративные облигации (хотя у некоторых банков имеются также существенные доли акций). Эти ценные бумаги в портфелях банков создают для них риски потенциальных потерь в случае неблагоприятных колебаний цен на акции/облигации.

Одна из основных проблем, с которой может столкнуться банковская система в будущем, связана с тем, что действующая модель финансирования банковской системы переживает в настоящее время некоторые трудности в условиях продолжающегося мирового кредитного кризиса. У банковской системы могут возникнуть трудности с финансированием, если мировой кредитный кризис будет продолжаться в течение длительного периода времени. В ситуации, когда розничные депозиты сконцентрированы в крупнейшем государственном банке, а российские рынки капитала слабо развиты, некоторые банки попали в зависимость от иностранных источников финансирования. Ограниченный в течение определенного времени доступ к иностранным заимствованиям может привести к увеличению стоимости займов, замедлить рост кредитования, снизить доходность и уровень капитализации и создать для некоторых банков трудности рефинансирования. До сих пор быстрый рост объемов кредитования обеспечивал высокую доходность, однако в настоящее время она может быть под вопросом. В результате сочетания высоких ставок в быстрорастущих сегментах кредитования (в особенности в сегменте потребительского кредитования) и низких ставок по депозитам возникают спрэды, которые можно считать относительно широкими по сравнению с другими странами. Кроме того, развитие конкуренции между кредиторами ведет к снижению доходности. В будущем проблемы с финансированием могут привести к снижению доходов, поскольку банки будут вынуждены ограничивать выдачу кредитов, чтобы оставаться ликвидными. И, наконец, увеличение капитальной базы банков в текущих рыночных условиях также может быть проблематичным. Из-за снижения доходов банкам будет сложно наращивать капитал за счет собственных средств, а продолжение кризиса на мировых рынках, возможно, снизит интерес инвесторов к России, в результате чего российским банкам будет сложнее и дороже привлекать капитал с этих рынков. Что касается более мелких банков, им для наращивания капитала придется, скорее всего, по-прежнему полагаться на вклады своих основных акционеров.

Структурные реформы

Вместе с макроэкономической стабилизацией в последние годы в Российской Федерации были осуществлены важные реформы, в основном в области бюджетной системы.
• Значительная часть нефтяных сверхдоходов не была потрачена, а сохранена в Стабилизационном фонде (в настоящее время преобразован в Резервный фонд с размером, установленным на уровне 10 % ВВП, и Фонд национального благосостояния, куда будут перечисляться все нефтяные доходы сверх этого уровня и которые, возможно, будут использоваться для финансирования приоритетных инвестиционных и социальных программ); государственный бюджет сводился с большим профицитом, который использовался на выплату внешнего долга и снижение внешней уязвимости.
• В России были успешно осуществлены бюджетные и налоговые реформы, в том числе было введено трехлетнее бюджетное планирование и начато долгосрочное финансовое планирование по примеру Новой Зеландии и Великобритании. Кроме того, было сокращено число налогов и общее налоговое бремя (включая введение единой ставки подоходного налога на уровне 13 % и снижение основной ставки НДС до 18 %).
• Правительству удалось значительно улучшить собираемость налогов, улучшить таможенное администрирование, исключить неденежные расчеты в бюджетной системе, усовершенствовать систему бюджетного управления и контроля, в том числе посредством внедрения Единого казначейского счета.
• В рамках реформирования бюджетной системы была также проведена реформа межбюджетных отношений, в ходе которой была внедрена современная формула расчета трансфертов на межбюджетное выравнивание, была постепенно ликвидирована практика нефинансируемых мандатов, а также было создано достаточно стабильное разделение доходных и расходных полномочий между различными уровнями бюджета.
• Финансовая система в начале реформ была слабо развита. Были реализованы важные меры по либерализации валютной системы, а также осуществлены реформы в области финансового рынка, однако возможности для дальнейшего развития и углубления финансовой системы остаются.
• Правительство начало улучшать эффективность и независимость судебной системы посредством повышения заработной платы, публикации судебных решений и принятой в апреле 2008 г. инструкцией председателя высшего арбитражного суда, которая запрещает судьям принимать решение о конфискации частной собственности при решении налоговых споров. 
В начале 2006 г. правительством была утверждена Программа социально-экономического развития на среднесрочную перспективу (2006 – 2008 гг.), направленная на активизацию структурных реформ. Среди прочего Программа была нацелена на преодоление следующих основных проблем: 
(1) отсутствие условий и стимулов для динамичного развития человеческого капитала; 
(2) низкая эффективность государственного управления; 
(3) слабая диверсификация экономики, низкий уровень конкуренции и высокая доля нерыночного сектора; 
(4) инфраструктурные ограничения; 
(5) проблемы с межрегиональным перемещением факторов производства. Последнее обстоятельство также рассматривается как существенное препятствие для более динамичного экономического развития регионов (см. «Экономический меморандум по России 2008», Всемирный банк, готовится к публикации). Также были предприняты меры по реформированию административной и судебной систем.
Несмотря на определенный прогресс, остается, тем не менее, ощущение некого торможения в осуществлении структурных реформ. Определенный прогресс был достигнут в реализации четырех приоритетных национальных проектов в области здравоохранения, образования, жилья и сельского хозяйства, однако все еще остаются незавершенными очень важные структурные реформы. В особенности это касается сферы бизнеса и инвестиционного климата, мелких и средних предприятий и институционально-управленческих проблем. На инвестиционном климате в России по-прежнему отрицательно сказываются такие факторы как незащищенность прав собственности, недостаточный уровень конкуренции, миграционные барьеры и проблемы государственного управления и коррупции.

Предстоящие задачи экономической политики

Новое российское правительство унаследовало быстро растущую экономику, однако ему предстоит решать целый ряд важных задач. Первая задача – снизить темпы инфляции и укрепить экономическую стабильность, которая сыграла определяющую роль в обеспечении экономического роста последних девяти лет. Важно признать, что необходимость выбора между высокими темпами роста и макроэкономической стабильностью (как этот вопрос часто ставится в ходе внутренних дебатов) - это неправильная постановка вопроса. Многочисленные примеры на основе опыта других стран свидетельствуют, что невозможно добиться динамичного, устойчивого и сбалансированного роста в условиях высокой инфляции, которая негативно влияет как на сбережения, так и на инвестиции. Следовательно, снижение инфляции в России является необходимым условием для достижения устойчивых высоких темпов роста (см., например, только что опубликованный отчет Международной комиссии по вопросам экономического роста, возглавляемой нобелевским лауреатом Майклом Спенсом: www.growthcommission.org).
Однако одного снижения инфляции будет недостаточно для обеспечения устойчивого и динамичного роста.
Для этого России необходимо решить вторую задачу, а именно: ускорить осуществление целого ряда важных структурных реформ, в особенности в части институциональных преобразований и преодоления инфраструктурных проблем, с тем чтобы способствовать росту производительности экономики в долгосрочной перспективе. Ускорение осуществления реформ социальной сферы (см. раздел III настоящего доклада) и регионального развития будет важным фактором для обеспечения равномерного распределения положительных эффектов экономического роста среди населения и огромной территории России.
Для снижения инфляции необходимо внести несколько корректив в макроэкономическую политику. Для снижения уровня избыточной ликвидности, охлаждения внутреннего спроса и снижения темпов заимствований частным сектором будет необходимо ужесточить бюджетную и денежно-кредитную политику. Этого можно добиться при помощи ужесточения бюджетной политики в краткосрочный период и поэтапного планирования бюджетных расходов в долгосрочный период.
Кроме того, будет необходимо дальнейшее ужесточение кредитно-денежных условий с использованием постепенного повышения процентных ставок и резервных требований в сочетании с более гибким обменным курсом, как уже было объявлено ЦБ. В качестве дополнительных мер можно рекомендовать удерживание от дальнейшего использования административных цен и экспортных ограничений, а также определение приоритетов и поэтапное планирование государственных инвестиционных расходов в соответствии с возможностями освоения этих капиталовложений, совершенствование процедур отбора и оценки инвестиционных проектов и компенсирующее сокращение неприоритетных государственных расходов.
В области структурных реформ основными задачами остаются улучшение деловой среды и инвестиционного климата, снижение барьеров для мелких и средних предприятий и инноваций, а также решение инфраструктурных проблем. Для осуществления этих реформ, по-видимому, потребуется сократить количество проверок и ослабить регламентирование в отношении мелких и средних предприятий, усилить борьбу с коррупцией, повысить ответственность граждан перед законом, решить инфраструктурные проблемы, в том числе за счет роста эффективности использования инфраструктуры («Исследование энергоэффективности», 2008, Всемирный банк, готовится к публикации), увеличить государственные инвестиции и создать частно-государственные партнерства. Улучшение эффективности, независимости и прозрачности судебной системы также будет очень важным фактором для успеха многих структурных реформ. В этом отношении четыре «И», названные президентом Российской Федерации Д. Медведевым, - институты, инфраструктура, инновации и инвестиции, - намечают важные приоритетные направления работы нового правительства, на основе которых можно было бы активизировать работу в области структурных реформ, стимулировать рост производительности и заложить основу устойчивого экономического роста в будущем.

Долгосрочная устойчивость государственных финансов РФ

У Российской Федерации могут быть серьезные долгосрочные фискальные риски, возникающие в связи с неопределенностью и волатильностью нефтегазовых доходов бюджета, а также с дополнительными расходами в области пенсионного обеспечения, здравоохранения и образования. Если в среднесрочный период не принять необходимых мер, российский бюджет утратит свою сильную позицию, что поставит под угрозу дальнейший подъем экономики Российской Федерации. Чтобы противостоять этим рискам, новый состав правительства РФ должен: (1) в качестве одного из основных приоритетов политики принять поддержание бюджетной устойчивости и сбалансированности, (II) увеличивать ненефтегазовую налоговую базу, стремясь обеспечить замену нефтяным доходам в бюджет на случай, когда они начнут снижаться, (III) выявить категории расходов, которые можно было бы сократить, с тем, чтобы создать возможности для дополнительных расходов по приоритетным направлениям, а также (IV) рассмотреть возможность принятия бюджетного принципа «постоянного дохода» (состоящего в поддержании ненефтяного первичного дефицита бюджета на таком уровне, который гарантированно можно было бы финансировать за счет доходов от нефтяных активов), соблюдение которого способствовало бы проведению бюджетной политики, автоматически обеспечивающей устойчивость государственных финансов РФ.
История вопроса. В последние девять лет (1999-2007) Российская Федерация проводила разумно консервативную бюджетную политику, однако в будущем намечаются существенные фискальные риски. Российским правительством было также принято мудрое решение бороться с волатильностью бюджетных расходов путем направления стабильного потока нефтяных доходов в бюджет и изъятия остальных нефтяных доходов в стабилизационный фонд. Это решение содействовало снижению отрицательных эффектов притока нефтяных доходов. В целом именно правильное управление государственными финансами заложило основу активного экономического роста, наблюдавшегося в последние девять лет. Вместе с тем, следует отдавать себе отчет, что такая успешная бюджетная политика не гарантирована навсегда: в долгосрочном периоде Россия может столкнуться с серьезными бюджетными рисками, которые способны свести на нет завоевания бюджетных реформ, полученные с таким трудом. В настоящей записке (1) подробно рассматривается влияние двух видов рисков – колебаний цен на нефть и давления в пользу увеличения государственных расходов на пенсионное обеспечение, образование и здравоохранение, – которые могут подорвать состояние государственного бюджета Российской Федерации; приводятся доводы в пользу того, что новый кабинет должен принять в качестве основной задачи сохранение консервативной бюджетной политики, устойчивости и сбалансированности бюджета; а также (3) предлагается внедрить бюджетное правило/принцип, которое позволило бы обеспечить автоматическое поддержание долгосрочной устойчивости бюджета.

Три проблемы государственных финансов

Проблема №1. Нефтяные доходы непредсказуемы: сегодня они являются источником экономического бума, а завтра могут превратиться в тормоз развития экономики

В результате резкого роста мировых цен на нефть приблизительно с 2000 г. усугубилась зависимость России от нефтегазовых доходов, в результате чего повысилась ее уязвимость по отношению к возможному падению цен на нефть и газ. Доля нефтяных доходов в общих доходах бюджета существенно выросла – с 10 % приблизительно до 30 % ВВП. Вместо того, чтобы диверсифицировать экономику, зависимость бюджета от нефтяных доходов росла. В настоящее время нефть составляет около 60 % общего объема экспорта страны (см. графики 2.1 и 2.2). С одной стороны, более высокие нефтяные доходы позволяют осуществлять дополнительные расходы, но они также и осложняют макроэкономическое управление и ведут к увеличению зависимости от исключительно ненадежного и нестабильного источника дохода. Во время высоких цен на нефть это не проблема, но если цены начнут стремительно падать, это может стать причиной серьезной уязвимости.

Проблема №2. В среднесрочной и долгосрочной перспективе Российской Федерации предстоят существенные дополнительные расходы на пенсионное обеспечение, здравоохранение и образование Известные демографические тенденции в России - сокращение и старение населения, рост потребности в услугах пенсионной системы и системы здравоохранения, а также изменение структуры спроса на услуги образования – являются основными факторами, подстегивающими основные социальные расходы, такие как расходы на пенсионное обеспечение, здравоохранение и образование.

Результатом этих тенденций является то, что при любом долгосрочном сценарии развития экономики государственные расходы на пенсии, медицину и образование будут скорее всего заметно расти. Прогнозируемый рост основных расходов в социальной сфере составит 3,5 процентных пункта ВВП – с 14,1 % ВВП в 2008–10 гг. до приблизительно 17,3 % ВВП в 2016–20 гг. С учетом закладываемых в прогноз допущений о стабильных в долгосрочной перспективе бюджетных доходах и о стабильных бюджетных расходах на уровне 31% ВВП, это означает, что необходимо провести определенные долгосрочные корректировки по другим статьям государственных расходов с тем, чтобы не допустить наращивания общего уровня расходов (в таблице 1 представлены агрегированные долгосрочные прогнозные показатели по бюджетным расходам). В своем недавнем выступлении в Высшей школе экономики и на расширенной коллегии Министерства финансов министр финансов А.Кудрин заявил, что дополнительные расходы на социальные нужды находятся примерно в таком же диапазоне: 3-4 % ВВП.
Учитывая долгосрочный прогноз темпов экономического роста в России и цен на нефть, ожидается, что общие доходы бюджета стабилизируются на уровне 34 % ВВП в долгосрочном периоде в результате предполагаемого умеренного снижения нефтяных доходов и цен на нефть по сравнению с ближайшим периодом 2008 – 2010 гг. С другой стороны, на ближайший период (2008-10 гг.) прогнозируется рост общих расходов, отражающий наращивание расходов в текущем трехлетнем бюджете, которые затем, в период до 2020 г. должны стабилизироваться на определенном уровне, выражаемом в процентной доли от ВВП. Этот уровень предположительно составит 31,3 % ВВП. В рамках такого сценария правительство сможет сохранить определенный консерватизм финансовой политики и определенный уровень профицита, однако значительно меньше, чем в предыдущие годы.
В результате долгосрочного наращивания социальных расходов и с учетом общей направленности политики расходов существует заметная тенденция к сокращению относительной доли в общей сумме расходов всех других функциональных категорий государственных расходов. В частности, в период с 2008 по 2020 гг. совокупные расходы по всем остальным функциональным категориям должны будут сократиться с 17,2 % до 13,5 % ВВП. По-видимому, такая корректировка расходов по другим категориям расходов возможна. Важно отметить, что это относительное снижение не означает, что по другим категориям невозможен рост в реальном выражении. Если исходить из предположения, заложенного в базовом сценарии, что в 2008 – 2020 гг. средний рост реального ВВП составит 5,8 %, прочие компоненты расходов будут расти в реальном выражении на 3,7 % в год.

Проблема №3. Если правительство не примет особые меры для обеспечения устойчивости бюджета, а также если сохранятся текущие тенденции бюджетной политики, то Россия в долгосрочной перспективе вернется к состоянию чистого должника.

В соответствии с базовым бюджетным сценарием, основанным на текущих макроэкономических параметрах и бюджете на 2008 – 2010 гг., Россия одновременно сберегает и тратит. С одной стороны, средства перечисляются в Резервный фонд, а с другой стороны в то же время осуществляются трансферты из Фонда национального благосостояния, причем недостаточные для покрытия ненефтяного первичного (за вычетом расходов на обслуживание долга) дефицита бюджета, поэтому в результате валовой долг растет как доля ВВП. К концу горизонта планирования (к 2040 г.) и в отсутствии изменений текущей политики, получается, что Россия съедает все свои нефтяные средства и другие валютные активы, имеющиеся у нее в начале периода, выходя на нулевой чистый долг. Затем Россия снова наращивает долг по мере увеличения общей суммы долга в ситуации, когда нефтяной фонд начнет сокращаться, поскольку к тому времени бюджетные трансферты из него будут превышать нефтяные доходы.
В рамках альтернативного сценария высоких расходов в результате политического давления в сторону наращивания социальных расходов доля расходов в ВВП оказывается на 4 процентных пункта выше, а также возникает соответствующий ненефтяной первичный дефицит, причем в отсутствие компенсирующих сокращений по другим статьям расходов или увеличения доходов. Позиция России как чистого кредитора сокращается еще быстрее, и после 2018 года Россия вновь становится чистым должником. К 2040 г. чистый долг вырастает до 61 %. На примере этого сценария наглядно видны издержки пассивной выжидательной позиции в ответ на определенное давление в сторону увеличения социальных расходов, и очевидна необходимость внесения корректив. Еще один альтернативный сценарий, предполагающий сокращение налогов, демонстрирует, что в результате такого снижения (например, НДС на 4 процентных пункта) ненефтяной первичный дефицит бюджета будет больше, чем при базовом сценарии и составит как минимум на 1,5 % ВВП. В результате Россия сможет финансировать этот дефицит при помощи активов нефтяного фонда только в течение следующих 20 лет, а, начиная с 2025 г., страна опять начнет накапливать чистый долг, который к 2040 г. достигнет 37 % ВВП. В этих двух сценариях особенно очевидны два долгосрочных риска при проведении бюджетной политики: первый порождается бездействием в сфере государственных расходов, а второй - резким сокращением налогов и, как следствие, сокращением доходов в период роста государственных расходов.
Напротив, в рамках сценария при действии бюджетного правила постоянного дохода (ПД), когда Россия поддерживает ненефтяной первичный дефицит на уровне, не превышающем 4,7% ВВП, устойчивость государственного бюджета не подвергается угрозе, поскольку этот уровень дефицита полностью покрывается за счет «постоянного дохода» от российских нефтяных активов. Чистая величина долга остается практически неизменной на всем горизонте планирования. Все эти сценарии основаны на долгосрочном прогнозе цены на нефть на уровне 60 долларов за баррель, когда, в соответствии с предположениями правительства, цена на нефть сначала падает до этого уровня, но затем сохраняется на нем в реальном выражении.

Возможные меры политики

1. Новому составу правительства следует подготовиться к возможному падению цен на нефть и газ и снижению соответствующих нефтегазовых бюджетных доходов путем расширения ненефтяной налоговой базы и увеличения соответствующих ненефтяных доходов.
• Для этого потребуется анализ ненефтяной налоговой базы, начиная с основных налоговых инструментов, таких как НДС, акцизы и налог на прибыль с тем, чтобы выявить те реальные потери, связанные с различными налоговыми льготами и спецификой бюджетной системы, которая ведет с сужению налоговой базы. В результате такого анализа должны быть выработаны специальные рекомендации по отмене ненефтяных налоговых льгот, при этом должен быть сделан расчет влияния такой меры на объемы бюджетных доходов. Это можно сделать в рамках подготовки федерального бюджета на 2010 – 2012 гг.
2. Правительству следует выявить конкретные функциональные категории неэффективных расходов, которые можно было бы сократить в среднесрочном периоде с тем, чтобы создать возможность повышения расходов по первоочередным направлениям (социальные расходы и инфраструктурные инвестиции).
• Для этого, в идеале, потребуется проведение систематического ежегодного пересмотра (в рамках ежегодного пересмотра бюджета) определенных категорий государственных расходов с целью выявления возможностей снижения их объемов без снижения качества предоставления услуг.
3. Поддержание бюджетной устойчивости должно оставаться приоритетом политики правительства.
Правительству следует стремиться к тому, чтобы вернуть ненефтяной первичный дефицит на уровень, обеспечивающий бюджетную устойчивость (около 4,7% ВВП) и сохранять его на этом уровне в дальнейшем. Такая политика будет в целом соответствовать фискальному правилу, установленному после 2010 г., но которое не соблюдается в период 2008-2009 гг. при более высоком запланированном ненефтяном дефиците. Одним из подходов, автоматически обеспечивающем бюджетную устойчивость, является возможное внедрение бюджетного правила «постоянного дохода», в соответствии с которым устанавливаются ограничения на ненефтяной первичный дефицит бюджета на уровне, который возможно финансировать из средств «постоянного дохода» от нефтяных активов. В результате сами нефтяные активы (финансовые) остаются нетронутыми, сохраняясь для будущих поколений. Фактически суть этого бюджетного принципа сводится к тому, что Россия должна расходовать не больше доходов от нефтяных активов, чем сумма долгосрочного дохода от них. В настоящее время ненефтяной первичный дефицит российского бюджета составляет около 5 % ВВП, что ненамного превышает уровень дефицита в рамках правила «постоянного дохода». Таким образом потребуются относительно небольшие корректировки, чтобы вернуть дефицит на постоянно устойчивый уровень. Однако в отсутствие систематического применения этого принципа, а также в отсутствие корректирующих мер, в какой-то момент в будущем следует ожидать увеличения ненефтяного первичного дефицита, в результате чего страна будет вынуждена начать расходовать свое нефтяное богатство на текущее потребление, оставляя все меньше сбережений для будущих поколений.
• Россия могла бы обеспечить долгосрочную устойчивость государственных финансов, как и на протяжении последних 9 лет, путем проведения последовательной консервативной бюджетной политики, реализуемой в рамках дискреционной бюджетной политики в процессе пересмотра годового и среднесрочного (трехлетнего) бюджета. Однако применение предлагаемого бюджетного правила способно исключить неопределенность в рамках бюджетного цикла и сделать бюджетную политику менее уязвимой к политическому давлению на увеличение расходов. Кроме того, можно ожидать и другие положительные эффекты от применения этого правила: (I) снижение стоимости внешних заимствований благодаря лучшей предсказуемости состояния и будущей направленности бюджетной политики, а также (II) снижение волатильности экономики благодаря укреплению долгосрочной стабильности бюджета.

Реформирование системы здравоохранения

В недавно опубликованном докладе Всемирного банка «Реформирование системы здравоохранения Российской Федерации в целях улучшения состояния здоровья населения: основные задачи на 2008 год и последующий период»3 рассматриваются проблемы состояния здоровья граждан и системы здравоохранения Российской Федерации. Основной акцент сделан на результатах деятельности системы здравоохранения, вопросах финансирования, а также вариантах реформирования политики и институциональных основ в данной сфере. В докладе приводятся доводы в пользу того, что причины кризисного состояния здоровья населения кроются не только в состоянии системы здравоохранения страны. Высокие уровни заболеваемости и смертности, особенно среди работающего мужского населения, являются отражением многих других факторов, которые лежат за рамками системы здравоохранения, так как они связаны со старением населения, быстрыми темпами урбанизации, образом жизни и рискованным поведением людей.
В этой связи в докладе высказывается предположение, что увеличение объема расходов, хотя и необходимо, но будет недостаточным для улучшения состояния здоровья российских граждан на устойчивой основе. Доклад обращает внимание на целесообразность разработки межотраслевой стратегии, направленной на решение проблем в сфере здоровья населения, наряду с увеличением объема расходов на систему здравоохранения и проведением структурных реформ в целях повышения эффективности и результативности предоставления медицинской помощи и предоставления услуг. Вместе с тем авторы доклада подчеркивают, что улучшение состояния здоровья населения посредством проведения реформ в системе здравоохранения – это сложнейшая задача среднесрочной и долгосрочной перспективы, к решению которой новое правительство Российской Федерации должно приступить как можно скорее, прилагая для этого максимум усилий.

Ухудшение состояния здоровья населения

По показателям состояния здоровья населения Российская Федерация значительно отстает от других стран «большой восьмерки» и стран со средним уровнем доходов, о чем свидетельствует официальная статистика. В России ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляет 66 лет, что на 16 лет меньше, чем в Японии и на 14 лет меньше среднего уровня в странах Европейского Союза. Основными причинами преждевременной смертности, плохого состояния здоровья и инвалидности, особенно среди взрослого населения, являются: (1) неинфекционные заболевания (например, инфаркты, инсульты, онкологические заболевания); и (2) травмы в результате дорожнотранспортных происшествий (НИЗТ).
Высокий уровень заболеваемости и смертности российского населения трудоспособного возраста представляют угрозу для социально-экономического развития и национальной безопасности страны. Нехватка рабочей силы, по всей видимости, станет более значительным препятствием для экономического роста, чем в странах Западной Европы, поскольку Россия стоит перед лицом демографического кризиса более серьезного масштаба. С 1992 г. численность российского населения сократилась на 6 млн. человек и составляет в настоящее время 143 миллиона. В большинстве экспертных оценок прогнозируется, что к 2050 г. численность населения сократится еще примерно на 30 %, хотя в этих прогнозах не учитывается потенциальное воздействие иммиграции и улучшения условий жизни, что может стать компенсирующим фактором в сценарии устойчивого долгосрочного роста в стране. По расчетам экспертов, для восполнения дефицита трудоспособного населения после 2007 г. потребуется ежегодный приток примерно 1 млн. мигрантов трудоспособного возраста. Неудовлетворительное состояние здоровья трудоспособного населения также влечет за собой экономические издержки в виде низкой производительности труда, преждевременного выхода на пенсию, а также высокого уровня расходов на медицинскую помощь. В связи с быстрым ростом зависимости от труда мигрантов, а также плохим состоянием здоровья военнослужащих возникают вопросы, связанные с национальной безопасностью страны. Кроме того, население России стареет, что находит отражение в сокращении численности молодежи и увеличении доли населения в возрасте 60 лет и старше.
Ухудшение состояния здоровья населения Российской Федерации происходило одновременно с сокращением государственных расходов на здравоохранение в реальном выражении. Как видно из рис. 3.1, в 90-х гг. объем государственных расходов на здравоохранение сократился в реальном выражении на одну треть вследствие значительного снижения в первые годы переходного периода. Объем реальных расходов превысил уровень дореформенного периода только в 2006 г. благодаря поступлению дополнительных ресурсов в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» в 2006-2007 гг.
С 2001 года в России доля государственных расходов на здравоохранение в валовом внутреннем продукте (ВВП) колеблется в диапазоне от 2,7 до 3,6 %. Это низкий показатель по сравнению со странами ЕС, которые в среднем тратят на здравоохранение 6-8 % ВВП. В России общий объем расходов на здравоохранение, как из государственных, так и частных источников, составляет 5,3 % ВВП, что ниже показателей стран с аналогичным уровнем доходов на душу населения.
Значительная доля частных расходов на медицинскую помощь осуществляется в форме неформальных платежей в медицинских учреждениях и расходов на покупку лекарственных средств, что затрудняет доступ к качественной медицинской помощи, особенно для малообеспеченных граждан.
Несмотря на низкий уровень расходов на здравоохранение, даже выделенные средства распределяются нерационально и используются неэффективно на региональном уровне. В результате назрела неотложная необходимость в совершенствовании структуры расходов системы здравоохранения при одновременном повышении их эффективности. В недавно проведенном исследовании МВФ отмечается, что аналогичные российским показатели состояния здоровья населения наблюдаются в странах, которые тратят на здравоохранение на 30-40 % меньше, чем Россия.
Существуют значительные различия в доле региональных расходов на здравоохранение в валовом региональном продукте (ВРП). Как правило, регионы тратят на здравоохранение 2-4 % от ВРП, но эта цифра может достигать и 15 %. В целом, субъекты Российской Федерации финансируют примерно 85 % расходов на здравоохранение в России. В исследовании МВФ также отмечается значительная дифференциация в эффективности расходования средств по регионам и высказывается предположение, что нынешних показателей состояния здоровья населения можно было бы достичь, истратив две трети от расходуемого сегодня объема средств, если бы менее эффективно работающие регионы последовали примеру более эффективных.
Вместе с тем, по данным Национального обследования благосостояния и участия населения в социальных программах (НОБУС), проведенного Госкомстатом России в 2003 г. с целью оценки воздействия, оказываемого социальной политикой, и охватившего свыше 45 тыс. домохозяйств, у групп населения с более низкими доходами, особенно в сельских районах объемы неофициальных платежей за медицинскую помощь выше, как в абсолютном выражении, так и в процентах от общего объема потребления. Это позволяет предположить, что многие семьи могут оказаться уязвимыми и попасть за черту бедности или стать еще беднее в результате возникновения потребности в медицинской помощи и роста затрат на ее получение.

Рис. 3.1. Расходы РФ на здравоохранение в реальном выражении в 1991-2006


Пути решения ключевых проблем здравоохранения

При принятии мер по преодолению кризиса системы здравоохранения новому российскому правительству следует рассмотреть три основных направления действий:

1. Мало кто станет оспаривать тезис о том, что кризис в области состояния здоровья населения Российской Федерации обусловлен не только состоянием системы здравоохранения страны. Высокие уровни заболеваемости и смертности вследствие неинфекционных заболеваний и травм (НИЗТ) являются отражением многих факторов, которые лежат вне рамок системы здравоохранения и связаны со старением населения, быстрыми темпами урбанизации, изменением образа жизни и рискованным поведением. Многочисленные международные данные свидетельствуют, что наиболее экономически эффективным подходом к решению непростых проблем, связанных с НИЗТ, является реализация многосекторной стратегии. В России приоритетными направлениями для вмешательства со стороны государства должны стать следующие:
(I) меры по борьбе со злоупотреблением алкоголя, ориентированные на предложение (например, регулирование производства, сбыта, цен, доступности и рекламы алкогольной продукции), так и на спрос (например, проведение информационно-разъяснительных кампаний);
(II) борьба с потреблением табака (например, разработка политики, предусматривающей запрещение курения на рабочих местах и в общественных помещениях, налоговые меры, принятие законов о полном запрещении рекламы и пропаганды табачных изделий и их продажи несовершеннолетним в соответствии с Рамочной конвенцией ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) по борьбе против табака, которая была недавно ратифицирована Россией);
(III) пропаганда здорового питания и физической активности (например, включение в государственную политику в области здравоохранения мер, стимулирующих пропаганду принципов здорового питания, реализацию школьных программ, направленных на пропаганду здорового питания и физической активности); а также
(IV) повышение безопасности дорожного движения за счет обеспечения исполнения законодательства, направленного на предотвращение дорожнотранспортных происшествий, вызванных вождением в нетрезвом виде, а также оборудования дорожной инфраструктуры низкозатратными средствами обеспечения безопасности (например, введение разделительных полос и отдельных полос для движения пешеходов и велосипедистов) и систематического ремонта дорог для устранения очагов опасностей.
Для принятия и масштабной реализации вышеупомянутых мер необходимо политическое руководство и соответствующее финансирование на федеральном и региональном уровне. Следует развивать широкие государственно-частные партнерства, так как плохое состояние здоровья работников оказывает негативное влияние на финансовые показатели каждого предприятия в краткосрочной перспективе, а также долговременное отрицательное воздействие на перспективы рентабельного роста. Создание таких партнерств следует стимулировать путем предоставления государством налоговых льгот.

2. Одна из главных проблем российской системы здравоохранения – это относительная недостаточность государственного финансирования для покрытия затрат на предоставление услуг, обещанных правительством в рамках Программы государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи. Объем этого гарантированного пакета медицин ских услуг довольно велик для страны, которая тратит на здравоохранение относительно небольшую долю своего ВВП. В течение последних 15 лет доступность медицинской помощи устойчиво снижалась вследствие недостатка имеющихся ресурсов для финансирования гарантированного государством объема медицинской помощи. России нужно увеличить объем расходов на здравоохранение по сравнению с сегодняшним уровнем. Разумно предположить, что частично это увеличение может и должно быть реализовано в рамках государственной системы здравоохранения, которая, по всей вероятности, останется важным компонентом общей системы, несмотря на ожидаемое повышение роли частного сектора в оказании медицинской помощи и ее финансировании. Следовательно, в ближайшие 5-10 лет российскому правительству необходимо будет постепенно повышать совокупный объем государственного финансирования здравоохранения с 3,5 % ВВП в 2006 г. до 4,5-6 % ВВП – уровня, наблюдаемого в других странах со средним уровнем доходов (таблица 1). Эти прогнозы основаны на преобладающих демографических тенденциях и прочных перспективах экономического роста, которые, как предполагается, обеспечат значительный дополнительный спрос на медицинские услуги. Расходы из частных источников, как ожидается, также будут увеличиваться в долгосрочной перспективе – с нынешних 1,8 % до 2,5-3 % от ВВП. Увеличение государственных расходов поможет решить ряд давно назревших проблем: (1) повысить базовую зарплату врачам и медицинским сестрам; (2) внедрить стимулы к повышению результативности за счет дифференциации размера оплаты труда в зависимости от объема и качества медицинской помощи; (3) обеспечить бесплатное предоставление лекарственных средств для стационарного лечения и финансирование программ адресной лекарственной помощи детям и престарелым гражданам при амбулаторно-поликлиническом лечении; а также (4) провести реконструкцию медицинских учреждений, заменить устаревшее оборудование и обучить персонал.
Где взять дополнительные государственные ресурсы?
Если отвечать коротко – преимущественно за счет улучшения структуры государственных расходов, т.е. ее переориентации на удовлетворение долгосрочных потребностей таких ключевых социальных секторов, как здравоохранение, образование и пенсионное обеспечение, и отказа от менее эффективных категорий государственных расходов (например, нецелевых субсидий и трансфертов, общих административных расходов, неэффективных государственных инвестиций). Поскольку российская система здравоохранения финансируется преимущественно из общих доходов бюджетов, а не из целевых поступлений от налогов на фонд оплаты труда, необходимо проработать механизмы привлечения дополнительных финансовых средств из региональных бюджетов – в виде взносов в сист ему обязательного медицинского страхования (ОМС) за неработающее население. Еще одна сфера, заслуживающая более глубокого анализа, - это привлечение в здравоохранение дополнительных частных средств через систему добровольного медицинского страхования в дополнение к системе ОМС.

3. Увеличение финансирования системы здравоохранения хотя и необходимо, но не достаточно для обеспечения устойчивого улучшения состояния здоровья населения в Российской Федерации. Крайне важно, чтобы увеличение капитальных и текущих расходов на российское здравоохранение сопровождалось структурными реформами, направленными на повышение эффективности и результативности организации медицинской помощи и предоставления услуг. В целях постепенного повышения эффективности распределения и использования ресурсов здравоохранения в регионах Российской Федерации необходимо уделить внимание решению следующих четырех задач.

3.1. Централизованное объединение финансовых потоков. В настоящее время система финансирования здравоохранения в России сильно фрагментирована и гораздо более децентрализована, чем в большинстве стран со средним и высоким уровнем доходов. Кроме того, эта система неэффективна из-за неоправданного дублирования административных функций и высоких операционных издержек. Финансовые средства поступают из федерального бюджета, бюджетов субъектов федерации и муниципальных бюджетов, а также из созданной в 1993 г. системы ОМС. Бюджетное финансирование составляет примерно 60 % от общего объема государственных расходов на здравоохранение, а остальная часть приходится на систему ОМС. Основная часть государственных средств (свыше 85 %) аккумулируется и распределяется на региональном уровне за счет общих бюджетных доходов и поступлений налога на фонд оплаты труда в размере 3,1 %. При этом в федеральных трансфертах на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности регионов никогда не предусматривались целевые средства на нужды системы здравоохранения. Регионы в большинстве своем не стремились ни вносить свой вклад в страхование неработающего населения, ни объединять бюджетные и страховые средства в территориальных фондах обязательного медицинского страхования, как это предусмотрено законодательством. Постепенная интеграция бюджетных средств и средств системы ОМС позволит сформировать единый канал финансирования государственной системы здравоохранения. В свою очередь, это позволит разработать более обоснованные стратегические планы комплексного развития региональных систем здравоохранения, стимулировать интеграцию и координацию, снизить внутриотраслевые барьеры, а также обеспечить большую степень гибкости в перераспределении средств на оказание различных видов услуг.

3.2. Пересмотр программы государственных гарантий оказания населению бесплатной медицинской помощи. Несмотря на то, что объем расходов на здравоохранение, как предполагается, продолжит расти, как в абсолютном выражении, так и в отношении к ВВП, баланс между принятыми обязательствами и имеющимися ресурсами будет невозможно восстановить только за счет увеличения объема ресурсов. Необходимо пересмотреть саму программу государственных гарантий бесплатной медицинской помощи. Этот процесс включает в себя не только оценку финансовых возможностей государства, хотя ресурсные ограничения, безусловно, будут решающим фактором. Программа государственных гарантий должна стать прозрачной и для организаций, предоставляющих услуги, и для населения, а для этого необходимо уточнить виды, объемы, порядок и условия предоставления медицинской помощи. Кроме того, должны быть предусмотрены механизмы для обеспечения реализации гражданами своих прав в случае невыполнения обязательств, установленных программой государственных гарантий. Следует определить набор услуг и лекарственных средств по приоритетным заболеваниям, которые должны бесплатно предоставляться в рамках государственных гарантий. Желательно также, чтобы финансирование программы государственных гарантий осуществлялось на одноканальной основе, что позволит предотвратить появление ложных стимулов для необоснованного перемещения затрат с одного источника финансирования на другой.

3.3. Решение проблем структурного дисбаланса в системе здравоохранения. Многие российские регионы в настоящее время нуждаются в значительных капиталовложениях в реконструкцию, модернизацию и надлежащее оснащение инфраструктуры здравоохранения. Хотя в России существуют и особые проблемы, связанные с географической удаленностью и суровыми климатическими условиями, что обуславливает необходимость создания дополнительной инфраструктуры, это не обязательно означает строительство новых учреждений, а скорее модернизацию существующей сети медицинских учреждений. При осуществлении разумных инвестиций в больницы, учреждения первичной медицинской помощи, службы скорой медицинской помощи, а также в повышение квалификации работников, совершенствование системы управления, включая внедрение систем электронной медицинской документации, число госпитализаций и длительность пребывания больных в стационаре можно значительно сократить, одновременно увеличив охват населения амбулаторными видами помощи. Это позволит значительно оптимизировать дорогостоящую больничную инфраструктуру, поскольку во многих стационарных учреждениях имеются неиспользуемые мощности. Это позволит также повысить качество и эффективность использования существующих основных фондов и создать благоприятные условия для внедрения новых медицинских технологий в целях удовлетворения текущих и новых потребностей в медицинской помощи. Следует также уделить внимание вопросам совершенствования организации и финансирования долговременной медицинской помощи, включая работу домов сестринского ухода и стационаров на дому, предназначенных для лиц, нуждающихся в постоянной помощи и уходе в связи с престарелым возрастом, хроническими заболеваниями и ограниченными физическими или умственными возможностями.

3.4. Внедрение систем оплаты медицинской помощи, предусматривающих стимулы для повышения качества и эффективности ее оказания. Опыт работы по новым договорам с поставщиками медицинских услуг, внедренным в Воронежской области и Чувашской Республике в рамках финансируемого Всемирным банком проекта «Техническое содействие реформе системы здравоохранения» показывает, что необходимо создавать стимулы к расширению диапазона и повышению качества услуг на уровне первичной медицинской помощи. Метод подушевой оплаты следует комбинировать с «оплатой по результатам», увязанной с достижением установленных стандартов качества или предоставлением новых услуг. Например, дополнительные (премиальные) целевые выплаты могут осуществляться при достижении определенных целевых показателей качества и эффективности (расширение охвата населения такими программами, как иммунизация, скрининг рака шейки матки, ежегодное консультирование мужчин и женщин по вопросам здорового образа жизни, отказа от курения, сокращения потребления алкоголя, обследование граждан преклонного возраста, контроль уровня развития детей раннего возраста). В качестве альтернативы может использоваться гонорарная система оплаты (за оказанную услугу) для обеспечения дальнейшего повышения качества уже предоставляемых услуг и расширения их диапазона за счет внедрения новых услуг по пропаганде здорового образа жизни, специализированных программ ведения хронических больных (с сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, сердечной недостаточностью, гипертонией, астмой, хронической обструктивной болезнью легких, эпилепсией, инсультом), а также малой хирургии. Систему оплаты за оказание первичной медицинской помощи следует изменить таким образом, чтобы определенная доля оплаты (20-25%) зависела не от ресурсных показателей, а от непосредственных и конечных результатов. При этом должны быть четко определены целевые показатели по основным неинфекционным заболеваниям (сердечно-сосудистым и онкологическим заболеваниям, сахарному диабету, хроническим заболеваниям легких), на долю которых приходится основное бремя болезней в России.
Услуги больниц в России оплачиваются в основном по принципу «за пролеченный случай», но некоторые статьи расходов (преимущественно фиксированные) не включаются в тарифы ОМС и покрываются непосредственно из бюджетов различных уровней. Такое сочетание неэффективно, поскольку при сметном финансировании оплачиваются затраты, и у поставщиков услуг почти нет стимулов к повышению эффективности своей деятельности.
Средства, предоставляемые медицинским учреждениям в рамках сметного финансирования, следует включить в существующие тарифы, которые, в свою очередь, должны быть модифицированы таким образом, чтобы они отражали стандарты качества и эффективности (например, среднюю продолжительность пребывания в стационаре в соответствии с теми стандартами, которых можно достичь с помощью медицинского вмешательства, более эффективного в экономическом отношении). Далее, поскольку метод оплаты за пролеченный случай провоцирует «раздувание» объемов услуг (так как стимулирует поставщиков услуг к наращиванию объемов для получения максимальных доходов), его следует сочетать с контрактами, определяющими как затраты, так и объемы услуг, с установлением согласованных объемов работ на определенный год и по определенной специальности.

Заключение

Для решения большинства проблем, связанных с состоянием здоровья населения Российской Федерации, необходимы широкомасштабные программные и институциональные преобразования на федеральном, региональном и муниципальном уровнях с участием многих секторов, а не только системы здравоохранения. Комплексное реформирование здравоохранения для улучшения показателей здоровья населения и работы системы здравоохранения представляет собой сложнейшую задачу на среднесрочную и долгосрочную перспективу, решение которой новое правительство Российской Федерации должно ускорить, прилагая для этого максимум усилий.
Полная версия доклада (RAR 1,67 Мб) | Смотреть другие доклады
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.