Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Техническая модернизация вооружённых сил СССР перед второй мировой войной

Конец 20-х и первая половина 30-х годов характеризовались усилением агрессивности реакционных империалистических кругов, быстрым количественным и качественным ростом вооружений буржуазных армий, повышением их технической оснащенности. В этих условиях Советский Союз должен был всемерно крепить свою обороноспособность. Продолжая активно бороться за мир и коллективную безопасность, Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли неустанную заботу о Вооруженных [256] Силах — надежном средстве обуздания агрессоров, сохранения и упрочения базы мирового освободительного движения.

Парад войск на Красной площади в день 8й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 1925 г.
Парад войск на Красной площади в день 8й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 1925 г.

В результате напряженной деятельности в течение пяти лет после военной реформы 1924 — 1925 гг. были заложены прочные основы организации Советской Армии, повысилась ее боеспособность. Однако техническая вооруженность армии того времени, отражая уровень развития производительных сил Советского Союза, значительно отставала от армий крупных империалистических государств. Дальнейшее повышение обороноспособности СССР и мощи Вооруженных Сил было возможно только на основе социалистической индустриализации страны, создания современной тяжелой промышленности. Главную роль в решении этой задачи должен был сыграть первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР, который требовал форсированного развития «...отраслей промышленности, повышающих обороноспособность Советского Союза» {825}.

Главной целью и важнейшим содержанием решения военных задач на предстоящее пятилетие определялось создание современной военно-технической базы для обороны и поднятия технической и боевой мощи Вооруженных Сил Страны Советов «до уровня первоклассных европейских армий» {826}.

Отложить или надолго растянуть выполнение этой задачи не позволяла международная обстановка. Партия учитывала, что империалисты могли в любой момент напасть на Страну Советов, воспользовавшись ее технико-экономической слабостью. Вопрос стоял так: либо советский народ создаст тяжелую индустрию и одновременно сильную оборонную промышленность в самый короткий срок, либо Советское государство, находившееся в положении осажденной крепости, будет смято новой интервенцией империалистических агрессоров. Поэтому партия вынуждена была, проводя политику ускоренного развития тяжелой промышленности, в том числе и оборонной, поддерживать напряженность производственных планов, ограничивать производство предметов широкого потребления, урезать снабжение дефицитными материалами и сырьем многих заводов и фабрик второстепенных отраслей народного хозяйства.

В беспримерной по трудности и сложности работе нужны были высокая организованность, железная дисциплина, творческая инициатива, громадное напряжение сил и самоотверженность. Именно эти качества и проявил рабочий класс, руководимый Коммунистической партией. Своими подвигами он вдохновлял многомиллионные массы трудового крестьянства и интеллигенции.

Первый пятилетний план строительства Советских Вооруженных Сил, утвержденный ЦК ВКП(б) и Советским правительством в 1928 г., разрабатывался РВС СССР и штабом РККА с таким расчетом, «чтобы обороноспособность государства ни в коем случае не отставала от общего хозяйственного роста страны» {827}.

Наступило время технической реконструкции Советских Вооруженных Сил, включавшей в себя как перевод их на новую военно-техническую базу, так и подготовку всего личного состава к эффективному использованию новой техники.

Развитие экономики страны в первые два года первой пятилетки показало, что благодаря энтузиазму народа и использованию материальных резервов контрольные цифры плана значительно перекрывались. Это позволило Центральному Комитету ВКП(б) и Советскому правительству [257] пересмотреть и увеличить многие задания и контрольные цифры пятилетнего плана развития вооруженных сил.

Первая конкретизация была сделана в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 г. «О состоянии обороны СССл, где предлагалось «усилить взятый темп работ по усовершенствованию техники Красной Армии; наряду с модернизацией существующего вооружения добиться в течение ближайших двух лет получения опытных образцов, а затем и внедрения их в армию, современных типов артиллерии, всех современных типов танков, бронемашин и пр.». В области авиации считалось первоочередным «скорейшее доведение ее качества до уровня передовых буржуазных стран» {828}. Необходимым условием являлось создание своих, советских научно-конструкторских кадров, особенно в моторостроении. В области организационного строительства ЦК ВКП(б) предлагал продолжить курс на дальнейшее увеличение удельного веса технических войск и уменьшение вспомогательных и обслуживающих частей.

В период подготовки к XVI съезду партии ЦК ВКП(б) и Советское правительство потребовали от РВС СССР вновь пересмотреть план военного строительства на следующих основах:

а) по численности — не уступать нашим вероятным противникам на главнейшем театре войны;

б) по технике — быть сильнее противника по трем решающим видам вооружения, а именно: по воздушному флоту, артиллерии и танкам {829}.

В июне 1930 г. РВС СССР утвердил уточненный план строительства РККА. В качестве первоочередной и главной задачи в нем предусматривалось полностью перевооружить армию и флот новейшими образцами военной техники; исходя из требований современной войны, создать и совершенствовать новые рода войск (авиацию, бронетанковые войска), специальные войска (химические, инженерные и другие), повысив их удельный вес в системе Вооруженных Сил страны; модернизировать старую технику; моторизовать и организационно перестроить пехоту, артиллерию, кавалерию; осуществить массовую подготовку технических кадров и всему личному составу армии овладеть новой техникой. В январе 1931 г. РВС СССР утвердил календарный план строительства РККА на 1931 — 1933 гг. Это завершило разработку научно обоснованного плана военного строительства, положенного в основу всей работы по технической реконструкции армии.

Парад частей Советской Армии в день 15й годовщины Великой Октябрьской революции. 1932 г.
Парад частей Советской Армии в день 15й годовщины Великой Октябрьской революции. 1932 г.

Вся работа по выполнению этого плана проходила под непосредственным руководством Центрального Комитета ВКП(б), таких видных деятелей партии, как И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Киров, С. В. Косиор, А. А. Жданов.

Наряду с этим совершенствовалась система руководства Вооруженными Силами. 18 июля 1929 г. была учреждена должность начальника вооружений РККА. На него возлагалось непосредственное руководство вопросами технического перевооружения войск. До 1931 г. этот пост занимал И. П. Уборевич, затем M. H. Тухачевский, одновременно являвшийся заместителем народного комиссара по военным и морским делам. Тогда же создается Управление моторизации и механизации РККА, которое возглавил И. А. Халепский. Проведенные мероприятия во многом помогли обеспечить успех грандиозного дела технической реконструкции армии, авиации и флота в невиданно короткие сроки, способствовали более целеустремленной работе центральных учреждений, Народного комиссариата [258] по военным и морским делам в выработке правильных взглядов на создание современных по тому времени видов вооружения и на тактико-технические требования к ним.

Пятилетний план предусматривал оснащение войск современным стрелковым оружием, особенно автоматическим. Благодаря заботе Коммунистической партии к началу 30-х годов сложилась замечательная школа советских оружейников во главе с выдающимися учеными В. Г. Федоровым, А. А. Благонравовым, H. M. Филатовым и конструкторами В. А. Дегтяревым, Ф. В. Токаревым, Б. Г. Шпитальным и другими, которые разработали теорию конструирования и образцы нового стрелкового оружия. В годы первой пятилетки на вооружение войск поступили счетверенные зенитные пулеметные установки на базе станкового пулемета «максим», усовершенствованный ручной пулемет системы Дегтярева и созданные на его основе танковые, авиационные пулеметы, не уступавшие иностранным образцам. В 1930 г. на вооружение был принят самозарядный пистолет системы Токарева — ТТ. В результате модернизации прославленной русской трехлинейной винтовки капитана С. И. Мосина армия получила усовершенствованную винтовку образца 1891/30 г. Основные усилия конструкторской мысли направлялись на облегчение веса, упрощение устройства, увеличение скорострельности и автоматизации огня стрелкового оружия.

На основе принятого Реввоенсоветом СССР плана артиллерийского перевооружения РККА, рассчитанного на пять лет, почти заново создавалась промышленная база для производства орудий, были организованы крупные конструкторские бюро, где советские специалисты С. Н. Маханов, Л. А. Магдосеев, В. Н. Сидоренко, А. Г. Гаврилов и другие разработали новые образцы артиллерийского вооружения: 37-мм противотанковую пушку образца 1930г., 76-мм зенитную пушку образца 1931 г., 203-мм гаубицу образца 1931 г. и 45-мм противотанковую пушку образца 1932 г. {830} Для увеличения дальности стрельбы, маневренности, скорострельности и разрывной силы снарядов некоторые артиллерийские системы подверглись модернизации.

Большой вклад в развитие отечественной артиллерии в эти годы внесли ученые-артиллеристы В. М. Трофимов, Р. А. Дурляхов, Г.А. Забудский, И. П. Граве, Д. А. Вентцель и другие.

В годы первой пятилетки Советская Армия начала получать вполне современное артиллерийское вооружение. Но эти первые успехи еще не решали основного — создания качественно новых образцов артиллерии, которые по своим тактико-техническим данным превосходили бы артиллерийские системы капиталистических стран.

В конце 20-х и начале 30-х годов на основе научной теории ракетостроения, разработанной К. Э. Циолковским, советские ученые добились значительных успехов в конструировании ракетных двигателей, ракет и реактивных снарядов.

Ученые-конструкторы В. А. Артемьев и Н. И. Тихомиров создали такие ракеты-снаряды на твердом топливе и в 1928 г. провели первые испытания {831}. В 1932г. группа во главе с Б. С. Петропавловским сконструировала реактивный противотанковый снаряд калибра 65 мм. Коллектив под руководством Ф. А. Цандера создал тепловой реактивный двигатель ОР-1. Ленинградская газодинамическая лаборатория и группа по изучению реактивного движения (ГИРД) сконструировали две первые советские ракеты на жидком топливе, которые были запущены в августе и ноябре 1933 г. При повторных пусках одна из них поднялась на 1,5 км. Испытания [259] всех этих ракет имели чрезвычайно важное значение. Они показали, что советские ученые находятся на верном пути.

При активной поддержке Г. К. Орджоникидзе и M. H. Тухачевского в октябре 1933 г. создается Реактивный научно-исследовательский институт, где впервые в широком масштабе развертываются исследования по созданию ракет для освоения космоса.

В 1934 — 1937 гг. в Советском Союзе были произведены успешные пуски новых ракет. Одна из них достигла высоты 3 км, что несколько превышало максимальный подъем американских и немецких ракет того времени. Все это позволило выдающемуся советскому ученому, будущему конструктору космических ракет С. П. Королеву заявить уже тогда: «Мы уверены, что в самом недалеком будущем ракетное летание разовьется и займет подобающее место в системе социалистической техники» {832}.

Начало 30-х годов характеризовалось бурным ростом советской бронетанковой техники. В постановлении РВС СССР о системе танкоавтоброневооружения РККА, исходившем из возраставшей роли танков в современной войне, ставилась задача создать бронетанковый парк, который имел бы танкетки, легкие и средние танки, самоходные пушки, бронеавтомобили трех типов (легкие, средние, тяжелые) {833}. В кратчайшие сроки молодые советские конструкторские коллективы под руководством и при участии Н. В. Барыкова, С. А. Гинзбурга, H. H. Козырева, И. А. Лебедева, К. Н. Тоскина, А. О. Фирсова и других создали танки, по тактико-техническим данным не уступавшие соответствующим заграничным образцам, а по отдельным характеристикам даже превосходившие их. В течение 1931 — 1932 гг. на вооружение были приняты танкетка Т-27 и легкий танк Т-26. Разрабатывались образцы быстроходного колесно-гусеничного танка БТ, средних танков Т-28 и Т-24, тяжелого танка Т-35 с максимальной толщиной брони 30 мм.

М.В. Фрунзе. 1922 г.
М.В. Фрунзе. 1922 г.

Однако массовое производство отечественных танков удалось наладить не сразу. В 1929 г. план по производству танков был выполнен только на 20 процентов, в первом квартале 1930 г. — на 65, а во втором и третьем кварталах — лишь на 20 процентов {834}. Причины этого — острая нехватка квалифицированных кадров, слабое обеспечение танкового производства высокосортными сталями, инструментом, приборами зажигания, опоздание со специализацией и кооперированием автотракторной промышленности с танкостроением. Переломным в работе танковой промышленности стал 1931 год. За годы первой пятилетки танковая промышленность выпустила 3949 танков и танкеток, из них 3039 — в 1932 г. {835}. Существенными недостатками бронетанкового вооружения являлись многотипность боевых машин, большой удельный вес танкеток и легких танков, сравнительно слабая огневая мощь и недостаточная броневая защита. Быстрое развитие танковой техники в основных капиталистических странах требовало создания в СССР новых, более совершенных типов танков.

Вновь созданная авиационная промышленность уже за годы первой пятилетки добилась значительных успехов. Учитывая возросшую роль авиации в современной войне, Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли исключительное внимание вопросам самолето- и моторостроения, подготовки конструкторских и инженерных кадров. Большую роль в этом сыграли Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ), Главное управление авиапромышленности во главе с П. И. Барановым.  [260] Основоположниками передовой советской школы самолето- и моторостроения были ученики H. E. Жуковского талантливые ученые Б. С. Стечкин, В. П. Ветчинкин, Б. Н. Юрьев и выдающиеся конструкторы Д. П. Григорович, C.B. Ильюшин, С. А. Кочергин, В. М. Петляков, Н. Н. Поликарпов, А. Н. Туполев, А. А. Микулин, В. Я. Климов, С. К. Туманский, А. Д. Швецов и другие.

В январе 1930 г. Реввоенсовет СССР утвердил программу создания различных типов самолетов, аэростатов и дирижаблей, делая основной упор на бомбардировочную и истребительную авиацию.

Выполняя задания партии и правительства, советские ученые и авиаконструкторы в кратчайшие сроки разработали разнообразные типы самолетов бомбардировочной, истребительной, штурмовой и разведывательной авиации. На вооружение были приняты тяжелый бомбардировщик ТБ-3 конструкции А. Н. Туполева, истребитель И-5 и штурмовик ТШ-2 Д. П. Григоровича, легкий бомбардировщик Р-5 H. H. Поликарпова. В 1933 г. Поликарповым был создан истребитель И-15 с большей маневренностью и высокой скоростью; в 1935 г. самолет получил премию на Миланской выставке. Для морского флота были построены дальний разведчик МДР-2, летающие лодки МБР-2 и МТБ-2.

За годы первой пятилетки количество истребителей в ВВС увеличилось более чем в 3 раза, а тяжелых бомбардировщиков — почти в 8 раз. Если в 1929 г. на разведывательную авиацию приходилось около 82 процентов боевых машин, то в 1932 г. самолеты-разведчики составляли лишь 30 процентов, зато бомбардировщики и штурмовики — 45, а истребители — 25 процентов {836}.

Военно-Воздушные Силы были почти полностью обеспечены отечественной техникой. К концу 1932г. 96 процентов истребителей и 97 процентов тяжелых бомбардировщиков строились на отечественных предприятиях. Это позволило в последующие годы отказаться от импорта авиационной техники. К началу второй пятилетки советская оборонная промышленность имела 6 крупных самолетостроительных и 4 моторостроительных завода, мощность которых в военное время могла быть увеличена вдвое {837}.

В целом за годы первой пятилетки производство самолетов возросло в 2,7 раза, а моторов в 6 раз по сравнению с 1928 г., причем технический уровень советской авиации по ряду показателей значительно приблизился к зарубежному. Вместе с тем ряд важных задач в области авиации требовал дальнейшего решения. Уровень отечественного авиационного моторостроения не позволил в те годы добиться высоких летно-тактических характеристик (по скорости и высоте). Отсутствовали образцы самолетов-штурмовиков, необходимых для поддержки наземных войск на поле боя. Предстояла напряженная работа по созданию всех видов авиации и увеличению ее скорости, высоты полета и радиуса действия {838}.

Развертывание оборонной промышленности дало возможность начать оснащение армии новым инженерным имуществом, средствами противохимической защиты, радиооборудованием и аппаратами линейной связи. В 1934г. инженером П. К. Ощепковым были созданы первые экспериментальные установки для радиообнаружения самолетов в воздухе. Этим было положено начало развитию отечественной радиолокационной техники.

Важным результатом внедрения новой техники был возросший уровень механизации и моторизации советских войск. Если в 1929 г. на одного [261] красноармейца в среднем приходилось 2,6 (механической) лошадиной силы, то в 1932 г. — 6,5.

Большая работа проводилась по укреплению Военно-Морского Флота. В результате успешного выполнения первой судостроительной программы (1926 — 1928 гг.) корабельный состав Военно-морских сил почти полностью был восстановлен.

В феврале 1929 г. была разработана вторая судостроительная программа (1928 — 1933 гг.), уточненная решениями Реввоенсовета СССР от 13 июня и 23 декабря 1930 г., в которой предусматривалось: достроить и отремонтировать 3 линкора, 2 крейсера, 3 эсминца; построить 2 эсминца, 6 подводных лодок, 3 сторожевых корабля и 36 торпедных катеров; начать постройку 28 подводных лодок, 6 эсминцев, 18 сторожевых кораблей, 60 торпедных катеров, 10 тральщиков. В развитии советских Военно-морских сил ставилась задача правильно сочетать надводный и подводный флот, береговую, минно-позиционную оборону и морскую авиацию, исходя из характера будущих боевых операций и наличия морских театров. В 1930 г. впервые началось серийное строительство сторожевых кораблей, торпедных катеров. На следующий год появились первые подводные лодки отечественной конструкции типа «Д», а с 1933 г. стали вступать в строй подводные лодки типа «Л» и «Щ». Большой вклад в развитие советского судостроения внесли выдающиеся ученые и кораблестроители А. Н. Крылов, П. Ф. Папкович, В. Л. Поздюнин, В. Ф. Попов, В. П. Костенко, Б. М. Малинин, Ю. А. Шиманский, А. П. Шершов, Н. В. Исаченков, В. Г. Власов и другие.

Уровень отечественного судостроения еще не позволял развивать флот в таких масштабах и темпах, каких требовали интересы безопасности СССР. Партия и правительство принимали меры к созданию новых центров судостроительной промышленности — на Севере, Юге и Дальнем Востоке. В 1932 г. закладывается город Комсомольск-на-Амуре, которому отводилась большая роль в развитии отечественного судостроения.

В 1932 г. по решению партии и правительства для охраны морских дальневосточных границ началось строительство Тихоокеанского военного флота. В 1933 г. создается Северная военная флотилия. Огромную роль в этом сыграла постройка Беломорско-Балтийского канала — внутреннего водного пути, соединившего два моря. Численно выросли Днепровская, Каспийская, Амурская военные флотилии. Большая работа проводилась по расширению и усовершенствованию береговых баз флота. Для охраны морского побережья завершалось строительство 14 морских укрепленных районов, формировалось 12 дивизионов ПВО и т. д.

Рабочие на парашютных занятиях в Иваново. 1932 г.
Рабочие на парашютных занятиях в Иваново. 1932 г.

В связи с усилившейся опасностью нападения империалистических государств на СССР в 1931 — 1932 гг. Центральный Комитет партии и Советское правительство обязали Реввоенсовет СССР укрепить западные и восточные границы. В сжатые сроки была создана полоса пограничных укрепленных районов от Ладожского озера до Черного моря, проведены большие работы по укреплению сухопутных и морских границ на Дальнем Востоке. На наиболее угрожаемых участках создавалась система взводных и ротных районов обороны, где долговременные огневые точки сочетались с полевыми инженерными укреплениями. «В 1932 г., — писала «Правда», — когда угроза нападения на ДВК (Дальневосточный край. — Ред.) стала особенно реальной, Центральный Комитет партии и Советское правительство вынуждены были перестроить промышленность, поставить ее на службу обороны страны. И в короткий срок мощная опора на отдаленных дальневосточных границах была создана. Прозорливость и железная воля ЦК спасли от интервенции» {839}. [262]

Таковы основные направления и результаты деятельности партии по техническому перевооружению армии, авиации и флота в годы первой пятилетки. Несмотря на исключительные трудности, связанные с новизной, огромными масштабами задач, необходимостью форсированных темпов, намеченные партией и правительством планы успешно претворялись в жизнь. Это потребовало от государства больших средств и напряжения сил работников социалистической промышленности и военного аппарата. В 1932 г. расходы на техническое оснащение РККА увеличились более чем в 10 раз по сравнению с 1927 — 1928 гг. {840}.

Техническое перевооружение армии и развитие способов ведения вооруженной борьбы обусловили изменение организационной структуры Вооруженных Сил страны.

В свете решений ЦК ВКП(б) Реввоенсовет СССР проводил линию на создание мощных, оснащенных современной боевой техникой сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил. Партия предостерегала военные кадры от переоценки старых родов войск, а также от увлечения теориями малых механизированных армий, которые проповедовали некоторые буржуазные военные теоретики.

Изменения в организации сухопутных войск заключались главным образом в увеличении удельного веса артиллерии и бронетанковых войск. Чтобы повысить огневую и техническую мощь стрелковых войск, их способность успешно вести наступательные и оборонительные действия, в состав общевойсковых соединений включались подразделения бронетанковых войск, противотанковой и зенитной артиллерии; в состав кавалерийских соединений — отдельные механизированные дивизионы и полки, зенитные и химические подразделения.

Большим достижением стало создание батальонной противотанковой артиллерии, а также рост дивизионной и корпусной артиллерии. Почти в три раза увеличилось количество частей артиллерии резерва Главного Командования (РГК).

Вплоть до 1929 — 1930 гг. советские автоброневойска находились в зачаточном состоянии, их основу составляли бронеавтомобили и бронепоезда. К концу же первой пятилетки в сухопутных силах завершился процесс оформления нового рода войск — бронетанковых и механизированных.

Советская военная мысль своевременно определила значение и перспективы этого рода войск в современной войне. 17 июля 1929 г. Реввоенсовет СССР принял постановление о создании опытной механизированной части. В нем говорилось : «Принимая во внимание, что новый род оружия, каким являются бронесилы, недостаточно изучен как в смысле тактического его применения (для самостоятельного и совместно с пехотой и конницей), так и в смысле наиболее выгодных организационных форм, признать необходимым организовать в 1929 — 1930 годах постоянную опытную механизированную часть» {841}. В конце 1929 г. был сформирован опытный механизированный полк (в составе танкового батальона, артбатареи, автобронедивизиона и мотострелкового батальона), а в 1930 г. на его базе — первая механизированная бригада, в следующем году сформирована вторая механизированная бригада. В 1932 г. кроме этих бригад создаются впервые в мире два механизированных корпуса. Это были самостоятельные оперативные соединения. В состав каждого корпуса входили две механизированные и одна стрелково-пулеметная бригады (500 танков и более 200 бронеавтомобилей).

В 1929 — 1933 гг. в Советской Армии появились уставы и наставления, излагавшие основы применения и действий бронетанковых и механизированных [263] войск. Мотомеханизированные войска превращались в серьезную боевую силу. Их организационная структура правильно учитывала возможности боевого применения и условия современной войны. Народный комиссар по военным и морским делам К. Е. Ворошилов на пленуме Реввоенсовета СССР в октябре 1932 г., отмечая, что принятая структура мотомеханизированных и танковых войск наиболее полно отвечает интересам и задачам обороны, говорил: «Самостоятельные танковые и мотомеханизированные части, наряду с этим пехота и артиллерия, усиленные танками и моторами, вот по-настоящему единственно правильная организационная форма использования танка и мотора в интересах обороны государства» {842}. В декабре 1932 г. вышло постановление Реввоенсовета СССР о развертывании авиадесантных отрядов, положивших начало созданию воздушнодесантных войск.

Важные мероприятия были осуществлены по совершенствованию организации противовоздушной обороны страны. В 1932 г. постановлением СНК СССР все руководство системой ПВО страны было возложено на Народный комиссариат по военным и морским делам, в составе которого учреждалось Управление ПВО РККА. В военных округах создавались управления ПВО. Были организованы заново дивизии и полки ПВО, увеличено количество отдельных зенитных дивизионов и зенитных батарей береговой артиллерии, усилены технические средства ПВО.

В постановлении Реввоенсовета СССР от 23 марта 1932 г. «Об основах организации Военно-Воздушных Сил РККА» излагались новые стратегические и оперативно-тактические взгляды на организационное строительство и боевое применение Военно-Воздушных Сил в случае нападения на нашу страну {843}.

Из рода войск ВВС стали превращаться в вид вооруженных сил. Уже с 1929 г. осуществляется переход к бригадам истребительной, штурмовой, легкой и тяжелой бомбардировочной авиации. В 1933 г. тяжелые бомбардировочные авиабригады были объединены в корпуса, способные самостоятельно решать оперативные задачи.

Удельный вес артиллерии, авиации, бронетанковых войск в целом за период первой пятилетки поднялся с 20 до 35 процентов {844}. Снизился удельный вес пехоты и конницы, но их огневая мощь и боевые возможности увеличились.

В ходе технической реконструкции и организационной перестройки Советской Армии Центральному Комитету партии и Реввоенсовету СССР пришлось преодолеть имевшие место консерватизм, недооценку значения новой военной техники, в частности танков, и преувеличение роли конницы в современной войне, фетишизацию опыта гражданской войны 1918 — 1920 гг.

Маршал Советского Союза M. H. Тухачевский писал об этом: «Прежде всего пришлось столкнуться с теорией «особенной» маневренности Красной Армии — теорией, основанной не на изучении и учете нового вооружения как в руках наших возможных врагов, так и в руках советского бойца, а на одних лишь уроках гражданской войны, на взглядах, более навеянных героикой гражданской войны, чем обоснованных ростом могущества культуры, ростом крупной индустрии социалистического государства, а также ростом вооружений армий наших возможных противников из капиталистического лагеря» {845}. [264]

Учитывая происходившие изменения в военном деле, вооружении и организации буржуазных армий, Центральный Комитет партии исправлял ошибки и промахи в военном строительстве, проводил линию на гармоничное сочетание и развитие родов войск и видов вооруженных сил.

Оснащение армии и флота новой боевой техникой, изменения в их организации, создание новых родов войск, усложнение дела управления войсками потребовали усовершенствования подготовки военных кадров. Огромная работа, развернувшаяся в этой области, проводилась на основе решений партии, в частности постановления ЦК ВКП(б) от 25 февраля 1929 г. «О командном и политическом составе РККА», в котором указывалось, что при подготовке командных кадров в органическом единстве должны решаться две задачи: непрерывное повышение военных и военно-технических знаний и совершенствование навыков организации партийно-политической работы. Подчеркивалась необходимость увеличения рабочей и партийной прослойки среди командных кадров, особенно в артиллерии, специальных технических войсках, на флоте и в штабах. В постановлении ЦК ВКП(б) от 5 июня 1931 г. говорилось: «ЦК считает основной, решающей сейчас задачей в деле дальнейшего повышения боеспособности армии — решительное повышение военно-технических знаний начсостава, овладение им в совершенстве боевой техникой и сложными формами современного боя. На наиболее быстрое и успешное разрешение этой задачи должны сейчас сосредоточить свое главное внимание и силы Реввоенсовет Союза, весь начсостав и парторганизация армии. Военно-техническое совершенствование командира должно стать важнейшим звеном работы всего начсостава и всех армейских организаций» {846}. В этом же постановлении отмечалось, что в результате выполнения Реввоенсоветом СССР предыдущего постановления достигнуты значительные успехи в деле укрепления кадров начальствующего состава: выросла партийная и рабочая прослойка, окрепла сплоченность, возросло влияние партии на беспартийных.

Руководящие документы партии обеспечивали твердую организационную основу процессу дальнейшей подготовки кадров и придавали ему необходимую логическую последовательность. Ведущими центрами в боевой и политической подготовке, овладении техникой, в военно-научной работе и обеспечении армии высококвалифицированными кадрами должны были стать военно-учебные заведения.

Ранее сложившаяся и оправдавшая себя система военного обучения получила большую четкость и размах. Старший начальствующий состав готовился в военных академиях, средний — в военных школах и училищах, младший — в полковых школах при частях и в специальных школах технических специалистов. Сохранялись курсы усовершенствования и переподготовки.

При активной помощи политорганов и партийных организаций Реввоенсовет СССР провел большую работу по улучшению качественного состава командных кадров. На должности командиров соединений, частей и подразделений выдвигались опытные, достойные командиры-коммунисты.

В 1932 г. по указанию ЦК ВКП(б) во всех воинских частях была введена плановая регулярная марксистско-ленинская подготовка командно-начальствующего состава. Произведения классиков марксизма-ленинизма, решения Коммунистической партии, марксистско-ленинское учение о войне и армии стали систематически изучаться всеми командирами и политработниками. [265]

Систематически стала проводиться военная учеба командно-начальствующего и политического состава, главное место в которой отводилось освоению оружия и боевой техники со сдачей обязательного технического минимума. Наряду с этим большая часть командного состава проходила переподготовку на краткосрочных курсах.

Центральный Комитет партии провел важные мероприятия, направленные на улучшение работы военно-учебных заведений. В военных школах и академиях укреплялся профессорско-преподавательский состав, военно-учебные заведения насыщались новой боевой техникой, улучшался качественно состав курсантов и слушателей. В 1931 г. при академиях были созданы вечерние и заочные факультеты, сыгравшие большую роль в переподготовке командного л начальствующего состава в войсках. Количество военных академий выросло в полтора раза (с 7 в 1928 г. до 10 в 1932 г.), а число слушателей — в пять раз (с 3198 человек в 1928 г. до 16 550 в 1932г.) {847}. Значительно расширилась сеть танковых, артиллерийских, авиационных, инженерных и других военных школ, готовивших средние командно-политические и технические кадры. Общее число военных школ увеличилось с 48 до 73. В 1930 — 1932 гг. действовало 18 десятимесячных курсов усовершенствования командного состава; 73 процента слушателей этих курсов проходили переподготовку с общевойсковых и кавалерийских командиров на командиров технических войск {848}. Резко повысился уровень военного образования командных кадров. К началу 1934 г. академии и курсы усовершенствования окончили 48,2 процента старшего и 78,9 процента высшего командного состава; 42,7 процента старшего и 81,4 процента среднего командного состава — нормальные военные школы {849}.

Возросло значение партийно-политической работы в армии. В связи с задачей овладения новой техникой потребовалось расширить и улучшить подготовку кадров политсостава. В 1931 — 1932 гг. часть военно-политических курсов была преобразована в военно-политические школы с двухгодичным сроком обучения. Создавались также курсы усовершенствования политсостава {850}. По сравнению с 1928 г. число слушателей Военно-политической академии увеличилось вчетверо. В начале 30-х годов ЦК партии направил на политическую работу в армию и на флот несколько тысяч опытных партийных работников.

Боевая техника, как бы совершенна она ни была, становится грозным и действенным оружием только в руках людей, овладевших ею. Вот почему первостепенной задачей обучения и воспитания личного состава Советской Армии и Военно-Морского Флота стало овладение новой техникой и оружием.

Выдвинутый партией в те годы лозунг «Большевики должны овладеть техникой!» был в центре внимания командиров, политорганов и партийных организаций. Социалистическая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция, развернувшиеся в стране, изменили социальный облик рабочего класса и крестьянства. Миллионы советских людей не только города, но и деревни стали сознательными и активными участниками строительства социализма. Быстро росли квалифицированные кадры рабочих и техников, трактористов, комбайнеров, шоферов и других специалистов. Множились ряды советской интеллигенции. Резко возросла и общая культура советских людей. Благодаря этому [266] армия и флот с каждым годом получали все более грамотное в техническом отношении пополнение.

Коммунистическая партия призвала всех советских воинов успешнее овладевать новой техникой. В приветствии ЦК ВКП(б) по случаю 15-летия Советской Армии говорилось:

«Усилиями пролетариев и трудящихся Советского Союза в СССР создана мощная социалистическая промышленность — основа обороноспособности СССР. Пролетарии вооружают Красную Армию новой могучей военной техникой.

Ваше дело, товарищи, овладеть этой техникой, научиться в совершенстве управлять и действовать теми новейшими машинами и орудиями, которые созданы руками трудящихся СССл {851}.

Политорганы, партийные и комсомольские организации армии мобилизовали все силы на выполнение указаний Коммунистической партии. В войсках развернулась борьба за отличное освоение новой техники и оружия.

Большую роль в успешном решении этой задачи сыграл приказ Реввоенсовета СССР от 14 мая 1932 г. «Об овладении техникой и технической пропаганде». В приказе говорилось, что оснащение войск большим количеством новой техники, более совершенными видами вооружения обязывает весь личный состав в совершенстве овладеть новой техникой, организовать тщательный уход за ней, исключить аварийность, неисправность механизмов и машин. Реввоенсовет предлагал в связи с этим развернуть сеть военно-технических кружков, курсов для рядового и младшего командного состава, семинары и курсы для начальствующего состава {852}.

Важным средством мобилизации личного состава на овладение новой техникой являлась военно-техническая пропаганда, которая широко развернулась на страницах армейской печати, с помощью кино, радио. Она дополняла и углубляла знания, получаемые личным составом в процессе боевой подготовки.

Уже в 1933 г. в армии и на флоте насчитывалось 5 тыс. военно-технических кружков, ставших массовой формой повышения военно-технических знаний. В 1932 г. в Белорусском военном округе в кружках и на курсах обучалось около 80 процентов бойцов. В соединениях Балтийского флота только за второе полугодие 1932 г. было прочитано 900 лекций и докладов, организовано 250 «боев» и 75 конкурсов на лучшее знание техники и оружия {853}. От бойцов, командиров, политработников и целых армейских коллективов в 1932 г. поступило 182 тыс. рационализаторских предложений и заявок на технические изобретения, а в 1933 г. — 152 тыс.; многие из них успешно внедрялись.

Коммунистическая партия уделяла огромное внимание развитию массовой оборонной и спортивной работы в стране. 23 февраля 1932 г. ЦК ВКП(б) принял постановление об Осоавиахиме, потребовав решительного улучшения его деятельности. Руководящим органам Осоавиахима предлагалось сосредоточить усилия на массовой оборонной работе среди трудящихся, особенно молодежи, обучении их владению оружием и действиям в противовоздушной обороне.

Возраставшая политическая и трудовая активность широких народных масс оказала благотворное воздействие на укрепление обороны страны и боевой мощи Вооруженных Сил. Активное участие в этом деле принимали профсоюзы, фабрично-заводские и местные комитеты, которые систематически обсуждали на своих заседаниях вопросы массовой оборонной [267] работы и выносили их на общие собрания рабочих и служащих. Профсоюзы оказывали большую помощь организациям Осоавиахима в подготовке «ворошиловских стрелков». Многие заводы, фабрики, учреждения соревновались за образцовую постановку массовой оборонной работы и лучшее шефство над частями армии и флота. Сотни самолетов, десятки танков и других технических средств были построены в те годы на деньги, собранные трудящимися.

Активным помощником партии в укреплении обороны страны был комсомол. Шефствуя над морским и воздушным флотом, он посылал туда своих лучших воспитанников. IX съезд ВЛКСМ (январь 1931 г.) поручил ЦК ВЛКСМ обеспечить широкое участие комсомольцев в укреплении обороноспособности страны. «Съезд считает невозможным, — указывалось в его решениях, — пребывание в рядах ВЛКСМ людей, недооценивающих военной опасности, не проходящих военной учебы, не подготавливающих себя к надвигающимся боям» {854}. Выполняя решения съезда, комсомол выдвинул задачу — в ближайшие два года подготовить для советского воздушного флота 150 тыс. летчиков {855}.

Претворение в жизнь намеченного партией и правительством первого пятилетнего плана строительства РККА было сопряжено с преодолением немалых трудностей, вызывавшихся грандиозностью и напряжением народнохозяйственных планов, одновременностью процесса технической перестройки промышленности и сельского хозяйства с задачей технической реконструкции армии и флота, необходимостью подведения новой технической базы под оборону страны в крайне сжатые сроки. Коммунистическая партия успешно справлялась с этими задачами потому, что ее научно обоснованная политика и практическая деятельность по укреплению обороны СССР, могущества Вооруженных Сил пользовались полной поддержкой рабочего класса, всех трудящихся СССР.

Благодаря самоотверженности трудящихся масс СССР, работников оборонной промышленности, военного аппарата во главе с Реввоенсоветом СССР первый пятилетний план строительства РККА был выполнен. Это означало, что техническая реконструкция армии развернулась широким фронтом.

Разумеется, эти грандиозные задачи не могли быть решены за одну пятилетку. Наркомвоенмор К. Е. Ворошилов 8 июня 1932 г. в докладе правительству «Об основных моментах плана строительства Красной Армии во вторую пятилетку», подводя итоги первой пятилетки, отмечал недостаточную механизацию армии, отсутствие механизированной тяги в артиллерии и необходимого резерва техники и боеприпасов, недостаточное количество танков и бронемашин для развития непрерывных и глубоких операций {856}.

Все более обострявшаяся международная обстановка требовала дальнейшего укрепления Вооруженных Сил. Второй пятилетний план развития народного хозяйства, утвержденный XVII съездом, предусматривал превращение СССР в экономически независимое и передовое в техническом отношении государство в Европе, дальнейшее развитие оборонной промышленности и завершение на этой базе технической реконструкции Вооруженных Сил.

Учитывая международную обстановку и ожидаемые сдвиги в экономике страны, план военного строительства на очередное пятилетие предусматривал к концу его иметь такую армию, которая в случае империалистической агрессии, действуя одновременно на нескольких фронтах, [268] была бы в состоянии нанести действительно сокрушительные удары по армиям империалистических государств {857}. Поставленная цель определила характер и содержание разрабатываемого Реввоенсоветом СССР второго пятилетнего плана строительства РККА на 1933 — 1938 гг.

В июне 1933 г. Совет Труда и Обороны принял постановление «О программе военно-морского строительства на 1933 — 1938 гг.»; в августе того же года — «О системе танкового вооружения РККА на вторую пятилетку»; в марте 1934 г. — «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку»; в апреле 1935 г. был утвержден план развития Военно-Воздушных Сил на 1935 — 1937 гг.

На вторую пятилетку намечались следующие задачи дальнейшей технической реконструкции Вооруженных Сил:

 — самое широкое внедрение механизации в РККА; достижение такого темпа механизации армии, который позволил бы бронетанковым и механизированным войскам стать одним из основных, решающих элементов в боевых операциях; создание новых крупных механизированных соединений — корпусов и отдельных бригад, насыщение танками стрелковых войск, ликвидация многотипности боевых машин, конструирование и внедрение новых, более совершенных типов танков, повышение удельного веса средних и тяжелых машин;

 — увеличение авиации в три раза, форсированное развитие тяжелой бомбардировочной и перевооружение истребительной авиации более современными образцами, внедрение качественно лучших типов самолетов и моторов; превращение ВВС в мощный вид вооруженных сил, решающий самостоятельные оперативные задачи и полностью обеспечивающий тесное взаимодействие с сухопутными силами и флотом;

 — модернизация существующих и создание новых, более совершенных артиллерийских систем, преимущественно зенитных, противотанковых, артиллерии большой мощности и перевод ее на механическую тягу, повышение мощности войсковой артиллерии;

 — моторизация и реорганизация стрелковых войск с целью усиления их оперативно-тактической мобильности и гибкости на базе новой техники и установления наиболее правильного коэффициента соотношения живой силы и технических средств вооруженной борьбы, повышение боевого значения стрелковых войск за счет усиления артиллерией, введения механизированных полков и танковых батальонов;

 — дальнейшее развитие средств связи, обеспечение радиостанциями всех родов войск до роты, эскадрона, батареи, самолета, танка включительно; увеличение инженерных средств, обеспечивающих быстрое строительство мостов, дорог, оборонительных сооружений;

 — создание мощного подводного флота, строительство на Тихом океане, Черном, Балтийском, Баренцевом и Белом морях ряда береговых батарей для обороны основных военно-морских баз.

Завершение технической реконструкции и перевооружение всех видов и родов войск новой боевой техникой должно было создать превосходство Советских Вооруженных Сил над капиталистическими армиями по решающим средствам вооруженной борьбы — артиллерии, танкам, авиации {858}.

Общие итоги напряженной работы Коммунистической партии и всего советского народа в 1929 — 1935 гг. по технической реконструкции Советской Армии и Флота показаны в таблице 13. [269]

Таблица 13 Рост вооружения и боевой техники Советских Вооруженных Сил в 1928 — 1935 гг. {859}

Виды вооружения и боевой техники

Состояло на вооружении (шт.)

1928 г.

1932 г.

1935 г.

Винтовки (тыс.)

1596 8811 24230 6645 92 Не было 7 52 1050 301 1394

2292 22553 33118 10684 1053 348 213 46 5669 1387 3285

3050 83922 53492 13837 7633 2547 464 42 35303 5550 6672

Ручные пулеметы

Станковые пулеметы

Орудия (76-мм и выше)

Танки (преимущественно легкие)

Бронемашины

Автомобили

Самолеты

Во второй пятилетке неуклонно рос удельный вес кадровых дивизий. В 1932 г. Советская Армия имела 44 процента территориальных и 56 процентов кадровых стрелковых дивизий. Такое соотношение уже не соответствовало требованиям боеготовности армии в связи с усилившейся военной опасностью. К концу 1935 г. по инициативе Политбюро ЦК ВКП(б) это соотношение было изменено. В РККА стало 65 процентов кадровых и 35 процентов территориальных стрелковых дивизий {860}. Численность армии возросла с 617 тыс. человек в 1928 г. до 930 тыс. в 1935 г. Увеличился и корабельный состав Военно-Морского Флота СССР. Количество линкоров, крейсеров и эсминцев осталось почти то же, зато подводных лодок стало 103 вместо 14, а торпедных катеров — 205 вместо 50.

Техническая реконструкция закономерно привела к серьезному изменению соотношения видов вооруженных сил, о чем свидетельствует следующая таблица.

Таблица 14. Изменение соотношения видов вооруженных сил {861}

Виды вооруженных сил

Удельный вес (проценты)

1928 г.

1932 г.

1935 г.

Сухопутные войска

92,6

84,4

79,3

Военно-воздушные силы

9,1

9,6

25,4

4,7

8,9

1,8

2,2

Дифференциация и техническое насыщение армии еще отчетливее проявлялись внутри видов вооруженных сил.

Соотношение родов авиации в сухопутных силах менялось в пользу бомбардировочной и штурмовой авиации. Если в 1932 г. тяжелая, легкая бомбардировочная и штурмовая авиация составляла 45 процентов всей авиации, то уже в 1935 г. этот показатель равнялся 51 проценту. Удельный вес разведывательной авиации уменьшился до 19 процентов {862}. Особенно возросла авиация дальнего действия, тяжелая и средняя бомбардировочная, что свидетельствовало о росте возможностей советских воздушных [270] сил в нанесении ответного удара по агрессорам. В сухопутных войсках появились и заняли значительное место новые рода войск — бронетанковые, химические, противовоздушной обороны, воздушно-десантные, потеснившие старые — стрелковые войска, конницу и другие, которые в свою очередь сами стали в техническом отношении более оснащенными, механизированными и моторизованными.

Продолжая совершенствовать организационную структуру войск, Коммунистическая партия приняла меры к укреплению центрального и окружного аппарата военного управления. 20 июня 1934 г. постановлением ЦИК СССР был упразднен Революционный Военный Совет, а Народный комиссариат по военным и морским делам преобразован в Народный комиссариат обороны СССР, во главе которого был поставлен К. Е. Ворошилов, его заместителем стал M. H. Тухачевский.

22 ноября 1934 г. был учрежден Военный совет как совещательный орган при народном комиссаре обороны. В 1935 г. штаб РККА в связи со значительным повышением его роли преобразуется в Генеральный штаб. Первым начальником Генерального штаба стал А. И. Егоров. Структура центрального и окружного военного аппарата была закреплена Положением о Народном комиссариате обороны СССР, которое 22 ноября 1934г. утвердили Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров. Все эти изменения способствовали повышению уровня руководства Вооруженными Силами. Ярким проявлением заботы Коммунистической партии об укреплении армии и флота явилось введение в сентябре 1935 г. персональных воинских званий (от лейтенанта до Маршала Советского Союза) {863}.

Советская Армия была сильна не только техникой, но и высокой политической сознательностью личного состава, беззаветной преданностью бойцов и командиров социалистической Родине.

Годы второй пятилетки характеризуются особенно большим размахом политико-воспитательной работы.

В 1934 — 1935 гг. в армии только в системе низовой сети партпросвещения работало 2140 кружков истории ВКП(б), 2800 кружков текущей политики, 7425 комсомольских и 2144 кандидатские школы. В воинских частях работали тысячи политических, общеобразовательных, технических, спортивных и других кружков. Только за первое полугодие 1935 г. в красноармейских клубах и Домах Красной Армии было прочитано 74 тыс. докладов и лекций, на которых присутствовало 2 млн. человек. Для повышения теоретической подготовки партийно-комсомольского актива организовывались дивизионные партийные школы, охватившие 20 тыс. человек. Регулярно проводились политические занятия и политинформации. В крупных гарнизонах работали вечерние комвузы.

Советское правительство с каждым годом увеличивало ассигнования на культурно-просветительную работу в войсках: если в 1929 — 1930 гг. на эти нужды было отпущено 8,3 млн. рублей, то в 1934 г. — 72 млн. рублей. Политорганам и партийным организациям создавались необходимые материальные возможности для организации политического и культурного воспитания личного состава. На 1 января 1934 г. в войсках имелось свыше 15 тыс. ленинских уголков, 1336 клубов, 142 Дома Красной Армии.

Показателен также рост технических средств партийно-политической и культурно-просветительной работы. В 1930 г. в частях имелось 240 радиоузлов, 800 радиопередвижек, 534 кинопередвижки, 945 киноустановок, [271] 8 звуковых киноустановок, а в 1933 г. — 1366 радиоузлов, 4800 радиопередвижек, 3425 кинопередвижек, 1540 киноустановок, 327 звуковых киноустановок и кинопередвижек {864}.

Большого размаха достигла художественная самодеятельность. Если в 1934 г. в войсках работало 3500 коллективов и кружков художественной самодеятельности (в них участвовало 50 тыс. человек), то в 1935 г. их стало более 10 тыс. (они охватывали 200 тыс. участников).

Коммунистическая партия постоянно заботилась о военной периодической печати. В 1936 г. издавалось 17 военных журналов: «Красноармеец и краснофлотец», «Коммунист РККА», «Пропагандист РККА», «Культработник РККА», «Красноармейская печать», журналы родов и видов войск и другие. В войсках выходило 15 окружных газет, более 2100 многотиражек.

* * *

Возросшая опасность агрессии против Советского государства заставила пойти на увеличение численности Вооруженных Сил и широкое развертывание их технической реконструкции, на что потребовались дополнительные военные ассигнования. В 1934 г. Наркомат обороны израсходовал 5,8 млрд. рублей. Однако эта сумма составила всего лишь 11,9 процента общегосударственного бюджета, в то время как военный бюджет Японии равнялся 46,5 {865}.

К середине 30-х годов Вооруженные Силы Советского Союза полностью соответствовали уровню развития экономики нашей страны и задачам ее обороны. Наряду с совершенствованием Вооруженных Сил большое внимание уделялось укреплению как сухопутных, так и морских границ на Дальнем Востоке, Балтийском и Черном морях. Протяженность оборонительных сооружений на наших границах к началу 1935 г. по сравнению с 1928 г. увеличилась в 240 раз {866}. Техническая оснащенность армии продолжала расти, а организационная структура ее улучшаться. К концу 1935 г. Советская Армия располагала довольно значительными по тем временам силами: 86 стрелковых и 19 кавалерийских дивизий, 4 механизированных корпуса, 14 механизированных бригад, 22 артиллерийских полка РГК, 5 управлений авиакорпусов, 19 авиабригад, 2 дивизии и 4 бригады ПВО {867}.

Многое еще предстояло сделать, однако армия страны социализма к середине 30-х годов стала в целом способной не только надежно обеспечивать государственные интересы Советского Союза, но и в случае необходимости оказывать эффективную помощь народам и правительствам других стран, жизненно заинтересованным в обуздании нараставшей империалистической агрессии. Армия Страны Советов все больше становилась важным международным фактором, надеждой всего прогрессивного человечества в его борьбе за предотвращение новой мировой войны.

Опираясь на успехи социалистического строительства и укрепление обороноспособности страны, советская внешняя политика все настойчивее и решительнее боролась за организацию реального коллективного отпора наглеющим агрессорам.

Оглавление. Рождение Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.