Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Колонизация Урала в 16 - начале 17 веке

Поход Ермака и начало освоения восточного склона Урала

До середины XVI в. население Прикамья жило в обстановке военной опасности с юга и востока, подвергалось разорению, уничтожению и угону в плен. Это сдерживало переселение русских людей на Урал, хотя и в этих тревожных условиях постепенно росли города, возникали новые сельские поселения. В 1506 г. новый набег на Верхнее Прикамье совершили сибирские татары во главе с Кулук Салтаном. Он осадил Чердынь, «землю нижнюю воевал всю... и в Усолье Камском варенцы пожегл, цырны разорив, а пермяков и русаков вывел и посекл» 48. Кулук Салтан наносил отвлекающий удар с тыла, в то время как большое русское войско было занято в походе на Казань49. Пермский наместник князь В. А. Ковер собрал отряд на месте и, догнав уходящую с добычей «заднюю» заставу татар, разгромил ее на переправе через Сылву. Набеги на прпкамские земли продолжались и позднее. В 1521 г. петьшский князь в Перми Великой «погосты разорив, а Чердыню не ВЗЯТ1»'". В 1539—1540 гг. казанские татары на Вятке и верхней Каме (князя великово вотчину пограбили, пожгли, а людей пермский посекли многие» 5i. В 1547 г. сибирские татары вновь напали на Чердынь ц снова «погосты пожгли, а заставу чердынскую русаков и пермяков побит» 52 Эта застава у Кондратьевой слободы прикрывала Чердынь с юга на Йскорский городок - с севера. Вместе с русскими здесь сражались и коми-пермяки. В присоединенных к Русскому государству приуральских землях сложились органы управления и административное деление. Территория Перми Великой разделялась на Верхнюю и Нижнюю земли, внутри которых центрами сельских округов стали погосты. Чердынь и Соликамск становятся центрами формирующихся уездов. Наместники управляли краем по уставным грамотам, выполняя административные и судебные функции. В 1530 г. с целью регулярного поступления дани в казну писцом Иваном Бобровым была проведена первая перепись населения Перми Великой. Единицей обложения был «лук» — взрослый мужчина-охотник, ежегодно плативший две белки или две-три деньги. Несмотря на принятие христианства частью коми-пермяков, основная масса их сохраняла приверженность старым языческим культам. В 1501 г. митрополит Симон требовал от жителей Перми Великой «кумиром бы осте не служили, ни треб их не принимали, ни Войпелю болвану не молитеся по древнему обычаю и всех богу невидимых тризнищ не творите идолам». На Искорском языческом святилище XV в. в раскопках были обнаружены останки убитых и принесенных в жертву язычниками крещеных детей. Оно было разрушено и сожжено русскими, и на его месте был насыпан вал, а на месте срубленного священного дерева поставлена христианская часовня. В северных районах Руси, откуда шел приток русского населения, пережитки язычества сохранялись очень долго. У с. Пянтег Чердынского р-на была найдена бронзовая статуэтка XII в., изображающая языческого бога Перуна, аналогичная найденной в Новгороде. У села был найден русский боевой топор, который мог быть связан с культом Перуна — дружинного бога как его символ. Коми-пермяцкий Пера-богатырь у обруселых язьвинских пермяков назывался Перуном. Они сопоставляли Перуна с христианским Ильей Пророком, культ которого в русской церкви заменил культ Перуна. Христианская церковь была вынуждена пойти на компромисс с язычеством, допустив деревянных идолов в виде изображений святых в храмы, где они сохранились до XVII-XIX вв. как пермская деревянная скульптура. В стиле изображений древнейших скульптур было много общего с языческими человекообразными идолами древнего Новгорода. Славянское язычество, привнесенное русским населением Севера, наслоилось на местное язычество. Использование язычества в качестве противовеса христианству, освящавшему феодальную эксплуатацию, способствовало сближению русского и нерусского крестьянства. Во второй половине XVI в. начинается новый этап в колонизации Урала. В связи с укреплением Российского государства и расширением его границ начинается массовое освоение его окраин — черноземного центра, юга, Среднего и Нижнего Поволжья. Колонизация Урала является частью этого процесса. В то время колонизационные движения имели два основных направления. Закрепощаемое крестьянство центральных районов переселяется на плодородные земли южных окраин и в Поволжье. Черносошное крестьянство северных районов Поморья направляется на Урал, а затем в Сибирь. На Урал переносились отношения северной черносошной деревни со смягченными формами государственной феодальной эксплуатации, или государственный феодализм. Это служило притягательным стимулом заселения Урала, в том числе и из районов Среднего Поволжья, где уже укрепилось крепостничество и проводилась насильственная христианизация местного населения. В 1552 г. под ударами русских войск пало Казанское ханство. Активное участие в этом походе приняло русское население Вятской земли и Перми Великой. В 1555 г. послы сибирского хана Едигера «били челом» о принятии подданства Русскому государству с уплатой дани пушниной. Сбор этой дани вскоре перешел к чердынским воеводам. В 1563 г. данническую зависимость от Ивана IV признала Ногайская Орда. Военная опасность, сдерживающая русскую колонизацию с юга, если не совсем отпала, то значительно ослабла, а с востока временно приостановилась. Освобождение нерусских народов Приуралья от гнета Казанского ханства и Ногайской Орды ускорило их вхождение в состав Русского государства. В 1555—1556 гг. основная часть Башкирии добровольно присоединяется к России, и лишь зауральские башкиры до конца XVI в. оставались под властью Сибирского ханства. В Башкирии строятся первые русские города. Создается Уфимский уезд, границы которого на севере доходили до р. Тулвы, а на востоке — до верховий рек Уфы и Миасса. Начинается помещичья колонизация. К концу XVI в. в окрестностях Уфы получили земли 193 русских служилых человека. В 1557 г. прикамские удмурты добровольно входят в состав Русского государства. Небольшой группе крещеных чепецких удмуртов была предоставлена льгота в уплате налогов, «лутчие люди из отяков» были допущены в органы земского управления. Удмурты были приравнены к черносошным крестьянам Вятской земли. Им было разрешено свободное переселение на Чепцу — основной район расселения народности. На Вятке строятся новые русские города, а в низовьях Камы—городок Лаишев. Укрепленные городки в Башкирии и низовьях Камы положили начало созданию оборонительных линий, прикрывавших Урал с юга от кочевых народов — калмыков, ногайцев. Под их защитой началась крестьянская колонизация Среднего и Нижнего Прикамья. После отказа сибирских ханов от даннических отношений над Уралом снова нависла военная угроза. Правительство Ивана IV, втянутое в затяжные войны на западных и южных рубежах, было вынуждено пойти на предоставление особых условий выходцам из разбогатевших поморских крестьян, солепромышленникам и торговцам Строгановым, взявшимся на свой страх и риск за организацию обороны и эксплуатацию соляных богатств Урала. В 1558 г. Г. А. Строганов получил первую царскую жалованную грамоту на «отхожие земли» по р. Каме от устья р. Лысьвы до устья р. Чусовой. На этих землях уже проживало редкое коми-пермяцкое и русское население. Они занимали огромную территорию площадью около 3.4 млн дес.56 Грамота обязывала Строгановых «горотки строити, варницы ставити, соль варити, слободы копить на государя» 57, вести поиски полезных ископаемых для государственных нужд. Оборона и хозяйственное освоение края, в том числе земледельческое («пашни росчистя и дворы ставити»), проводились Строгановыми без помощи со стороны государства, получавшего выгоду от поставки соли в казну и выявления руд. Этим и объясняется необычно большой срок льготы от уплаты налогов с жалованных земель — на 20 лет. Владения Строгановых быстро росли. В 1558 г. в устье р. Пыскорки был поставлен первый укрепленный городок Канкор, а в 1564 г. на левом берегу Камы ниже Канкора возник Орел-городок, ставший центром северной части строгановских владений. В 1568 г. Я. Строганов получил земли по обоим берегам р. Чусовой, где были обнаружены соляные рассолы, и по Каме площадью до 4,1 млн дес. с льготой на 10 лет. Эти земли были слабо заселены вогулами и татарами. В том же году строится Нижний Чусовской городок, в 1570 г.— на притоке Чусовой Сылвенский острожек, а в северной части их владений — Ливийский. Строгановские городки становятся военно-административными и солепроизводящими центрами. В 1572 г. Строгановым было дано право набирать военные дружины для обороны от местного населения, которые в том же году были использованы при подавлении восстания нерусского населения на Каме и Волге, инспирированного сибирскими ханами. В 1574 г. Строгановым было разрешено строить городки на восточном склоне Урала, по Оби и Иртышу с льготой на 20 лет. Правительство подталкивало их к освоению Сибири. В последней четверти XVI в. отношения с Сибирским ханством вновь обострились. Правительство создавало льготные условия для освоения Урала русскими и для дальнейшего их продвижения в Сибирь. Эта политика проявилась и во время похода Ермака и в последующем освоении Сибири. В организации похода Ермака совпали интересы правительства, Строгановых и самих казаков. Инициатива похода в Сибирь принадлежала казакам, которые после нападения на царских послов и стычек с Ногайской Ордой на Дону вынуждены были уйти на новые места, укрыться от возможных репрессий со стороны правительства. Приход их на Каму в 1580 г. не был случайным и совпал с окончанием льгот на пермские строгановские земли. Строгановы искали возможности расширения своих владений за Уралом. Правительство ориентировало на мирное проникновение за Урал, предупреждало от «задирания» сибирских татар, опасаясь их сокрушительных набегов. Сначала отряд казаков (около 500 человек) направился в северную часть строгановских владений. Ремезовская летопись говорит: «Ермак побеже в верх по Волге и по Каме и дошед Орла-городка и ту многие запасы у Строгановских владений. В Орле-городке по Чусовой». В то время это была наиболее заселенная, экономически развитая часть строгановских вдалений. В Орле-городке имелись кузницы, в которых могли изготовить оружие для дружины. Во время пребывания в Орле Ермак принял участие в разрешении семейного спора Строгановых, что говорит о его особых отношениях с пермскими солепромышленниками. Из Орла-городка Ермак поздней осенью спустился по Каме до устья Чусовой и, продвигаясь по ней вверх, «обмишенился» — свернул на Сылву, приняв ее за продолжение Чусовой. Здесь он был вынужден зазимовать на городище, которое до сих пор называется Ермаковым (напротив г. Кунгура на правом берегу Сылвы над известной Ледяной пещерой). В исторической песне «Ермак взял Сибирь» поется, что казаки «нашли пещеру каменну, на висящем большом каменю. И зашли они сверх того каменю, ни мало- ни много — двести человек». У входа в Ледяную пещеру были найдены русский бердыш и обрывок кольчуги XVI в. В 1 км выше по Сылве у д. Филипповка обнаружены погребения русских воинов XVI в., возможно ермаковых казаков, не выдержавших зимовки, или тех из них, кто отказались от похода и «осташася на городищи томъ с женами и з детми вечно осешася» 61. Перезимовав на Сылве, казачья дружина снова вышла в Чусовую и поднялась по ней до Нижнего Чусовского городка. Строгановская и другие летописи говорят о том, что казаки были использованы Строгановыми для обороны южной части их владений от набегов вогуличей. Местное предание говорит о сражении Ермака с вогуличами у переволоки недалеко от устья Чусовой. На Чусовой и Сылве сохранилось много географических названий, связанных с именем Ермака (камень Ермак, Ермаков перебор, речка Ермаковка, хутора Ермаковы и т. д.). Вероятно, мысль о походе в Сибирь созрела у Ермака не сразу, а когда такое решение им было принято, он тщательно его подготовил, изучил местные речные пути, взял с собой проводников, испытал в боях возможного противника, захватил у вогуличей легкие суда, на которых было удобнее плыть по мелким и быстрым уральским рекам. Возможно, что одним из условий предоставления материальной помощи казакам со стороны Строгановых было усмирение ими чусовских вогуличей. До начала похода в Сибирь в июле 1581 г. казаки отразили набег сибирского мурзы Бегбелия на Чусовской городок. Помощь людьми и припасами была получена казаками путем угроз взять их силой, и Строгановы, вероятно, были рады избавиться от казацкой вольницы, направив ее на восток. В случае удачного завершения этого рискованного предприятия они надеялись воспользоваться им для освоения зауральских земель. 1 сентября 1581 г. отряд Ермака, насчитывавший около 500 человек, двинулся из Чусовского городка в Сибирь, «изготови себе с дружиною своею запасы и взя с собою тутошних жителей мающих людей и поиде рекою Серебрянкою вверх». Кроме русских, в походе приняли участие и коми-зыряне. Зазимовав в устье маленькой речки Кокуй, впадающей в Серебрянку, весной 1582 г. казаки перебрались на р. Тагил. Здесь они сделали остановку для постройки новых стругов для движения по сибирским рекам. Это место известно как Ермаково городище (к северу от г. Нижний Тагил). При раскопках на городище обнаружены остатки землянок, кузнечный горн, обломки оружия и доспехов, куски железных листов с гвоздями для обивки днищ судов, монеты Ивана IV. Небольшая площадь городища (600 кв. м) говорит о небольшой численности размещавшегося в нем отряда. После недолгой остановки дружина Ермака прошла с боями по рекам Туре, Тавде, Тоболу и 26 октября 1582 г. взяла столицу Сибирского ханства г. Кашлык (Сибирь). Ермак проявил себя как опытный полководец и дипломат. Зауральские манси и ханты постепенно перешли на сторону русских, приняв их подданство, в чем видели избавление от тяжелого ига Сибирского ханства. Перешла на сторону Ермака и часть татарских феодалов, недовольных ханом Кучумом. Уход дружины Ермака в Сибирь ослабил оборону русских поселений Верхнего Прикамья, чем воспользовался пелымский князь Кихек, совершивший новый набег, разорив Соликамск, Сылвенский и Ливийский острожки и поднявшийся вверх по Каме до Кайгородка. Из осажденной им Чердыни воевода В. Пелепелицып, имевший личные счеты с Ермаком во время пребывания царским послом на Дону, написал донос царю, свалив всю вину за случившееся на Строгановых и Ермака. В «опальной» грамоте Ивана IV Строгановы не столько обвинялись в призвании на службу беглых казаков, сколько в том, что не смогли организовать отпор Кихеку и нарушили условие грамоты 1574 г., поскольку казаки «вогулич и вотяков и пелымцев задирали и войною на них приходили и тем задором с сибирским Салтаном ссорили нас» 65. Однако правительство Ивана IV хорошо понимало значение похода для укрепления Русского государства в Сибири. Оно благосклонно приняло посланцев Ермака и быстро использовало результаты похода. Оно включило зауральские земли в состав государственной территории, отменив пожалование Строгановым и обязав их в 1584 г. поставлять про
довольствие, снаряжение и крупные суда для русских отрядов, шедших па пути Ермака. В дипломатической переписке с иностранными государствами и в заявлениях русских послов присоединение Сибири было представлено общегосударственным актом, означавшим вхождение Сибири в состав России. Несмотря на гибель Ермака в 1585 г. и временное отступление русских отрядов, Сибирское ханство уже не оправилось. Это создало условия для мирного освоения русскими людьми Зауралья и всей Сибири. Недаром К. Маркс отмечал, что походом Ермака «была заложена основа азиатской России»66. Поход был совершен по инициативе самих казаков что отразилось в устной народной традиции по рассказам самих участников похода и в ряде летописей (Ремезовской, Кунгурской). Прикамье, ставшее плацдармом для продвижения русского населения в Сибирь, сыграло важную роль в освоении Сибири. Власть чердынских воевод была распространена на северную часть Зауралья, и некоторые из них становились первыми воеводами новых зауральских городов. Из Перми Великой переселялись на восточный склон Урала служилые люди, посадское население, мастера по строительству укреплений и речных судов. Соликамские кузнецы ковали сошники и другие орудия труда для крестьян, начавших осваивать сибирскую пашню. По решению правительства Пермь Великая и Вятская земля вместе с другими уездами Поморья были обложены тяжелой повинностью по снабжению первых русских поселений в Сибири, получившей название «Сибирские отпуска». Она состояла из трех частей: сбор хлеба (с раскладкой по крестьянским «мирам»), перевозка его в Зауралье, поставка плотников для строительства судов, на которых продовольствие сплавляли по сибирским рекам. Основная тяжесть этой повинности легла на черносошное крестьянство и посадских Перми Великой, ближе всего расположенной к Сибири. Она поставляла почти две трети хлебных запасов и более половины транспортных средств. До конца XVI в. эти запасы доставлялись неудобным северным путем — с Вишеры через Урал на верховья Лозьвы. В 80-х годах XVI в. создаются русские города в Сибири и на восточном склоне Урала. Временные военные лагеря, основанные дружиной Ермака и шедшими вслед за ней русскими отрядами, продолжали использоваться как опорные пункты на пути в Сибирь. В 1588 г. при впадении р. Ивдель в Лозьву создается главная перевалочная база — Лозьвинский городок: «Лета 7090 князь великий Федор Иванович повеле возити на Лозьву городок хлебные запасы от поморских городов на жалование сибирским ратным людем» 67. Городок становится центром нового обширного уезда, укрепляется острогом, городнями и сторожевыми башнями. В зимнее время в нем скапливалось до 900 т различных грузов более 2,5 тыс. подвод и до 3 тыс. временного населения . На плотбище строились суда, которые с пристани городка отправлялись на Туру, Тавду, Тобол и Иртыш. Здесь стоял небольшой гарнизон из стрельцов и казаков. Городок стал центром сбора ясака с окрестного вогульского населения. 
В 1593 г. на месте центра пелымских вогуличей при впадении р. Целым в Тавду был построен другой русский город — Целым. В создании его укреплений принимали участие чердынцы. Город стал центром еще одного уезда, включившего вогульские волости по рекам Большая и Малая Конда, Лозьве, Сосьве и Тавде. Малоплодородные почвы тормозили развитие земледелия в окрестностях города, однако на более плодородных землях Таборпнской волости вскоре появились русские деревни и слободы. Освоение Зауралья и Сибири сдерживалось трудностями передвижения по водным путям, проходившим в малодоступных северных районах Урала. В 1595 г. крестьянин д. Верхняя Усолка Соликамского уезда Артемий Сафонович Бабинов разведал новую прямую сухопутную дорогу от Соликамска на верховья Туры, а в 1597 г. началось ее строительство. Дорога протяженностью в 263 версты в 7 раз сократила путь в Сибирь. С верховьев Туры шел удобный и короткий водный путь к основным сибирским городам — Тюмени и Тобольску. Здесь имелись строевой лес и плодородные земли. Под руководством А. Бабинова дорогу строили Соликамские «посошные» люди. Благодаря смекалке и энергии талантливого инженера-самоучки она была создана в короткий срок. Вскоре по ней хлынул не только поток грузов, но и русских переселенцев, служилых и торговых людей, и дорога надолго стала основным путем, связывавшим Сибирь с центром Русского государства. Одновременно со строительством дороги началось строительство нового города в верховьях Туры, в котором разместилась главная сибирская таможня. Место для города было выбрано удачно— на высоком скалистом мысу левого берега р. Туры были поставлены укрепления деревянного кремля. Город стал новой перевалочной базой в Зауралье, в связи с чем Лозьвинский городок был ликвидирован, его укрепления сплавлены в Пелым, а гарнизон переведен в новый город, получивший название Верхотурье. При строительстве городка в глухом, пустынном месте правительство пыталось набрать рабочую силу вольным наймом. Однако средства, отпущенные на это, были настолько малы, что в Перми Великой не нашлось желающих работать за скудную плату. Пришлось прибегнуть к принудительному найму по расценкам вдвое меньшим, чем требовали нанимавшиеся, а также к труду служилых людей и татарских пленников, взятых в Казанском ханстве, т. е. вести строительство обычными крепостническими способами. Верхотурье стало не только военно-административным центром нового уезда, в состав которого вошла большая часть лесного Зауралья, но и его экономическим центром. Сюда переселялись торговые люди из Перми и Вятки, в 1600 г. были поставлены гостиный двор и «татарский двор» для торговли ясачных людей. Появились казенные ремесленники. Ремеслом и торговлей занимались и служилые люди. Город стал центром речного судостроения. В 1600 г. в нем разметались 80 плотников, присланных из Чердыни, Соликамска. Вятки.и Устюга Великого. Он становится центром ямской гоньбы. В его Ямскую слободу переводятся ямщики из Поволжья и Вятской земли. Здесь строятся церкви и первый в Зауралье Никольский мужской монастырь. Местное вогульское население было обязано платить ясак верхотурскому воеводе. В 1599 г. на прилегающих к городу землях поселяются первые крестьяне, осваивавшие пашни на р. Туре. С возникновением русских городов в Зауралье вся территория Северного и Среднего Урала прочно вошла в состав Русского государства н были созданы предпосылки массового освоения края русскими. Однако если при освоении Приуралья правительство было вынуждено пойти на развитие частного землевладения, то земли за Уралом были взяты в государственную казну и заселялись в основном черносошными крестьянами. Значение военных методов колонизации резко сократилось, и начала преобладать стихийная форма переселения, поощряемая всякими льготами. Правительство пыталось регулировать переселение путем призыва «охочих людей», насильственного перевода с других государственных и дворцовых земель и посадов, ссылки за различные провинности. Крестьянская и посадская народная колонизация становятся главными формами освоения края русским и нерусским населением.

Оглавление. История Урала

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.