Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Борьба за создание антивоенного фронта в начале второй мировой войны

Мировой экономический кризис 1929 — 1933 гг. положил конец временной стабилизации капитализма. Международная обстановка еще более обострилась. Вторжение в 1931 г. Японии в Маньчжурию и приход в 1933 г. к власти фашизма в Германии не оставляли сомнения в том, что капиталистический мир стремительно движется к новой большой войне.

В этот период усилилась революционная борьба пролетариата, трудящихся масс. Во многих странах возрастало влияние коммунистических партий.

Демонстрация в Берлине против Фашизма. 1932 г.
Демонстрация в Берлине против Фашизма. 1932 г.

 

Демонстрация за сплочение коммунистической партии. Франция. 1934 г.
Демонстрация за сплочение коммунистической партии. Франция. 1934 г.

 

Максим Горький произносит по радио речь, адресованную антивоенному конгрессу. Москва. 1932 г.
Максим Горький произносит по радио речь, адресованную антивоенному конгрессу. Москва. 1932 г.

Рабочий класс и его компартии выступали инициаторами образования антивоенных комитетов, стремились активизировать деятельность профсоюзов, союзов молодежи, Межрабпома, МОПРа, обществ друзей Советского Союза, прогрессивных обществ интеллигенции и т. д., организовывали революционные кружки допризывников, развертывали большую агитационно-пропагандистскую антивоенную работу. Во многих странах прошли многочисленные митинги под лозунгами: «Против угрозы войны!», «Война империалистической войне!», «На защиту Советского Союза!», «Долой японский империализм!» и т. д. Был создан международный комитет помощи Китаю во главе с Р. Ролланом и А. Барбюсом {1016}.

После нападения Японии на Китай состоялись массовые антивоенные демонстрации в Токио, Осаке, Иокогаме и некоторых других городах. В воззвании, с которым в сентябре 1931 г. КПЯ обратилась к трудящимся, провозглашались лозунги: «Прекратите производство оружия! Рабочие, крестьяне, безработные, организуйте стачки и демонстрации протеста против войны!», «Японские солдаты на фронте, братайтесь с китайскими солдатами!», «Защищайте революционный Китай и Красную армию! (Китая. — Ред.)», «Защищайте Советский Союз!», «Долой японский империализм!» {1017}.

В связи с событиями на Дальнем Востоке особую опасность представлял курс японского милитаризма на паназиатизм, его пропаганда борьбы против «белого империализма», за создание «восточноазиатской сферы взаимного процветания». Такой курс определял политику Японии в отношении Маньчжурии, создания паназиатских экономических и политических блоков, политику, направленную в конечном счете против Китая и СССР.

Захват Маньчжурии, кровавые события в Шанхае, как и все злодеяния японских хищников, вызвали гнев и возмущение народов Азии, всего мира, подняли тысячи патриотов на борьбу с агрессией. Задачи КПЯ в этот период были сформулированы в одном из документов, разработанных совместно с Коминтерном. В нем говорилось: «Война неизбежно до крайности обострит классовые противоречия внутри страны. Она поставит перед японским пролетариатом и его компартией задачу соединить [313] борьбу против войны с борьбой за насущные интересы рабочих, крестьян и всех трудящихся, против экономического и политического их рабства с целью превращения империалистической войны в гражданскую, с целью революционного свержения буржуазно-помещичьей монархии» {1018}.

Состоявшийся в августе — сентябре 1932 г. XII пленум ИККИ указал, что КПЯ обязана усилить свою работу в армии и на флоте, в особенности в Маньчжурии, вскрывать неразрывную связь между империалистической войной и непосредственной подготовкой военной интервенции против СССР, с одной стороны, и усилением военно-полицейской реакции и грабежа трудящихся масс в самой Японии — с другой {1019}.

С началом японской агрессии на Дальнем Востоке особенно сложные задачи встали перед Коммунистической партией Китая. Определяя их, Коминтерн нацеливал коммунистов на организацию массового антияпонского движения в Китае, на повсеместное вооруженное сопротивление захватчикам. Пленум отметил, что КПК и впредь должна «прилагать все усилия, чтобы обеспечить гегемонию пролетариата в массовом антиимпериалистическом движении в гоминьдановском Китае, применять широко и последовательно тактику единого фронта снизу в антиимпериалистической борьбе масс...» {1020}.

С первых дней военных действий компартия Японии приступила к организации массовых демонстраций и собраний, к антивоенной кампании на предприятиях. Под ее руководством произошло несколько крупных стачек, которые приобрели политический, антивоенный характер. Усилиями коммунистов были созданы нелегальные кружки в университетах, колледжах. В мае и августе 1932 г. состоялись антивоенные демонстрации во многих деревнях. Большую работу вела партия среди солдат, вовлекая их в революционное движение.

В движение против войны включились и другие компартии Азиатского континента. В Индии компартия с 1925 по 1933 г. была фактически лишена единого руководства: все члены ЦК находились в тюрьмах. В 1933 г. был избран новый ЦК, который возглавил руководство партией в масштабе всей страны. В тесном содружестве с компартиями Японии и Китая, непрерывно увеличивая свои ряды, выступали против войны коммунисты Кореи, Тайваня.

Создание и укрепление партий нового типа — коммунистических партий — во многих странах Азиатского континента явилось шагом по пути консолидации сил народов Азии против японской агрессии, за предотвращение новой мировой войны, по пути развертывания национально-освободительного движения. Коммунисты стран Азии выступали против империализма как самоотверженные бойцы, не страшась репрессий и преследований. Там, где народ брался за оружие, они были в его первых боевых шеренгах. Под руководством компартий во многих странах Азии успешно проводились стачки, демонстрации, кампании против перевозок военных материалов для Японии.

Народы планеты, прекрасно понимая, что пограничная черта между миром и войной все более стирается, усилили движение против развязывания новой империалистической войны, против агрессивного курса японской военщины, против подготовки нападения на Советский Союз. 6 февраля 1932 г. было опубликовано совместное воззвание коммунистических партий Германии, Франции, Англии, Чехословакии и Польши, в котором подчеркивалась необходимость защиты Китая от угрозы раздела его империалистическими державами, усиления международной пролетарской [314] помощи антиимпериалистическому движению китайского народа. Воззвание призывало рабочий класс буржуазного Запада к борьбе против попыток империалистов организовать антисоветский военный поход {1021}.

По призыву коммунистических партий Европы, Америки во многих городах проходили антивоенные демонстрации, забастовки докеров, рабочих военных заводов, протестовавших против отправки оружия в Японию. Огромную помощь китайскому народу в его справедливой борьбе с японскими захватчиками оказал Комитет друзей Китая, созданный по инициативе компартий США, Англии, Голландии и других стран. Помимо сбора средств в помощь китайскому народу комитет руководил организацией бойкота японских товаров.

Таким образом, японское вторжение в Китай повсеместно вызвало активизацию революционных прогрессивных сил против подготовки империалистами новой войны, образования ее очага на Дальнем Востоке, попыток превратить Маньчжурию в плацдарм для нападения на первое в мире социалистическое государство.

В связи с быстрым ростом фашизма в Европе возрастала опасность войны. Самим ходом событий германский рабочий класс и его компартия выдвигались на передний край антивоенной и антифашистской борьбы.

Важное значение в это время имела идея созыва международного антивоенного конгресса, поддержанная Коминтерном. 27 апреля 1932 г. Политическая комиссия ИККИ создала подготовительную комиссию и направила компартиям соответствующее письмо {1022}. В международный инициативный комитет по подготовке конгресса вошли виднейшие прогрессивные деятели: А. Барбюс, М. Горький, Т. Драйзер, П. Ланжевен, Г. Манн, М. Андерсен-Нексе, Б. Рассел, Р. Роллан, генерал А. Сандино, Сен Катаяма, Э. Синклер, А. Эйнштейн и другие. В своем воззвании комитет призывал «всех женщин и мужчин, независимо от их партийной или профсоюзной принадлежности, все пролетарские, культурно-просветительные и социально-политические организации объединиться для проведения большого международного конгресса борьбы против войны» {1023}.

Это было стремление сплотить против войны не только сторонников коммунистических партий, но и все партии и организации, заинтересованные в сохранении мира.

Однако секретарь Исполкома Социалистического рабочего интернационала Ф. Адлер (6 июля 1932 г.), а затем и бюро Исполкома интернационала (23 июля 1932 г.) выступили против созыва конгресса, квалифицировав его как «коммунистический маневр», задуманный якобы «прежде всего для борьбы с социалистическими партиями» {1024}. Они одобрили решение тех партий, которые саботировали антивоенный конгресс и заявили, что «признают эту позицию правильной» {1025}. Однако вожди социал-демократии вынуждены были учитывать рост в массах антивоенных настроений и симпатий к СССР. На заседании Исполкома Социалистического рабочего интернационала в Цюрихе 19 — 20 мая 1932 г. они впервые отметили угрозу антисоветской войны и заявили о солидарности рабочих с Советским Союзом, если на него будет совершено нападение {1026}. Социал-демократические партии обращались к собственным правительствам [315] с благими призывами проводить политику мира и разоружения. Они вели кампанию по сбору подписей под петицией о разоружении, чтобы представить эти подписи Лиге наций. Хотя эта кампания имела некоторое значение для создания антивоенного общественного мнения, в целом политика социал-демократии продолжала развертываться в русле буржуазного пацифизма, а правые лидеры социал-демократии, как и прежде, участвовали в антисоветских кампаниях и обвиняли СССР в агрессивных намерениях, помогая тем самым буржуазии и отвлекая внимание масс от действительных источников опасности войны.

Благодаря активной работе компартий, примыкавших к ним организаций и других прогрессивных объединений кампания за созыв всемирного антивоенного конгресса охватила более широкие массы, чем предшествовавшие кампании. Летом 1932 г. на антивоенных митингах и собраниях трудящиеся принимали резолюции против империалистической войны, избирали делегатов на конгресс, учреждали антивоенные комитеты, на базе которых образовывались районные, окружные и общенациональные комитеты. Их удалось создать даже во многих странах, где компартии находились на нелегальном положении. К началу конгресса действовало 35 национальных и более 1000 местных антивоенных комитетов {1027}.

Буржуазия изощрялась в клевете и нападках на участников движения. В ряде стран были запрещены антивоенные собрания и конференции. Швейцарские и английские власти не разрешили проведение конгресса в их странах.

Всемирный антивоенный конгресс состоялся 27 — 29 августа 1932 г. в Амстердаме. В его работе участвовали 2200 делегатов из 29 стран и сотни гостей. Наиболее многочисленными были делегации Германии — 759 человек, Франции — 585 человек и Голландии — 458 человек {1028}. Советской делегации было отказано в визах на въезд в Голландию, и ее членам пришлось обращаться к конгрессу по радио. Большинство делегатов конгресса — 1865 человек — рабочие, 249 — представители интеллигенции, 72 — крестьяне. По партийной принадлежности делегаты делились следующим образом: коммунисты — 830 человек, социал-демократы — 291, независимые социалисты — 24, представители других партий — 10 человек и свыше 1000 — беспартийные {1029}. Конгресс представлял более 30 млн. людей разного социального положения, разных политических взглядов, но стремившихся к миру и обузданию фашизма.

В своем докладе А. Барбюс подчеркнул, что главной целью конгресса, который открыт для всех партий, является объединение широких масс против империалистической войны, не только коммунистов, но и социал-демократов, членов профсоюзов, пацифистов — всех, кто выступает за мир.

Призывая крепить антивоенное движение, делегаты разоблачали подготовку империалистов к мировой войне и нападению на СССР, отвергали злостные выдумки о «красном империализме», высоко оценивали последовательную миролюбивую политику Советского Союза.

Манифест Амстердамского антивоенного конгресса призывал создать «коллективную массовую преграду против войны». В нем говорилось: «Конгресс видит спасение только в единстве действий рабочих, крестьян и всех эксплуатируемых и угнетенных на земном шаре». Он подчеркивал жизненную необходимость «создать единый фронт всех угнетенных во всем мире» и призывал массы как «единственно непреодолимую силу в ужасающем хаосе современности подняться сомкнутыми дисциплинированными [316] рядами против этого хаоса и возвысить против него свой мощный голос» {1030}

Закрывая конгресс, А. Барбюс подвел его важнейшие итоги: «Его сила и достоинство в том, что он, избежав ужасной западни официального пацифизма, сеющего иллюзии и обращающего здоровые силы к бесплодному теоретизированию, оторванному от действительности... свел вопрос о войне на землю, рассматривая его как вопрос о людях, истекающих кровью» {1031}.

Для руководства борьбой за мир Амстердамский конгресс создал постоянный Всемирный комитет борьбы против войны из 115 человек, в который вошли А. Барбюс, Д. Бернал, П. Вайян-Кутюрье, М. Горький, Г. Мильоли, Р. Роллан, Сен Катаяма, Е. Стасова, К. Цеткин, Н. Шверник, А Эйнштейн и другие.

Несмотря на то что на работе и в решениях конгресса еще сказывалось чрезмерное заострение удара против официальной линии социал-демократии и чувствовалось влияние некоторых сектантских установок, основные положения, провозглашенные в Амстердаме, отвечали интересам мобилизации всех антивоенных сил.

Состоявшиеся во время конгресса профсоюзная и женская конференции, совещания крестьянских делегатов, пацифистов, молодежи, писателей, врачей прошли под его влиянием. Они также сказали свое решительное «нет» империалистической войне.

Большое внимание задачам антивоенной борьбы уделил XII пленум Исполкома Коминтерна. В основном докладе, с которым выступил О. Куусинен, отмечалось дальнейшее усиление военных приготовлений капиталистических держав; попытки германских монополистов войти в число империалистических хищников, грабящих мир; направленность агрессивных планов прежде всего против СССР и Китая; наметившееся стремление империалистов взять Страну Советов в клещи с востока и запада {1032}.

XII пленум ИККИ с особой силой подчеркнул задачу защиты СССР и китайской революции, призвал компартии активизировать борьбу против угрозы империалистической войны, активно реагировать на все антисоветские кампании, популяризировать мирную политику СССР, систематически вести идеологическую борьбу против шовинизма и национализма и его крайней формы — фашизма, пропагандировать пролетарский интернационализм, разоблачать каждое мероприятие по подготовке войны. Конкретно указывалось на значение тактики единого фронта, с помощью которой компартии могли вовлечь в антивоенное движение безработных, молодежь, женщин, крестьян и всех, кто хотя и не разделял взглядов коммунистов, но был готов противостоять империалистической бойне {1033}.

Коминтерн и компартии стремились развивать антивоенное движение на широкой социальной основе. Подводя итоги Амстердамского конгресса, журнал «Rundschau» (орган ИККИ) в передовой статье писал: «Речь идет не о деле одной партии, а о действительно массовом движении, охватывающем все силы, желающие вести борьбу против империалистической войны»

Политсекретариат ИККИ рекомендовал придать органам, созданным Амстердамским конгрессом, широкий непартийный характер и «руководить [317] и влиять на них методом убеждения» {1034}.Это указание стало проводиться в жизнь. Только в последние месяцы 1932 г. прошли Международная конференция за мир делегатов от предприятий и профсоюзов в Амстердаме, конгресс Международной лиги женщин за мир и свободу в Гренобле. Усилилось движение по созданию антивоенных комитетов и проведению национальных конгрессов в защиту мира, за сплочение антифашистов.

Характерным примером интернациональной солидарности были действия компартий Франции и Германии. В мае 1932 г. ЦК КПГ призвал к  развертыванию кампании «Антифашистского действия», а в июле в Берлине состоялся антифашистский конгресс единого фронта. В октябре компартии Германии и Франции опубликовали совместную декларацию, которая призывала трудящихся этих стран объединить усилия против шовинизма и националистической пропаганды, против фашизма {1035}. 31 октября 1932 г. в Париже в зале Булье состоялся грандиозный интернациональный митинг, на котором выступили М. Торез и Э. Тельман, нелегально прибывший во Францию.

ФКП, КПГ и другие европейские коммунистические партии разоблачили сговор западных держав в Женеве в конце 1932 г., когда под видом попытки восстановить Германию в равных правах эти державы позаботились прежде всего о ее равных правах на вооружение и помогли тем самым развязать руки германскому милитаризму. Тогда, 30 декабря 1932 г., близ Эссена (Германия) представители коммунистических партий Австрии, Англии, Бельгии, Германии, Италии, Люксембурга, Польши, Франции и Чехословакии собрались на конференцию. Она приняла решение усилить работу по интернациональному сплочению трудящихся, развернуть мобилизацию масс против производства и перевозки военных материалов в связи с возросшей опасностью военной интервенции против СССР и нападением Японии на Китай, укрепить и расширить связи между компартиями, организовать международные митинги и пограничные встречи трудящихся против войны {1036}.

Особенно жгучей стала проблема создания широкого фронта антивоенных сил с приходом к власти в Германии фашистов и возникновением очага войны в Европе. Коминтерн предупреждал, что правительство Гитлера является правительством беспощадной борьбы не только против германского пролетариата, но и против мирового социализма, это есть «правительство подготовки реваншистской войны германского империализма против Польши и Франции и провокаций против СССР...» {1037}. Коммунисты разъясняли массам, что германский фашизм ставит своей целью войну и является «носителем империалистической войны» {1038}. Они указывали, что с установлением фашистской диктатуры в Германии возникли новые трудности в борьбе за предотвращение империалистической войны, поэтому необходима еще более энергичная и настойчивая мобилизация сил трудящихся.

Одной из форм интернационального сплочения трудящихся стали антивоенные встречи, организуемые по инициативе компартий. Например, в сентябре 1933 г. состоялась встреча польских, чешских и немецких горняков и металлистов близ Моравска-Остравы {1039}. В октябре 1933 г. в Меце (Франция) делегаты железнодорожников Франции, Бельгии и Саара обсуждали [318] меры борьбы против войны, в частности вопрос о бойкоте перевозок для Японии, Германии, Австрии, Польши {1040}.

Рабочие-коммунисты, члены массовых организаций, примыкавших к Коминтерну, вместе с другими сторонниками мира кропотливо и настойчиво вели работу по расширению сети антивоенных комитетов, участвовали в организации и проведении национальных антивоенных конгрессов. Во Франции, где антивоенное движение достигло наибольшего размаха, к весне 1933 г. существовало уже около 500 местных комитетов {1041}.

В начале марта 1933 г. в Лондоне проходил национальный антивоенный конгресс, в работе которого участвовало 1500 делегатов, представлявших 1,5 млн. рабочих. Он выразил волю передовых слоев английских трудящихся к борьбе против империалистической войны. Делегаты восторженно встретили телеграмму команды парохода «Стенливиль», которая отказалась везти военный груз в Японию {1042}. В том же месяце провели конгресс в Монтевидео южноамериканские борцы против войны {1043}.

В апреле 1933 г. в Копенгагене состоялась Скандинавская рабочая конференция, 400 делегатов которой представляли 35 профсоюзных организаций и другие рабочие союзы Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии {1044}. В июне 1933 г. прошли антивоенные конференции в Голландии и Болгарии {1045}.

Большую роль в развертывании движения против войны и фашизма сыграл Европейский антифашистский конгресс, состоявшийся 4 — 6 июня 1933 г. в Париже в зале Плейель. В его подготовке активно участвовали многие организации. 3500 делегатов конгресса от всех европейских стран представляли более 3 млн. трудящихся — коммунистов, часть социал-демократов, передовую интеллигенцию и широкие слои беспартийных {1046}.

В основе решений конгресса лежала идея образования единого фронта на базе сплочения всех антифашистов и противников войны без различия партийной, профсоюзной и религиозной принадлежности. Конгресс сделал многое для разоблачения фашистского террора в Германии и агрессивных устремлений правительства Гитлера. В принятом им документе отмечалось, что наступление фашизма означает непосредственный переход к империалистической агрессии и борьба с ним тесно переплетается с борьбой против войны. Поручалось «в целях объединения всех сил против фашизма и войны установить тесные деловые отношения между антифашистскими комитетами и комитетами борьбы против войны» {1047}.

Созданный конгрессом антифашистский Центральный комитет стал инициатором многих антифашистских и антивоенных кампаний: бойкота немецких судов в портах, демонстраций протеста перед германскими посольствами и консульствами, засылки марксистской литературы в Германию и т. д. Антифашистские комитеты и комитеты борьбы против войны все чаще действовали совместно. Позднее П. Тольятти писал, что «со времени конгресса в зале Плейель началось движение, которое, не будучи связано с какой-либо партией, создало по крайней мере в одной стране — во Франции почву, на которой рабочие и низовые функционеры социал-демократических партий и реформистских профсоюзов стали сближаться с коммунистическими рабочими и руководящими кадрами компартии» {1048}. [319]

В августе 1933г. антифашистский ЦК и Всемирный комитет борьбы против войны объединились во Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма. Возглавляемое им движение, известное под названием амстердамско-плейельского, ставило своей задачей сплотить всех антифашистов и противников империалистической войны на базе единого фронта.

Заметным явлением в международной антивоенной борьбе стал Американский конгресс против фашизма и войны, состоявшийся в Нью-Йорке 29 сентября — 1 октября 1933 г. На нем присутствовало более 2600 делегатов из 35 штатов {1049}. Прибывший на конгресс А. Барбюс обратился со страстным призывом к американским трудящимся «присоединиться к движению против фашизма и империалистической войны» {1050}. Конгресс образовал Американскую лигу против войны и фашизма. Через год лига, несмотря на выход из нее некоторых организаций, сумела созвать второй конгресс, делегаты которого представляли 1 807 тыс. американцев {1051}.

В сентябре — октябре 1933 г. состоялись Дальневосточный антивоенный конгресс в Шанхае, Австралийский антивоенный конгресс, в котором участвовали делегаты от 340 различных организаций, Всемирный конгресс молодежи против войны, собравший 1100 делегатов из 34 стран, Международная студенческая конференция против войны и фашизма и другие {1052}.

В большинстве стран прокатилась мощная волна собраний, митингов и демонстраций протеста против гитлеровского террора. В декабре 1933 г., когда фашистский суд в Лейпциге готовил приговор над Г. Димитровым, в Париже бывали дни, в течение которых в рабочих районах происходило по 20 демонстраций. Движение вовлекло не только коммунистов, но и рабочих — социал-демократов, членов реформистских и христианских профсоюзов. Значительные силы интеллигенции стали активными участниками антифашистской и антивоенной борьбы.

В условиях наступления фашизма, с одной стороны, и роста антивоенного движения трудящихся — с другой, правосоциалистическим лидерам становилось все труднее игнорировать изменения в настроении и психологии масс. На парижской сессии Исполкома Социалистического рабочего интернационала в августе 1933 г. они были вынуждены признать поворот рядовых социал-демократов к борьбе против военной опасности, во много раз усиленной фашизмом. Левое течение, представленное на сессии группами левых социалистов Франции, Италии, Австрии, молодежных социалистических организаций Испании и Бельгии, потребовало соглашений с коммунистами для практических действий против фашизма и войны. Их выступления свидетельствовали о том, что в социал-демократических низах росло стремление к единству действий с коммунистами. Однако вожди Социнтерна категорически отвергли это. Ф. Адлер заявил: «Как мы это делали и до сих пор, мы будем изо всех сил сопротивляться любым маневрам единого фронта в любой форме, проводимым Москвой» {1053}.

Коммунисты, сознавая свою роль и ответственность перед человечеством, настойчиво проводили антивоенную политику. На XIII пленуме Исполкома Коминтерна (1933 г.) были сделаны новые важные выводы, в частности сформулировано положение о том, что своей борьбой пролетариат [320] способен задержать войну. «...Мирная политика Советского Союза, — говорилось в докладе О. Куусинена, — может если не вообще предотвратить войну, то все же значительно затруднить военную политику империалистических врагов СССР и, возможно, даже несколько отсрочить начало этой войны, прежде всего при условии активной и действенной поддержки его мирной политики пролетариатом капиталистических стран» {1054}. Пленум выступил против фаталистического тезиса о невозможности помешать империалистической войне, выдвинул мысль о революционном влиянии борьбы за мир и содействии ее росту и укреплению сил социализма.

В соответствии с выводами ВКП(б) и других компартий пленум назвал главные очаги войны — Японию и Германию. В его документах отмечалось, что Лига наций, из состава которой вышли Япония и Германия и которую собиралась покинуть Италия, при определенных условиях может содействовать борьбе с поджигателями войны. Серьезно ставился вопрос о том, чтобы компартии научились до конца разоблачать буржуазную клевету на внешнюю политику СССР, раскрывать перед массами миролюбивый характер его мероприятий.

Наряду с этим Коминтерн еще не осуществил поворот к тому, чтобы на первый план выдвинуть борьбу с военной опасностью, продолжая ориентироваться на непосредственно социалистические революции. Признание необходимости социалистической революции и диктатуры пролетариата отличает каждого коммуниста и подлинного революционера от реформистов и соглашателей, но речь шла о другом. Жизнь выдвигала на первый план антифашистские, антивоенные, общедемократические задачи, через решение которых лежал путь к социалистическому этапу борьбы. В то же время большинство трудящихся, антифашистов в капиталистических странах еще не было готово бороться за свержение капитализма, но было кровно заинтересовано в борьбе против фашизма и войны.

XIII пленум ИККИ по-прежнему заострял удар против социал-демократии, что сужало возможности создания широкого антивоенного фронта. Тем не менее выводы XIII пленума по вопросам борьбы с войной, о классовой сущности фашизма содержали уже зерно новых важных решений, направленных на объединение сил, боровшихся против фашизма и войны.

В связи с быстрым ростом фашизма в Германии компартия призывала массы сплотиться, разъясняя им, что «Гитлер — это война», что его приход к власти означает для страны национальную катастрофу. Немецкий рабочий класс широко поддерживал КПГ, которая на выборах в рейхстаг в ноябре 1932 г. получила около 6 млн. голосов. Однако в Германии — на одном из решающих участков фронта борьбы против фашизма и войны — прежде всего из-за социал-демократической политики раскола пролетарского движения, несмотря на героизм и самоотверженность коммунистов, не удавалось сплотить всех антифашистов, которые смогли бы противостоять силам мракобесия, реакции и милитаризма.

Таким образом, события в Германии вскрыли основные факторы, мешавшие антифашистскому и антивоенному сплочению масс. Фашистский террор привел к тому, что позиции КПГ были значительно ослаблены. Все попытки германских коммунистов добиться единства действий с другими партиями и организациями наталкивались на сопротивление правых социал-демократов, которые своими действиями способствовали сохранению раскола рабочего класса, а следовательно, и упрочению гитлеровской фашистской диктатуры. [321]

Оглавление. Рождение Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.