Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Тактика сопротивления Эфиопии итальянским захватчикам

Вероломное нападение фашистской Италии на Эфиопию подняло народ страны на национально-освободительную борьбу против колонизаторов за самостоятельность и независимость своего государства. Эта справедливая борьба протекала в условиях экономической отсталости Эфиопии.

Страна занимала обширную территорию (1,2 млн. кв. км), равную площади Англии, Франции и Италии, вместе взятых, с населением 12 млн. человек, довольно пестрым в национально-племенном отношении и находившимся на различных стадиях социально-экономического развития. Наряду с феодально-крепостническими отношениями во многих районах страны сохранялись еще довольно значительные остатки патриархального строя и рабства.

Добровольцы Эфиопии получают оружие перед отправкой на фронт. 1935 г.
Добровольцы Эфиопии получают оружие перед отправкой на фронт. 1935 г.

Разноплеменное население занималось примитивным земледелием и скотоводством. Национальную промышленность представляли несколько десятков ремесленных и полукустарных предприятий. Добыча полезных ископаемых и торговля находились в руках иностранных компаний и монополий (в том числе итальянских). Некоторыми провинциями Эфиопии управляли назначаемые императором наместники, в остальных военная, гражданская и судебная власть принадлежала крупным феодалам и вождям племен.

Стремление императора создать унитарную систему государственного управления и покончить с остатками феодальной раздробленности вызывало недовольство части его вассалов. Империалистические державы, заинтересованные в ослаблении Эфиопии, не раз использовали такое недовольство для организации сепаратистских мятежей {113}.

Эфиопские вожди, поднявшие свои племена на борьбу с итальянскими захватчиками. 1935 г.
Эфиопские вожди, поднявшие свои племена на борьбу с итальянскими захватчиками. 1935 г.

За несколько лет до войны правительство Хайле Селассие предприняло первые шаги в создании централизованной современной армии. Под руководством бельгийской военной миссии удалось перевооружить и обучить лишь императорскую гвардию (около 10 тыс. человек) {114}; основная же часть эфиопской армии — регулярные войска провинций и племен — сохраняла свою феодальную организацию. Ни общевойсковых соединений, ни крупных воинских частей не существовало. Армия состояла из различных по численности отрядов, возглавляемых знатными феодалами (расами). [44] Наиболее боеспособным элементом для пополнения армии были 50 тыс. солдат, служивших ранее по найму в итальянских колониальных войсках {115}.

Против оснащенной современными средствами вооруженной борьбы итало-фашистской армии эфиопы могли выставить в начале войны 350 — 450 тыс. солдат, 200 — 300 станковых и легких пулеметов, до 200 полевых артиллерийских орудий, до 50 зенитно-артиллерийских установок. Авиация была представлена 7 пассажирскими самолетами, средства связи — 7 радиостанциями. Всеобщее ополчение, которое развертывалось в случае объявления мобилизации, могло дать до 600 тыс. воинов, но для его оснащения не хватало оружия, так как в стране имелось всего 500 — 600 тыс. винтовок устаревших образцов {116}. Лишенная современных средств моторизации, эфиопская армия была малоподвижна. Основным транспортным средством были мулы. Армия не имела ни централизованной системы снабжения, ни какого-либо подобия организованного тыла. Каждый солдат должен был нести с собой запас еды на несколько дней и заботиться о своем пропитании.

Правительство Эфиопии настойчиво искало возможности предотвращения войны. Начало мобилизации откладывалось, а для того чтобы наблюдатели Лиги наций могли убедиться в неспровоцированной агрессии, эфиопы открыли границу с Эритреей, отведя свои войска в глубь страны.

В середине 1935 г., когда Эфиопии непосредственно угрожало фашистское вторжение, «западные демократии» окончательно отказали ей в поставках вооружения; французское правительство дошло до того, что даже не разрешило вывезти из порта Джибути закупленное ранее оружие {117}.

Утром 3 октября 1935 г., через пять часов после того, как итальянские самолеты начали бомбить мирные города и села Эфиопии, в стране был объявлен приказ о мобилизации. «Поднимайтесь все, — говорилось в нем. — Берите в руки оружие и спешите на защиту своей страны» {118}.

В ответ на призыв правительства десятки тысяч мужчин и женщин всех возрастов, национальностей, профессий, вероисповеданий, объединенные общим патриотическим порывом, спешили со всех сторон через горы, леса и пустыни, чтобы встать в ряды защитников родины. Активизировали свою деятельность созданные еще в июле — августе 1935 г. Ассоциация эфиопских патриотов, объединявшая 14 тыс. христиан и мусульман, и Красный Крест Эфиопии {119}. Храбрые и мужественные эфиопы готовы были отдать за свободу отечества все, что имели, — имущество и жизнь. Но чтобы устоять перед превосходящей военно-технической мощью крупной империалистической державы, ее регулярной армией, этого было недостаточно.

Необученные и плохо вооруженные ополченцы не были подготовлены к современной войне, как, впрочем, не были к ней готовы и их командиры. Из всех военачальников, возглавивших армии, военное образование имели только трое, включая императора. Такие престарелые воины, как военный министр рас Мулугета, рас Касса и другие, участвовавшие в разгроме [45] итальянских войск при Адуа в 1896 г., рассчитывали и теперь в течение нескольких дней разбить противника большими массами слабо вооруженных войск.

Хайле Селассие не разделял оптимизма этих военачальников. Понимая трудности борьбы с превосходящими силами противника, он предвидел длительную войну и предпочитал партизанскую тактику и подвижную оборону как способ сдерживания итальянского наступления. План его заключался в том, чтобы, уклоняясь от решительных сражений и медленно отступая в глубь страны, сохранить силы регулярной армии и ополчения нетронутыми до начала сезона дождей, когда военные действия будут приостановлены и Лига наций сможет принять эффективные меры по обузданию агрессии. И даже если такие меры не будут приняты, завлечение итальянских войск в глубь территории Эфиопии опасно растянет их линии коммуникаций и облегчит эфиопам партизанские действия в войне на истощение {120}. Высокие моральные качества отважных эфиопских воинов и условия горной местности как нельзя лучше соответствовали партизанской тактике, ведению на горном театре малой войны.

Негус требовал от своих воинов: «Будьте хитры, сражайтесь с врагом один против одного, двое против двух, пятеро против пятерых, но только не массой. Прячьтесь. Неожиданно наносите удар. Ведите партизанскую войну» {121}.

Освободительная война эфиопского народа затянулась на несколько лет, до ноября 1941 г. На первом этапе — с 3 октября 1935 г. по 9 мая 1936 г. — эфиопская армия оказывала организованное сопротивление и вела регулярные бои и сражения.

С октября до середины ноября 1935 г. на северном фронте (пока в центральных районах страны шла мобилизация и развертывание основных сил) итальянской армии численностью до 250 тыс. человек противостояли лишь немногочисленные силы прикрытия под руководством расов Сейюма и Гуксы {122}. Уклоняясь от решительных схваток с превосходящими силами противника, эфиопские войска наносили им ощутимые удары, устраивая засады и совершая рейды по тылам.

На южном фронте пустынная местность не позволяла развернуть партизанские действия. В этих условиях армии расов Насибу и Десты вынуждены были отступать. Но как только эфиопы достигли труднодоступной, удобной для засад местности, они смогли не только остановить противника, но и нанести ему ряд сильных ответных ударов.

Под прикрытием сдерживающих действий эфиопы подтягивали силы на северный фронт. В ноябре армия раса Сейюма пополнилась 40 тыс. воинов раса Кассы, в середине декабря к Макалле подошла из Аддис-Абебы 80-тысячная армия раса Мулугеты, из Годжама в район Аксума привел 30-тысячную армию рас Имру {123}. Это позволило эфиопам провести ряд сражений с решительными целями.

15 декабря 1935 г. объединенная группа войск под предводительством расов Имру и Айелу нанесла внезапный удар по правому флангу итальянских войск в районе Аксума. Пока один из ее отрядов теснил итальянцев [46] к ущелью, другой отрезал им путь к отступлению. В ожесточенных боях эфиопские воины сумели захватить и вывести из строя много танков противника. Забираясь на танки, они ломали, разбивали траки, открывали люки и захватывали экипажи в плен. Через месяц армия расов Кассы и Сейюма атаковала противника в провинции Тембиен.

Натиск эфиопов вынудил захватчиков оставить город Абби-Адди. Обе стороны понесли большие потери. В результате весь правый фланг итальянских войск был оттеснен. 19 января их положение на этом участке фронта стало критическим. В ожесточенных сражениях, длившихся больше месяца, значительные силы итальянцев не раз были отрезаны и окружены эфиопами, но избегали полного уничтожения из-за интенсивного применения авиации и отравляющих веществ.

Успехи, достигнутые эфиопскими войсками в декабре 1935 г. — январе 1936 г., воодушевляли население этой страны на борьбу с оккупантами, вызывали дезертирство и брожение в итальянских колониальных войсках. Однако в конце января наступление эфиопской армии приостановилось.

Развернувшиеся в феврале — апреле 1936 г. на обоих фронтах бои привели эфиопскую армию к поражению.

Но, несмотря на варварские методы ведения войны, итальянцы еще долго не могли окончательно сломить сопротивление эфиопов. После гибели большей части армии император Эфиопии Хайле Селассие 3 мая 1936 г. покинул страну. Во главе временного правительства стал рас Имру.

Сдача Аддис-Абебы и отъезд императора, хотя и вызвали замешательство в рядах патриотов, тем не менее не сломили их воли к сопротивлению. Остатки эфиопских войск не сдались на милость победителя, они продолжали борьбу, которая с мая 1936 г. вступила в новый этап, длившийся до апреля 1937 г. Эфиопская армия, перестав существовать как организованное целое, распалась на отдельные группы, которые отступили в западные и южные провинции страны. Наиболее крупными были отряды раса Имру, действовавшие в провинциях Годжам, Воллега, Илубабор; раса Десты — в провинции Сидамо; раса Насибу — в Северо-Восточном Хараре, деджазмача {124}. Фикре Мариама, действовавшего вдоль железной дороги Аддис-Абеба — Джибути в провинции Шоа. Лишь немногие из расов согласились сотрудничать с итальянцами {125}.

Гарнизоны итальянцев, занявшие наиболее крупные города и центры, были изолированы бездорожьем друг от друга и от баз снабжения. Когда начались дожди, «победители» оказались в затруднительном положении. Единственная железная дорога в течение нескольких месяцев была блокирована партизанами, а гарнизоны, подвергавшиеся постоянным налетам, огораживались итальянцами колючей проволокой.

В 1936 — 1937 гг. итальянское командование предприняло против отрядов эфиопов ряд крупных карательных операций. В тылу эфиопских войск были высажены воздушные десанты, диверсионные группы, с фронта их теснили подвижные моторизованные колонны, действия которых поддерживались и обеспечивались бомбардировочной авиацией. Группа войск захватчиков при поддержке 253 самолетов {126} во главе с заместителем начальника главного штаба ВВС генералом Пинна нанесла удар по отряду раса Имру.

Эфиопы сопротивлялись стойко, в ряде боев они одержали победу над итальянцами. В каждом бою потери оккупантов достигали 8 — 12 тыс. [47] человек {127}. Но в конце декабря 1936 г. итальянцы окружили, разгромили патриотов и взяли в плен раса Имру {128}.

Операцией против войск раса Десты лично руководил вице-король Итальянской Восточной Африки Грациани. В ней участвовало большое количество войск и свыше 220 самолетов. Упорное сопротивление эфиопов затянуло боевые действия на пять месяцев — до конца февраля 1937 г. Исход их в пользу итальянцев решило химическое оружие.

Разместив гарнизоны во всех наиболее значительных населенных пунктах Западной и Южной Эфиопии, Грациани поспешил донести в Рим, что всякое сопротивление в стране ликвидировано. Но 19 февраля 1937 г. два молодых патриота совершили на самого Грациани покушение в Аддис-Абебе. На население обрушилась волна кровавых репрессий. Резня в столице продолжалась трое суток, погибло более 9 тыс. человек. Количество жертв по стране достигло 30 тыс. {129}. Людей сотнями расстреливали из пулеметов. Женщин и детей закалывали на улицах, сжигали заживо в домах. Мужчин привязывали к машинам и волокли по земле или бросали под колеса грузовиков. Итальянские оккупанты уничтожали патриотов, всех тех, кто мог в условиях Эфиопии воздействовать на национальное самосознание народа и возглавить массовое сопротивление оккупантам. Патриоты проявляли исключительное мужество. По признанию Грациани, многие из них шли на казнь со словами: «Да здравствует независимая Эфиопия!»

Фашистский террор не сломил народного сопротивления. В стране нарастало национально-освободительное движение, в котором приняли участие все слои населения, невзирая на религиозные и этнические различия.

Еще в апреле 1936 г., когда стало ясно, что эфиопская армия не сможет выстоять перед превосходящей мощью противника, ведущего войну преступными методами, Ассоциация патриотов Эфиопии в Аддис-Абебе начала готовиться к народной войне против захватчиков. Было организовано обучение молодых эфиопов правилам партизанской войны. Ассоциации удалось вооружить первые партизанские отряды во главе с бесстрашными патриотами Абебе Арегаем и Фикре Мариамом. Накануне вступления итальянцев в столицу она настояла на том, чтобы временное правительство для дальнейшего руководства войной переехало в город Горе (Юго-Западная Эфиопия). Часть патриотов осталась для организации подпольного сопротивления в столице, где вскоре были созданы Организация эфиопской молодежи и Ассоциация женщин-добровольцев. Подпольные группы сопротивления начали осуществлять саботаж и диверсии {130}.

Постепенно национально-освободительное движение стало принимать более организованный характер. После февральских репрессий 1937 г. в ряды патриотов перешли многие из тех, кто по тем или иным причинам мирился с оккупантами.

Летом 1937 г. в Амбо, близ Аддис-Абебы, состоялась встреча руководителей патриотического движения нескольких провинций, во время которой был создан комитет единства и сотрудничества. Он ставил своей задачей добиться объединения сил и координации действий разрозненных партизанских отрядов, для чего было избрано единое командование и политическое [48] руководство. Начальником объединенного штаба стал рас Абебе Арегай, политическим секретарем — Блатта Такеле {131}. Последний объехал провинции Воллега, Годжам, Бегемдер и другие, чтобы добиться консолидации усилий всех групп сопротивления. Комитет наладил выпуск нелегальной газеты, поддерживал связь с правительством Хайле Селассие в Лондоне, собирал денежные средства, добывал оружие, медикаменты, боеприпасы, продовольствие, налаживал связь партизан с населением, снабжение отрядов {132}.

Итальянский фашизм установил в Эфиопии режим колониального грабежа, насилия и террора. Монополистический капитал спешил прибрать к рукам природные ресурсы страны. Лучшие земли, отнятые у эфиопов, отдавались итальянским переселенцам, количество которых планировалось довести до миллиона {133}. Коренное население захватчики рассматривали как «низшую расу». Оно должно было стать источником дешевой рабочей силы. В стране вводился принудительный труд: крестьян заставляли четыре дня в неделю работать на оккупантов, тысячи городских жителей сгонялись на различные строительные работы, где они гибли от голода и болезней. Не желая подчиняться захватчикам, эфиопы уходили в леса и горы к партизанам, бежали в соседние страны. Для восполнения рабочей силы фашисты вербовали рабочих в Китае, Центральной Африке и в самой Италии.

Партизанское движение все более расширялось. То в одной, то в другой провинции вспыхивали стихийные народные восстания, в которых участвовали десятки тысяч повстанцев. Весной 1937 г. восстание охватило провинции Волло и Тигре, область Данакиль, В августе того же года на борьбу против оккупантов поднялось все население провинции Годжам {134}. Число партизан в 1938 — 1939 гг. достигло 400 тыс. человек {135}. Вооруженная национально-освободительная война в Эфиопии вступила в третий этап и приобрела характер партизанской борьбы.

Эфиопы действовали против своих врагов небольшими отрядами одновременно в различных частях огромной территории страны, и эта тактика оказалась успешной. Она вынуждала итальянцев дробить свои силы, непрерывно перебрасывать их из одного района в другой. В колониальных войсках итальянцев все чаще вспыхивали восстания. Перебив своих командиров, солдаты с оружием переходили на сторону патриотов, создавали партизанские отряды {136}. В начале 1939 г. Абебе Арегай возглавил все патриотические силы Эфиопии {137}.

В результате самоотверженной борьбы эфиопских партизан оккупационный режим сохранялся к началу второй мировой войны только в тех городах и населенных пунктах, где у итальянцев имелись сильные гарнизоны. Многие военные базы были блокированы партизанами, и снабжение находившихся в них войск осуществлялось с помощью самолетов {138}. Область Данакиль и некоторые районы в провинциях Годжам, Шоа, Волло, Бегемдер и Воллега полностью находились в руках эфиопов {139}. 1 января 1939 г. итальянский министр иностранных дел Чиано записал в своем дневнике: «Эфиопия, по сути дела, вся охвачена восстанием, и [49] размещенным там 65 батальонам приходится отрабатывать свое содержание».

Таким образом, героический эфиопский народ, брошенный буржуазными «демократиями» и отданный на растерзание итальянскому фашизму, проявил мужество и стойкость в сопротивлении захватчикам. Его борьба стала одним из факторов, способствовавших как общему подъему национально-освободительного движения накануне второй мировой войны, так и антифашистской ориентации этого движения, разоблачению империализма как врага колониальных и зависимых народов мира. Опыт вооруженной борьбы эфиопского народа продемонстрировал, какие огромные возможности для борьбы с фашизмом таят всенародное сплочение и применение партизанских форм войны.

Об этих способах борьбы писал в свое время Ф. Энгельс: «Народ, который хочет завоевать себе независимость, не должен ограничиваться обычными способами ведения войны. Массовое восстание, революционная война, партизанские отряды повсюду — вот единственный способ, при помощи которого малый народ может одолеть большой, при помощи которого менее сильная армия может противостоять более сильной и лучше организованной» {140}.

Развивая эти положения в новых исторических условиях и учитывая опыт первой мировой войны, В. И. Ленин говорил, что наступает эпоха, когда война маленького государства против гиганта становится небезнадежной. В определенной международной ситуации, при известных явлениях внутри «гигантов», писал он, можно «безнадежную» войну сделать «надежной» {141}. Убедительным подтверждением марксистско-ленинских положений явилась героическая борьба небольшого восточно-африканскога государства за свою свободу и независимость.

В то же время опыт войны в Эфиопии показал, что борьба малых стран с фашизмом в одиночку, без дипломатической и материальной, в том числе военной, помощи антифашистских сил других стран, крайне затруднительна. Единственной страной, которая оказала всемерную моральную и дипломатическую поддержку Эфиопии, был СССР. Однако отсутствие прочных политических и дипломатических связей между Эфиопией и Советским Союзом, а также полная географическая изоляция Эфиопии не позволили предоставить ей необходимую материальную помощь.

Но, несмотря на это крайне невыгодное положение, национально-освободительное движение эфиопского народа показало возможность успешной вооруженной борьбы народов против фашистской агрессии.

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.