Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Структура формируемой в России системы институтов развития, поддержки инноваций

Текущие параметры и структура формируемой в России системы институтов развития, ориентированных на поддержку инноваций

В Российской Федерации к настоящему моменту созданы либо находятся в процессе формирования основные институты развития, позволяющие решать задачи поддержки инновационного процесса и развития высокотехнологичных отраслей экономики.

Созданные финансовые институты развития, ориентированные на поддержку инноваций и развития высокотехнологичных отраслей:

Государственная Корпорация "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)"

ОАО "Российская венчурная компания"

ОАО "Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий"

Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (ФСРМФП НТС)

Российский фонд технологического развития

Государственная Корпорация "Российская корпорация нанотехнологий"

региональные венчурные фонды, фонды прямых инвестиций, гарантийно-залоговые фонды.

К нефинансовым институтам развития относятся:

ОАО «Особые экономические зоны»;

центры трансфера технологий, центры субконтрактации, центры развития дизайна, центры энергосбережения и др.

В таблицах 2 и 3 приведены соответственно конфигурация российской системы институтов развития,  состав и основные характеристики российской системы финансовых институтов развития ориентированных на поддержку инноваций

Остановимся боле подробно на проблемах и сопоставлении их  деятельности с успешными зарубежными  аналогами.

ОАО «Российская венчурная компания»

К основным проблемам деятельности компании можно отнести

Несовершенство законодательства в области венчурного инвестирования не позволяет создать адекватную конкуренцию фондов за средства РВК, а также приводит к сужению горизонта инвестирования венчурных фондов, созданных с ее участием.

Таблица 2 - Конфигурация российской системы институтов развития, ориентированных на поддержку инноваций: позиционирование, формы поддержки, накопленный объем ресурсов (2007 г.)

Конфигурация российской системы институтов развития, ориентированных на поддержку инноваций

В каждом конкурсном отборе ОАО «РВК» участвовали от 10 до 12 управляющих компаний вследствие того, что к конкурсу допускались лишь те компании, которые были

во-первых, зарегистрированы в российской юрисдикции в форме ЗПИФ,

во вторых, собрали капитал у частных инвесторов (51% от общей капитализации фонда, еще 49% добавляет РВК в случае победы фонда в конкурсе).

В результате инвестиционный цикл победивших фондов скорее всего будет короче стандартного (5-6 лет) и будет составлять около двух лет. Это связано с тем, что существует временной лаг между привлечением средств у частных инвесторов и осуществлением первых инвестиций. Поэтому для того, чтобы обеспечить высокую доходность фонды будут осуществлять краткосрочное инвестирование, что, вероятно, не обеспечит нужного эффекта по стимулированию инноваций.

Таблица 3 - Состав и основные характеристики российской системы финансовых институтов развития, ориентированных на поддержку инноваций

 

РВК

Росинфокоминвест

Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере

Фактический масштаб деятельности стоимостные и/или натуральные показатели)

Уставный капитал 28 млрд. руб, доля РФ в УК – 100%

В 2007 году на создание трех ЗПИФ ОРВИ[3] было направлено 3 млрд. рублей

В 2008 направлено 6,3 млрд. рублей на создание пяти ЗПИФов

В 2008 планируется направить еще 6 млрд.

Созданные с участием РВК фонды проинвестировали на 30.06.2008 2 компании, которые не в полной мере соответствуют инвестиционным приоритетам РВК, на сумму 0,3 млрд. руб.

Планируемый инвестиционный капитал - 2,9 млрд. рублей (государственная доля в размере 1,45 млрд. рублей уже внесена, столько же частных инвестиций планируется привлечь в ходе размещения дополнительной эмиссии акций)

Средства Фонда в 2007 году - 1,34 млрд. рублей.

Целевые показатели (стоимостные и/или натуральные показатели)

Предполагается, что за счет средств РВК в течение 2-3 лет будет создано 10-15 новых венчурных фондов с совокупным капиталом порядка 60 млрд рублей. Эти фонды обеспечат венчурным капиталом до 200 новых инновационных компаний и станут косвенным катализатором создания еще порядка 1000 компаний.

Отсутствуют. Не утверждена Стратегия деятельности фонда[4].

Отсутствуют

Общее описание механизма функционирования

Миссия и цели

Управление

Надзор

Координация

Функции ОАО «РВК»

отбор лучших венчурных управляющих компаний на конкурсной основе

приобретение паев венчурных фондов, создаваемых этими компаниями.

Средства венчурных фондов должны направляться на инвестиции в инновационные высокотехнологические компании, которые находятся на ранней стадии развития (ежегодный оборот компании не должен превышать 150 миллионов рублей на момент первого приобретения ее ценных бумаг) и чья деятельность соответствует приоритетным направлениям инвестирования РВК[5].

Органы управления ОАО «РВК»:

Общее собрание акционеров

Совет директоров

Генеральный директор

Совет директоров состоит из 7 человек, минимум трое из которых являются представителями федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, а двое — представителями индустрии венчурного инвестирования, отбираемыми на конкурсной основе.

Контроль за финансово-хозяйственной деятельностью РВК осуществляет Ревизионная комиссия, которая избирается общим собранием акционеров.

Общество представляет финансовую отчетность в открытом доступе, привлекает аудитора для ежегодной проверки.

Цель - создание системы постоянного массового финансирования инноваций в отрасли ИКТ.

Фонд будет осуществлять инвестиции в акционерный капитал компаний с сфере ИКТ.

Максимальные инвестиции — 100 млн. руб. на проект, причем предпочтение будет отдаваться компаниям с выручкой 1-5 млрд. руб. в год (так как риски в этом секторе компаний меньше), акции которых обращаются на ММВБ и РТС (так как Росинфокоминвест – фонд смешанных инвестиций).

Критерии отбора проектов фондом пока не сформулированы.

Наряду с финансовой помощью компаниям в сфере ИКТ, Росинфокоминвест осуществляет отдельные виды нефинансовой поддержки.

Органами управления фонда являются:

Общее собрание акционеров;

Совет директоров;

Генеральный директор (единоличный исполнительный орган);

В состав Совета директоров входят 7 человек, трое из которых являются представителями федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, а другие четверо — представителями бизнеса, финансов, а также эксперты в области оценки качества инновационных проектов.

Непосредственное руководство активами фонда будет осуществлять управляющая компания.

Контроль за финансово-хозяйствен-ной деятельностью фонда будет осуществлять Ревизионная комиссия.

Фонд содействия развитию МФП НТС образован для развития малого предпринимательства и поощрения конкуренции в научно-технической сфере путем оказания финансовой поддержки проектам, разрабатываемым малыми предприятиями.

Ежегодно фондом  реализуется несколько программ, по которым осуществляется финансовая поддержка на безвозвратной основе.

Программы Фонда: «СТАРТ», «ТЕМП», «УМНИК», «Развитие», «ПУСК», «ИНТЕл, «Ставка» и др.

Органами управления фонда являются:

Дирекция фонда;

Генеральный директор

Наблюдательный совет

Исполнительным и распорядительным органом Фонда является дирекция Фонда.

Контроль за деятельностью дирекции Фонда осуществляет наблюдательный совет Фонда, действующий на коллегиальной основе. В состав наблюдательного совета Фонда входят представители Министерства и государственных комитетов РФ.

Ежегодное проведение ревизий финансово-хозяйствен-ной деятельности Фонда организует Министерство финансов Российской Федерации.

Проблемы деятельности института развития.

Низкая конкуренция фондов за средства РВК, узкий горизонта инвестирования венчурных фондов вследствие несовершенства законодательства.

Некорректно сформулированы цели деятельности общества.

Несоответствие инвестиций фондов, созданных с участием РВК, инвестиционным приоритетам компании.

Неадекватное определение сферы поддержки (стадий инновационного процесса).

Отсутствие внешнего стратегического аудита, а также показателей оценки деятельности РВК.

Инвестиционные приоритеты фонда направлены на финансирование компаний на более поздних стадиях в ущерб инвестициям в ИКТ-стартапы.

В связи с неадекватной расстановкой инвестиционных приоритетов фонда повышаются риски вытеснения фондом частных инвестиций из сектора ИКТ-компаний, находящихся на более поздних стадиях развития.

ОАО «Росинфокоминвест» выбивается из графика установленных ранее сроков проведения допэмиссии.

Не сформулированы целевые показатели деятельности ОАО «Росинфокоминвест».

Не продуманы механизмы внешнего контроля фонда.

Не сформулированы целевые показатели деятельности Фонда.

Неразвитость нефинансовых механизмов поддержки малых предприятий

Отсутствуют механизмы контроля за успешностью реализации проектов

Неравномерное распределение средств по программам.

 

 

Российский фонд
технологического развития

ВЭБ

Роснанотех

Фактический масштаб деятельности стоимостные и/или натуральные показатели

В 2004-2006 гг. средний объем ежегодно выдаваемых не НИОКР средств составлял 450 млн. руб.

Совокупные активы Банка за 2007 г. 545 млрд. руб.

Кредитный портфель Банка 198 млрд. руб. на 1.01.2008.

Собственный капитал банка на начало 2008 г. составил 205 млрд. руб.

Объем привлеченных средств за 2007г. 216 млрд. руб.

Для достижения целей и выполнения задач использует имущественный вклад Российской Федерации (в объеме 130 млрд. рублей), а также часть своей прибыли.

Целевые показатели (стоимостные и/или натуральные показатели)

Отсутствуют

Предполагается увеличить объем кредитного портфеля более чем вчетверо - до 850 млрд. руб. за 2008-2012 гг.

Общий объем инвестиций Роснанотех, большая часть которых приходится на высокотехнологичные и инновационные проекты к 2015г. должен составить 41.5 млрд. долл.

В соответствии со «Стратегией деятельности государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» до 2020 г.» объем производства продукции наноиндустрии к 2015 году должен составить 300 млрд. руб.

 

 

Российский фонд
технологического развития

ВЭБ

Роснанотех

Общее описание механизма функционирования

Миссия и цели

Управление

Надзор

Координация

РФТР оказывает финансовую поддержку прикладным научно-исследователь-ским и опытно-конструктор-ским работам юридических организаций.

Средства РФТР предоставляются организациям в форме беспроцентного целевого займа на срок, необходимый для проведения НИОКР и внедрения полученных результатов (не более 3 лет).

Расходы по проведению экспертизы поданных заявок несут организации-заявители (3% от суммы займа в случае его предоставления).

Органами управления фонда являются:

Дирекция фонда;

Генеральный директор

Научно-технический совет

Целью банка является повышение конкурентоспособности экономики, ее диверсификации, стимулирования инвестиционной деятельности путем реализации проектов, направленных на развитие инфраструктуры, инноваций, особых экономических зон, защиту окружающей среды, на поддержку экспорта российских товаров, работ и услуг, а также на поддержку малого и среднего предпринимательства.

Банк является уникальным источником предложения длинных, масштабных и дешевых заемных средств.

Высшим органом управления Банка является Наблюдательный совет. Председателем Наблюдательного совета банка является Председатель Правительства России. Члены Наблюдательного совета, за исключением Председателя Банка, не работают в Банке на постоянной основе и назначаются Правительством сроком на пять лет.

Высшим исполнительным органом банка является Правление, возглавляемое Председателем Банка. Последний назначается Президентом России по представлению Председателя Наблюдательного совета Банка. Остальные члены Правления назначаются и отзываются Наблюдательным советом по представлению Председателя Банка.

Обязательный аудит годовой бухгалтерской отчетности Внешэкономбанка до утверждения ее наблюдательным советом проводит независимая аудиторская организация

Главная цель - содействие реализации государственной политике, обеспечивающей вхождение России в число мировых лидеров в области нанотехнологий.

В соответствии с федеральным законом № 139-ФЗ «О российской корпорации нанотехнологий» основными органами управления ГК «РОСНАНО» являются:

наблюдательный совет (совет директоров),

генеральный директор.

Вспомогательные органы управления:

Ревизионная комиссия — орган внутреннего финансового контроля, осуществляющий контроль административно-хозяйственной деятельности корпорации.

Научно-технический совет — консультативный орган, осуществляющий предварительное рассмотрение проектов и подготовку рекомендаций о целесообразности или нецелесообразности их финансирования за счет средств корпорации, и рассматривающий отчеты о ходе реализации проектов.

Комитет по инвестиционной политике при наблюдательном совете

В мировой практике венчурные фонды создаются почти всегда в формате «ограниченных партнерств» (limited partnership). В такой форме фонды капитализируются не сразу, а постепенно, по мере подготовки инвестиционных сделок. Благодаря этому у фонда не возникает замораживания неразмещенных средств и стимулов к краткосрочному инвестированию.

Некорректно сформулированы цели деятельности общества

В уставе РВК первой заявлена цель извлечения прибыли. Однако извлечение прибыли по определению не является целью деятельности институтов развития. Их роль состоит в устранении провалов рынка, сдерживающих экономическое и социальное развитие страны. Некорректно сформулированные ОАО «РВК» цели могут привести к чрезмерной «погоней за прибылью» в ущерб стимулированию инноваций.

Несоответствие инвестиций фондов, созданных с участием РВК, инвестиционным приоритетам компании.

Первые инвестиции венчурного фонда ВТБ были сделаны в «Погарскую картофельную фабрику», которая относится к запрещенной для инвестирования РВК традиционной отрасли – «производство товаров народного потребления». Покупка этим фондом акций ЗАО «Гидроэнергетические машины» также не в полной мере соответствует приоритетным отраслям инвестирования РВК. Компания «Гидроэнергетические машины» занимается производством инновационного оборудования (насосов, компрессоров турбин), которое главным образом может быть использовано в отраслях газо- и нефтедобычи (запрещенные отрасли).

Неадекватное определение сферы поддержки (стадий инновационного процесса).

Фондам, созданным с участием РВК разрешено инвестировать в компании на ранних фазах развития. Под “ранней фазой” понимается компания с ежегодным оборотом не более 150 миллионов рублей на момент первого приобретения ее ценных бумаг. Такое определение ранней фазы делает возможным смещение акцента инвестиций фондов от венчурных инвестиций в высокотехнологичные стартапы к прямым инвестициям в акционерный капитал зрелых фирм, не достигших указанного оборота.

Отсутствие внешнего стратегического аудита, а также показателей оценки деятельности РВК усиливает риски неэффективного распределения средств.

На данный момент отсутствуют показатели оценки деятельности РВК по критериям результативности работы распределенных средств, позволяющие судить об адекватности деятельности исполнительных органов РВК с точки зрения заявленных целей.

Отсутствует стратегический аудит компании. Имеющийся финансовый аудит ревизионной комиссией и аудиторской компанией позволяет лишь проверять соответствие бухгалтерской отчетности РВК требованиям российской системы бухгалтерского учета.

Сопоставление

Российская венчурная компания была создана на основе опыта израильской программы Yozma в части модели «фонд фондов». Разница между российской и израильской моделью в масштабе деятельности (Yozma обладала меньшим капиталом, в 100 млн долларов), в ставке доходности (российская ниже, 5%, но не выше инфляции, деньги Yozma отдавались под LIBOR+1%) и в схеме работы с фондами — Yozma вела с каждым фондом переговоры по отдельности, РВК отбирает фонды на открытых конкурсах. В остальном механизм финансирования венчурных фондов у Yozma и РВК похож.

Среди основных отличий деятельности Yozma и РВК следует назвать следующие.

У Yozma в отличие от РВК есть второе направление деятельности: прямое инвестирование в высокотехнологичные стартапы.

В рамках этого направления деятельности партнеры Yozma и комиссия экспертов делятся своими знаниями и опытом в сферах бизнеса и финансов с портфельными компаниями Yozma.

В России отсутствует направление прямого финансирования РВК в старпапы.

В рамках программы Yozma существует замкнутый инновационный цикл (инкубаторы – стартап – выход).

В Израиле были созданы по всей стране технологические инкубаторы, в которых осуществлялось преобразование идеи в бизнес образец за счет государственных средств. Yozma имела тесные связи с инкубаторами и, соответственно отбирала наиболее перспективные старт-апы из инкубаторов для осуществления прямых инвестиций в них. Далее Yozma посредством вложения в компании бизнес-навыков, знаний и опыта своих партнеров и экспертов осуществляла приращение стоимости компании с последующей продажей ее крупной международной компании либо выходом на зарубежные биржи.

Замкнутость цикла обеспечила непрерывность инновационного процесса в Израиле.

В России связанности инновационной цепочки с участием РВК не ожидается. В настоящее время деятельность РВК сфокусирована на программе финансирования венчурных фондов.

Нацеленность израильских высокотехнологичных компаний на международные рынки (выход на зарубежные биржи, покупка портфельных компаний зарубежными компаниями).

В инвестиционной стратегии Yozma подчеркивается, что при финансировании приоритет отдается компаниям, нацеленным на мировые рынки.

У РВК таких ограничений нет.

Успешность программы фонд фондов Yozma объясняется во многом благодаря налоговым стимулам с целью привлечения средств американских финансовых институтов (пенсионных фондов) в израильские венчурные фонды.

Российское законодательство не предполагает налоговых стимулов для зарубежных финансовых институтов. В России неприемлемо таким образом привлекать средства зарубежных инвесторов в венчурные фонды, так как это может создавать каналы для «отмывания денег» в стране.

ОАО «Росинфокоминвест»

Проблемы деятельности

Инвестиционные приоритеты фонда направлены на финансирование компаний на более поздних стадиях в ущерб инвестициям в ИКТ-стартапы.

  Во-первых, Росинфокоминвест создан в форме фонда смешанных инвестиций, поэтому он обязан 70% своих средств размещать в акциях публичных компаний и государственных облигациях. Поэтому в качестве приоритетов инвестирования фонда значатся компании, котирующиеся на биржах РТС и ММВБ. Вновь созданные компании или стартапы, находящиеся на стадии поиска рыночной ниши, не имеют листинга на биржах, по этому по определению могут быть профинансированы фондом только на остаточном принципе.

Во-вторых,  стартапы, как правило, регистрируются в форме ООО, а фондам смешанных инвестиций нельзя инвестировать в компании такой формы собственности. Поэтому у Росинвокоминвеста возникают проблемы с прямым инвестированием в ИКТ-стартапы.

В связи с неадекватной расстановкой инвестиционных приоритетов фонда повышаются риски вытеснения фондом частных инвестиций из сектора ИКТ-компаний, находящихся на более поздних стадиях развития.

Данный тип компаний вполне привлекателен и для частных инвесторов, вследствие ограниченности рисков таких инвестиций. Поэтому средства институтов развития целесообразнее направлять в компании на более ранних стадиях и соответственно, с более высокими рисками.

ОАО «Росинфокоминвест» выбивается из графика установленных ранее сроков проведения допэмиссии.

Размещение акций фонда путем открытой подписки планировалось провести в феврале 2008 года, однако до сих пор допэмиссия проведена не была. Затягивание сроков проведения размещения акций на позволяет Росинфокоминвесту начать активную инвестиционную деятельность.

Несоблюдение запланированных сроков начала инвестиционной деятельности фонда привело к срыву договоренностей ряда ИКТ-компаний с фондом с соответствующими потерями для компаний.

Не сформулированы целевые показатели деятельности ОАО «Росинфокоминвест».

Отсутствие целевых показателей затрудняет оценку по результатам деятельности фонда.

Не продуманы механизмы внешнего контроля фонда.

Сопоставление с успешным зарубежным аналогом

Росинфокоминвест и Punjab Infotech Venture Fund (Индия) являются отраслевыми венчурными инвестиционными фондами в сфере информационно-коммуникационных технологий.

Индийский фонд является региональным, то есть осуществляет инвестиции в ИКТ-компании только штата Punjab, поэтому его инвестиционный капитал значительно ниже, чем у российского аналога.

Основные отличия Punjab Infotech Venture Fund от Росинфокоминвеста.

Конечный срок функционирования  венчурного фонда ИКТ штата Пенджаб - 10 лет.

В настоящее время стратегия деятельности Росинфокоминвеста не определена. В постановлении правительства о создании фонда предполагался быстрый выход государства из акционерного капитала фонда. Однако сейчас доминирует точка зрения необходимости сохранения доли государства на неопределенную перспективу. Вероятно, оба варианта не являются оптимальными, поэтому сбалансированным для Росинфокоминвеста будет срок деятельности индийского фонда.

Сфера поддержки индийского фонда нацелена на ИКТ-стартапы. Предпочтение отдается не котирующимся на бирже компаниям.

В России инвестиционные приоритеты фонда направлены на компании на более поздних стадиях. Правовой статус российского фонда обязывает Росинфокоминвест инвестировать в компании, акции которых размещены на бирже.

Наличие у индийского фонда формализованной двухуровневой системы оценки поступающих предложений по инвестированию с установленным сроком рассмотрения заявок.

Критерии и сроки отбора проектов российским фондом пока не сформулированы.

К экспертизе проектов у фонда ИКТ штата Пенджаб помимо представителей государственных структур, привлекаются независимые консультанты из Ernst&Young, KPMG, PriceWaterHouse, Deloitte.

Консультанты осуществляют независимую финансовую экспертизу проектов, обособленно от представителей государственных структур, также представленных в «комитете по управлению инвестициями» фонда.

Существует конечный срок участия фонда в акционерном капитале компаний. Предусмотрено множество способов выхода фонда из инвестируемых компаний.

У Росинфокоминвеста пока не продуманы механизмы выхода фонда из компаний.

Запуск фонда был осуществлен до полной оплаты его инвестиционного капитала.

Это позволило не замораживать государственные средства на счетах фонда пока они не размещены. В России же перспективный инвестиционный капитал фонда оплачен уже наполовину, однако фонд до сих пор не приступил к формальному отбору проектов.

Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере

Достижения и проблемы деятельности Фонда

За четырнадцать лет своего существования время Фонду удалось добиться определенных результатов в поддержке инновационной активности российских компаний.

профинансировано свыше 4 тыс. проектов на сумму более 2.5 млрд. рублей;

создано около 30 инновационно-технологических центров (ИТЦ), предоставленных для размещения на льготных условиях сотням предприятий

только в одной из программ Фонда («СТАРТ») участвует около 2 тыс. малых инновационных предприятий-стартапов;

доля успешно реализуемых проектов достаточно значима для финансирования ранних стадий инновационного процесса (более 60% профинансированных  стартапов выходят на рынок);

поддержанные Фондом предприятия освоили в производстве около 1.3 тыс. запатентованных изобретений;

данные предприятия выпускают продукции на 6 млрд. руб. ежегодно, при этом  средняя выработка на одного работающего достигла 1.5 млн. руб.

в рамках только программы «СТАРТ» создано свыше 10 тыс. новых рабочих мест в высокотехнологичном бизнесе;

объем налоговых платежей от созданных при поддержке Фонда предприятий вдвое превысил полученные ими бюджетные средства;

при поддержке Фонда сформировалась группа компаний, занимающая сильные позиции в нескольких узких продуктовых нишах (их доля в общероссийском выпуске данных видов продукции достигла  десятков процентов).

В целом, данные результаты позволяют говорить о том, что за эти годы Фонд зарекомендовал себя в качестве работоспособного института. В то же время, в силу небольшого объема располагаемых ресурсов деятельность Фонда пока не смогла оказать значимого системного воздействия на экономику и инновационную сферу. Это неудивительно, если принять во внимание тот факт, что даже сейчас, после существенного повышения, объем годового финансирования Фонда в шесть раз ниже, чем у его французского аналога - агентства OSEO (при том, что размер экономик Франции и России сопоставим).

Безусловно, важными положительными сторонами деятельности Фонда являются:

отработанные и прозрачные механизмы принятия и рассмотрения заявок с привлечением независимых экспертов из научно-технической сферы;

возможность поддержки Фондом на широком спектре стадий: от посевной и предпосевной до стадии расширения;

способность Фонда к саморазвитию, готовность руководства Фонда к поиску оптимальных инструментов поддержки инновационного бизнеса (о чем, в частности, свидетельствует запуск программы «СТАРТ-Инвест».

Вместе с тем, нельзя не отметить ряд недостатков в деятельности Фонда.

1. Недостаточная интенсивность поддержки взаимодействия малых предприятий с ВУЗами и НИИ.

Большая часть ресурсов Фонда направляется на финансирование программ, ориентированных на поддержку собственных разработок малых предприятий. Соответственно, лишь незначительная доля ресурсов используется для поддержки программ взаимодействия малых инновационных предприятий с сектором высшего образования и научно-исследовательскими организациями.

Это является существенным недостатком с точки зрения позиционирования Фонда, как института, призванного поддерживать ранние стадии инвестиционного процесса (фактически, единственного в рамках сложившейся в России системы институтов развития). Международный опыт говорит о том, что активное вовлечения сектора высшего образования в прикладные и поисковые разработки, налаживание тесных кооперационных связей между наукой, бизнесом и образованием является необходимым условием эффективности ранних стадий инновационного процесса.

2. Сроки реализации программы поддержки малых инновационных предприятий «СТАРТ» слишком жесткие, а масштабы предоставляемых средств слишком ограниченные по сравнению с условиями, предлагаемыми аналогичными зарубежными институтами. Жесткость условий существенно сужает поток проектов, который может быть поддержан Фондом.

3. Независимые эксперты, участвующие в отборе проектов, не всегда могут адекватно оценить финансово-экономические перспективы проектов.

4. Существуют проблемы с налаживанием обмена информацией о возможных проектах между Фондом и потенциальными частными соинвесторами. Это  снижает адекватность отбора проектов с точки зрения финансово-экономической эффективности, а также затрудняет последующую коммерциализацию полученных результатов.

5. Отмечается недостаточная результативность программы «УМНИК», нацеленной на поддержку разработок молодых ученых. Это связано как с низким уровнем предпринимательской грамотности молодых ученых, так и с отсутствием эффективных коммуникаций между молодыми учеными и сообществом бизнес-ангелов.

6. Возможности Фонда никак не используются для целей помощи министерствам и ведомствам, осуществляющим научно-технологические разработки. 

Сопоставление с успешными зарубежными аналогами

При разработке концепции и форм деятельности Фонда активно использовался опыт трех успешных зарубежных институтов – французского агентства OSEO (прежнее название – ANVAR), а также американских программ поддержки малого инновационного бизнеса SBIR и STTR.

В частности, принцип формирования финансовых ресурсов Фонда аналогичен использующемуся при финансировании американских программ –  направление фиксированной доли от совокупных расходов федерального бюджета на НИОКР (в России ­– 1.5% данного бюджета, в США в сумме по программам SBIR и STTR – 2.8%). Кроме того, по своей структуре такие ключевые программы Фонда, как «СТАРТ» и «ПУСК» практически повторяют американские SBIR и STTR. Другие программы Фонда по схеме своей реализации близки к программам французского агентства OSEO (ANVAR).

В то же время, по нескольким существенным параметрам деятельность Фонда и подобных ему зарубежных структур заметно различается.

1. Программы агентства OSEO (ANVAR), программы SBIR и STTR сфокусированы не на поддержке инновационного бизнеса «вообще», а на поддержке проектов в соответствии с регулярно уточняемой системой приоритетных направлений, формулируемых ответственными за проведение научно-технологической политики министерствами.

2. В функционировании агентства OSEO (ANVAR) значимое место занимает деятельность по созданию партнерств, объединяющих малый и средний инновационный бизнес, университеты,  научно-исследовательские организации, финансовые институты. Таким образом, роль агентства далеко не сводится к  распределению и рационированию бюджетных средств – агентство играет важную роль в качестве инфраструктуры, обеспечивающей коммуникацию, обмен информацией, оказывающей организационную помощь различным участникам инновационного процесса.

3. В американских программах SBIR и STTR значительная часть проектов финансируется не в форме грантов на развитие (преобладающая форма поддержки со стороны российского Фонда), а в форме заказов на проведение научных исследований и производство продукции для нужд государства. При этом  значительная часть (более 50%) закупок продукции и услуг, создаваемых малыми предприятиями  в рамках данных программ, осуществляется Министерством обороны.

В рамках такого механизма возникает возможность четко оценивать результативность проектов. Соответственно, это создает у всех участников мотивацию к обеспечению высокой результативности. При этом для малого инновационного предприятия упрощается задача утилизации своих разработок.

4. Программа поддержки стартапов SBIR имеет существенно менее жесткие сроки реализации, чем аналогичная ей программа «СТАРТ». Это создает возможность для проведения более углубленных разработок.

Российский фонд технологического развития

Проблемы деятельности

Недостаточная эффективность выбора поддерживаемых направлений технологического развития

Зачастую происходит отрыв системы критических технологий, которые поддерживает РФТР от потребностей бизнеса

Отсутствуют проработанные процедуры пересмотра критических технологий исходя из изменения глобальных технологических трендов и динамики развития российской экономики

Слабость инструментов поддержки кооперации между бизнесом, научными организациями и высшим образованием.

До 2001 года РФТР являлся организатором конкурса инновационных проектов «Наука – технология – производство – рынок». Цель конкурса состояла в привлечении частных инвестиций в перспективные проекты на стадиях НИОКР, а также в вовлечении научных коллективов в процесс коммерциализации результатов своих исследований.

В настоящее время инструменты поддержки кооперации отсутствуют.

Отсутствие инструментов поддержки наиболее ранних стадий НИОКР.

Наиболее адекватной формой поддержки ранних стадий являются гранты, а не применяемые РФРТ займы

Займы предоставляются на короткий для проведения и внедрения НИОКР срок -3 года

Многие заявители отмечают, что обязательная возвратность всех полученных от Фонда средств в течение 3-х лет сильно сужает круг пользователей кредитами РФТР и спектр заявленных проектов.

В целом можно сказать, что РФТР пока не удалось найти свое точное позиционирование применительно к структуре этапов инновационного цикла.

Слабая координация деятельности с другими институтами развития поддержки прикладных инноваций.

Координация с другими институтами способствовала бы переходу разработок, финансируемых из средств фонда на следующие стадии инновационного процесса.

Слабость инструментов нефинансовой поддержки инновационной деятельности, включая «сопровождение» корпоративных клиентов, проведение маркетинговых исследований и т.п.

Гиперконцентрация деятельности фонда в столичных регионах. Слабость политики развития региональных компаний.

Так, 80% проектов, поддержанных РФТР, приходится на Москву и область и Санкт-Петербург и область.

РФТР принимает слабое участие в создании региональных кластеров. В 2003 году РФТР был инициатором создания технологических кластеров в Санкт-Петербурге (в области оптоэлектроники) и в Зеленограде (в области микроэлектроники). Однако фонд не поддерживал создание кластеров в нестоличных регионах.

Можно отметить следующие негативные следствия отмеченных проблем деятельности фонда

Несоответствие расходов фонда поступлениям средств в него.

Так за 2005-2006 год профицит фонда (неизрасходованные средства) составил 950 млн. руб. На 1 января 2007 года остаток средств РФТР составлял 1,38 млрд. рублей. Таким образом, фонд последние несколько лет оказывался не в состоянии распределить перечисленные ему средства.

Перекос портфеля проектов в сторону улучшающих инноваций в традиционных отраслях.

51% поддержанных РФТР проектов приходится на производственные технологии.

Сопоставление с успешным зарубежным аналогом

По ряду целей и направлений деятельности РФТР близок к финскому национальному агентству  технологического развития TEKES.

Оба института отвечают за поддержку НИОКР по конкретным направлениям, соответствующим системе приоритетов национального технологического развития, сформулированной государством. В Финляндии такая система приоритетов разрабатывается в рамках комплекса «национальных технологических программ», в России – в рамках определения системы «критических технологий». 

Оба института особое значение придают поддержке разработок, имеющих мультидисциплинарный и межотраслевой характер. В частности, для TEKES при разработке и осуществлении проектов исключительно важным является обеспечение «синергии компетенций» исполнителей из различных сфер деятельности.

К числу значимых направлений деятельности того и другого института относится поддержка развитие инновационной инфраструктуры. Для РФТР – это создание, совместно с Фондом содействия развитию МФП НТС,  инновационно-технологических центров (ИТЦ), для TEKES – стратегических центров развития науки, технологий и инноваций (SCSTI).

Также важной общей чертой деятельности обоих институтов является то, что она сфокусирована не столько на поддержке нового инновационного бизнеса («стартапов»), сколько на стимулировании НИОКР в зрелых компаниях либо в интересах зрелых компаний.

Отмечая совпадение по ряду целей и направлений деятельности между РФТР и TEKES следует отметить ряд серьезных различий в подходах и формах осуществления этой деятельности.

Первое. TEKES использует более широкий, чем РФТР, спектр инструментов финансовой поддержки инновационной деятельности. Этот спектр включает в себя не только возвратные и возмездные формы поддержки (льготные кредиты), но и безвозмездные (гранты, предоставляемые в рамках софинансирования НИОКР). Так, в 2007 г. на гранты компаниям и финансирование исследований в университетах и НИИ приходилось 83% от совокупного объема предоставленной TEKES финансовой поддержки НИОКР.

Безвозмездные формы финансовой поддержки являются наиболее адекватными для финансирования ранних (докоммерческих) стадий исследований и разработок, на которых отсутствует коммерческая отдача от вложений, а риски неудачи проектов очень велики. Использование на данных стадиях возвратных финансовых инструментов крайне проблематично.

Второе. TEKES не ограничивается предоставлением финансовой помощи. Не менее важную роль в его деятельности играют организационная, информационно-консултационная, административная поддержка компаний и исследовательсих организаций. Конкретными формами оказания такой поддержки являются помощь компаниям в поиске инновационных идей и технологических решений в конкретных областях, экспертиза проектов, помощь с поиском партнеров по проектам, помощь с составлением бизнес-планов, обменом опытом с зарубежными специалистами, поиском необходимых исследовательских кадров, проведение маркетинговых исследований. Особую роль в деятельности TEKES играет политика по работе с клиентами («customership»), призванная  стимулировать широкий круг компании к исследованиям и разработкам в сотрудничестве с TEKES.

Третье. В деятельности TEKES сильный акцент делается на стимулировании сотрудничества, формировании систем устойчивых связей – между компаниями, между крупным и малым бизнесом, между бизнесом, научными организациями и университетами. Преимущественную поддержку агентства TEKES получают проекты, предполагающее активное сотрудничество многих заинтересованных сторон. В рамках некоторых программ такое сотрудничество является обязательным.

Четвертое. Система приоритетных направлений национального технологического развития, поддерживаемых TEKES в рамках «национальных технологических программ», постоянно уточняется исходя из накопленного опыта и актуальных мировых трендов.

Пятое. Деятельность TEKES в значительной степени ориентирована на формирование отраслевых и территориальных кластеров. 

В процессе разработки приоритетных направлений своей деятельности TEKES в значительной мере исходит из интересов развития крупных отраслевых кластеров (здравоохранение и социальное благополучие, бизнес-услуги, ИКТ, энергетика и охрана окружающей среды, лесопромышленный комплекс, металлы и машиностроение, недвижимость и строительство, пищевой комплекс).

TEKES активно поддерживает формирование территориальных кластеров (электронно-телекоммуникационные кластеры в Оулу, Турку и др.).

Шестое. TEKES постоянно координирует свою деятельность с деятельностью других финских институтов развития, функционирующих в смежных сферах инновационной системы.

Данные отличия делают деятельность TEKES (даже в рамках тех же задач и направлений, что и у РФТР) более широкой, системной и гибкой. TEKES играет одну из ключевых системообразующих ролей в финской инновационной системе.

Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)»

Проблемы деятельности

Несмотря на небольшой срок деятельности российского Банка развития, к настоящему времени уже проявился ряд проблем, которые могут снизить эффективность этой деятельности в стратегической перспективе. 

Первая. Не сформулированы цели Банка в части стимулирования инноваций и поддержки развития высокотехнологичных отраслей, отсутствуют целевые показатели деятельности банка по данным направлениям.

Аналогичная ситуация характерна для других направлений, за которые отвечает Банк (развитие инфраструктуры, природоохранная деятельность, поддержка малого и среднего предпринимательства, поддержка несырьевого экспорта).

Чрезвачайно широкий спектр направлений деятельности при отсутсвии четко постановленных задач и ориентиров (достижение конкретного и верифицируемого результата в заданные сроки) по каждому из них не позволяет выработать механизмы  ответственности данного института и его профильных подразделений за эффективную реализацию своих основных функций. Это может создать условия для демотивации менеджмента Банка.

Опыт других «перегурженных» разнородными функциями институтов развития как в России, так и за рубежом (бразильский CEF, российский РосБР в первые годы после своего создания) показывает, что их деятельность зачастую бывает слабоэффективной.

С учетом масштабов концентрируемых Банком ресурсов и значимости выполняемых смежных задач – в части агента Правительства по управлению пенсионными накоплениями,  государственным долгом, государственными финансиыми активами – стратегические  последствия нечеткости задач могут быть весьма негативными.

Вторая. Список отраслевых приоритетов Банка сформулирован слишком широко. Несфокусированность приоритетов поддержки высокотехнологичных отраслей создает опасность «распыления» средств, вместо концентрации их на направлениях, обеспечивающих наиболее сильный общесистемный эффект.

Исходя из Стратегии развития Банка, годовой объем вновь размещаемых долгосрочных кредитов к 2012 г. не превысит 1% от совокупного годового объема инвестиций в основной капитал. При таком масштабе данные средства смогут оказать значимое воздействие на экономическое развитие только в том случае, если они будут направлены на расшивку «узких мест» отраслевой структуры, в те отрасли, где инвестиции принесут максимальный эффект с учетом стимулирования развития смежных сфер деятельности.

Следует отметить, что в Стратегии развития Банка фиксируется  принцип распределения инвестиционных финансовых ресурсов Банка между вложениями в различные отрасли пропорционально средней капиталоемкости данных отраслей. Такая фиксация усиливает опасения относительно возможного неэффективного распределения ресурсов. Повышаютя риски «перекоса» структуры вложений Банка в пользу капиталоемких инфраструкутных и энергетических отраслей – и в ущерб высокотехнологичным.

Оперативное выявление «узких мест» в отраслевой структуре экономики, и в частности, в струтуре высокотехнологичных отраслей, требует развитых механизмов обратных связей Банка с предпринимательским и научным сообществом, включая формирование при исполнительных органах банка координационных совещательных советов из представителей групп потенциальных бенефициаров и экспертного сообщества. В настоящее время такие структуры в системе управления Банка отсутсвуют[6].

Третья. Ограниченность потока качественно подготовленных проектов, предлагаемых к финансированию Банком.

В настоящее время у Банка отсутствуют структуры, позволяющие широко осуществлять первичный сбор предложений по проектам, а также предоставляющие потенциальным клиентам необходимые консультации по подготовке проектов. Дополнительным препятствующим фактором является непрозрачность и усложненность процедуры рассмотрения заявки внутри Банка.

Вследствие этого Банк испытывает проблемы с предложением качественных проектов, отвечающих приоритетным направлениям его деятельности. При этом значительная часть рассматриваемых инвестиционных проектов, связанных с разработкой и внедрением новых технологий, созданием новых видов продукции и услуг, имеют низкое или среднее качество обоснования (см. табл.1).

Четвертая. Слабость механизмов подготовки принимаемых решений и контроля за их соответствием целям и задачам Банка.

В настоящее время значительная часть крупных проектов, по которым Наблюдательным советом Банка принято решение о выделении финансирования, не соответствует даже существующему, весьма широкому, спектру приоритетных направлений его деятельности.  Основные причины такой ситуации: а) дефицит качественных «профильных» проектов (см. выше), б) слабая система внутренней экспертной оценки проектов на предмет их соответствия приоритетам деятельности; в) отсутствие институтов внешнего или стратегического внутреннего контроля за адекватностью принимаемых высшими органами управления решений. Статус госкорпорации фактически выводит Банк и его высшие органы управления из-под внешнего контроля.

Пятая. Недостаточно высокая доля проектов, которые предполагается финансировать на принципах частно-государственного партнерства.

Так, например, в Стратегии развития Банка нижний предел доли проектов, реализуемых на принципах частно-государственного партнерства к 2012 г. предусматривается на уровне 30%. В случае, если эта доля будет столь низкой, мультипликативное воздействие деятельности Банка на экономику будет весьма ограниченным.

Шестая. Неразвитость механизмов нефинансовой (организационной, кадровой,  информационно-консультационной, научной, технической и др.) поддержки Банком инвестиционных проектов.

Сопоставление с успешными зарубежными аналогами

Спектр финансовых инструментов, которые могут использовать российский и крупнейшие зарубежные банки развития (такие как KfW, BNDES, Development Bank of Japan и др.) во многом совпадают.

Однако важной особеностью деятельности наиболее успешных зарубежных банков развития является гибкость и коплексность использования разнообразных, позволяющая эффективно решать задачи стимулирования инноваций и поддержки высокотехнологичных отраслей.

1. Комплексное сопровождение инвестиционных проектов в высокотехнологичноых отраслях, включая не только финансовую поддержку, но и реализацию программ подготовки и привлечения кадров, технической помощи, экспортной поддержки, исследовательской поддержки, управленческого консалтинга и т.п. Для этих целей многие банки развития используют контролируемые организации и предприятия, специализирующихся на оказании такого рода услуг. 

2. Реализация долгосрочных программ сотрудничества с высокотехнологичными национальными компаниями, направленными на их трансформацию в крупных конкурентоспособных игроков на мировых рынках.  

3. Реализация пакетного подхода к поддержке малого и среднего бизнеса, в том числе малых инновационных компаний. В качестве примера такого пакетного подхода можно рассматривать программы поддержки малого и среднего бизнеса, реализуемые  Small Industries Development Bank of India и немецким банком развития KfW

4. Создание и поддержка деятельности инвестиционных фондов, инвестирующих средства в акции национальных компаний, позиционирующихся в приоритетных отраслях.

Одним из наиболее ярких примеров использования такого рода инструментов является деятельность мексиканского Банка развития NAFIN в 1980-х годах. Посредством создания сети инвестиционных фондов, NAFIN удалось привлечь не мексиканский рынок долгосрочных капиталов значительный объем иностранных инвестиций и обеспечить интенсивный рост этого рынка.

Государственная корпорация «РОСНАНО»
(Российская корпорация нанотехнологий)

Проблемы деятельности

Стратегией устанавливается слишком много направлений деятельности, но не фиксируются сферы ответственности. Это увеличивает риски отсутствия сконцентрированности на наиболее приоритетных из направлений.

Отсутствие инструментов поддержки проектов, находящихся на ранних стадиях разработки. Вместо этого к заявкам на проекты предъявляются требования наличия четко выстроенного бизнес-плана, предусматривающего выход на промышленное производство в среднесрочной перспективе.

Не зафиксированы отраслевые приоритеты финансируемых проектов и распределение поддержки проектов в соответствии с отраслевыми приоритетами.

Непрозрачность требований, предъявляемых к заявкам на проекты, а также процедур их отбора.

Так, за первое полугодие работы экспертной комиссии по приему заявок на проекты выяснилось, что 71% из них не удовлетворяют требованиям и потому финансироваться не будут.

Отсутствие системы внешнего контроля деятельности Корпорации.

Сопоставление с успешными зарубежными аналогами

В своей деятельности Корпорация может ориентироваться на международный опыт, в частности, на агентство по развитию стратегических технологий DARPA (Defense Advanced Research Project Agency). Это оборонное агентство перспективных исследовательских проектов при Министерстве обороны США. К сфере деятельности агентства относятся революционные высокоэффективные исследования и разработки в сфере национальной безопасности.

Выделяются следующие направления применения опыта DARPA в деятельности Корпорации.

Первое. DARPA призвана закрывать «узкие места» между фундаментальными исследованиями и бизнесом. В рамках реализации этой задачи усилия Агентства концентрируются на четко обозначенных стратегических направлениях, к сфере ответственности которых относятся, в частности, следующие типы исследований:

исследования, сопряженные с высоким риском (риск ненахождения технического решения под существующие задачи).

концептуальные исследования (исследования и разработки под задачи, которые могут актуализироваться в будущем и которые могут привести к постановке новых задач).

Второе. DARPA разрабатывает критерии отбора проектов в координатах «уровень риска – уровень значимости для вооруженных сил» (Technical risk – Potential military utility). Причем эти критерии обычно отдают преимущество тем проектам, которые имеют одновременно и высокие риски, и высокую отдачу (High risk – High pay-off) и обеспечивают, таким образом, прорывные достижения. Это преимущественно крупные долгосрочные концептуальные проекты, в которые вовлечены разные офисы Агентства. В эти проекты вкладывается основная часть финансирования – около 60% инвестиций.

Проекты с низким риском и высокой отдачей (Low risk – High pay-off) – главным образом, адаптация и применение готовых коммерческих продуктов к актуальным оборонным потребностям, лежащим на пересечении сфер ответственности военных ведомств. На эти проекты в общем случае отводится 20% инвестиций, но объем финансирования может быть подвержен значительным колебаниям в ответ на возникающие перед национальной обороной задачи .

Проекты с высоким риском и низкой отдачей (High risk – Low pay-off) получают примерно 20% инвестиций. К таким проектам относится разработка технологий двойного назначения, занятие ниш на рынке частных корпораций, создание новых технологических областей, имеющих военную эффективность.

Третье. DARPA проводит диверсификацию исполнителей проектов и задает для них конкурсные рамки на каждом этапе проекта. На каждом этапе Агентство размещает предложения (solicitations) на реализацию соответствующей разработки с заданными техническим и технологическими характеристиками. Организации, способные в течение объявленного срока предоставить  разработки, удовлетворяющие заявленным параметрам, получают определенное «поощрение» и право на заключение дальнейших контрактов.

При этом особое внимание уделяется механизмам ценообразования: разрабатываются определенные системы «поощрений или санкций» по отношению к корпорации-подрядчику; жесткие плановые параметры по контракту; обеспечивается широкое варьирование размера материального поощрения подрядчика в зависимости от результатов и хода деятельности.

Четвертое. DARPA проводит адаптацию осуществленных разработок в целях их соответствия специфическим требованиям потенциальных заказчиков (например, определенных отраслей промышленности). Ключевым моментом такой адаптации является работа по снижению рисков того, что перспективная технологическая новинка не впишется в жесткий регламент соответствующего заказчика и не найдет своего применения.

Пятое. DARPA имеет четко выстроенную систему внутреннего и внешнего контроля, что обеспечивает прозрачность деятельности всех направлений Агентства и дополнительно мотивирует достижение каждым из них высоких результатов.

Система технопарков

Сопоставление с успешными зарубежными аналогами и проблемы деятельности.

В целом зарубежный опыт создания технопарков (западноевропейский и американский) был достаточно успешно перенесен на российскую почву. Пока нельзя сказать, насколько сильной должна быть корректировка данного опыта с учетом особенностей российской экономики. Тем не менее в деятельности российских технопарков можно отметить ряд проблем, которые снижают эффективность данного института стимулирования инноваций.

Неограниченный срок пребывания фирм-резидентов в технопарке.

Сроки пребывания малых фирм в технопарке формально не ограничены и составляют  в среднем около 10 лет (наиболее распространенным в мировой практике является срок в 2–3 года).

Малые предприятия находятся в относительно комфортных условиях, созданными для них в технопарках, и не стремятся к росту и выходу из состава последних. Более того, в стремлении стимулировать фирмы, превысившие мировой стандарт пребывания в технопарке, к выходу из структуры, ряд технопарков установил для таких средних фирм более высокие ставки арендной платы. Однако, как правило, фирмы предпочитают платить больше, но оставаться на прежнем месте, поскольку инфраструктура и сервисные службы находятся в технопарках на высоком уровне. Такая ситуация характерна для успешных технопарков. В менее успешных структурах 100%-ной загрузки площадей нередко нет, и потому выход фирм там вообще не стимулируется.

Неэффективность механизмов мониторинга деятельности технопарков.

В период с 1999 по 2004 год технопаркам по желанию была предоставлена возможность пройти государственно-общественную аккредитацию. Ее успешно прошел лишь 21 технопарк, только чуть более десяти из них были признаны отвечающими международным стандартам. Однако проведенная аккредитация не повлекла за собой никаких последствий – ни налоговых льгот, ни дифференцированного, в зависимости от результатов работы технопарков, финансирования. Бюджетные средства, в случае их выделения, продолжали распределяться равномерно по всем действующим технопаркам, входящим в Ассоциацию технопарков.

Предложения по решению проблем

Определить продолжительность периода пребывания малого предприятия в технопарке двумя-пятью годами.

Продолжительность пребывания компании определяется в зависимости от успешности, эффективности его деятельности по созданию наукоемких товаров, за которой должен осуществляться постоянный контроль со стороны технопарка.

Руководству технопарков целесообразно оценивать деятельность компаний-резидентов с тем, чтобы стимулировать выход из технопарка неэффективных фирм и впускать новые.

Ввести систему финансирования текущей деятельности технопарков по результатам вместо равномерного распределения средств.

Исходя из распространенной мировой практики подходов к оценке деятельности технопарков[7], а также практики аккредитации российских технопарков целесообразно проводить ежегодный мониторинг деятельности технопарков по следующим критериям:

степень связи технопарка и университета,

уровень вовлеченности студентов,

 число созданных и реализованных на промышленных предприятиях технологий,

 степень заинтересованности региона, промышленности и населения в работе технопарка

количество созданных рабочих мест

количество созданных новых компаний

количество коммерциализованных лицензий и патентов

Целесообразно распределять государственные средства между технопарками в соответствии с достигнутыми указанными показателями.

Бизнес-инкубаторы

Достижения и проблемы деятельности

К проблемам функционирования БИ в России можно отнести следующие:

малая доля инновационных предприятий. Рынок инновационных предприятий в стране еще недоразвит, места во многих бизнес-инкубаторах отдаются производственным компаниям и другого рода предприятиям, не имеющим к инновациям и информационным технологиям никакого отношения;

отсутствие стадии подготовки предпринимателей до создания предприятия в бизнес-инкубаторе и доведения до зрелости их бизнес-идей, бизнес-плана. Отсюда, согласно мировой практике российские БИ нельзя таковыми считать, они являются только прототипом западного стандарта;

нехватка площадей, предоставляемых под бизнес-инкубаторы;

неразвитая система обучения и тренингов предпринимателей, создающих свои компании в БИ;

отсутствие системы оценки деятельности бизнес-инкубаторов. Отсутствуют единые критерии оценки того, насколько хорошо или плохо функционирует тот или иной БИ;

риск отсутствия источников финансирования эксплуатации БИ в дальнейшем (относится к БИ в муниципальных образованиях, где арендная плата существенно ниже столичной и даже не покрывает стоимость коммунальных услуг);

отсутствие механизма своевременного обновления оборудования в условиях быстрой смены технологий, что снижает конкурентоспособность БИ;

отсутствие налаженных связей с инвесторами и стратегическими партнерами.

К достижениям российского опыта бизнес-инкубаторов  можно отнести:

активное сотрудничество малого и крупного бизнеса. Одним из примеров такого сотрудничества является БИ при ОАО "Московский станкостроительный завод им. Серго Орджоникидзе", который существует уже более шести лет в сотрудничестве с данным заводом на его площадях;

в пяти регионах России в рамках программы "Социальная адаптация военнослужащих" созданы БИ, в которых бывшие военнослужащие занимаются лесопереработкой, производством соевых продуктов и готовят специалистов по международным перевозкам (пример такого БИ - некоммерческое партнерство "Центр социальной адаптации уволенных в запас или отставку кадровых военнослужащих и членов их семей" в Калининграде

Сопоставление с успешными зарубежными аналогами

Всего в мире существует около 4 тыс. бизнес-инкубаторов, большая часть которых приходится на США (около 1 тыс.). Деятельность подавляющего их большинства (90%) связана с использованием высоких технологий.

Бизнес-инкубаторы США и стран Европы отличаются по задачам функционирования, по источникам финансирования и другим характеристикам. Так в Европе некоторые бизнес-инкубаторы называют центрами бизнес-инноваций. Последние крупнее БИ из США и они обслуживают  малые и средние начинающие компании, в то время как американские БИ работают, в основном, с начинающими, молодыми или развивающимися компаниями.

В накопленном международном опыте можно выделить следующие наиболее важные достижения:

опыт интеграции деятельности БИ в региональные и федеральные программы поддержки малого бизнеса (США). Другими словами финансирование БИ осуществляется через указанные программы, а не агентства бизнес-инкубирования;

использование БИ для возвращения отечественных ученых из-за границы (Китай). В Китае многие БИ создавались учеными, вернувшимися на родину из Западной Европы и Северной Америки. Таким образом, обеспечивался обратный «приток мозгов» в страну;

коммерциализация новых технологий (Финляндия, Италия). БИ ускоряют процесс внедрения новых технологий в бизнес;

при разукрупнении производств БИ позволяют сохранить рабочие места за сотрудниками предприятия и избежать вынужденного сокращения штата работников (Германия, Италия).

В России из указанных выше достижений частично присутствуют только первое. Существуют региональные и муниципальные программы поддержки малого бизнеса[8], которые включают в себя мероприятия по бизнес-инкубаторам.

Согласно наработанному мировому опыту чертами успешно функционирующего БИ являются:

хорошо налаженные связи с промышленностью, университетами и научно-исследовательскими институтами;

ежедневный управленческий мониторинг практической направленности (общий менеджмент, финансы, бухучет, сбыт, производство, НИОКР);

обеспечение услуг по поддержанию бизнеса с целью улучшения и развития деятельности предприятия;

поддержка в области защиты интеллектуальной собственности и оказание советов в сфере технологий;

обеспечение финансовыми ресурсами для НИОКР и оплата первоначальных затрат на маркетинг;

программы обучения и тренингов предпринимателей, направленные на выработку понимания того, как нужно строить отношения с потенциальными иностранными инвесторами и стратегическими партнерами;

обеспечение доступа к потенциальным инвесторам и стратегическим партнерам.

Оглавление. Долгосрочный прогноз научно-технологического развития России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.