Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Усадьба Архангельское

Усадьба Архангельское известна со времен Ивана Грозного. В течение трёх столетий её владельцами являлись князья Одоевские, Голицыны, Юсуповы.

На рубеже XVIII-XIX вв. возник архитектурно-парковый ансамбль в стиле классицизма. Архангельское осталось единственным в Подмосковье цельным архитектурно-парковым ансамблем, сохранившим все основные элементы планировки и застройки. При всей уникальности художественных приемов оно концентрирует в себе лучшее, что было создано в русском усадебном искусстве XVIII-XIX вв.

В документах имение «Уполозы Горетова стана Московского уезда» значилось уже в 1584 г. и принадлежало на две трети вотчиннику Уполоцкому, а на одну треть конюху Рязанцеву. Название, возможно, происходило не только от фамилии владельца, но и от оползней, которые случались с крутого берега Москвы-реки. Село было небольшое, но имело деревянный храм Архангела Михаила, построенный еще в первой половине XVI в., который при новых владельцах – боярах братьях Киреевских – периодически поновлялся.

В начале 1640-х гг. село купил боярин Федор Иванович Шереметев, известный в истории России тем, что после окончания Смутного времени привез в 1613 г. Михаила Романова из Ипатьевского монастыря в Москву, а его отца – митрополита Филарета, позднее патриарха,– из польского плена. При Ф.И. Шереметеве вотчина состояла «из села Архангельского и деревни Захарковой» с населением примерно 100 человек.

В середине XVII в. «Уполозы, Архангельское тож,» находилось во владении князей Одоевских, достаточно известных деятелей своего времени. В 1660-х гг. по их распоряжению на месте деревянной церкви, вероятно, под руководством крепостного зодчего Павла Потехина была возведена каменная. Тогда же село стало официально именоваться Архангельским. К концу XVII в. вблизи храма посреди обнесенного решетчатым забором двора стояли рубленые жилые хоромы- три светлицы, связанные сенями. Рядом был еще один сруб – баня, а чуть дальше, вдоль забора, - поварня, ледник, погреб, конюшенный двор и амбары. Ко двору примыкали «огородец» и сад в полторы десятины. Архангельское было типичной подмосковной вотчиной «средней руки». Вокруг усадьбы располагались хозяйственные постройки: скотный двор, конюшня, ткацкие избы и пильная мельница. Рядом находились две оранжереи. Они являлись не просто хозяйственной необходимостью, а были первым шагом к тем «затеям», которые в XVIII в. займут важное место в подмосковных усадьбах.

Никольская церковь Павла Потехина
Никольская церковь Павла Потехина

Каменная церковь
Каменная церковь

С 1681г. Архангельское принадлежало князю Михаилу Яковлевичу Черкасскому, а в самом начале века Просвещения оно перешло к князю Дмитрию Михайловичу Голицыну (1665-1737). Свое происхождение Голицыны вели от великого князя литовского Гедимина, жившего в XIV в. Один из его сыновей, Наримонт, получил при крещении имя Глеб. Глеб Гедиминович и стал родоначальником нескольких княжеских фамилий, в том числе и Голицыных.. В XVII в. от Андрея Ивановича Голицына пошли четыре больших семейных ветви. Владевшие Архангельским Голицыны – это четвертая ветвь рода, произошедшая от Михаила Андреевича (1639-1687). Он был боярином и служил воеводой в крупных русских городах – Смоленске, Курске, Киеве. Его старшим сыном был князь Дмитрий Михайлович Голицын – с 1686 г. – комнатный стольник Петра I, с 1694 г. – капитан Преображенского полка. В 1697 г. он был отправлен в Италию для изучения навигации. Будучи посланником в Константинополе в 1700-1702 гг., он добился права для русских судов плавать в Черном море. Позже Дмитрий Михайлович занимал должность киевского воеводы, а с 1711 по 1718 гг. и губернатора. Его деятельность была отмечена Петром I, сделавшим князя сенатором и президентом Камер-коллегии, и Екатериной I, пожаловавшей ему чин действительного тайного советника и наградившей Голицына орденами Св. Александра Невского и Св. Андрея Первозванного. До 1730 г. Дмитрий Михайлович, обремененный государственной службой в Петербурге, Архангельское не посещал.

После смерти от оспы Петра II, преемника Екатерины I на российском престоле, князь Д.М. Голицын активно участвовал в политической борьбе вокруг престолонаследия. Он был в числе тех членов Верховного тайного совета, которые предложили вдове герцога Курляндского, племяннице Петра I Анне Иоанновне, взойти на престол на условиях («кондициях»), сводивших ее власть к чисто номинальной и оставлявших все полномочия государственного управления за аристократией. Но, став государыней, Анна Иоанновна пренебрегла этими «кондициями». Князь Д.М. Голицын был обвинен «в преступных намерениях лишить власти императрицу». После этих событий Дмитрий Михайлович большей частью жил в Архангельском. Старый дом для него оказался мал, и к западу от бывших построек началось возведение большого по тем временам двухэтажного дома. При Д.М. Голицыне началось строительство и оранжерей на берегу Москвы-реки.

Но закончить переустройство усадьбы князю не удалось. В 1736 г. по указу Анны Иоанновны он был арестован и заточен в Шлиссельбургскую крепость, где и скончался в 1737 г. Усадьба, наряду с прочими владениями, была конфискована в казну. Но уже в 1742 г. имущество отца и старшего брата Сергея возвращено действительному тайному советнику, сенатору князю Алексею Дмитриевичу Голицыну (1697-1768). Его сыну Николаю суждено было продолжить строительство дворцово-паркового ансамбля.

Князь Николай Алексеевич Голицын (1751-1809) рос в Москве и воспитывался как многие дети русского дворянства XVIII в. В восьмилетнем возрасте родители, как это было принято, записали его в конный полк для сокращения фактического срока тогда еще обязательной дворянской службы. Мать его умерла, когда князю исполнилось 11 лет, отец постарался дать ему хорошее образование. Благодаря энергичным хлопотам петербургского родственника, вице-канцлера А.М. Голицына, молодой князь был отправлен в сентябре 1766 г. в Стокгольм, в пансион некоего господине Мурье. Со своим отцом ему не суждено было больше увидеться. Алексей Дмитриевич скончался вскоре после отъезда сына. Николай Алексеевич прожил в Швеции до августа 1767 г., а затем уехал в Страсбургский университет для продолжения учебы, позднее совершил продолжавшееся более трех лет путешествие по Европе: был в Швейцарии, Италии, во Франции, Англии, Голландии, германских княжествах, Австрии... Затем выполнял различные дипломатические поручения императрицы Екатерины II, в 1783-86 гг. являлся членом Комитета для управления зрелищами и музыкой, состоял при Малом дворе Вел. Князя Павла Петровича, стал сенатором, тайным советником, кавалером орденов Св. Анны и Св. Александра Невского. Именно при нем началось строительство великолепного архитектурного ансамбля в усадьбе.

Проект Большого дома принадлежал французскому архитектору Ш. Герну. Строительные работы во дворце велись в той или иной степени более сорока лет. Обилие застекленных дверей и окон свидетельствует, что это летний дворец. Характерной особенностью является наличие многочисленных колонн. Они имеются на всех фасадах, придавая достаточно монументальному зданию легкость и изящество. В центре главного и боковых фасадов четыре римско-ионические колонны образуют портики. Колоннады из четырнадцати пар тосканских колонн организуют переходы от северного фасада дома к флигелям. Такие же парные колонны поддерживаютбалконы верхнего этажа боковых фасадов. Шесть ложных колонн на южном фасаде украшают двери выступающей полуротонды. И, наконец, восемь пар римско-коринфских колонн обрамляют появившийся позднее бельведер. Еще одной особенностью дворца является разная высота его этажей. На первом, более высоком, размещались парадные залы, а на втором – жилые комнаты и библиотека.

В 1798 г. князь Н.А. Голицын был уволен в отставку. К 1800 г. дела его пришли в упадок, начались денежные затруднения, приостановилось и строительство в Архангельском. Позднее имение было заложено. Чтобы поправить свои дела, князь частично продал свои вотчины в различных губерниях. В 1809 г. Николай Алексеевич скончался. Его вдова, Мария Адамовна, решила продать усадьбу

Первым претендентом на покупку Архангельского стал князь Иван Нарышкин. Князья Вяземские, также желавшие приобрести усадьбу, сочли имение «слишком великолепным» и требующим больших расходов. Но именно это привлекло одного из богатейших и знатнейших вельмож екатерининского времени, знатока и ценителя искусства, коллекционера и дипломата князя Николая Борисовича Юсупова (1750/51 – 1831). Для него оказались приемлемыми и немалая цена имения – 245 тысяч рублей ассигнациями, и требующиеся для его достройки и поддержания большие расходы.

Князь Николай Борисович Юсупов
Князь Николай Борисович Юсупов

Род Юсуповых ведет свое происхождение от современника Иоанна Грозного ногайского хана Юсуфа. Его правнук Абдулла-мурза, «русский в душе, хотя и мусульманин», в крещении был наречен Димитрием. Сын Димитрия князь Григорий Юсупов верой и правдой служил Петру I, получил звание маршала, был награжден орденом Св. Александра Невского. Его старший сын Борис получил образование во Франции – в гвардейском училище в Тулоне, являлся главным директором Ладожского канала, позднее стал действительным статским советником, камергером, президентом Коммерц-коллегии, сенатором. Как это было принято, его сына Николая с младенчества записали в гвардию. В 21 год он вышел в отставку и в 1772 г. отправился в долгое путешествие по Европе, где познакомился со многими выдающимися художниками, поэтами, философами: Ф. Вольтером, Д. Дидро, П. Бомарше, Ж.-Б. Грезом, Ж.-Л. Давидом… В 1782 г. по поручению императрицы Екатерины II князь Н.Б. Юсупов, слывший «прекрасным рассказчиком и знатоком изящных искусств», сопровождал чету наследников российского престола Павла Петровича и Марию Федоровну во время их путешествия по Европе. По возвращении на родину в 1783 г. Николай Борисович Юсупов начал выполнять дипломатические поручения императрицы в Турине, Неаполе, Венеции, Риме. В 1784 г. он провел успешные переговоры с Папой Пием VI об особом статусе католической церкви в пределах Российской империи. Тогда же ему было разрешено снятие копий ватиканских фресок Рафаэля, которые до наших дней украшают коллекцию Эрмитажа. Затем князь совершил поездку в Венецию, где ему пришлось бороться против политических интриг Англии и Австрии, направленных против Российского государства. После этих событий Екатерина II в 1788 году произвела князя Юсупова в тайные советники и назначила его сенатором. В 1789 г. в ведение князя Н.Б. Юсупова была передана Императорская шпалерная мастерская, с 1791г. по 1799 г. Николай Борисович Юсупов возглавлял дирекцию Императорских театров. К числу его заслуг на этом поприще относилась организация правильного внутреннего устройства театральных помещений (по его инициативе происходила нумерация театральных мест в зале), установление контроля над театральными сборами и издержками при постановке пьес.

Одновременно с этой деятельностью он стал президентом Мануфактур-коллегии и членом Вольного Экономического Общества. С 1792 г. князь управлял также Императорскими стеклянным и фарфоровым заводами. С 1794 г. он стал почетным членом Российской Академии Художеств. В 1796 г., будучи директором Эрмитажа, князь по поручению царского двора заказывал картины, покупал скульптуры, не забывая при этом пополнять свое собственное художественное собрание, которое начал формировать еще в годы учебы за границей. В 1797 г. князь Н.Б. Юсупов был награжден орденом Св. Андрея Первозванного. В его ведение были также переданы «спектакли и музыка при Дворе». Ко всем этим обязанностям в 1800 г. добавляется также и пост Министра Департамента Уделов. А в 1814 г. князю было поручено руководить Экспедицией Кремлевского строения и Оружейной палатой по восстановлению разрушенных войсками Наполеона зданий Московского Кремля. Из прожитых им восьмидесяти лет князь Николай Борисович Юсупов пятьдесят лет состоял на государственной службе. За «беспорочное служение Отечеству» он был пожалован императором Николаем I редчайшим знаком отличия – эполетой, усыпанной жемчугом и бриллиантами.

Земельные владения князя располагались в пятнадцати губерниях России. Кроме того, в приданое за супругой, Т.В. Потемкиной (урожд. Энгельгардт), он получил имения в пяти губерниях, да «благоприобретений» у него было в трех губерниях. Население этих имений к концу его жизни превышало 31 тыс. душ «мужеска пола» (только в Московской губернии 1400 душ).

К началу 1805 г. князь Н.Б. Юсупов отошел от государственных дел и решил обосноваться в Москве. Он занялся предпринимательством, увеличивая число своих текстильных мануфактур, географией и экономикой южных районов России и Малороссии. Но он хотел еще иметь и свой «Мусейон» с произведениями живописи, скульптуры, театром.. 6 октября 1810 г. была составлена купчая на приобретение Архангельского. Основной принцип организации имения князьподытожил в распоряжении управляющему в 1829 г.: «Как Архангельское не есть доходная деревня, а расходная и для веселья, а не для прибыли, то стараться…то заводить, что редко, и чтобы все было лучше, нежели у других».

Для размещения своего художественного собрания Н.Б. Юсупов спешил закончить строительство и отделку Большого дома. Работы велись под руководством крепостного архитектора В.Я. Стрижакова, бывшего в усадьбе также художником, управителем, приказчиком, писарем и экономом. Князь привез его из своего имения под Полтавой и отдал в обучение архитектуре немцу Кестнеру. До 1811г. его учителем был также архитектор М.М. Маслов. В.Я.Стрижакову вместе с помощниками И. Боруновым, Ф. Бредихиным, Л. Рабутовским, живописцами М. Полтевым, Е. Шебаниным, Ф. Сотниковыми И. Колесниковым пришлось делать ремонт в усадьбе после 1812 г.. Было перестроено несколько залов дворца, создан переход над колоннадами из Большого дома в библиотеку, а также сооружена в 1817 г. въездная арка Парадного двора. В ее оформлении нашли отражение мотивы, характерные для триумфальных сооружений в честь победы в войне над Наполеоном. В усадьбе работали известные московские архитекторы И. Жуков, О. Бове, С. Мельников, Е. Тюрин, под руководством которого и при участии итальянских мастеров шло восстановление дворца после пожара, случившегося зимой 1820 г. В результате проведенных работ Большой дом приобрел иной, «ампирный», облик. В 1823-24 гг. недалеко от храма Архангела Михаила по распоряжению Н.Б. Юсупова по проекту Е. Тюрина возводились «Святые Ворота»; была начата и перестройка самого храма: небольшой южный придел Иоанна Крестителя разобрали, перенесли к востоку и достроили до размеров северного, а с западной стороны пристроили галерею. Позднее маслом по штукатурке были выполнены росписи.

В 1818 г. к западу от храма начали возводить колокольню. До наших дней сохранился только её фундамент. Тогда же строилась и храмовая ограда с деревянными башенками по сторонам.

При князе Н.Б. Юсупове Архангельское окончательно стало единым усадебным комплексом. В нем отразился царственный размах «просвещенного» XVIII в., когда люди, поверившие в свое могущество, не хотели ставить пределов земной красоте. Возведенный в западной части парка храм-памятник Екатерине II (по модели известного скульптора М.И. Козловского, 1819 г.) в образе древнеримской богини Правосудия Фемиды подчеркнул приверженность хозяина усадьбы одной из самых ярких эпох в истории Российской империи. В июле 1831 г. старый князь Н.Б. Юсупов умер. Его сын – князь Борис Николаевич Юсупов (1794-1849)- стал обладателем огромного богатства – 250 тысяч десятин земли, более 40 тысяч крестьян, а вместе тем и долга в размере более двух миллионов рублей. Большинство унаследованных им имений были бездоходными, а Архангельское среди них как главная «увеселительная» резиденция покойного князя – наиболее «расходным». Превратить усадьбу в образцовую экономию стало теперь главной задачей князя и его управляющих. Пришлось сдать на откуп пруды для ловли рыбы. В 1832 г. Московскому университету был продан знаменитый Ботанический сад. В петербургский дворец на Мойке, приобретенный двумя годами ранее, из Архангельского начали вывозить лучшие произведения живописи и скульптуры. Большой дом постепенно пустел, но все-таки Борис Николаевич ценил собранное отцом, переживал, что не мог уделять должного внимания усадьбе.

Новый владелец усадьбы – князь Николай Борисович Юсупов-младший (1827-1891), окончивший с блеском университет в Санкт-Петербурге, - вступил на государственную службу и всю жизнь служил России. В 1854 г., во время Крымской войны, он на свои средства вооружил и экипировал два пехотных батальона. Николай Борисович самозабвенно любил искусство и покровительствовал художникам, был большим любителем музыки, прекрасным скрипачом (его коллекция скрипок включала инструменты, изготовленные Амати и Страдивари). Формально князь служил в Публичной библиотеке Санкт-Петербурга, но чаще проводил время за границей на лечении. Иногда он приезжал и в Архангельское. Так случилось летом 1859 г., когда по приглашению его супруги Татьяны Александровны (урожд. Рибопьер) в усадьбе гостил прусский посланник, будущий канцлер и объединитель Германии Отто фон Бисмарк, знакомый с хозяйкой еще с юношеских лет.

С 1860 г. в окрестностях Архангельского начинает бывать император Александр II, купивший находящееся неподалеку имение Ильинское. Тогда же стали прокладывать дорогу в эту усадьбу от станции Химки Николаевской железной дороги, проходившую по юсуповским землям. Князь Н.Б. Юсупов-младший относился к императору восторженно и трепетно, приветствовал его реформаторскую деятельность. После трагической гибели Александра II князь пожертвовал большие средства на создание памятника императору, объявил конкурс на лучшее его жизнеописание. В 1888 г. на территории усадьбы в его честь были возведены Триумфальные ворота (не сохранились до наших дней).

Центральной вид усадьбы Архангельское
Центральной вид усадьбы Архангельское

Родовая усыпальница Зинаиды Николаевны
Родовая усыпальница Зинаиды Николаевны

В 1866 г. князь дал указание о начале работы по составлению родословной Юсуповых. Тем временем в хозяйственной части усадьбы в начале 1887 г. было закончено строительство богадельни. Составлявшее к 1890-м годам 466 десятин 1770 саженей (около 508, 32 га) имение все-таки в полном блеске предстало лишь в конце XIX – начале ХХ вв. при последних владельцах Архангельского – правнучке старого князя Зинаиде Николаевне Юсуповой (1861-1939) и ее супруге - князе Феликсе Феликсовиче Юсупове-Сумарокове-Эльстон. Сюда приезжали художники А.Н. Бенуа, В.А. Серов, К.А. Коровин, К.Е. Маковский, пианист К.Н. Игумнов и многие другие деятели русской культуры.

В 1903 г. хозяева имения увековечили память А.С. Пушкина, посетившего усадьбу дважды. В 1827 г. поэт вместе со своим приятелем, известным библиофилом С.А. Соболевским, отправился по приглашению Н.Б. Юсупова в Архангельское. Хозяин показал им свое художественное собрание и превосходную библиотеку в двух «громадных залах дворца». Вероятно, князь продемонстрировал гостям и свой дорожный «Альбом друзей», с которым он путешествовал по Европе в конце XVIII в. В нем, наряду с другими, содержались посвященные князю стихи П. Бомарше.

Спустя два года Пушкин написал послание «К вельможе», обращенное к князю Н.Б. Юсупову. В его рукописи сохранился рисунок: согбенный старик в парике с косичкой и в кафтане времен Екатерины II, опираясь на трость, прогуливается по парку. С той поры эти пушкинские строки навсегда связаны с Архангельским:

«…Ступив за твой порог,
Я вдруг переношусь во дни Екатерины,
Книгохранилище, кумиры и картины,
И стройные сады свидетельствуют мне,
Что благосклонствуешь ты музам в тишине…»

Они высечены на пьедестале памятника поэту, установленного в глубине новой, отныне Пушкинской, аллеи в восточной части регулярного сада. В августе 1830 г. А.С. Пушкин еще раз посетил усадьбу вместе с другом П.А. Вяземским. Их приезд запечатлел французский художник Николя де Куртейль в рисунке «Осенний праздник в Архангельском». В июле 1831 г., когда князь умер, А.С. Пушкин в письме к своему другу П.А. Плетневу написал: «Ох уж эта холера! Мой Юсупов умер…»

В 1907 г. правнучка Н.Б. Юсупова - княгиня Зинаида Николаевна - заказала клише-факсимиле послания «К вельможе» (в настоящее время хранится в музее). Осознавая значение Архангельского в истории России, еще 31 мая 1900 г. она и ее супруг составили завещание, согласно которому: «…в случае внезапного прекращения рода…все наше движимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами…завещаем в собственность Государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества…»

Дальнейший ход истории реализовал это желание владельцев.

PS: Строительство родовой усыпальницы Зинаида Николаевна закончила в 1914 году, но судьба так распорядилась, что в ней ни кого не похоронили. Зинаида Николаевна, Феликс (ее сын) с женой Ириной (девичья фамилия Романова) после событий 1917 года уехали в эмиграцию и, из-за отсутствия средств, были похоронены в одной могиле на кладбище под Парижем. Но тайны остались.
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.