Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Семилетняя война

Начало Семилетней войны

Европе выпало почти 14 лет более или менее мирного времени, когда пушки молчат, а говорят музы, как вдруг в августе 1756 г. вспыхнула новая война, известная под названием “семилетняя”. У нее была коренная особенность — военное пожарище охватило не только Европу, но и Северную Америку и Ост-Индию. Иначе говоря, она приобрела характер, близкий к мировой. Война захватила, таким образом, огромную территорию, причем не только суши, но и морских пространств. Семилетняя война явилась, с одной стороны, как вооруженное соперничество Великобритании и Франции в Северной Америке и Ост-Индии, а с другой — как столкновение агрессивной политики Пруссии и внешнеполитических устремлений Австрии и России. 
Какие же стратегические цели преследовали страны в начавшейся войне? Великобритания жаждала захватить колонии Франции и установить безраздельное господство на море. Пруссия же ставила целью овладеть Саксонией и сделать Польшу своим вассалом. 
Австрия хотела ослабить Пруссию и утвердить свою гегемонию в Центральной Европе, вернув себе захваченную в 1740 г. Силезию. Австрия принадлежала к владениям императорской династии Габсбургов; в эти владения входили также, помимо Австрии, Чехия, Венгрия, Ломбардия и области в Нидерландах. Австрийские владения клонились к упаду. У Франции были не менее большие цели: она стремилась присоединить владения английского короля в Европе — Ганновер, отстоять свои колонии в Северной Америке и Ост-Индии и сдержать усиление Пруссии. Не оставалась в стороне и пока еще воинственная Швеция, намереваясь захватить Померанию. Россия преследовала более или менее “скромные” цели, а именно: остановить агрессию Пруссии на восток и расширить свои владения на западе, овладев Восточной Пруссией. Стратегические цели стран, начинавших новую людскую бойню, таким образом пронизывал дух захватничества. 
Фермор В.В. Так образовались два эпицентра войны и два центра военного противостояния: англо-прусский, откровенно агрессивный, к которому примкнули Ганновер, Гессен-Касель, Брауншвейг, отдельные княжества из состава “Священной Римской империи германской нации” и франко-австро-русский. К нему присоединились Швеция,Саксония и большинство княжеств, входивших в эту лоскутную империю. 
Судьба великих столкновений решалась в Европе. Здесь вспыхнул и семь лет горел главный огонь войны. Молодой, смелый, коварный король Пруссии Фридрих II, не лишенный полководческих качеств, закалив армию в походах и боях и доведя ее численность до 160 тыс. человек (после захвата Силезии), на рассвете 17 (280 августа 1756 года внезапно, без объявления войны двинул на Саксонию 95-ти тысячный отряд. Стратегический замысел полководца, исходя из идеи неожиданного удара, сводился к тому, чтобы, скрытно выдвинув и бросив вперед войска с разных направлений, окружить саксонскую армию (18 тыс. человек) и разбить ее или заставить капитулировать. Замысел Фридриха II удался, хотя и не без труда. Почти полтора месяца саксонцы, попавшие-таки в кольцо, отчаянно сопротивлялись. Но 4 октября капитулировали: слишком велико оказалось превосходство сил у короля Пруссии. Кампания 1756 г. осталась, таким образом, за Фридрихом II. 
Помимо превосходства в силах и внезапности королю помогло то, что ему удалось добиться у солдат и офицеров высокой боевой выучки; и это во многом благодаря тому, что еще с 1713 г. в Пруссии была введена пожизненная служба солдат. Смысл ее заключался больше в строгой муштре, но в значительной мере и в ежедневном обучении приемам ружейной и артиллерийской стрельбы, рукопашной борьбы, кавалерийской атаки и т.п. То была первоклассная армия, но не лишенная недостатков. Муштра сковывала поведение солдат в бою, привыкших действовать по командам. Они терялись, лишаясь командира. Во многом поэтому частям недоставало стойкости в обороне, а подчас они впадали в панику. Пруссия больше походила на военный лагерь, чем на страну с мирными поселениями. 

В угрожающей близости от границ России появилось сильное милитаристское государство. Еще 16 августа 1756 г. Елизавета издала рескрипт, объявлявший войну Пруссии. Конференция — совет высших сановников при императрице — возложил формирование армии на А.Б.Батурина, влиятельного вельможу, фельдмаршала, подполковника Преображенского полка. К сожалению, он не имел никакого образования, но выделялся жестким характером и не был лишен ума. 
Однако командующий армией стал не он, а известный фельдмаршал, шеф семеновцев С.Ф.Апраксин, отличавшийся как полководец крайней осторожностью. Пока Бутурлин формировал, а Апраксин выводил армию на рубежи развертывания, получилось, что войска лишь во второй половине июня 1757 г. перешли Неман и не спеша, встречая слабое сопротивление, вошли в Пруссию. Фридрих II задумал разбить своих противников поодиночке. То была душа его стратегии. 
Весной развернула действия Франция. В это время австрийская армия развертывалась у границ. К августу 1757 г., когда все союзные армии пришли в движение, Фридрих II со своей армией оказался в кольце. Замысел его рушился, тем более что численность войск союзников превышала 300 тыс. человек, то есть намного превосходила прусское войско. 
Явно недооценивая русские войска, Фридрих II поручил защищать Пруссию — в нее уже довольно глубоко вклинился Апраксин — отряду в составе 30 тыс. человек под командованием генерала Х.Левальда, а сам бросился с главными силами (192 тыс. человек) в Чехию. Здесь ему удалось, нанеся удары с четырех сторон, осадить Прагу. Защиту столицы Чехии с изумительным мужеством вело 60-тысячное австрийское войско. Лишь подоспевшая на выручку австрийская армия под командованием Л.Дауна (более 50 тыс. человек), разбив пруссаков 7 июня при Колине заставила их покинуть Чехию.

Победа под Гросс-Егерсдорфом

Французская армия маршала Л.Ш. д`Эстре (70 тыс. человек) в апреле заняла Гессен-Кассель, а позже Ганновер, ведя оборонительные, а подчас и наступательные бои. А французская армия принца Ш.Субаза (57 тыс. человек) в августе подошла к Пруссии. 
Война таким образом принимала сложный, драматический характер для обоих воюющих сторон. Тем временем Апраксин, хотя и продвигаясь черепашьим шагом, взял Мемель, Тильзит, Гумбиниен и Инстербург. Елизавета понуждала фельдмаршала разгромить Левальда с тем, чтобы скорее открыть путь на Кенигберг. Апраксину ничего не оставалось, как повиноваться императрице. Под его командой армия, ускорив движение, 17 августа “перешагнула” реку Прегель, протекавшую недалеко от деревни Гросс-Егерсдорф. Рано утром нетерпеливый генерал Левельд атаковал русскую армию, разбившую лагерь у этой деревни. Завязался жесточайший бой, большей частью в центре русских боевых порядков. Исход сражения решила фланговая штыковая атака четырех полков 32летнего генерал-майора П.А.Румянцева, позже еще не раз прославившего русское оружие. Пруссаки дрогнули. Туман, пожары, сильный ветер играли наруку русским. Они усиливали панику, охватившую прусских солдат. Сражение у Гросс-Егерсдорф русские выиграли начисто. Дорога на Кенигсберг была открыта. 
В это время Фридрих II с главными силами сражался на западе с французами и австрийцами и ничем помочь не мог. 
Однако произошло то, что, казалось, произойти не могло. Простояв без толку неподалеку от Кенигсберга, фельдмаршал Апраксин внезапно приказал бить ретираду. Считают, он получил записку от канцлера Бестужева-Рюмина с извещением об опасной болезни императрицы, а наследник ее, Петр Федорович — Апраксин знал, — был насквозь проникнут преклонением перед Фридрихом II и всем прусским. Ретирада же, вероятно, рассудил он, была спасением… 

Салтыков П.С. Русская армия с большими потерями от болезней в первых числах октября, отойдя, остановилась в Мемеле на зимние квартиры. Таким образом, победа русской армии под Гросс-Егерсдорфом обернулась негаданным отходом. Елизавета и Конференция были возмущены поведением Апраксина. Еще на дороге он был арестован и под конвоем прибыл в Петербург. Фельдмаршал был обвинен в измене и на допросе скончался. Елизавета сняла с должности Бестужева-Рюмина и отправила его в деревню. Конференция поручила командование русской армией ученику Миниха В.В.Фермору, приказав ему немедленно овладеть Восточной Пруссией. 
Фридрих II не замедлил воспользоваться отходом Апраксина 25 октября 1757 года при деревне Россбах он разбил сильную франко-
австрийскую армию, бросив ей во фланг кавалерию генерала Зейдлица, а затем перекинул войска в Силезию. Здесь 5 декабря он выиграл ожесточенное сражение у австрийцев. Ему достались более 20 тыс. пленных, вся артиллерия и обоз. 
Еще в сентябре шведская армия (23 тыс. человек) развернула наступление на Штеттин (Померания), но после отступления Апраксина отошла и она. 
И кампанию 1557 года выиграл таким образом Фридрих II. Тем временем русская армия под командованием фельдмаршала Фермора в декабре 1757 года снова двинулась в Восточную Пруссию. Ни холод, ни бездорожье не сломили высокого духа солдат, а неминуемая встреча с пруссаками лишь воодушевляла их. “Русские прусских всегда бивали”, — шла молва по войскам, пущенная, как стало известно, А.В.Суворовым. В эту пору он занимался формированием батальонов в Лифляндии и Курляндии, и громкая слава его еще ждала. 
В кампании 1758 г. франко-австро-русская коалиция выставила войну 316 тыс. чел., Фридрих II — 145 тыс. человек Более чем двойное превосходство коалиционных сил открывало возможность разбить войска короля Пруссии, но этому помешала рассогласованность в действиях командующих. В то время как громада русских войск численностью свыше 60 тыс. человек, начав наступление в Восточной Пруссии, в январе 1758 г. заняла ее и присоединила к России, а летом осадила Кюстрин, Франция увязла в боях в Гессен-Каселе и Ганновере, Австрия же вела пассивно-оборонительные действия в Силезии и Саксонии. 
В это время Фридрих II снова прибег к излюбленному приему — громить врагов поодиночке, а именно Австрию и Россию. Однако ситуация заставила его круто изменить свое намерение. Узнав о том, что русские войска (58 тыс. человек) осадили Кюстрин, он поспешил к этому городу со своими главными силами, взяв их под свое непосредственное командование (32 тыс. человек). Узнав об этом, фельдмаршал Фермор снял осаду и занял позицию на пересеченной местности перед деревней Цорндорф. Между тем Фридрих II не стал атаковать русские войска в лоб, как ожидал Фермор, а в ночь на 14 августа совершил глубокий обход правого крыла русских и вышел им в тыл. Утром Фермор был вынужден перевернуть фронт так, что вторая линия более слабая, стала первой, а сильный левый фланг оказался менее сильным правым. 
Разыгралось ожесточенное сражение. Фридрих II двинул войска в “косую атаку” на правый фланг русских, открыв сильный артиллерийский огонь. Но под этим огнем, каким бы губительным он не был, и вдобавок под натиском пехоты, правое крыло русских стояло неподвижно. Фридрих II в сердцах бросил вперед, как это он делал всегда в критический момент, свою конницу. Русская пехота пропустила ее, расступаясь, а затем сомкнула ряды; прусская конница вместе с королем едва пробилась назад. 
Цорндорфское сражение 1758 г. не принесло победы ни одной из сторон. Прусская армия отступила к Кюстрину, русская — к Ландсбергу и далее в Померанию. 
Есть суждение: русская армия возобновила утром 15 августа сражение, могла учинить разгром противника, тем более что к полю боя спешил корпус генерала Румянцева; хотя он и получил известие, что русская армия якобы разбита, этому не поверил. Быстро вел корпус. Однако опоздал. 
“Но главная польза от сего сражения, — говорит очевидец его барон Розен, была та, что войска наши прославились неописуемой храбростью и непреоборимостью. Сам король ужаснулся, увидев как дралась наша пехота…”. Однако положение при дворе (больная императрица, открытая демонстрация “пруссачества” ее приемника Петра Федоровича) и не поддающийся оправданию отход русской армии заставили фельдмаршала Фермора просить об отставке и его просьба была удовлетворена. Однако полной отставки он не получил, Елизавета, ценя его богатейший боевой опыт, предоставила ему в командование дивизию. 
С наступлением тепла русская армия (40 тыс. человек) начала стягиваться к городу Познани, а 19 июня новым главнокомандующим Конференция назначила 60-летнего сподвижника Петра I, закаленного в боях генерал-аншефа П.С.Салтыкова. То был быстрый на смелые решения генерал, любимец армии. Природа наделила его недюжинным полководческим талантом. Он, не мешкая, двинул войска к Одеру. Этому пытался воспрепятствовать прусский корпус под командованием генерала В.Г.Веделя (30 тыс. человек) Но Салтыков его разбил в Пальцигском сражении 12 июля 1759 г. Спустя менее месяца, Салтыков соединился с австрийским корпусом Б.Э.Лаудона. Заняв с ходу Франкфурт-на-Одере, Салтыков предложил командующему австрийскими войсками смелую мысль: поскольку дорога на Берлин открыта, совместными действиями нанести удар на город и тем, может быть, завершить войну викторией. Но австрийский командующий уклонился от этого, опасаясь, по всей видимости, полного разгрома Пруссии и, значит, усиления России. Салтыков П.С. (1698—1772 гг.). Гравюра Д.Герасимова по оригиналу П.Ротари. 1760-е гг. Таким образом, кампания 1759 года, несмотря на блестящие победы русского оружия, закончилась без решающих успехов союзников, тем более что в коалиции наметились разногласия: Франция решительно противилась включения Восточной Пруссии в состав России. 
Война продолжалась, достигая своего апогея. 
Новая кампания 1760 г. впечатляет тем, что Фридрих II, девизом которого было “Только вперед!”, с трудом доведя численность прусской армии до 100—120 тыс. человек, решил перейти к обороне, прикрыв свои коммуникации и магазины, в то время как союзные государства (численность армии 220 тыс. человек) ставили перед войсками наступательные задачи. Стратегия заключалась в совместных действиях русских и австрийских армий в Силезии, имперских войск в Саксонии, а французских — против Ганновера. В новой кампании русская армия включала в себя, управления, передовой корпус Чернышева, 1-ю дивизию Фермора, 2-ю дивизию — фон Брауна, регулярную кавалерию Волконского и Еропкина, легкую кавалерию (гусары и казаки) Тотлебена. Все эти генералы, за исключением Тотлебена, отличались верностью императрице и отечеству, храбростью, заботой о солдатах. 
Тотлебен же оказался генералом, передававшим Фридриху II все мало-мальски важные сведения о штабных и войсковых новостях, какие мог “уловить” в русской армии. Еще Фермор, будучи командующим армией, возбудил против него следствие, но в Петербурге Тотлебену удалось оправдаться. Как же развивались события? 
Поскольку командующий австрийской армией устранялся от совместных действий, Салтыков перенес главные усилия армии в Померанию, а один ее корпус (23 тыс. человек), которым командовал генерал З.Г.Чернышев, направил в рейд на Берлин в рассуждении посеять переполох во вражеском стане и отвлечь его силы от Померании. 

Салтыков стремился больше действовать на сообщениях противника, “выманивая” прусские войска из укрепленных градов и крепостей, и, если это удавалось, уничтожал их. Но общую дирекцию генерал Чернышев не терял. Смелым броском овладел Берлином 28 сентября. Но так как к Берлину повернула 70-тысячная армия Фридриха II, явно встревоженного падением города, генерал ограничился тем, что уничтожил военные магазины и какие попались военные объекты. А затем отступил на соединение со своей армией. Силы же приковал к себе значительные и даже самого Фридриха II. 
Таким образом и кампания 1760 г. склонялась к ничьей, но принесла выгод больше русским, чем пруссакам, дезорганизовав вражескую оборону “налетом” на Берлин. 
Как замышляла Конференция, кампания 1761 г. должна быть последней и привести к поражению Фридриха II. 
Дело шло к этому. 
Главные силы фельдмаршала Бутурлина, назначенного командующим армией вместо заболевшего Салтыкова, перенацеливались на Силезию, в то время как войска вспомогательные — на Померанию для овладения портом и крепостью Кольберг. Командовать этими войсками Бутурлин поручил генералу Румянцеву. Генерал Румянцев, сшибая слабые заслоны пруссаков, стремительно вошел в Померанию и во взаимодействии с Балтийским флотом осадил Кольберг. В тыл ему Фридрих II бросил корпус генерала Платена для действий на коммуникациях русских. Но генерал Платен сам попал под удары русских “летучих” отрядов, которые проникали к нему в тыл и, используя партизанскую тактику, не давали прусским войскам пробиться к Кольбергу и деблокировать его. 
В числе командиров “летучих” отрядов в чине подполковника состоял и А.В.Суворов, проявивший в коротких стычках с врагом уже тогда отличавшие его быстроту, глазомер, натиск. Его нападения были всегда внезапны и завершались успехом. 16 декабря Кольберг пал, не выдержав осады. 
Положение Пруссии стало крайне тяжелым. Она потеряла Силезию, была отрезана от Польши, которая обеспечивала ее продовольствием и от Балтийского моря. Помимо того, ей грозил совместный удар русской и шведской армий на Берлин с севера, согласованный Бутурлиным со шведским командованием. 
Пруссия оказывалась, таким образом, в жестких клещах врагов и гибели ее, как государства, можно было ожидать с большой вероятностью. Но тут в историю вмешался случай, этот вечный ее спутник. 25 декабря 1761 г. умерла императрица Елизавета Петровна. Заняв престол, Петр III чуть ли не как подданный Фридриха II, незамедлительно вывел Россию из войны, вернул Пруссии занятую русскими войсками территорию, а 24 апреля заключил с ней союзный договор. 11 мая вышла из войны Швеция. 
Парадокс истории: в кампании 1762 г. русскому корпусу генерала Чернышева пришлось в составе прусской армии — Россия стала союзницей Пруссии! — обратить оружие против своих бывших партнеров: Франции, Австрии и имперских государств. Повинуясь Петру III, он выбил австрийцев из Силезии и Саксонии и добился победы над имперскими войсками (октябрь 1762 г.). Но 23 октября истощенные семилетней войной противники — Пруссия и Франция — заключили прелиминарный мир. 12 ноября Фридрих II пошел на перемирие с Австрией. 
В семилетней войне между Великобританией и Францией на море и в колониях вначале успех сопутствовал Франции. Но с кампании 1758 г. Франция, отягощенная войной в Европе, стала терять инициативу. В 1760 г. Англия захватила Канаду, часть Луизианы, Флориду и значительную территорию в Индии. Наступило время, когда не было ни войны, ни мира. 
С этим неопределенным состоянием покончили заключившие 30 января мирный договор Англия и Франция; договор утвердил статус-кво воюющих сторон. А 4 февраля 1763 г. Пруссия, с одной стороны, Австрия и Саксония, с другой, подписали мир, завершивший войну, сильно истощавшую страны. Он подтверждал права Пруссии на Силезию и графство Глац. 
Семилетняя война привела к тому, что в Европе и в мире произошли изменения в соотношении сил. Великобритания, захватившая значительные колониальные владения Франции и Испании, стала, вне сомнения, сильнейшей морской державой. Пруссия упрочила свою роль в среде германских государств и получила возможность объединить Германию под своей эгидой. Ослабленная Франция приблизилась к революционным преобразованиям феодальных устоев. Австрия пошла на упрочение союза с Россией в назревавшей войне против Оттоманской империи. 
Все эти изменения были во многом вызваны к жизни героической борьбой русской армии, которая, хотя и не смогла добиться своих целей из-за пропрусской ориентации Петра III, но которой удалось доказать, что Запад и Восток имеют дело с великой европейской державой.

Оглавление. Войны эпохи Петра I и Екатерины II
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.