Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глобальные тенденции и вызовы России

Долгосрочное прогнозирование научно-технического развития требует учета основных глобальных тенденций и вызовов мировому развитию, определяющих внешние императивы для каждой страны. Для будущего России важнейшими представляются следующие.

Во-первых, современный этап глобализации общественного и экономического развития обостряет целый ряд проблем, с которыми действующие международные институты  справляются пока неудовлетворительно. Неравномерность роста, демографические дисбалансы, старение населения развитой части мира порождают мощные миграционные потоки, создают и обостряют серьезные межцивилизационные противоречия. Остро стоят проблемы обеспечения международной безопасности, предотвращения и урегулирования региональных конфликтов, создания средств для  борьбы с международным терроризмом, преодоления кризиса нераспространения ядерного оружия. К этому следует добавить глобальные экологические проблемы, потепление климата, рост числа природных катастроф.

Во-вторых, возрастает неопределенность мирового развития. Возросшее число игроков, определяющих  формирование мировой экономической динамики, принципиально отличает ситуацию первых десятилетий ХХ1 века. К сложившимся в середине ХХ века центрам силы уже добавились такие крупные игроки, как Китай, Индия, Бразилия, Иран. К 2010 г. впервые в новейшей истории ВВП развивающихся стран по паритету покупательной способности превысит ВВП развитых стран. Новые центры силы оказывают растущее воздействие на все мирохозяйственные тренды, меняют конфигурацию мировой торговли, валютной сферы, потоков капитала и трудовых ресурсов. Обострение конкуренции в этих направлениях чревато рецидивами экономического национализма, протекционизма, а также изменением ряда принципов мирохозяйственного регулирования.

В-третьих, нарастает скорость изменения ряда ключевых мирохозяйственных тенденций, обусловленная активизацией инновационной деятельности. В условиях глобализации тиражирование инноваций, их освоение в сфере производства идет настолько стремительно, что зачастую происходящие перемены трудно зафиксировать. Это обстоятельство связано и с тем, что центральным направлением инновационной активности становится сфера услуг – информационных, финансовых, инженерно-конструкторских медицинских и социальных. «Виртуальный» характер многих услуг принципиально саму возможность их анализа, оценки и прогноза.

Под воздействием всех этих факторов формируется новая архитектура мировой экономики и международных отношений, начинается возврат к политике баланса сил на основе использования как научно-технического и экономического потенциала, так и  элементов военной силы. Скорость и многовекторность мирового развития, повышение  рисков реализации крупных долгосрочных проектов во всех областях социально-экономического развития усложняют задачу долгосрочного прогнозирования. Анализ сценариев будущего требует нестандартных подходов, привлечения специалистов самого разного профиля.

В соответствии с прогнозом развития мировой экономики, разработанным в ИМЭМО[11], ожидаемые темпы экономического роста, сдвиги в производительности труда и отраслевой структуре хозяйства существенно изменят экономическую картину мира. Процессы глобализации на основе НТП и ускорения инновационных процессов в большинстве регионов мира, особенно в крупных развивающихся странах,  приведут к увеличению их доли в мировом валовом продукте, усилят их значение в глобальном технологическом развитии. Россия не должна оказаться на обочине этих процессов,  что возможно только при реализации инновационного сценария экономического роста.

Улучшение показателей мирового экономического роста в прогнозный период (повышение темпов производительности труда и общей эффективности хозяйства) будет во многом достигнуто благодаря усиливающемуся эффекту глобализации: использованию все большим числом стран достижений в сфере инноваций, передовых технических стандартов и методов корпоративного и государственного управления. Усилится глобальная конкуренция, улучшится использование вовлекаемых в мировой производственный процесс ресурсов – труда, капитала, знаний.

Перспективы развития мировой экономики прямо зависят от темпов  разработки новшеств и  скорости диффузии новых технологий,   формирования новых отраслей и модернизации «низкотехнологичного» сектора промышленности и услуг,  встраивания предприятий традиционных отраслей в структуру «новой экономики». Все эти тенденции создают объективную основу расширения сферы НИОКР, увеличения потребности в высококвалифицированных научно-инженерных кадрах, в финансировании научных исследований и разработок  темпами, превышающими показатели экономического роста, что приведет к дальнейшему росту наукоемкости ВВП всех стран мира.

Возможные последствия реализации глобальных вызовов и тенденций для России

1. Усиление глобальной конкуренции, возрастающая региональная дифференциация и специализация,  в условиях распространяющейся  глобализации

Действие этого вызова проявляется в появлении новых центров силы и влияния в мировой экономике, таких,  например, как Китай и Индия, уже опережающих Россию  по уровню конкурентоспособности не только в производстве дешевой, простой продукции, но и во многих наукоемких секторах.

Прогнозируемый период будет характеризоваться структурной перестройкой мирового хозяйства, связанной с изменением баланса между ее экономическими центрами, возрастанием роли региональных экономических союзов. Дальнейшее развитие мировой экономики будет определяться балансом между сложившейся тенденцией поступательной глобализации мировой экономики и тенденциями регионализации, как реакцией на рост напряженности между мировыми центрами силы и накопление диспропорций в мировой торговле и финансовой системе. При этом дальнейшее накопление диспропорций в мировой финансовой системе уже привело к финансовому кризису в США и стран ЕС, что многократно повышает риск начала глубокого  финансового кризиса и резкого замедления темпов роста мировой экономики.

Для российской экономики такая перестройка, с одной стороны, создает новые возможности в развитии внешнеэкономической интеграции, укреплении и расширении позиций на мировых рынках, с другой – создает угрозу вытеснения России на периферию мировой  экономики, что в сочетании со слабостью наших экспортных и экономических позиций на рынках средне и высокотехнологичной продукции может резко ухудшить наши позиции на долгосрочную перспективу.

Ответ на этот вызов обуславливает необходимость повышения конкурентоспособности экономики России, способности к инновационному обновлению и привлечению инвестиций.

Кроме того, необходимо учитывать, что в условиях складывающейся глобальной инновационной системы мировые лидеры, побеждающие в конкурентной борьбе, формируют стандарты и правила, которые становятся обязательными для всех участников глобальных цепочек производства и продаж, т.е барьеры для выхода на рынки..

2. Быстрое формирование новейшей технологической базы у основных игроков мирового рынка.

Результаты анализа мировых научно-технологических трендов и предварительная оценка технологического развития российской экономики позволяют утверждать, что серьёзным вызовом, способным помешать реализации инновационного сценария развития России является формирование не только в наиболее развитых странах, но и у новых глобальных игроков[12], (например, Китая и Индии) воспроизводственного ядра экономики основанного на  новейшей технологической базе.

По всем имеющимся оценкам это произойдет не позднее второй половины следующего десятилетия. Стратегическая значимость этого события объясняется тем фактом, что страны, претендующие на заметную роль в глобальных процессах технологического развития и при этом не успевшие сформировать воспроизводственную систему, базирующуюся на технологиях нового уклада, в достаточно короткие сроки столкнутся с реальной опасностью превратятся в технологических аутсайдеров, обреченных идти по пути технологических заимствований.

Ключевыми направлениями становления новейшего технологического уклада являются биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии и наноматериалы, системы искусственного интеллекта и глобальные информационные сети. В основе формирования ядра нового уклада лежит развитие междисциплинарных и конвергентных технологий на базе перекрестного использования в различных сочетаниях достижений в области нанотехнологий, новейших био- и инфо-технологий, а также достижений в отдельных других областях науки и техники, не относящихся в рамках нового уклада к числу системообразующих.

Эти междисциплинарные или конвергентные технологии, являющиеся двигателем нового технологического рывка, обеспечат как появление принципиально новых товаров и услуг, так и производство традиционных товаров и услуг, обладающих свойствами и параметрами, недостижимыми в рамках предыдущих укладов. Именно поэтому все созданное ранее сразу станет навсегда морально устаревшим и для продуктов, производств и потребностей, порожденных предыдущими укладами, останутся только нишевые рынки.

Переход к новому технологическому укладу будет совершаться через очередную технологическую революцию, кардинально повышающую эффективность основных направлений развития экономики. В странах, успешно завершивших формирование воспроизводственной структуры на базе технологий пятого и шестого уклада, будет завершаться переход к модели  экономики, основанной на знаниях.

В практической плоскости это выдвигает на первый план реализацию в экономике инновационного процесса, обеспечивающего непрерывное превращение нового знания в продуктовые или технологические нововведения. Такая модель развития уже взята на вооружение ведущими индустриально развитыми странами, в рамках которой 75–90% прироста ВВП достигается за счет научно-технологической сферы и интеллектуализации основных факторов производства. Достаточно сказать, что развитые страны концентрируют у себя более 90% мирового научного потенциала и контролируют 80% глобального рынка высоких технологий, объем которого сегодня превышает 1 трлн. долл.

В новых экономических условиях, порожденных переходом к воспроизводственной системе, основанной на технологиях нового уклада, страны, успевшие завершить этот процесс, получают возможность извлекать со всего мира десятки миллиардов долларов своеобразной «технологической ренты». Эта возможность вытекает из прав собственности на соответствующие ключевые технологии и бренды, а также контроля над глобальными товаропроводящими сетями, обеспечивающими сбыт, послепродажное обслуживание и т.д. продукции, произведенной на основе использования этих ключевых технологий. При этом, в отличие от ситуации с предыдущими укладами, в принципе не особенно важно в какой именно стране осуществляется собственно производство – в своей собственной или где-то еще.

В процессе становления нового технологического уклада можно ожидать возникновения, как в краткосрочной перспективе, так и в долгосрочной перспективе новых секторов экономики, таких как  наноиндустрия.  Кроме того, произойдет появление новых производств на базе освоения принципиально новых технологий и продуктов в рамках существующих отраслей. В совокупности эти новые сектора и производства в перспективе и образуют воспроизводственную систему шестого технологического уклада.

По опыту распространения предыдущего уклада, в ближайшие пять, максимум десять лет можно ожидать стремительное развитие нового технологического уклада по трем основным направлениям, причем не исключено, что эти процессы будут носить лавинообразный характер. Во-первых, начнется массовый запуск в производство принципиально новой продукции в отраслях, образующих ядро нового уклада – ИКТ, наноиндустрии, биоиндустрии и фармацевтике, сопровождающееся бурным ростом соответствующих рынков и их закреплением за конкретными компаниями различных стран.

Во-вторых, начнется быстрое развитие принципиально новых конвергентных технологий, предназначенных для производства продукции и услуг в различных отраслях экономики.

В-третьих, начнется гонка за быстрейшее внедрение этих новых технологий практически во всех отраслях, на базе чего начнется быстрое наращивание объемов производства продукции и услуг, обладающих качествами и свойствами, недостижимыми в рамках предыдущих укладов. В результате этих процессов на новом глобальном рынке высокотехнологичной продукции перспективный технологический уклад займет доминирующее положение.

Таким образом, главной стратегической угрозой с точки зрения реализации социально-ориентированного сценария инновационного развития России, является возможный проигрыш в конкурентной гонке за формирование воспроизводственного ядра нового технологического уклада. В свою очередь, своевременное формирование такого воспроизводственного ядра является необходимым условием перехода нашей страны на инновационный путь развития[13].

3. Новые требования к качеству человеческого потенциала

Усиление конкуренции на глобальном и внутреннем рынках  уже в среднесрочной перспективе приведут к тому, что  на национальном, региональном и местном уровне, в каждой компании, придется развивать и  уметь использовать знание и навыки персонала различными способами.

Междисциплинарные знания и навыки все более и более станут ключевыми компетенциями для любой отрасли экономики. Общественные образовательные и учебные учреждения будут вынуждены  приспосабливаться к новым требованиям.

Будет нарастать вызов, связанный с необходимостью введения новых инновационных форм обучения, которые обеспечивают более широкий доступ к знаниям для каждого работника и всего населения в целом.

От традиционной подготовки специалистов «на все времена» потребуется переходят к «концепции непрерывного образования» (в течение всей жизни).

Для России ответ на этот вызов предполагает преодоление сложившихся негативных тенденций:

сокращением численности российского населения и занятых в экономике на фоне растущего демографического дисбаланса с азиатскими соседями России;

растущей конкуренцией за квалифицированные образованные кадры с европейскими и азиатскими рынками;

не готовностью системы образования на местах и главное самого населения к восприятию новых тенденций.

4. Экологический вызов

Этот вызов является глобальным и связан с истощением природной среды под влиянием индустриализации. Одним из самых ярких его проявлений является изменение климата, которое может привести в ряде случаев к катастрофическим последствиям. Для России острота этого вызова имеет ярко выраженный региональный характер.

При этом, действие этого глобального вызова приведет к усилению ограничений роста, связанных с экологическими факторами, дефицитом пресной воды и изменением климата, что создает как дополнительные возможности, так и дополнительные трудности для развития экономики России.

4. Безопасность

Как уже отмечалось, важнейшим процессом перспективного периода может стать переструктуризация мировой экономики, сопровождающееся подъемом новых центров силы, по новому структурирующих основные потоки товаров, финансов, рабочей силы в глобальной экономике[14]. Причем, для новых центров силы актуальной задачей становится обеспечение за счет собственных силовых ресурсов безопасность основных потоков ресурсов, от которых зависит экономическая безопасность и устойчивое развитие соответствующих экономик.

Такое переструктурирование, как минимум, потребует соответствующего изменения географии силового фактора. Прежде всего, речь идет о принципиальном усилении новых великих держав – Индии и Китая, в перспективе, возможно – Ирана и группы суннитских арабских стран.

Этот процесс – стремительной модернизации вооруженных сил стан, ранее отстававших по уровню военных технологий – является одним из основных тенденций, определяющих ситуацию как  в сфере безопасности, так и на рынке вооружений. Одновременно, нарастают тенденции перевооружения технологически развитых стран «второго эшелона» (крупные страны НАТО, Япония), ранее находившихся под силовым зонтиком общих евроатлантических структур безопасности[15]. При этом, если раньше наиболее дорогостоящие и высокотехнологичные элементы совместной обороны брали на себя США, а союзники поддерживали их, выполняя специфические задачи[16], то сейчас ситуация принципиально меняется. Ряд крупных стран (Великобритания, Япония, Франция, Германия), в той или иной степени перешли к реализации амбициозных военных проектов, нацеленных на снижение их зависимости от США в сфере обороны и на придание вооруженным силам (прежде всего, ВВС и флоту) четко выраженного ударного потенциала

Распространение технологий

В отличие от 1970-90 гг., когда ряд стран отказались от созданного или создаваемого ядерного оружия (Индия, ЮАР), началось достаточно быстрое расширение «ядерного клуба».

Потенциалом создания ядерного оружия обладают ряд стран, способных создать ядерное оружие в течение не более 10-12 лет после принятия соответствующего политического решения: Иран;  Бразилия (имела ядерную программу, но остановила ее); Ливия (официально остановила военную ядерную программу в обмен на «возвращение в мировое сообщество»); Тайвань (имел ядерную программу; остановил ее до конца или нет – неясно); Республика Корея (имела военную ядерную программу, остановила ее); Германия (ограниченные по масштабам оборонные ядерные исследования велись как в ФРГ, так и в больших масштабах, в ГДР, но были остановлены; страна обладает прекрасно развитой атомной энергетической отраслью); Сирия (вероятно, получила часть оборудования и материалов для ядерной программы из Ирака); Япония (в последнее время в стране происходит быстрый пересмотр положений Конституции, ранее запрещавшей стране иметь вооруженные силы, направлять войска за рубеж и создавать ядерное оружие[17]; страна обладает одной из наиболее развитых в мире атомной наукой и промышленностью.

Дополнительной проблемой, существенно осложняющей контроль над технологиями создания ОМУ, в перспективе становится новая волна распространения массовых технологий на развивающиеся страны Южной Азии и Африки.

Прежде всего, это относится к химическим технологиям, многие из которых являются – или могут стать – технологиями двойного назначения.

В части биотехнологий в настоящее время и в обозримом будущем риск неконтролируемого распространения опасных технологий и материалов минимален – в силу того, что создание на базе таких технологий эффективных боевых биологических средств в настоящее время требует высокой специальной квалификации и дорогостоящего оборудование. Изменится ли ситуация в результате развития компьютерных технологий работы с генной информацией – неясно.

Другие угрозы

Новым фактором предстоящего периода становится, по имеющимся оценкам, размывание грани между состояниями «мира» и «войны» - что может привести к неконтролируемой эскалации боевых действий. Ожидается, что в перспективе эти тенденции только усилятся. Этому будут способствовать следующие факторы:

- дальнейшие усиление роли негосударственных силовых структур, предоставляющих услуги в области обороны и безопасности (аналогично нынешним частным охранным фирмам Blackwaters, Executive Outcomes). В последние годы[18] наблюдается явная тенденция усиления этих структур, роста их численного состава и технического оснащения[19]. Повышение роли таких структур, действующих по договорам как с правительствами, так и с частными компаниями, означает появление нового субъекта в сфере безопасности – причем, субъекта негосударственного и транснационального, действия которого лишь в малой степени регулируются имеющимися институтами международного права.

- повышение значимости «нетрадиционных» видов боевых действий, в отношении которых не действуют (классическим примером здесь является «кибервойна») классические правовые институты, определяющие наличие состояния войны, ее субъектов и т.д.;

- распространение практики т.н. «мятежевойны» в различных ее разновидностях (включая террористические), формирование транснациональных террористических сетей. Это означает постепенное стирание грани между классической войной и действиями по борьбе с повстанцами и террором – особенно с учетом того, что такие действия в последнее время ведутся с применением тяжелого оружия и на экстерриториальной основе[20];

- ожидаемый рост применения нелетального оружия, включая оружие, основанное на новых физических принципах (в том числе, для поражения инфраструктуры, сетей передачи данных[21] и т.д. – что предполагает минимальные человеческие потери противника), что ведет к снижению порога принятия решения на применение силы.

Следует отметить, что в течение прогнозируемого периода возможно появление новых системных вызовов, носящих глобальный характер. Это может быть глубокий глобальный финансовый кризис, необходимость преодоления мирового продовольственного кризиса. При этом надо учитывать, что необходимость парирования таких вызовов поставит новые задачи в области научно-технологического развития и заставит соответствующим образом скорректировать результаты данного долгосрочного прогноза.

В перспективный период развитие технологий должно обеспечить ответ на несколько видов угроз в сфере безопасности:

- развитие новых высоких военных технологий, включая интегрированные системы разведки, связи и боевого управления;

- создание ударных космических систем;

- создание авиакосмических систем нового поколения.

Объективно повышается роль оборонных технологий и технологий безопасности, используемых для противодействия терроризму и повстанческим действиям, а также для применения в «особый период».

Оглавление. Долгосрочный прогноз научно-технологического развития России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.