Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Войны в царствование Екатерины II

Русско-турецкая война 1768—1774 годов

Императрица Екатерина II28 июня 1762 г. император Петр III был низложен с престола гвардией из-за своей “пропрусской” политики, вызывавшей глубокое недовольство армии, флота, дворянской знати да и простых людей. Гвардия посадила на русский престол его жену, немку по национальности и принявшую имя Екатерины II. То была умная женщина, хорошо изучившая русское общество, народные обычаи и, разумеется, русский язык. 
7 июля она издала манифест, в котором обвиняла Петра III в разрушении всего того, что “Петр Великий в России установил”, и обещала вернуть Отечество на путь, начертанный им. 
Первым делом она своим указом отменила все “гольштинские” порядки, введенные Петром III. В частности, она коснулась и высшей военной власти — военной коллегии, председателем которой назначила сподвижника героя “набега” на Берлин фельдмаршала Салтыкова, храброго генерала З.Г.Чернышева. Ему пришлось сразу же после Семилетней войны с участием известных полководцев, таких как А.М.Голицын, В.А.Суворов (отец знаменитого полководца), П.А.Румянцев, М.Н.Волконский, А.Б.Бутурлин и др., заняться реорганизацией русской армии. 
8 1763 г. Россия в военном отношении была разделена на семь “дивизий” (предшественников округов) — Лифляндскую, Эстляндскую, Смоленскую, Московскую, Севскую и Украинскую. В 1775 г. к ним добавилась Белорусская “дивизия”, а из Московской выделилась Казанская и Воронежская. 
Еще в 1763 г. в пехоте появились егерские команды в составе 1 офицера и 65 егерей. То было новым словом в организации войск. Назначение егерских команд — гласила инструкция — быть “застрельщиками” и “производить огонь”, причем это делать не в шеренгах или колоннах, а в рассыпном строю. Родилась, таким образом, новая форма использования пехоты в бою, получившая в дальнейшем широкое распространение. 
В кавалерии появился новый ее вид — карабинерская конница. Как замышлял П.А.Румянцев, она должна была заменить кирасир и драгун, сочетая в бою силу удара кирасир тяжелым палашом и рослым конем с ведением огня из карабина. В 1765 г. упраздняются так называемые “слободские” казачьи войска, в которых казаки служили по рекрутской повинности. А в 1770 г. ландмилиция вошла в состав казачьих войск. 
Реформа армии, очевидно, должна была служить повышению ее боевой готовности и боевой способности, более высокой мобильности. 
Более чем кто-либо сделал для реформирования армии П.А.Румянцев. Петром III он был “отлучен” от активной деятельности. Не прошло и двух лет после воцарения Екатерины II, как он был призван к делу. Румянцев создал инструкции, которые, опираясь на боевой опыт и “воинский дух” русского народа”, содержали глубоко прогрессивные мысли: выдвижение на первый план моральную подготовку воина, как основу его воспитания, строгое знание уставов, активная работа командиров с подчиненными, большей частью индивидуальная. Он говорил, например, что ротный командир должен лично знакомиться с каждым вновь прибывшим рекрутом, “примечать его склонности и привычки”. Все самобытные мысли Румянцева были изложены в его “мыслях по устройству военной части” и “Инструкции полковничьей полку пехотному”, которые он в 1770 г. собрал в “Обряд служб”, что стал боевым и строевым уставом армии. 
С мыслями Румянцева перекликались суждения молодого А.В.
Суворова, нашедшие в то время выражение в так называемом “Суздальском учреждении”, созданным им в бытность командиром Суздальского полка. Его смело можно было рассматривать как добавление к пехотному уставу. Главным в воспитании Суворов считал строевое обучение, “искусство в экзерциции” солдата, “в чем ему для побеждения неприятеля необходимая нужда”. Он был сторонником строжайшей дисциплины, но с чем был “сходен” с Румянцевым, — в основу ее клал нравственные чувства. 
Так сложилась военная судьба А.В.Суворова, что после семилетней войны ему пришлось с 1768 г. воевать в Польше, усмиряя так называемых польских конфедератов. Конфликт произошел изза того, что проживавшие в Польше православные — украинцы, белорусы — ущемлялись в религиозных и гражданских правах католической церковью и шляхтой. Присутствие русских войск в Польше и арест четырех вожаков-шляхтичей заставил короля Станислава Понятовского подписать закон о диссидентах, принятым сеймом, облегчающий их положение. Но это вызвало взрыв негодования, который распространился по дворянской Польше. Вспыхнула партизанская война, в которой А.В.Суворов, командуя подразделениями и частями, с непревзойденным мастерством громил отряды польских конфедератов объединенных в Союз (конфедерацию) против решений сейма и короля. Польша оказалась на краю поражения. Хотя Франция и имела союзнические отношения с Россией, однако, она посылала польским конфедератам на борьбу против русских войск боеприпасы, снаряжение и инструкторов-командиров. Но это мало помогало конфедератам. Конфликт закончился тем, что в войну вмешались войска Австрии и Пруссии, страшившиеся полного подчинения Россией Речи Посполитой. 
В сентябре 1772 г. Австрия, Пруссия и Россия договорились о разделе Польши. Помощь Франции оказалась ни к чему. По договору русские войска, а с ними и Суворов, вошли в Литву. А в конце года он получил назначение в Первую армию к П.А.Румянцеву. 
В это время горел пожар русско-турецкой войны. Его зажег еще в январе 1766 г. крымский хан по наущению султана вторжением турецких крымских войск из Крыма на Украину, но встретился в острых схватках с 1-й армией генерала П.А.Румянцева и потерпел поражение. Генерал, предугадывая удары татарских и турецких войск, усилил гарнизоны Азова и Таганрога, а главные силы редоточил около Елизаветграда, дабы перекрыть движение противника в Украину. В чем же заключались стратегические цели противников? 
Когда Турция в октябре 1768 г. объявила войну России, она хотела отнять у нее Таганрог и Азов и таким образом “закрыть” для России выход в Черное море. Это и было истинной причиной развязывания новой войны против России. Сыграло свою роль и то, что Франция, поддерживая польских конфедератов, хотела бы ослабить Россию. Это подталкивало Турцию на войну с северным соседом. Поводом же для открытия военных действия послужило нападение гайдамаков на пограничное местечко Балту. И хотя Россия поймала и наказала виновников, пламя войны вспыхнуло. Стратегические цели России были обширны. 
Военная коллегия избрала оборонительную форму стратегии, стремясь обезопасить свои западные и южные границы, тем более что как так, так и здесь возникали вспышки военных действий. Таким образом Россия стремилась сохранить ранее завоеванные территории. Но не исключался вариант и широких наступательных действий, который в конце концов и возобладал. 
Военная коллегия решила выставить против Турции три армии: 1-ю под командованием князя А.М.Голицына численностью 80 тыс. человек в составе 30 пехотных и 19 кавалерийских полков при 136 орудиях с местом формирования у Киева, имел задачей 

Схема передвижений войск русско-турецкой войны

защитить западные границы России и отвлечь на себя силы противника. 2-я армия под командованием П.А.Румянцева в 40 тыс. человек, имея 14 пехотных и 16 кавалерийских полков, 10 тыс. казаков, при 50 орудиях сосредотачивалась у Бахмута с задачей обезопасить южные границы России. Наконец, 3-я армия под командованием генерала Олица (15 тыс. человек, 11 пехотных и 10 кавалерийских полков при 30 полевых орудях) собиралась у населенного пункта Броды в готовности “подключиться” к действиям 1-й и 2-й армии. 
Султан Турции Мустафа сосредоточил против России более 100 тыс. воинов, не получив, таким образом, превосходства в численности войск. Тем более что на три четверти его армия состояла из иррегулярных частей. 
Боевые действия развивались вяло, хотя инициатива принадлежала русским войскам. Голицын осадил Хотин, отвлекая силы на себя и не давая возможности туркам соединиться с польскими конфедератами. Еще при приближении 1-й армии против турок восстала Молдавия. Но вместо того, чтобы двинуть войска на Яссы, командующий армией продолжал осаду Хотина. Турки воспользовались этим и расправились восстанием. 
До половины июня 1769 г. командующий 1-й армией Голицын простоял на Пруте. Решающий момент в борьбе наступил тогда, когда турецкая армия попыталась форсировать Днестр, но переправа ей не удалась из-за решительных действий русских войск, которые огнем артиллерии и ружей сбросили турок в реку. От статысячной армии султала осталось не более 5 тыс. человек. Голицын мог свободно углубиться на территорию противника, но ограничился лишь тем, что без боя занял Хотин, а затем отошел за Днестр. Видимо, он посчитал свою задачу выполненной. 
Екатерина II, внимательно следя за ходом военных действий, осталась недовольна пассивностью Голицына. Она отстранила его от командования армией. На его место был назначен П.А.Румянцев. 
Дела пошли живее. 
Как только в конце октября 1769 г. Румянцев прибыл в армию, он сменил ее дислокацию, расположив между Збручем и Бугом. Отсюда он мог без промедления начать боевые действия, и в то же время в случае наступления турок защитить западные границы России, а то и самому развернуть наступление. По распоряжению командующего за Днестр в Молдавию выдвигался корпус численностью 17 тыс. конницы под командованием генерала Штофельна. Генерал действовал энергично, и с боями к ноябрю освободил Молдавию до Галаца, овладел большей частью Валахии. В начале января 1770 г. турки попытались было атаковать корпус Штофельна, но были отбиты. 
За Днестр в Молдавию был выдвинут авангард — Молдавский корпус численностью 17 тыс. конницы под командованием генерала Штофельна, которому было поручено управление Молдавией. 
Румянцев, хорошо изучив противника и способы его действий, произвел организационные изменения в армии. Полки были соединены в бригады, артиллерийские роты были распределены по дивизиям. 

План кампании 1770 г. был составлен Румянцевым, и, получив одобрение Военной коллегии и Екатерины II, обрел силу приказа.. Особенность плана — сосредоточение внимания на уничтожении живой силы противника. “Никто не берет города, не разделавшись прежде с силами, его защищающими” — считал Румянцев. 1-ой армии предстояло активными наступательными действиями не допустить перехода турок через Дунай, а при благоприятных условиях перейти в наступление самой. 2-ой армии, командовать которой императрица назначила генерала П..И.Панина, поручалось взятие Бендер и защита Малороссии от проникновения неприятеля. 3-я армия упразднялась и входила в виде отдельной дивизии в 1-ую армию. Ставилась задача Черноморскому флоту под руководством Орлова. Он должен был из Средиземного моря угрожать Константинополю и препятствовать действиям турецкого флота. 
12 мая 1770 г. войска Румянцева сосредоточились у Хотина. Под ружьем у Румянцева было 32 тыс. человек. В это время в Молдавии свирепствовала эпидемия чумы. Значительная часть находившегося здесь корпуса и сам командир генерал Штофельн погибли от чумы. Новый командир корпуса князь Репнин вывел оставшиеся войска на позиции у Прута. Им пришлось проявить незаурядную стойкость, отбивая атаки татарской орды Каплан-Гирея. 
Румянцев привел главные силы лишь 16 июня и с хода построив их в боевой порядок (предусмотрев при этом глубокий обход неприятеля), атаковал турок у Рябой Могилы и отбросил их на восток в Бессарабию. Атакованный главными силами русских во фланг, скованный с фронта и обойденный с тыла противник обратился с бегство. Кавалерия преследовала бежавших турок более 20 километров. Естественное препятствие — река Ларга — затруднила преследование. Командующий турок решил подождать подхода главных сил, визиря Молдаванчи и конницы Абаза-паши. 
Румянцев же принял решение не дожидаться подхода турецких главных сил и атаковать и разбить турок по частям. 7-го июля, 
на рассвете, совершив ночью обходный маневр, он внезапно атаковал турок на Ларге и обратил их в бегство. Что же принесло ему победу? Это скорее всего преимущество русских войск в боевой выучке и дисциплине над турецкими частями, обычно терявшимися при внезапности нападения, сочетаемой с ударом конницы во фланг. При Ларге русские потеряли 90 человек, турки — до 1000. Тем временем визирь Молдаванчи переправился через Дунай со 150-тысячной армией из 50 тыс. янычар и 100 тыс. татарской конницы. Зная об ограниченных силах Румянцева, визирь был убежден, что раздавит русских 6-кратным преимуществом в живой силе. К тому же, он знал, к нему спешил Абаз-Паши. 
Румянцев и на сей раз не стал ждать подхода главных сил противника. Как же выглядела диспозиция войск у р. Кагул, где предстояло развернуться сражению. Турки расположились лагерем у села Гречени близ. Кагула. Татарская конница встала в 20 верстах от главных сил турок. Румянцев построил армию в пять дивизионных каре, то есть создал глубокий боевой порядок. Между ними расположил кавалерию. Тяжелая кавалерия в 3500 сабель под командованием Салтыкова и Долгорукова вместе с артиллерийской бригадой Мелиссино оставалась в армейском резерве. Такой глубокий боевой порядок частей армии обеспечивал успех наступления, ибо предполагал в его ходе наращивание сил. Рано утром 21 июля Румянцев атаковал турок тремя дивизионными каре и опрокинул их толпы. Спасая положение, 10 тыс. янычар кинулись в контратаку, но Румянцев лично бросился в бой и своим примером воодушевил солдат, которые обратили турок в бегство. Визирь бежал, оставив лагерь и 200 пушек. Турки потеряли до 20 тыс. убитыми и 2 тыс. пленными. Преследуя турок, авангард Боура настиг их у переправы через Дунай у Карталы и захватил оставшуюся артиллерию в количестве 130 орудий. 
Почти в то же время на Кагуле русский флот уничтожил турецкий при Чесме. Русская эскадра под командованием генерала А.Г.Орлова почти в два раза была меньше по числу судов, но выиграла бой благодаря героизму и мужеству моряков и флотоводческому искусству адмирала Спиридова — фактического организатора боя. По его распоряжению авангард русской эскадры в ночь на 26 июня вошел в Чесменскую бухту и, став на якорь, открыл огонь зажигательными снарядами. К утру турецкая эскадра была наголову разгромлена. Было уничтожено 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и свыше 40 малых судов, тогда как русский флот потерь в судах не имел. В результате Турция лишилась флота и была вынуждена отказаться от наступательных действий в Архипелаге и сосредоточить усилия на обороне пролива Дарданеллы и приморских крепостей. Что Чесменское сражение 27 июня 1770 г. Русско-турецкая война 1768—1774 гг. 
бы удержать военную инициативу в своих руках, Румянцев посылает несколько отрядов для захвата турецких крепостей. Ему удалось взять Измаил, Келию и Аккерман. В начале ноября пал Браилов. 
2-я армия Панина после двухмесячной осады штурмом овладела Бендерами. Потери русских составили 2500 убитых и раненых. Турки потеряли до 5 тыс. человек убитыми и ранеными и 11 тыс. пленными. В крепости было взято 348 орудий. Оставив в Бендерах гарнизон, Панин с войсками отошел в район Полтавы. 
В кампании 1771 года главная задача выпала 2-ой армии, командование которой у Панина принял князь Долгоруков, — овладение Крымом. Поход 2-ой армии увенчался полным успехом. Крым был покорен без особого труда. На Дунае действия Румянцева носили оборонительный характер. 
П.А.Румянцев, блестящий полководец, один из реформаторов русской армии, был требовательным, отменно храбрым, и очень справедливым человеком. Есть много примеров, подтверждающих это. Вот один из них. В крепости Журже после ее занятия в феврале 1771 г. был оставлен гарнизон в 700 солдат во главе с майором Гензелем и 40 пушек. В конце мая крепость была атакована 14 тыс. турок. Первый натиск был русскими отбит. Однако, видя подавляющее превосходство турок, майор Гензел по предложению турок вступил в переговоры и сдал крепость при условии, что гарнизон отступает из крепости с оружием. Однако его прямой начальник генерал Репнин, приказавший держаться гарнизону до его подхода, посчитал действия Гензеля трусостью и отдал всех офицеров под суд, который приговорил их к расстрелу. Екатерина II заменила расстрел пожизненной каторгой. Румянцев посчитал этот приговор слишком суровым, ибо условия капитуляции были достаточно выгодными, и настоял на его изменении. Каторга была заменена на увольнение офицеров со службы. 
После блестящего поиска генерала О.И.Вейсмана от нижнего Дуная до Добрубже, когда он овладел турецкими крепостями: Тульчой, Исакчей, Бабадагом, а генерал Милорадович — крепостями Гирсово и Мачиным, турки выразили готовность начать переговоры. 
Весь 1772 г. прошел в безрезультатных мирных переговорах при посредничестве Австрии. 
В 1773 г. армия Румянцева была доведена до 50 тыс. Екатерина требовала решительных действий. Румянцев считал, что его сил недостаточно для полного разгрома противника и ограничился демонстрацией активных действий организацией набега группы Вейсмана на Карасу и двумя поисками Суворова на Туртукай. 
За Суворовым уже утвердилась слава блестящего военачальника, малыми силами громившего большие отряды польских конфедератов. Разбив у деревни Ольтеница переправившийся через Дунай тысячный отряд Бим-паши, Суворов сам форсировал реку близ крепости Туртукай, имея 700 человек пехоты и конницы при двух орудиях. 
Разделив свой отряд на три части и построив их в небольшие колонны, он с разных сторон атаковал турецкий укрепленный лагерь с 4тысячным гарнизоном. Застигнутые врасплох турки в панике бежали, оставив победителям 16 больших пушек и 6 знамен и потеряв только убитыми свыше 1500 человек. Потери победителей составляли 88 погибших и раненых. С собой отряд увел на левый берег вражескую флотилию из 80 речных судов и лодок. 
Когда русские овладели Туртукаем, Суворов на клочке бумаги послал командиру корпуса генерал-поручику Салтыкову лаконичное донесение: “Ваша светлость! Мы победили. Слава Богу, слава вам”. 
Успешные действия А.В.Суворова и О.И.Вейсмана и поражения турок подтолкнули Румянцева с 20 тыс. армией переправиться через Дунай и 18 июня 1773 г. осадить Силистрию. Не завершив осаду Силистрии из-за подхода сильно превосходящих сил турок, Румянцев отошел за Дунай. Но зато авангард его под руководством Вейсмана одержал победу над армией Нуман-паши при Кайнарджи. Однако в этом сражении был убит храбрый Вейсман. То был редкого дарования командир. Кумир солдат, он пользовался громкой славой благодаря своему благородству, заботе о подчиненных, отваге в боях. Смерть генерала Вейсмана переживала вся армия. Суворов, близко знавший его, сказал: “Вейсмана не стало, я остался один”. Турки, ободренные отходом Румянцева, атаковали Гирсово. 
Гирсово оставался последним населенным пунктом на правой стороне Дуная. Румянцев поручил его защитить Суворову и тот так построил оборону, что, имея в подчинении всего около трех тысяч человек, наголову разбил турок. Они потеряли при осаде и преследовании более тысячи человек. Победа у Гирсова оказалась последним крупным успехом русского оружия в 1773 году. Войска устали и вели вялые боевые действия в сторону Силистрии, Рущука и Варны. Но побед не добивались. К концу года Румянцев отвел армию на зимние квартиры в Валахию, Молдавию и Бессарабию. 
В начале 1774 года умер султан Мустафа, противник России. Его наследник — брат Абдул-Гамид передал управление страной верховному визирю Мусун-Заде, который завязал переписку с Румянцевым. Было ясно: мир необходим Турции. Но в мире нуждалась и Россия, истощенная длительной войной, военными действиями в Польше, страшной чумой, которая опустошила Москву, наконец, все разгоравшимся крестьянским восстаниям на востоке Екатерина предоставила Румянцеву широкие полномочия — полную свободу наступательных операций, право ведения переговоров и заключения мира. 
Кампанией 1774 г. Румянцев решил закончить войну. 
По стратегическому плану Румянцева в том году предусматривалось перенесение военных действий за Дунай и наступление до Балкан, дабы сломить сопротивление Порты. Для этого корпусу Салтыкова предстояло осадить крепость Рущук, сам же Румянцев с двенадцатитысячным отрядом должен был обложить Силистрию, а Репин — обеспечивать их действия, оставаясь на левом берегу Дуная. М.Ф.Каменскому и А.В.Суворову командующий армией предписал наступать на Добруджу, Козлуджу и Шумлу, отвлекая на себя войска верховного визиря, пока не падут Рущук и Силистрия. 
В конце апреля Суворов и Каменский перешли Дунай и очистили Добруджу. Затем двинулись на Козлуджу, где стоял лагерем 40-тысячный турецкий корпус, высланный великим визирем из Шумлы. 
Позиция противника под Козлуджей прикрывалась густым Делиорманским лесом, проходимым только по узким дорогам. Только этот лес и разделял русских и турок. Авангард Суворова, состоявший из казаков, втянулся в лесное дефиле. За ними следовала регулярная кавалерия, а затем сам Суворов с частями пехоты. 
Когда казачья конница вышла из леса, она была неожиданно атакована крупными силами турецкой кавалерии. Казакам пришлось отступить назад в лес, где они в острых схватках задержали неприятеля. 

Однако вслед за вражеской конницей в лес вошли значительные силы пехоты, которые напали на втянувшиеся в дефиле русские войска и вытеснили их из леса. При этой атаке едва не погиб Суворов. Находившиеся в резерве Суздальский и Севский полки выправили положение, выдвинувшись на позиции перед опушкой. 
Произошло ожесточенное сражение, продолжавшееся с 12 часов дня до 8 вечера. Обе стороны дрались с необычайным упорством. Русские отошли в лес и после множества коротких схваток выбили турок из него. Те отступили на свои главные позиции — укрепленный лагерь. 
При выходе русских войск из леса их встретил сильный огонь турецких батарей из этого лагеря. Суворов остановил полки и в ожидании своей артиллерии выстроил пехоту в две линии батальонными каре, поставив кавалерию на флангах. В таком порядке суворовцы пошли вперед, — штыки наперевес! — отражая яростные контратаки противника. 

Подойдя к лощине, отделявшей русские войска от неприятельского укрепленного лагеря, Суворов выставил подошедшие из леса батареи и открыл пушечный огонь, готовя атаку. Потом двинул вперед пехотные каре, выслав вперед кавалерию. 
При Козлудже у Суворова было 8 тыс. человек, у турок — 40 тыс. Суворов смело атаковал авангард неприятеля, учтя что сильный дождь подмочил у турок патроны, которые они носили, не имея кожаных подсумков в карманах. Отбросив турок в лагерь, Суворов интенсивным артиллерийским огнем подготовил атаку и стремительно атаковал. Эта операция под Козлуджей и действия Румянцева у Силистрии, а Салтыкова — у Рущука решили исход войны. Визирь запросил перемирия. Румянцев не согласился с перемирием, заявив визирю, что разговор может идти только о мире. 
10 июля 1774 г. в деревушке Кючук-Кайнарджи был подписан мир. Порта уступала России часть побережья с крепостями Керчь, Еникаль и Кинбурн, а также Кабарду и нижнее междуречье Днепра и Буга. Крымское ханство объявлялось независимым. Дунайские княжества Молдавия и Валахия получили автономию и переходили под покровительство России, Западная Грузия освобождалась от дани. 
Это была самая большая и длительная война, которую вела Россия при царствовании Екатерины II. В этой войне русское военное искусство обогатилось опытом стратегического взаимодействия армии и флота, а также практическим опытом форсирования крупных водных преград (Буг, Днестр, Дунай). 
В 1774 г. по окончании турецкой войны вице-президентом военной коллегии был назначен Г.А.Потемкин. Он был натурой одаренной, но неуравновешенной, обладал проницательным умом, но имел неровный характер. Составленный Потемкиным в 1777— 1778 гг. Греческий проект предусматривал освобождение православных народов Европы от турецкого угнетения, тем более что Румянцеву до Балкан дойти не удалось. 
В 1784 г. Потемкин был назначен президентом военной коллегии. Многие мероприятия в войсках под руководством Потемкина были направлены на облегчение условий службы солдата. Вместо службы “доколе силы и здоровье позволят” был введен 25-летний 
срок для пехоты, а для кавалерии — 15 лет. Была упрощена строевая служба. Солдат стремились учить лишь тому, что им необходимо знать и уметь в походе и в бою. Исполнение движений должно быть естественным и свободным — “без окостенения, как прежде было в обычае”. Из практики были исключены телесные наказания. В 1786 г. была введена новая форма, из зеленого сукна камзол и свободные красные штаны. Отменены парики, солдатам стали стричь волосы, что придало им опрятный вид. Армия снова пережила организационные изменения. Егерские батальоны были сведены в корпуса 4-х батальонного состава. К концу царствования Екатерины II число егерских корпусов было доведено до 10. Были созданы легко-конные полки в количестве 4. Осталась почти без изменения тяжелая кавалерия, из 19 карабинерных полков осталось 16. Вся артиллерия из 5 полков переформирована в 13 батальонов и 5 конных артиллерийских рот. Много сделал Потемкин в устройстве казачьих войск. После крестьянского восстания под водительством донского казака Е.Пугачева, в котором приняло самое активное участие яицкое (уральское) казачество, Екатерина стала подозрительно относиться к казачеству. Так, в 1776 году было решено ликвидировать Запорожскую Сечь, которая была восстановлена лишь по ходатайству Потемкина в 1787 г. под названием Черноморского войска, а впоследствии оно было слито с Кубанским войском. Общая численность действующих войск составила 287 тыс. человек. Гарнизонные войска составляли 107 батальонов, казачьи войска могли поставить в строй до 50-ти полков. 
В 1769 г. сразу после начала турецкой войны был основан орден св. Георгия Победоносца, которым награждались за военные отличия. Орден имел четыре степени отличия. Кавалерами первой степени в царствование Екатерины стали: Румянцев — за Ларгу, Орлов — за Чесму, Панин — за Бендеры, Долгорукий — за Крым, Потемкин — за Очаков, Суворов — за Рымник, Репнин — за Мачин. 

Турецкая война 1787—1791 гг.

Подстрекаемый враждебными России Англией и Пруссией султан Оттоманской Порты летом 1787 г. потребовал от России возврата под турецкое господство Крыма и вообще аннулирования Кючук-Кайнарджийского мира. Турецкому правительству дали ясно понять, что возвращенные России земли Северного Причерноморья и, в частности, Крым являются неотъемлемой частью ее территории. Доказательством тому служит то, что 28 декабря 1783 г. Турция подписала торжественный акт, по которому, подтверждая Кючсук-Кайнарджийский мир 1774 года, признавала Кубань, Таманский полуостров находящимися в подданстве русский императрицы и отказывалась от всяких притязаний на Крым. Еще раньше, 8 апреля 1783 г. Екатерина II издала манифест, где объявляла себя свободной от принятых прежде обязательств о независимости Крыма ввиду беспокойных действий татар, доводивших не раз Россию до опасности войны с Портою, и провозглашала присоединение Крыма, Тамани и Кубанского края к империи. Тем же 8 апреля был ею подписан рескрипт о мерах для ограждения новых областей и “отражении силы силою” в случае враждебности турок. В начале января 1787 г. императрица, кстати говоря, переименовавшая Крым в Тавриду, которую она считала несомненно принадлежащей России, двинулась с большой свитой в этот благодатный край. В Киеве была сделана остановка, которая длилась около трех месяцев. С наступлением теплых весенних дней Екатерина II на галере “Десна” спустилась вниз по Днепру до Кременчуга, а потом прибыла в Херсон. Отсюда она направилась через Перекоп в Крым. Ознакомившись с Тавридой, царица возвратилась в столицу. На обратном пути она посетила Полтаву и Москву. 
После путешествия Екатерины II в Крым отношения между Россией и Турцией резко обострились. Русское правительство не было заинтересовано в том, чтобы доводить дело до войны. Оно выступило с инициативой созвать конференция для мирного урегулирования отношений двух государств. Однако турецкие представители заняли на ней непримиримую позицию, продолжая выдвигать прежние, совершенно неприемлемые для другой стороны условия. В сущности, это означало коренной пересмотр Кючук-Карнайджийского договора, на что Россия, разумеется, не могла пойти. 
13 августа 1787 г. Турция объявила состояние войны с Россией, стягивая в район Очаков—Кинбурн крупные силы (свыше 100 тыс. человек). К этому времени для противодействия туркам Военная коллегия учредила две армии. Под начало П.А.Румянцева поступила Украинская армия с второстепенной задачей: следить за безопасностью границы с Польшей. Командвание Екатеринославской армией взял на себя Г.А.Потемкин, который должен был решать главные задачи кампании: овладеть Очаковым, перейти Днестр, очистить весь район до Прута и выйти к Дунаю. На свой левый фланг он выдвинул отряд А.В.Суворова для “бдения о Кинбурне и Херсоне”. В этой второй войне с Портой Екатерине удалось заполучить союзника — Австрию, так что турецкие войска попадали под удары с разных сторон. Стратегический замысел Г.А.Потемкина сводился к тому, чтобы соединиться с австрийскими войсками (18 тыс.) у Дуная и, прижав к нему турецкие войска, учинить им разгром. Война началась с действий турецких войск на море 1-го сентября, в 9 часов утра при урочище Биенки, в 12 верстах от Кинбурна вверх по берегу лимана, появилось 5 турецких судов. Неприятель предпринял попытку высадить десант, но потерпел неудачу. Суворов предусмотрительно выдвинул туда войска под командой генерал-майора И.Г.Река. Они огнем сорвали намерение вражеского командования. Понеся урон, противник вынужден был отойти. Но эти его действия носили отвлекающий характер. Свои главные силы неприятель решил высадить на мыс Кинбурнской косы, чтобы оттуда нанести удар по крепости. 
И действительно, вскоре было обнаружено сосредоточение там большого количества турецких солдат. Их число непрерывно увеличивалось. Противник стал постепенно продвигаться к крепости. 

После того, как многочисленное войско противника приблизилось к Кинбурну на расстояние одной версты, было решено дать ему отпор. Под командованием Суворова находились Орловский и Козловский пехотные полки, четыре роты Шлиссельбургского и легкий батальон Муромского пехотных полков, легкоконная бригада в составе Павлоградского и Мариупольского полков, донские казачьи полки полковника В.П.Орлова, подполковника И.И.Исаева и премьер-майора З.Е.Сычова. В них насчитывалось 4.405 человек. 
Сражение началось в 15 часов. Войска первой линии под командованием генерал-майора И.Г.Река, выступив из крепости, стремительно атаковали неприятеля. Наступление пехоты подкрепляли резервные эскадроны и казачьи полки. Турки, опираясь на ложементы, оказывали упорное сопротивление. 
Завязалась жестокая рукопашная схватка. Суворов сражался в боевом порядке Шлиссельбургского полка. 
Солнце уже стояло низко над горизонтом, когда Суворов снова возобновил наступление. Легкий батальон Мариупольского полка капитана Степана Калантаева, две роты Шлиссельбургского и рота Орловского полков двинулись вперед “с отличным мужеством”. Их атаку поддерживала легкопонтонная бригада и донские казачьи полки. Противник не выдержал натиска свежих русских сил и стал отходить. Суворовские солдаты выбили его из всех 15 ложементов. До мыса оставалось около 200 метров. Загнанный в самый угол косы, враг упорно защищался. Неприятельские корабли вели интенсивную стрельбу во фланг наступавших каре русских войск. Но воины Суворова неудержимо стремились вперед, продолжая теснить турок. Успешно вели огонь орудия капрала Шлиссельбургского полка Михаила Борисова. Отлично зарекомендовали себя легкоконные войска, которыми командовал ротмистр Д.В.Шуханов. Незадолго до конца сражения Суворов был ранен. Вражеская пуля ударила ему в левую руку и прошла навылет. 
Около полуночи сражение окончилось полным разгромом турецкого десанта. Его остатки были сброшены в море за эстакаду. Там неприятельские солдаты всю ночь стояли по горло в воде. С рассветом турецкое командование стало перевозить их на корабли. “Они так на шлюпки бросались, — писал Суворов, — что многие из них тонули…” 
В сражении под Кинбурном со стороны противника действовало 5 тыс. “отборных морских солдат”. Это были почти все его десантные войска. Большая их часть погибла. Удалось спастись всего около 500 туркам. 
Военные действия 1788 г. велись вяло. Потемкин только в июле подошел к Очакову и осадил его. Пять месяцев 80-тысячная армия Потемкина простояла у Очакова, который защищали всего 15 тыс. турок. Очаков был окружен с суши войсками, а с моря — флотилией галер. За это время турки лишь один раз предприняли вылазку, которая была отбита Суворовым. Наступили холода, положение войск 
ухудшилось. Офицеры и солдаты сами просились на штурм. Наконец штурм состоялся и 6 декабря 1788 г. Очаков был взят. Бой отличался ожесточением, большая часть гарнизона была перебита. В плен было взято 4500 чел., победителям достались 180 знамен и 310 орудий. Наши войска потеряли 2789 чел. 
В кампанию 1788 г. успешно действовала и Украинская армия П.А.Румянцева. Она овладела крепостью Хотином и освободила от противника значительную территорию Молдавии между Днестром и Прутом. Но, безусловно, самым крупным стратегическим успехом явилось взятие Очакова. Турция лишилась единственного остававшегося в ее руках крупного опорного пункта в Северном Причернорморье. Екатеринославская армия могла быть теперь повернута в сторону Балкан. 
После взятия Очакова Потемкин отвел армию на зимние квартиры. 

В кампанию 1789 года Румянцеву было предписано с 35 тыс. армией выйти на Нижний Дунай, где находились главные силы турецкой армии. Потемкину с 80 тыс. войском предстояло овладеть Бендерами. Таким образом светлейший князь Потемкин взял большую часть русской армии для решения сравнительно легкой задачи — овладеть одной крепостью. 
В конце весны 1789 г. турки двинулись в Молдавию тремя отрядами — Кара-Мегмети с 10 тыс. янычар, Якуба-аги с 20 тыс. и Ибрагима-паши с 10 тыс. Румянцев выдвинул против турок дивизию генерал-поручика В.Х.Дерфельдена. 7 апреля Дерфельден разбил войско Карамегмета у Бырлада. 16 апреля нанес поражение Якубу-аге у Максимен. Преследуя отступающих турок по пятам, он дошел до Галаца, застал там Ибрагима и разбил его. 
Эти блистательные победы были последними, которые одержали войска престарелого фельдмаршала Румянцева. Ему пришло время уйти в отставку. 
П.А.Румянцев, безусловно, остался в истории как выдающийся полководец, обогативший военное искусство новыми, невиданными доселе приемами вооруженной борьбы. Он, как правило, безошибочно оценивал оперативно-тактическую обстановку, умел находить уязвимые места в боевых порядках противника; храбрый, решительный военачальник, применял неотразимые удары, строя войска в колонны, но не отказывался и от каре. Как и Суворов считал, пуля — дура, штык — молодец. Высоко ценил артиллерию и не менее — кавалерию, почти всегда оставлял для развития боя резервы, строил глубокий боевой порядок (не менее 3-х шеренг). 
Потемкин, не желая ни с кем делиться лаврами победоносных сражений, в которых он был уверен, объединил обе армии в одну Южную под своим командованием. Но прибыл в нее лишь в июне. К Бендерам войска двинулись только в июле. 
Командующий турецкими войсками Осман-Паши, видя, что Южная армия бездействует, а Потемкина нет, решил разбить союзника России — австрийцев, а затем и русских. Но просчитался. 
Принц Кобургский — командующий австрийским корпусом — обратился за помощью к Суворову, который в это время назначенный Потемкиным командовать дивизией в 7000 штыков, сосредоточил свои части в Бырладе. Принц Кобургский и Суворов согласовали действия и немедленно пошли на соединение. А 21 июля ранним утром, соединив войска и упреждая Осман-пашу, сами перешли в наступление на Фокшаны, до которых было 12 верст. Это было в духе Суворова. Его недаром звали “Генерал “Вперед!” 
Войска подошли к густому кустарнику, который тянулся на 3 версты. Одна часть пошла по дороге через кустарник, другие — в обход его с обеих сторон. Когда кустарник остался позади, перед союзниками открылось широкое поле. Впереди лежали Фокшаны, где занял оборону Осман-паша. Конница стояла на правом фланге, пехота — на левом в земляных укреплениях. 
Было 10 часов утра и Суворов выслал вперед легкую конницу, которая вступила в перестрелку с выдвинутыми ей навстречу кавалерийскими партиями противника. Когда до Фокшан оставалось 2 версты, из турецких укреплений была открыта сильная пушечная стрельба. Несмотря на это, под грохот своей артиллерии пехота “скорым шагом” пошла на врага. Артиллерия, двигавшаяся следом, с расстояния одной версты от турок “ударила на их пункты сильно и принудила почти всюду их к глубокому молчанию”. Суворов бросил вперед кавалерию. Она с хода сбила неприятельские конные толпы. Правое крыло боевого порядка войск Осман-паши было опрокинуто. После этого генерал-поручик В.Х.Дерфельден со 2-м и 3-м гренадерскими и обоими егерскими батальонами, поддержанными австрийской пехотой, начал атаку на левое крыло. Приблизившись к окопам, русские батальоны произвели залпы, а затем ударили в штыки. Противник бежал, оставив Фокшаны. 
Сражение у Фокшан продолжалось 9 часов. Оно началось в 4 часа и окончилось в 13 часов полной победой союзных войск. 
В августе Потемкин осадил Бендеры. Он сосредоточил под Бендерами практически все русские силы, оставив в Молдавии лишь одну дивизию, командование которой возложил на Суворова. 

Турецкий визирь Юсуф снова решил разбить австрийцев и русских поодиночке, а затем помочь осажденным Бендерам. И снова турецкое командование просчиталось. 
Суворов, разгадав замысел Юсуфа, совершил быстрый марш на соединение с австрийцами, что еще стояли у Фокшан. За два с половиной дня по сильно размокшей дороге, по грязи и под дождем дивизия Суворова прошла 85 верст и 10-го сентября соединилась здесь с австрийцами. Предстоял бой у реки Рымник. 
Силы союзников составили 25 тыс. при 73 орудиях. Силы турок — 100 тыс. при 85 орудиях. Надо было решать: наступать или обороняться? 
На совещании принц Кобургский указал Суворову на подавляющее превосходство турок и высказался за отказ от сражения. Суворов ответил, что в этом случае он атакует турок один. Принцу Кобургскому ничего не оставалось, как согласитья на совместные действия. Суворов сразу же отправился на рекогносцировку. Перед ним открылось обширное поле, лежавшее между реками Рымной и Рымником. Турецкие войска располагались в четырех отдельных лагерях: ближайший находился сразу за Рымной у селения ТыргоКукули; второй — у леса Крынгу-Мейлор; третий — у селения Мартинешти не реке Рымнике; четвертый — на другом берегу Рымника у селения Одоя. Связь с ним обеспечивалась через мост, построенный у деревни Мартинешти. Протяженность поля с востока на запад не превышала 12 верст. 
Местность представляла собой возвышенное плато. Центральной его частью был район леса Крынгу-Мейлор. Именно там и находилась главная позиция противника. С флангов ее ограничивали глубокие овраги, дно которых имело вязкий грунт. Правый фланг прикрывался еще колючим кустарником, а левый — укреплениями у деревни Бокза. Перед фронтом возводился ретраншемент. Но то, что группировка турецких войск была рассредоточена на значительном пространстве в четырех лагерях, создавались благоприятные условия для разгрома ее по частям. Этим и решил воспользоваться Суворов. 
По результатам рекогносцировки он принял решение выступать. Внезапная атака Суворова застала турок врасплох. 
Союзники построили свой боевой порядок углом, с вершиной в направлении неприятеля. Правую сторону угла составляли полковые каре русских, левую — батальонные каре австрийцев. При наступлении между левой и правой сторонами образовался промежуток около 2-х верст, занятый австрийским отрядом генерала Андрея Карачая. 
Бой начался рано утром 11 сентября. Стремительной атакой через овраг правофланговое каре русских овладело передовым турецким лагерем Тыргу-Кукулем. Еще перед оврагом первая линия было замешкалась, остановилась под артиллерийским огнем. К ней устремился Суворов. Его появление в линии и придало атаке стремительность. Турки отступили за Тыргу-Кукулуйский лес. 
Принц Кобургский двинул вперед свой корпус чуть позже и, отбивая наскоки турецкой конницы, довольно быстро вывел его к другому турецкому лагерю перед лесом Крынгу-Мейлор, под прямым углом соединившись с Суворовым. Визирь посчитал это удобным для разрыва соединения русских и австрийцев. Он бросил от деревни Бокзы 20 тысяч конницы в стык их смежных флангов. Прикрывавший центр, то есть этот самый стык отряд гусар А.Карачая семь раз устремлялся в атаку и каждый раз ему приходилось отходить. А тут еще удар турок поколебал батальонные каре принца Кобургского. Суворов подкрепил союзника двумя батальонами. Сражение подходило к апогею. К полудню атаки русских и австрийцев батальонов заставили турок отойти к Крынгу-Мейлорскому лесу, то есть к своей главной позиции. 
В час дня войска снова двинулись вперед: русские на левый турецкий фланг, австрийцы — на центр и правый фланг. Великий визирь выбросил навстречу 40 тысяч конницы, которой удалось окружить левое крыло австрийцев. Кобург слал к Суворову адъютанта за адъютантом, прося о помощи. И она пришла. Русский полководец, овладев Богзой, на полном марше перестроил свои боевые порядки, стал сближаться с австрийским корпусом, пока русские не составили с ним одной линии. Суворов сообщал в реляции о решающем моменте Рымникского сражения: “Я велел атаковать. Сия пространная страшная линия, мечущая непрерывно с ее крыл из кареев смертоносные перуны, приблизившись к их пунктам сажен до 400, пустилась быстро в атаку. Не можно довольно описать сего приятного зрелища, как наша кавалерия перескочила их невозвышенный ретраншемент..,” 
Кавалерия с галопа врубилась в оторопевших турок. И хотя они, придя в себя, с яростью отчаянья бросились с ятаганами и кинжалами на кавалеристов, но это не спасло положения. Подошла русская пехота и ударила в штыки. 
К четырем пополудни победа над стотысячной турецкой армией была одержана. Когда Суворов с Карачаем обогнули Крынгу-Мейлорский лес справа, а Кобург — слева, им открылась долина на семь верст до реки Рымника. Она представляла зрелище повального бегства уцелевших турецких войск. Даже открывшие огонь по приказу великого визиря по толпам бегущих пушки не остановили лавы отступавших в район Мартинешти. Здесь р. Рымник прикрывалась земляными окопами, но никто и не подумал встать в них на оборону. 
Турки потеряли 10 тысю убитыми и ранеными. Победители взяли как трофеи 80 орудий и весь турецкий обоз. Потери союзников составили всего 650 человек. 
Заслуги Суворова были высоко оценены. Австрийский император пожаловал ему титул графа Священной Римской империи. В графское достоинство возвела его и Екатерина II с добавлением Рымникский. На Суворова пролился алмазный дождь: бриллиантовые знаки ордена Андрея Первозванного, шпага, осыпанная бриллиантами, бриллиантовый эполет, драгоценный перстень. Но больше всего полководца порадовало то, что он был награжден орденом святого Георгия 1-й степени. 
Действия Суворова изумляют. В то время как две огромные армии — Потемкина и австрийца Лаудона — втянулись в борьбу за решение второстепенных задач, 25-тысячный отряд нанес решительное поражение главным силам Турции. Рымниковское сражение, пожалуй, вершина суворовского военного искусства с его кредо: быстрота, глазомер, натиск. 
Оно имело “обильные следствия”. Русские войска очистили от противника все пространство до Дуная, заняли Кишенев, Каушаны, Паланку, Анкерман. 14 сентября они захватили замок Аджибей, на месте которого возникла Одесса. Правда, еще выдерживали осаду Бендеры, не сдавшиеся Потемкину. Но и этот город 3 ноября пал. Ослабление турецких войск и “ужас Рымника” дали возможность Лаудону изгнать турок из Баннато и в конце сентября овладеть Белградом. 
Суворов вернулся в Бырлад. Здесь ему пришлось “скучать” почти год. 
Несмотря на поражения, понесенные Турцией в кампании 1789 г., провоцируемый Пруссией, с которой Порта заключила союз, и Англией, султан Селим III решил продолжить войну с Россией до победы. 

К началу кампании 1790 г. военно-политическая обстановка продолжала оставаться сложной. России вновь приходилось одновременно вести две войны: против Турции и Швеции. Шведская правящая верхушка, пользуясь тем, что главные силы России вовлечены в войну с Турцией, в июле 1789 г. развязала против нее военные действия. Она хотела бы вернуть земли, завоеванные еще Петром I, перечеркнув вечный мир с Россией, установленный Ништатским договором. Но это было иллюзорное желание. Военные действия не принесли ей успеха. 3 августа со Швецией был заключен мир. На границе с “беспокойной” Польшей приходилось держать два корпуса. На турецком фронте остались две дивизии общей численностью в 25 тысяч человек. Но Екатерину II больше беспокоила Пруссия. Та 19 января 1790 г. заключила союзный договор с Турцией, которым обязалась оказывать султанскому правительству всяческую поддержку в войне против России. Фридрих II развернул в Прибалтике и Силезии крупные силы, приказал начать вербовку в армию новых пополнений. “Все старания наши, — писала Екатерина II Потемкину, — употребляемые к успокоению берлинского двора, остаются бесплодны… Трудно надеяться удержать сей двор как от вредных намерений, против нас направляемых, так и от нападения на союзника нашего”. 
И действительно, Пруссия стала оказывать сильное давление на Австрию — союзника России. Она добивалась, чтобы та вышла из вой 
ны с Турцией. В феврале 1790 г. умер Иосиф II. На австрийский престол вступил его брат Леопольд, бывший до того правителем Тосканы. Во внешней политике Австрии произошли перемены. Новый император, в отличие от своего предшественника, был противником войны и стремился к ее окончанию. Это обстоятельство благоприятствовало намерениям прусского короля. 
Положение Турции было трудным. В ходе трех кампаний ее вооруженные силы потерпели сокрушительные поражения на суше и на море. Особенно чувствительными для нее были уничтожающие удары войск А.В.Суворова в сражениях под Кинбургом, Фокшанами и Рымником. В начале 1790 г. Россия предложила своему противнику заключить мир. Но султанское правительство, находившееся под сильным влиянием Англии и Пруссии, ответило отказом. Военные действия возобновились. 
Екатерина II потребовала от Потемкина решительных действий в разгроме турецкой армии. Потемкин, несмотря на требования императрицы, не торопился, медленно маневрируя малыми силами. Все лето и начало осени прошли практически в бездействии. Турки, укрепившись на Дунае, где их опорой являлась крепость Измаил, начали укреплять свои позиции в Крыму и на Кубани. Потемкин решил помешать этим планам. В июне 1790 г. кубанский корпус И.В.Гудовича осадил сильно укрепленную турецкую крепость Анапу. Крепость защищало до 25 тыс. человек, из них до 13 тыс. турок и 12 тыс. подданных туркам горцев. У Гудовича было 12 тыс. солдат. После непродолжительной осады 21 июня был предпринят решительный штурм Анапы и крепость пала. Предпринятая черкесами атака в тыл наступающих войск была отбита предусмотрительно оставленным резервом. Русские потеряли в этом сражении до 3000 человек убитых и раненых. Потери турок свыше 11 тыс. 13 тыс. их взято в плен. В качестве трофеев достались все 95 орудий. 
Не смирившись с падением Анапы в сентябре 1790 г. турки высадили на кубанское побережье армию Батая-паши, которая после усиления горскими племенами стала численностью в 50 тыс. человек. 

30 сентября в долине Лабы на речке Тохтамыш она была атакована русским отрядом под командованием генерала Германа. Несмотря на большой численный перевес у турок — в отряде Германа было всего 3600 человек, — войско Батая-паши было разбито. Сам он был захвачен в плен. 
Успехи русской армии на Кубани подтолкнули Потемкина начать активные действия Южной армии. Потемкин двинулся в Южную Бессарабию. За короткое время армия овладела крепостями Исаксей, Тульчей и Кимой. Отряд Гудовича-младшего совместно с братом Потемкина Павлом осадили Измаил. 
Измаил считали неприступным. Он располагался на склоне высот, покатых в сторону Дуная. Широкая лощина, тянувшаяся с севера на юг, разделяла его на две части, из которых западная называлась Старой, а восточная — Новой крепостью. Вся крепость имела форму неправильного треугольника, обращенного вершиной к северу, а основанием к Дунаю. Ее строили по последнему слову инженерного искусства. В сооружении принимали участие французские и немецкие военные специалисты. Измаил имел мощные стены, вдоль которых тянулся земляной вал с семью бастионами. Длина вала составляла 6 км, высота — 6—8 м. Перед валом был наполненный водой ров 12-метровой ширины и 6—10-метровой глубины. Гарнизон насчитывал 35 тыс. человек с 265 орудиями. Комендантом и командующим войсками (сераскиром) являлся Айдос Мехмет-паша. 
Осада Измаила велась вяло. Осенняя непогода затрудняла боевые действия. Среди солдат начались болезни. Положение осложнялось слабым взаимодействием войск, осаждавших город. 
Однако общее положение России во второй половине 1790 г. заметно улучшилось. Ставший недавно командующим Севастопольской флотилии Ф.Ф.Ушаков 28 августа разгромил турецкую флотилию при Тендре. Эта победа очищала Черное море от турецкого флота, который мешал пройти русским судам к Дунаю для содействия в овладении крепостями Тульча, Галац, Браилов, Измаил. Хотя Австрия вышла из войны, сил здесь не убавилось, а прибавилось. Гребная флотилия де Рибаса очистила Дунай от турецких лодок и заняла Тульчу и Исакчу. Брат Потемкина Павел еще 4 октября подошел к Измаилу. Вскоре появились здесь и отряды Самойлова и Гудовича. Русских войск стало здесь около 30 тысяч человек. 
В интересах коренного улучшения дел под Измаил было решено послать А.В.Суворова. 25 ноября Г.А.Потемкин, руководивший операциями русской армии на театре военных действий, отдал приказ о назначении Суворов командующим войсками в районе Измаила. В собственноручной записке, отправленной в тот же день, он писал: “По моему ордеру к тебе присутствие там личное твое соединит все части. Много тамо равночинных генералов, а из того выходит всегда некоторой род сейма нерешительного”. Суворов был наделен весьма широкими полномочиями. Ему давалось право, оценив обстановку,самостоятельно решить вопрос о способах дальнейших действий. В письме Потемкина к нему от 29 ноября говорится: “Предоставляю Вашему сиятельству поступить тут по лучшему вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного”. 
Назначение Суворова, который был известен как выдающийся мастер смелых и решительных действий, было с большим удовлетворением воспринято генералитером и войсками. С прибытием его к Измаилу связывали надежды на быструю победу. “Все того мнения, — говорится в письме графа Г.И.Чернышева, — что как только Суворов прибудет, город возьмут нечаянным нападением, сразу, приступом”. 
И действительно, со 2 декабря, когда А.В.Суворов прибыл к Измаилу, события там приняли иной оборот. К этому времени военным советом генералов было принято решение снять осаду и отступить. Ознакомившись с обстановкой, полководец, наоборот, приказал начать подготовку к штурму. “Крепость без слабых мест, — доносил он Потемкину 3 декабря. — Сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, коих не было, для батарей, и будем старатца их совершить к следующему штурму дней через пять…” 
Подготовка к штурму велась тщательно. Неподалеку от крепости выкопали ров и насыпали вал, которые походили на измаильские, и войска настойчиво тренировались в преодолении этих укреплений. С двух сторон из Измаила, на берегу Дуная, были воздвигнуты по две осадные батареи на 10 орудий каждая. На острове Чатал, лежащем на Дунае, в разное время поставили 7 батарей. Заготавливались фашины и штурмовые лестницы. Большое внимание обращалось и на поднятие морального духа русских солдат. Суворов лично объезжал войска, беседовал с воинами, вспоминал прежние победы, вселял веру в успех предстоявшего штурма. “Время благоприятствовало нашим приготовлениям, — писал Суворов, — погода была ясная и теплая”. Но он не решался предсказать исход штурма: таким трудным он ему казался. 
В течение пяти дней, как и рассчитывал А.В.Суворов, все подготовительные мероприятия были завершены, и войска ждали лишь сигнала для перехода в наступление. Чтобы избежать напрасных жертв, коменданту и другим военачальникам в Измаиле 7 декабря было послано письмо Г.А.Потемкина с требованием “добровольной отдачи города”. Одновременно Суворов отправил туда письмо от своего имени. В нем говорилось: “Приступая к осаде и штурму Измаила российскими войсками в знатном числе состоящими, но соблюдая долг человечества, дабы отвратить кровопролитие и жестокость, при том бываемую, даю знать чрез сие вашему превосходительству и почтенным султанам и требую отдачи города без сопротивления”. На размышление отводилось 24 часа. 
8 декабря под вечер был получен ответ от Айдос-Мехметапаши, содержавший, по словам Суворова, “единое упрямство и гордость неприятеля, полагавшего твердую надежду на силы свои”. Турецкое командование отклонило предложение о капитуляции. Сераскир, желая выиграть время, просил заключить перемирие сроком на 10 дней. Утром следующего дня Суворов послал к Измаилу офицера “на письмо сераскира словесно объяснить, что пощады им не будет”. 
9 декабря Суворов созвал военный совет. Он призван был решить вопрос о порядке и способе действий. Его постановление гласило: “Приближаясь к Измаилу, по диспозиции приступить к штурму неотлагательно, дабы не дать неприятелю время еще более укрепиться, и посему уже нет надобности относиться к его светлости главнокомандующему. Сераскиру в его требовании отказать. Обращение осады в блокаду исполнять не должно. Отступление предосудительно победоносным ее императорского величества войскам”. 
В 3 часа ночи 11 декабря колонны русских стали выдвигаться к крепостным стенам, а в 5 часов 30 минут по условному сигналу взвилась ракета — пошли в атаку. Штурм Измаила начался. Накануне войскам был отдан приказ. Он гласил: “Храбрые воины! Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противиться силе оружия российского. Нам предлежит не сражение, которое бы в воле нашей состояло отложить, но непременное взятие места знаменитого, которое решит судьбу кампании, и которое почитают гордые турки неприступным. Два раза осаждала Измаил русская армия и два раза отступала; нам остается, в третий раз, или победить или умереть со славою”. 
Прорыв в Измаил трех русских колонн генералов Ласси, Львова (правое крыло) и Кутузова (левое крыло) обеспечил успех. Как он дался, рассказал сам Суворов: “День бледно освещал уже предметы, — писал он, — все колонны наши, преодолев и неприятельский огонь и все трудности, были уже внутри крепости, но отверженный неприятель от крепостного вала упорно и твердо защищался. Каждый шаг надлежало приобрести новым поражением; многие тысячи неприятеля пало от победоносного нашего оружия, а гибель его как будто возрождала в нем новые силы, но сильная отчаянность его укрепляла”. 
С Дуная двадцать легких судов высадили десант, который тотчас включился в бой. Офицерв шли впереди и дрались, словно рядовые. Турки были сбиты с речной стороны, когда подошла казачья флотилия атамана Черноморского войска Антона Головатого. 
Было 11 часов утра. Противник оказывал отчаянные контратаки. Ожесточенный бой внутри крепости продолжался шесть с половиной часов. Он окончился в пользу русских. “Таким образом, — писал Суворов, — совершена победа. Крепость Измаильская столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою взята страшным для него оружием российских штыков”. Разгром противника был полным. Он потерял 26 тыс. убитыми и 9 тыс. пленными. В числе убитых находился сераскир Айдос Мехмет-
паша. Трофеями победителей стали 265 орудий, 42 судна, 345 знамен и 7 бунчуков. 
Немалыми оказались потери русских войск. 4 тысячи уюитых и 6 тысяч раненых, из 650 офицеров в строю оставалось 250. 
Несмотря на поражение турецких войск под Измаилом, Турция не намеревалась складывать оружие. Екатерина II вновь потребовала от Потемкина решительных действий против турок за Дунаем. В феврале 1791 г. Потемкин, передав командование армией князю Репнину, выехал в Петербург. 
Репнин начал действовать согласно повелению императрицы и послал отряды Голицына и Кутузова в Добруджу, где они принудили отступить турецкие силы. По замыслу Репнина русское войско должно было переправиться через Дунай у Галаца. Отряду Кутузова предстояло отвлечь на себя часть турецких сил, что он и сделал, разбив у Бабадача 20-тысячный отряд турок. Сам Репнин, переправившись через Дунай 28-го июня 1791 г., атаковал турок у Мачина. Турецкая армия в 80 тыс. человек была разгромлена и бежала к Гирсову. У Репнина было 30 тыс. солдат при 78 орудиях в составе трех корпусов (Голицына, Кутузова и Волконского). 
Поражение под Мачиным принудило Порту начать мирные переговоры. Однако только новое поражение турецкого флота русским флотом под командованием адмирала Ф.Ф.Ушакова 31 июля 1791 г. у мыса Калиакрия (Болгария) фактически завершило русско-
турецкую войну. Турецкий султан, видя понесенные потери на суше и на море и опасаясь за безопасность Константинополя, приказал визирю заключить мир. 
29 декабря 1791 г. в Яссах был подписан мирный договор. Порта полностью подтверждала Кучук-Кайнарджийский договор 1774 г., отказывалась от претензий на Крым и уступала России Кубань и всю территорию от Буга до Днестра вместе с Очаковым. Кроме того, было условлено, что господари Молдавии и Валахии будут назначаться султаном с согласия России. 
Особенностью новой войны с Турцией был ее затяжной, вялотекущий характер. Она длилась с 1787 по 1791 год. Основной причиной затягивания военных действий явилось падение уровня руководства со стороны Потемкина. Светлейший князь чувствовал, что его влияние при дворе падает, что ему на смену идут молодые фавориты, а ему переваливало за пятьдесят лет. Возможно поэтому он большую часть времени проводил в Петербурге, пытаясь укрепить свое положение. Все это пагубным образом сказывалось на руководстве войсками. К тому же не имея достаточно выраженного полководческого таланта, он в тоже время ограничивал инициативу своих талантливых подчиненных. Настоящим героем, проявившем в этой войне свой высочайший полководческий талант, является А.В.Суворов. Победа при Туртукае сделала Суворова известным. Фокшаны и Рымник прославили его имя, а Измаил сделал Суворова легендарным. 

Русское военное искусство в конце восемнадцатого века стояло на очень высоком уровне. Об этом свидетельствовали многочисленные победоносные сражения и успешно проведенные военные кампании. Как указывал историк Керсневский, план создания 
этого величественного здания под названием русское военное искусство был начертан Петром Великим, фундамент был заложен фельдмаршалом Румянцевым, а само здание возведено великим Суворовым. Основные конструкции этого здания — эшелонирование войск в глубину, наличие боевых резервов, умение определить направление главного удара, сосредоточение на этом направлении ударных войск, своевременный ввод в бой резервов всегда давало русским войскам преимущество в борьбе с шаблонными действиями войск западноевропейских государств и часто неорганизованными массами турецких войск. 
В конце XVIII века состояние взаимосвязей между европейскими государствами определялось их отношением к молодой французской республике. Почти все монархические государства Европы были в состоянии войны с революционной Францией. Ввязалась в эту войну и Россия после захвата французами о. Мальты, на котором новый император России Павел I был номинальным главой Мальтийского ордена. Эту войну планировалось вести по трем направлениям: в Голландии, куда направлялся через Англию экспедиционный русский корпус под командованием генерала Германа; в Италии — главными силами русской армии численностью 65 тыс. человек под командоваием Суворова и русским флотом в Средиземном море под командованием адмирала Ф.Ф.Ушакова. 
Действия русских войск в Голландии под общим командованием английского герцога Иоркского не имели успеха, несмотря на героизм русских солдат. Неумелое командование, сложная малознакомая местность, пересеченная многочисленными каналами, а затяжная непогода затрудняли ведение кампании, начавшейся в первых числах сентября. После ряда неудачных сражений у Бергена и Кастрикума русские на короткое время овладели этими городами, однако не поддержанные вовремя союзниками были вынуждены их оставить. Герцог Йоркский 19 ноября 1799 г. заключил перемирие с французами и на кораблях перевез все войска в Англию. 

Итальянский поход А.В.Суворова

В последние годы А.В.Суворов жил в своем имении в селе Кончанском. Решительный противник прусской военной системы, которую стремился утвердить в России император, он 6 февраля 1797 г. был уволен в отставку без права ношения мундира. 
Совершенно неожиданно в судьбе Суворова наступил крутой поворот. В Кончанское прибыл флигель-адъютант С.И.Толбухин. Он доставил рескрипт Павла I от 4 февраля 1799 г., который гласил: “Сейчас получил я, граф Александр Васильевич, известие о настоятельном желании венского двора, чтоб вы предводительствовали армиями его в Италии, куда и мой корпус Розенберга и Германа идут. И так по сему и при теперешних европейских обстоятельствах долгом почитаю не от своего только лица, но от лица и других и предложить вам взять дело и команду на себя и прибыть сюда для отъезда в Вену”. 
Полководец с радостью воспринял назначение и поспешил в Петербург. Однако австрийцы определили подчиненность своих частей Суворову лишь на поле боя, а до и после боя всею группировкой на театре войны распоряжались из Вены. Это осложняло Суворову подготовку сражений. 
В Италии находились две французские армии: на севере Италии армия генерала Шерера — 58 тысяч человек, на юге — армия генерала Макдональда — 33 тысячи. 
4 апреля 1799 г. Суворов прибыл в Валеджо и принял командование союзной армией. В Валеджио он находился до 8 апреля, ожидая подхода русской дивизии Повало-Швейковского, входившей в состав корпуса А.Г.Розенберга. Это время было использовано для обучения австрийских войск основам суворовской тактики. Дело в том, что подготовка личного состава австрийской армии стояла на уровне времен Семилетней войны 1756—1764 гг. Способ борьбы основывался на залповом огне из сомкнутого строя; колонны употреблялись только для походного движения. Командный состав не отличался самостоятельностью в действиях. Это во многом объяснялось существованием придворного военного совета — гофкригсрата. Он стремился руководить войсками, входя в малейшие подробности боевой деятельности, чем сковывал инициативу генералов и офицеров и при этом строго придерживался линейной тактики. К тому же у руководства Гофкригсрата стоял некий Тугут — человек, вообще мало сведущий в военном деле. 
Ежедневно производились учения, на которые русские офицеры учили австрийцев искусству ведения наступательного боя. Главное внимание уделялось выработке у войск навыков действовать смело и решительно холодным оружием. Планом Суворова предусматривалось разбить армии Шерера и Макдонольда по частям. Уже 8 апреля Суворов начал компанию частью своих войск блокадой крепостей Песхьеру и Мантую. С главными силами численностью 48 тыс. чел. Суворов выступил против армии Моро, который только что заменил Шерера. Моро считался у Наполеона наиболее выдающимся генералом. 16 апреля Суворов атаковал французов у г. Кассано на р. Адда. Далее он наметил овладение Миланом и река Адда представляла собой труднопроходимое естественное препятствие. От Лекко до Кассано она текла в высоких берегах, причем правый берег везде господствовал над левым. Ниже Кассано берега становились низменными, болотистыми, со множеством рукавов, широких и глубоких канав. Вброд она была непроходима. Противник держал в своих руках мосты у Лекко, Кассано, Лоди и Пицигетоне. 
А в 8 часов утра еще 15 апреля войска Багратиона атаковали Лекко, где оборонялся 5-тысячный отряд под командованием Сойе. Этой атакой началось сражение на реке Адда. Наступление велось с трех сторон: севера, востока, юга. Противник, укрепившись в садах и домах города, оказывал упорное сопротивление. Вражеские батареи, расположенные за Аддой на высотах, вели сильный огонь по штурмующим русским колоннам. Несмотря на это, войска Багратиона решительным штыковым ударом сломили сопротивление противника, ворвались в город и отбросили оборонявшие Лекко французские части на противоположный берег реки. В этом сражении французы потерпели поражение. Они потеряли 2500 убитыми и ранеными, 5000 пленными. Урон русских 2000 человек. Разрозненные группы разбитой армии Моро отошли к Генуе. А это значило: путь к Милану был открыт. Вырвавшись вперед, казаки атамана Денисова 17 апреля изгнали французов из Милана. 
Оправившись, французы решили нанести по армии Суворова удар с двух направлений: остатками армии Моро с юга от района Генуи и с востока армией Макдональда. 24 мая войска французов выступили против русских. Суворов решил как и ранее, сначала завершить разгром Моро, и потом всеми силами обрушиться на Макдональда. Однако Моро не принял боя и стал отступать на прежнюю хорошую позицию в районе Генуи с крепостями Вероне и Алекссандрии на флангах армии. 
К середине мая 1799 г. армия Суворова, одержав ряд выдающихся побед, фактически освободила от власти французов почти всю Северную Италию. Ее главные силы находились в Пьемонте. Успешно выполняли свою задачу войска левого крыла — отряды Кленау и Отта, возглавляемые Краем. 12 мая отряд Кленау подошел к крепости Феррара и в тот же день овладел ею. Спустя три дня, 15 мая, капитулировал гарнизон ее цитадели. Было пленено 1,5 тыс. неприятельских солдат и захвачено 58 пушек. Взятие Феррары имело важное значение. Эта крепость надежно обеспечила безопасность транспортировки военных грузов по реке По. Союзные войска вышли в район, богатый запасами продовольствия. 
Оценивая общую обстановку, Суворов считал ее весьма благоприятной для продолжения наступления. Он стремился возможно скорее завершить кампанию победой над врагом. Еще в ходе Пьемонтской операции фельдмаршал приступил к выработке нового стратегического плана, который окончательно сложился уже в Турине. Основная его идея заключалась в том, чтобы силами союзных войск нанести удары по всем трем французским армиям — Макдональда, Моро и Массена. План характеризовался суворовским размахом, ясностью и четкостью в постановке боевых задач. 
Суворов решил не терять время и разгромить противника по частям. Первый удар намечалось нанести по наиболее сильной и опасной армии Макдональда. В лагере под Александрией находилось с учетом прибывшего отряда Бельгарда 38,5 тыс. человек. Большую часть этих войск (24 тыс.) Суворов предназначал для наступления против Макдональда. Остальные войска (14,5 тыс.) во главе с Бельгардом он оставлял у Александрии, приказав выдвинуть для наблюдения за Моро в сторону Ривьеры лишь слабые кавалерийские отряды. Генералу Отту было предписано до прибытия главных сил не ввязываться в бои с неприятелем, а лишь сдерживать его продвижение в районе между Пармой и Пьянченцей. Что касается генерала Края, то ему надлежало высвободить из состава осадного корпуса часть войск и направить их на подкрепление главных сил и отрядов Кленау и Гогенцоллерна. 
Суворов, оставив у Алессандрии заслон против возможного наступления Моро, стремительным маршем преодолел за 36 часов около 90 км. И уже 6 июня внезапно обрушился на Макдональда. Местность, на которой должно было произойти сражение, представляла собой плоскую равнину, ограниченную с севера рекой По, а с юга — отрогами Аппенинских гор. Там текли три неширокие мелководные реки — Тидоне, Треббия и Нура. В засушливое лето 1799 г. они везде были проходимы вброд. Действия войск, особенно конницы, затрудняли лишь многочисленные канавы, виноградники, изгороди, заборы. Эта местность была в известном смысле исторической. Две тысячи лет назад, в 218 г. до н.э., здесь, на реке Треббии, знаменитый карфагенский полководец Ганнибал наголову разбил римские легионы. В упорном четырехдневном бою 6—8 июня на реке Триббии русская армия наголову разбила французов. Блистательный форсированный марш армии Суворова подтвердил принцип, что одним из условий победы является внезапность атаки. Главный удар союзники под командованием Суворова нанесли по левому флангу французов. Однако первоначальный успех развить не удалось, французы быстро ввели в бой резервы. 8 июня сражение достигло крайнего напряжения. Некоторые русские полки дрались практически окруженные неприятелем. Тем не менее союзная армия стойко встретила контратаку французских войск, а затем и нанесла им поражение. Против дивизии Домбровского Суворов сразу же направил авангард Багратиона (6 батальонов пехоты, 2 полка казаков и 6 эскадронов австрийских драгун). Неприятель был атакован пехотой с фронта, а казаками и драгунами — с флангов. Стремительным ударом противник был опрокинут и отброшен за Треббию. Он потерял 3 знамени, одну пушку и до 400 пленных. После многочасового боя, когда утомление войск достигло предела, Суворов закричал: “Коня!”, сел и понесся сам к войскам Багратиона. Лишь только солдаты увидели старого фельдмаршала, — вдруг все преобразилось; все ожило; все пришло в движение: ружья начали стрелять; затрещал беглый огонь; забили барабаны; откуда взялись силы у людей!” Внезапный удар авангарда Багратиона во фланг и тыл французских дивизий изменил ход борьбы. И это при том, что перевес в силах был на стороне противника. Он поспешно отступил за Треббию. Преследуя отступавших французов, союзники захватили 60 орудий и до 18 тыс. пленных. 
Узнав о поражении Макдональда, Моро отступил от Генуи, соединился с остатками его армии Моро только в горах Ривьеры. 
Союзники-австрийцы не дали Суворову воспользоваться плодами блистательной победы при Треббии, всячески ограничивая его инициативу, и, более того, противодействовали его планам. Пассивностью австрийцев воспользовались французы, усилив потрепанные Суворовым войска и доведя их численность до 45 тыс. Во главе этих войск был поставлен генерал Жубер. 17 июля осажденная союзниками Мантуя пала и Суворов начал активные действия. Он выступил навстречу армии Жубера. Войска противников выстроились у г. Нови. Жубер приостановил свое движение, не решаясь атаковать союзные войска. Суворов воспользовался нерешительностью Жубера и 4 августа сам атаковал французов. Главный удар он нанес по правому флангу армии Жубера. В начале сражения Жубер был убит. Несмотря на исключительное упорство французов, защищавших свою сильно укрепленную позицию, благодаря полководческому гению Суворова, который ввел противника в заблуждение, имитируя главный удар на второстепенном направлении, а на главном направлении сосредоточил превосходящие силы, они были разбиты. 
Потеряв около 17 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными, французы отступили к побережью Средиземного моря. Практически теперь вся Италия была освобождена от французов. 
Опасаясь усиления России, Англия и Австрия решили удались русские войска из Италии. В середине августа 1799 г. Суворов получил из Вены предписание австрийского императора, санкционированное Павлом I, об отводе союзных войск через Альпы в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы оттуда начать наступление во Францию. Суворову пришлось подчиниться. 
Итальянский поход фельдмаршала А.В.Суворова, хотя и происходил в сложной военно-политической обстановке, увенчался полным успехом. Союзные войска при решающей роли русской армии нанесли французам поражение и фактически освободили Италию от господства Франции, проявив героизм и мужество. 

Средиземноморский поход Ф.Ф.Ушакова

В то время как шли ожесточенные сражения на земле Италии “чудо-богатырей” Суворова с французскими войсками, в Средиземном море развертывались бои русско-турецкой эскадры под командованием адмирала Ф.Ф.Ушакова за освобождение Ионических островов, захваченных французами. Эти острова служили базами для обеспечения действий французского флота в Средиземном море. 
Когда Ушаков подвел эскадру к островам, то незамедлительно высадил на них десанты. 
Русские десанты, тепло встреченные греческим населением, выбили французов со всех островов, за исключением самого большого острова архипелага — Корфу, который имел первоклассную, сильно защищенную крепость и многочисленный гарнизон. 
24 октября 1798 г. передовой отряд из эскадры Ушакова под командованием капитана 1 ранга Селивачева в составе 3 линейных кораблей, 3 фрегатов и 3 вспомогательных судов начал блокаду острова. Со стороны моря крепость и рейд Корфу прикрывалась 5 артиллерийскими батареями на о. Вида. На суши была расположена старая крепость (цитадель) и укреплении новой крепости с 3 передовыми фортами. Гарнизон крепости составлял 3700 человек, вооружение — около 650 орудий разных калибров. С моря крепость прикрывала французская эскадра в составе одного линейного корабля, одного фрегата, одного бомбардирского корабля и нескольких вспомогательных судов. 
8 ноября в акваторию Корфы со своей эскадрой прибыл Ушаков. До февраля 1799 г. союзники вели локальные боевые действия. А для блокады крепости высадили десант на Корфу и установили на северном и южном направлениях от крепости батареи. После подготовительных мероприятий крепость оказалась блокированной с суши и моря. Со стороны моря Ушаков сосредоточил 12 линейных кораблей, 11 фрегатов, 2 корвета и вспомогательные суда. Десантный корпус русских в количестве 1,7 тыс. человек был усилен 4,3 тыс. турецких подданных албанцев. План штурма крепости Корфу, разработанный Ушаковым, вопреки общепринятой тактике захвата морских крепостей путем блокады с моря и штурма с суши, предусматривал атаку крепости с моря после интенсивной бомбардировки. Затем следовали высадка морского десанта и вслед за атакой с моря штурм крепости с суши. 
Штурм начался 18 февраля 1799 г. рано утром. После того, как интенсивной бомбардировкой крепости и батарей на острове Видо артиллерия была подавлена, был высажен десант. Осаждавшие войска с суши и десант с моря атаковали передовые форты и в некоторых местах овладели крепостной стеной и завязали бой внутри крепости. 20 февраля французы капитулировали. В качестве трофеев было захвачено 16 кораблей, около 630 орудий и более 2900 человек пленных. 
Тактика взятия морских крепостей, впервые примененная Ушаковым, явилась дальнейшим развитием военно-морского искусства военных флотов по высадке морских десантов и овладении сильно укрепленных морских крепостей. 

Швейцарский поход А.В.Суворова

28 августа русская армия из Алессандрии выступила в поход, в соответствии с решением глав союзных государств, из Италии в Швейцарию. 
В чем заключался союзный стратегический план? 
После соединения русского корпуса А.М.Римского-Корсакова и войск А.В.Суворова объединенные силы должны были из Швейцарии вторгнуться во Францию, а австрийской армии Меласа из Италии предстояло наступать на Савойю. При этом главные силы австрийской армии под командованием эрц-герцога Карла из Швейцарии перебрасывались на Рейн против французских сил в Бельгии и совместно с англо-русским корпусом — в Голландии. Французские войска, таким образом, попадали под удары с трех сторон и подвергались разгрому. Этот план союзников служил прежде всего интересам Австрии, а также Англии. Австрия хотела закрепить свое господство в Италии, удалив из нее русские войска. Англия через экспедицию в Голландию хотела захватить голландский флот и обеспечить себе господство на море. По условиям соглашения перед вступлением русских войск в Швейцарию австрийцы должны были очистить ее от французов. 
Однако австрийцы, освобождая Швейцарию от французов, начали вывод своих войск, чем существенно осложнили положение корпуса Римского-Корсакова — 24 тысячи человек и австрийского отряда Хотце (10,5 тысяч человек),поставив его под удар французской армии генерала Массены численностью 84 тысячи человек. Массен сосредоточился в Муотенской долине. Кроме того, здесь действовали еще небольшие отряды общим числом около 23 тысячи человек. Австрийское командование должно было в Таверне, у подножия Альп, собрать 1430 мулов, боеприпасы и 4-х дневный запас продовольствия.. 
Выйдя 31 августа из Александрии, войска Суворова (21,5 тысяч человек, в том числе 4,5 тысяч австрийцев), 4 сентября прибыли к подножию Альп в Таверну. Для движения на соединение с корпусом Римского-Корсакова Суворов избрал кратчайший путь через перевал Сен-Готард на Швиц, в тыл армии Массены. Однако в Таверне австрийское интендантство не подготовило необходимого числа вьючных мулов и продовольствия. На сбор вьючных животных и пополнение запасов продовольствия было затрачено 5 дней. Полевая артиллерия и обозы были отправлены к Бденскому озеру кружным путем. С войсками Суворов оставил лишь полковые горные пушки, всего 25 орудий. 
В авангарде шла дивизия П.И.Багратиона с 6 орудиями. Главные силы двигались под командованием генерала В.Х.Дерфельдена в составе двух дивизий и 11 орудий и замыкала порядок дивизия А.Б.Розенберга с 8 орудиями. Каждая дивизия шла поэшелонно с разведкой из 50 казаков. В голове дивизии 1 батальон шел с одним орудием, каждый полк — тоже с одним орудием. 
10 сентября русские войска подошли к Сен-Готарду, занятому 8,5-тысячным отрядом французов Лекурба. Суворов направил колонну генерала Розенберга в обход перевала через Дисентис на Чертов Мост в тыл противнику, а сам атаковал Сен-Готард. Две атаки русских были отбиты. Во время третьей атаки отряд генерала Багратиона вышел в тыл французской позиции. В ходе ожесточенного боя 14 сентября у Чертова Моста на глазах французов русские форсировали бурную Рейссу с боем пройдя через Чертов мост, вышли на фланги противника. Французы снова отступили. 15 сентября войска Суворова прибыли в Альтдорф. У озера Четырех контонов выяснилось, что отсюда на Швиц вдоль Люцернского озера дороги нет. Переправиться через Люцернское озеро из-за отсутствия переправочных средств не представлялось возможным. Все исправные суда были захвачены французами и угнаны. Суворов узнал о горных тропах через хребет Росток в Муотенскую долину. 
Тяжелый 18-верстный путь до Муотенской долины русские войска преодолели за 2 дня. Придя в Муотенскую долину, Суворов получил известие о том, что 15 сентября Массена под Цюрихом сосредоточенным ударом по частям разбил Римского-Корсакова и занял Швиц. 
Войска Суворова оказались окруженными втрое превосходящими силами в Муотенской долине без достаточного продовольствия и с ограниченным количеством боеприпасов. 
Положение войск Суворова казалось безнадежным. На военном совете 18 сентября было решено пробиваться через перевал Прагель на Гларис. На арьергард Розенберга выпала трудная задача — прикрыть этот маневр от армии Массены, уже спускающейся от Швица в Муотенскую долину. Авангард Багратиона стремительной атакой отбросил дивизию Мелитара от Муотена и открыл дорогу на Гларис. В это время арьергард Розенберга в течение трех дней вел упорный бой, сдерживая 15-тысячный отряд Массены, а затем, перейдя в атаку, отбросил противника от Швица и даже захватил 1200 пленных. Сам Массена едва избежал плена. Тем временем главные силы армии карабкались по оледенелым кручам и 20 сентября достигли Глариса. 23 сентября арьергард Розенберга присоединился к главным силам в Гларисе. 
От Глариса в целях спасения войск Суворов решил отходить через перевал Рингенкопф на Иланц. Здесь начался самый трудный переход армии Суворова. Перевал явился тяжелейшим испытанием для войск. Во время перехода поднялась снежная буря, войска двигались почти наощупь по козьим тропам, над пропастями. Многие скатывались в бездну. Артиллерию обессиленная армия оставила у подножья хребта, заклепав орудия и завалив их камнями. 26 сентября Суворов дал армии первый отдых в Паниксе в районе Иланца, а 1 октября отошел к Аугсбургу на зимние квартиры. Позади остались бездонные пропасти и могилы товарищей, восхищение врагов подвигом “Чудо-богатырей” Суворова. Русская армия совершила небывалый в истории труднейший горный поход, отбивая в его ходе атаки превосходящих сил противника, вышла с победой из окружения вместе с 1400 пленными. 19 октября 1799 г. Суворов привел свою армию в Боварию. После двухнедельного перехода через Альпы в строю осталось около 15 тыс. солдат. 1600 было убито и погибло в походе, 3500 ранено. Павел I, увидя двойственную политику Австрии, приказал Суворову возвратиться с армией в Россию. Союз с вероломной Австрией был расторгнут. За изумительный подвиг Суворову было присвоено высшее воинское звание генералиссимуса. Он получил титул князя Италийского. 
В этой войне, как часто бывало и раньше, русская кровь лилась за чужие интересы. Кроме поднятия престижа русского солдата эта война ничего не принесла России. Кампания 1799 года была последней и явилась блистательным военным достижением гения Суворова. Суворов показал примеры гибких и решительных действий в условиях горной местности при неблагоприятных погодных условиях, приемы захвата горных вершин и перевалов путем фланговых ударов и атак с фронта. Сам Суворов о походе сказал так: “Русский штык прорвался сквозь Альпы”.

Оглавление. Войны эпохи Петра I и Екатерины II
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.