Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Борьба Испании на 2 фронта - против фашизма и внутренних революционеров

Вооруженное вмешательство фашистских государств во внутренние дела Испании резко изменило ситуацию не только внутри страны, но и на международной арене.

Борьба испанского народа явилась крупной схваткой сил демократии и прогресса с фашизмом. Она стала одним из значительнейших событий в освободительном движении народных масс капиталистических стран.

Германский броненосец Дейчланд, американский крейсер Каинси и Итальянский Фиуме на внешнем рейде Баселоны. Август 1936 г.
Германский броненосец Дейчланд, американский крейсер Каинси и Итальянский Фиуме на внешнем рейде Баселоны. Август 1936 г.

Испанской республике пришлось вести войну как против внутренней контрреволюции, так и против объединенных сил фашистских держав — Германии и Италии, агрессивные действия которых поощряла политика «невмешательства» Англии, Франции и США. Начавшаяся на Пиренейском [50] полуострове гражданская война переросла в национально-революционную войну, в ходе которой народ стремился уничтожить испанский фашизм, ликвидировать опасность, угрожавшую национальной независимости страны, и одновременно добивался глубоких общедемократических преобразований.

По своему характеру и содержанию демократическая революция в Испании вышла далеко за рамки обычных буржуазных революций. Это была революция народная, национальная, антифашистская, в которой роль пролетариата, выступавшего в союзе с крестьянством, мелкой и средней буржуазией, объединенными в народный фронт, постоянно возрастала. На древней иберийской земле рождалась демократическая республика нового типа. Испания стала первой страной в Западной Европе, в которой была установлена демократическая диктатура широкой коалиции политических сил — от коммунистов до католиков, опиравшаяся на парламент.

Вмешательство фашистских держав во внутренние дела Испании позволило мятежникам избежать разгрома. Последние активно накапливали силы, намереваясь решительным ударом взять Мадрид.

Регулярным войскам мятежников, насчитывавшим около 60 тыс. человек, противостояли отряды народной милиции, формировавшиеся, как правило, по партийному и профсоюзному принципу. Они были вооружены преимущественно стрелковым оружием и не имели опытных командных кадров, координация действий между ними отсутствовала. Каждый отряд выполнял приказы только своей организации, не считаясь с задачами других. При всем героизме бойцы-республиканцы не смогли сдержать ударов противника. Положение становилось угрожающим.

Немецкие, английские и французские добровольцы, прибывшие в Испанию для вступления в интернациональные бригады. Барселона. 1936 г.
Немецкие, английские и французские добровольцы, прибывшие в Испанию для вступления в интернациональные бригады. Барселона. 1936 г.

В начале сентября республиканское правительство X. Хираля, оказавшееся не в состоянии организовать сопротивление фашизму, ушло в отставку. В новое правительство, которое возглавил социалист Кабальеро, вошли представители всех антифашистских партий и организаций народного фронта, в том числе коммунисты. Правительство народного фронта приняло срочные меры для упрочения обороны республики: начало формирование первых десяти бригад регулярной Народной армии, развернуло строительство укреплений под Мадридом, обратилось к правительству СССР с просьбой направить в Испанию военных советников и продать республике оружие и технику.

Огромную работу по формированию Народной армии вела Коммунистическая партия Испании (КПИ). Созданный ею пятый полк народной милиции стал колыбелью и первой боевой школой будущих «стальных батальонов». В течение нескольких месяцев около 70 тыс. защитников республики было направлено на фронт {142}. Компартия призвала крепить единство народного фронта и предпринять все возможное, чтобы отстоять Мадрид. Лозунг коммунистов «No pasaran!» был сразу подхвачен всеми антифашистами Испании. В упорных боях 7 — 8 ноября 1936 г. энергией и самоотверженностью патриотов удалось остановить фашистские войска на окраинах столицы.

Бои под Мадридом позволили выиграть время для создания Народной армии, реорганизации и укрепления тыла, мобилизации ресурсов страны. В результате усилий КПИ в республике началось осуществление важных социально-экономических преобразований. Была проведена аграрная реформа, покончившая с помещичьим землевладением и обеспечившая поддержку со стороны трудящегося крестьянства. В 1938 г. компартия добилась национализации банков, транспорта, крупной и частично [51] средней промышленности. Она решительно выступила против насильственной «коллективизации», проводившейся анархистами в отдельных местах, за производственную кооперацию на добровольных началах.

Произошли изменения в государственном аппарате. Органы безопасности, полиция и другие учреждения пополнились представителями из народа. Был принят ряд законов об охране труда, социальном страховании, увеличении заработной платы, уравнении женщин в общественных и политических правах с мужчинами; сделаны значительные шаги в области культуры, переставшей быть привилегией господствующего класса. Двери университетов распахнулись для трудящихся. Тысячи людей обучались грамоте в армии. Заметных успехов достигла республика в решении национального вопроса.

Одним из важнейших мероприятий, осуществленных в ходе войны и революции, явилось создание регулярной Народной армии. При ее формировании республиканцам пришлось преодолеть сопротивление анархистов, выступавших против строительства регулярной армии и налаживания военного производства, скрытый саботаж и предательство части старого офицерства, стремление каждой партии иметь «свои войска», нехватку командных кадров, Надо было научить солдата дисциплине, покончить с беспечностью и благодушием, самовольным уходом с фронта. Последнее явление имело настолько широкое распространение, что за три недели боев под Мадридом состав некоторых колонн менялся восемь раз.

По инициативе коммунистической партии вводится институт политических комиссаров. Являясь «становым хребтом, душой и мускулами» армии, коммунисты превратили свою партию в самую влиятельную и боевую партию республики. К марту 1937 г. ее численность выросла по сравнению с июлем 1936 г. в 2,5 раза и достигла почти 260 тыс. (не считая 45 тыс. в ОСПК {143}), среди них 60 процентов было промышленных и сельскохозяйственных рабочих {144}. Более 120 тыс. коммунистов героически сражались на фронте. Вместе с членами Объединенного союза молодежи (ОСМ) они составляли от одной трети до половины личного состава действующих частей и соединений республиканской армии {145}.

Большую роль в сопротивлении испанского народа фашизму сыграли международное движение солидарности, помощь и всемерная поддержка со стороны демократических сил мира, 29 июля 1936 г. Долорес Ибаррури от имени ЦК КПП и других антифашистских сил обратилась к трудящимся всех стран с призывом помешать удушению демократии в Испании, ибо ее поражение неизбежно повлечет развязывание мировой войны {146}. «В победе испанского народа заинтересованы все те, кто не хочет в своей стране фашистского варварства, — писал в те дни Г. Димитров. — Его победа — это победа всей международной демократии, победа прогресса и культуры над фашистской реакцией, победа фронта мира над фашистскими поджигателями войны» {147}.

Верный принципам пролетарского интернационализма, советский народ выступил в первых рядах борцов за спасение испанской демократии. По всему Советскому Союзу прошли демонстрации солидарности с республиканской Испанией. На 120-тысячном митинге, [52] состоявшемся 3 августа 1936 г., трудящиеся Москвы решили собрать средства для защитников Испании; по инициативе работниц фабрики «Трехгорная мануфактура» отправлялись медикаменты, продовольствие, одежда. Только за три месяца 1936 г. в фонд помощи республике было собрано 47 млн. 595 тыс. рублей {148}. Тысячи спасенных от смерти испанских детей обрели вторую родину в Советском Союзе. Оказывая посильную помощь революционным массам Испании, трудящиеся СССР рассматривали борьбу против агрессии фашистов не как частное дело испанцев, а как «общее дело всего передового и прогрессивного человечества» {149}, — говорилось в телеграмме Генерального секретаря ЦК ВКП(б) ЦК компартии Испании.

Советский Союз решительно выступил против вмешательства фашистских держав во внутренние дела Испании, требовал от Лиги наций срочных мер для пресечения агрессии, прекращения снабжения мятежников оружием и снаряжением, вывода итало-германских войск. Но существовавшее международное соглашение о невмешательстве в испанские события на деле превратилось в средство удушения революции, лишь прикрывавшее военную помощь мятежникам со стороны фашистских государств.

Удовлетворяя просьбу правительства Кабальеро, Советское правительство дало согласие поставлять оружие и военную технику Испанской республике. В письме Советского правительства от 21 декабря 1936 г., адресованном Кабальеро, говорилось: «Мы считали и считаем своим долгом, в пределах имеющихся у нас возможностей, прийти на помощь испанскому правительству, возглавляющему борьбу всех трудящихся, всей испанской демократии против военно-фашистской клики, являющейся агентурой международных фашистских сил» {150}.

Сначала поставка военных материалов оплачивалась той частью-золотого запаса Испании, которая в октябре 1936 г. была депонирована в Государственном банке СССР. С осени 1938 г. правительство Советского Союза предоставило Испании кредит на сумму 85 млн. долларов {151}. Первые пароходы с советским оружием прибыли в Картахену и Аликанте в октябре 1936 г. Основной поток вооружения направлялся через черноморские порты. С октября 1936 г. по март 1937 г. более 25 судов СССР, Испании и других стран перевозили оружие и технику для республики {152}. За это время республиканская армия получила из Советского Союза 333 самолета, 256 танков, 60 бронеавтомобилей, 3181 станковый и 4096 ручных пулеметов, 189 тыс. винтовок, 1,5 млн. снарядов, 376 млн. патронов, 150 тонн пороха, 2237 тонн горюче-смазочных материалов. Кроме того, СССР направил 21 самолет, 16 танков, 243 орудия, 126 минометов, 874 пулемета, 62 640 винтовок, 441 тонну пороха, 11 автомашин, закупленных во Франции, Чехословакии, Швейцарии и других странах {153}.

Поставки осуществлялись на основе правил международной торговли. «Продавая нам оружие, — отмечал министр иностранных дел Испанской республики X. Альварес дель Вайо, — русское правительство придерживалось обычных норм международного права» {154}.

Доставка оружия и техники была сопряжена с огромными трудностями из-за блокады морского побережья республики флотами Германии [53] и Италии, а также политики французского правительства, неоднократно закрывавшего границу. С октября 1936 г. по июль 1937 г. фашистские пираты задержали 96 советских судов, а 3 из них потопили {155}. В 1960 г. франкистский адмирал Ф. Басторрече открыто признал, что за время войны в Испании фашистский флот (преимущественно итало-германский) потопил 53 и захватил 348 судов общим водоизмещением почти 650 тыс. тонн. Помимо того, им было задержано в море около 1000 судов.

Все это неблагоприятно сказывалось на объеме и темпах советской помощи. Трудность доставки оружия в республику заключалась еще и в том, что при проходе черноморских проливов транспорты попадали в поле зрения фашистских разведок, тут же сообщавших итальянскому флоту их названия и характер грузов {156}. Однако благодаря хорошо организованной системе проводки большинство кораблей благополучно прибывало в порты республиканской Испании.

Немаловажную роль в обеспечении проводки судов с оружием сыграл республиканский флот, для которого обеспечение морских коммуникаций являлось основным содержанием боевых действий. По данным советского главного морского советника в Испанской республике, доставка транспортов наиболее успешно осуществлялась с октября 1936 г, по август 1937 г.

С августа 1937 г. вследствие усилившейся блокады поставки советской техники из черноморских портов резко снизились, а с октября их пришлось полностью прекратить. Они были возобновлены в декабре 1937 г. из балтийских и северных портов, но носили эпизодический характер из-за трудностей транспортировки грузов через территорию Франции.

Если до сентября 1937 г. Советскому Союзу удалось направить Испанской республике 52 транспорта с военными грузами, то в 1938 г. — только 13, а в январе 1939 г. — всего 3. Общее поступление боевой техники и оружия показано в таблице 1.

Таблица 1. Оружие и боевая техника, поставленные СССР в республиканскую Испанию с октября 1936 г. по январь 1939 г. {157}

Боевая техника и вооружение

Периоды

Итого

1.10 1936 г. — 1. 8. 1937 г.

14.12 1937 г. —11.8 1938 г.

25.12 1938 г. — 28.1 1939 г.

Самолеты

496

152

648

Танки

322

25

347

Бронеавтомобили

60

60

Орудия

714

469

3

1 186

Пулеметы

12 804

4 910

2 772

20 486

Винтовки

337 793

125 020

35 000

497 813

По просьбе правительства республиканской Испании Советский Союз направил военных специалистов и советников. Инструкция, которой они руководствовались, запрещала какое бы то ни было вмешательство во внутренние дела республики. В письме Советского правительства правительству Испании от 21 декабря 1936 г. подчеркивалось: «Им (советникам. — Ред.) категорически было предложено не упускать из виду, что при всем сознании солидарности, которым проникнуты в настоящее время [54] испанский народ и народы СССР, советский работник, будучи иностранцем в Испании, может принести действительную пользу лишь при условии, если он будет строго придерживаться рамок советника и только советника» {158}.

Советские военные специалисты оказали огромную помощь республиканцам в создании регулярной Народной армии, а также в подготовке и проведении важнейших операций против интервентов и мятежников. Нередко в критические минуты боя они сражались вместе с испанскими братьями, проявляя мужество и храбрость. Главными военными советниками республиканской армии в разные периоды войны были Я. К. Берзин, К. М. Качанов, Г. М. Штерн. Советниками в частях, соединениях и штабах работали П. И. Батов, П. П. Вечный, H. H. Воронов, П. А. Иванов, В. Я. Колпакчи, Н. Г. Лященко, Р. Я. Малиновский, К. А. Мерецков, М. И. Неделин, И. Н. Нестеренко, Е. С. Птухин, А. И. Родимцев, Б. М. Симонов, Я. В. Смушкевич, М. С. Шумилов, В. А. Юшкевич и другие. Большую помощь оказывали военные атташе советского посольства: В. Е. Горев, Н. Г. Кузнецов, генеральный консул в Барселоне В. А. Антонов-Овсеенко.

В составе республиканской авиации доблестно сражались более 160 советских летчиков-добровольцев. Среди них Ф. А. Агальцов, Н. Ф. Баланов, В. М. Бочаров, С. И. Грицевец, С. П. Денисов, П. А. Джибелли, К. И. Ковтун, К. И. Колесников, И. И. Конец, А. И. Минаев, Ф. Т. Опрощенко, H. A. Остряков, М. М. Поливалов, Г. М. Прокофьев, И. И. Проскуров, П. В. Рычагов, А. К. Серов, С. Ф. Тархов, Б. М. Туржанский, Г. И. Тхор, П. В. Угроватов, И. А. Хаванский, М. А, Харьковский, В. С. Хользунов, M. H. Якушин и другие. Мужественно боролись с врагом советские танкисты: П. М. Арман. К. Я. Билибин, С. М. Быстров, Ф. К. Ковров, С. М. Кривошеий, П. Е. Куприянов, А. В. Никонов, В. М.Новиков, С. К. Осадчий, Д. Г. Павлов, Д. Д. Погодин, Н. А. Селицкий, П. А. Цаплин, М. В. Юдин и другие. Вместе с испанскими моряками в охране морских коммуникаций и боевых действиях против военных кораблей противника участвовали советские моряки: В. А. Алафузов, Н. Е. Басистый, И. А. Бурмистров, А. Г. Головко, В. П. Дрозд, Н. П. Египко, И. Д. Елисеев, С. С. Рамишвили и другие.

За все время войны в Испании на стороне республики сражались и трудились около 3 тыс. советских добровольцев — военных советников, летчиков, танкистов, моряков, различных специалистов и т. и. Около 200 добровольцев погибли, защищая республику. Лучшим из лучших 59 посланцам Советской страны за мужество и отвагу, проявленные в боях, было присвоено звание Героя Советского Союза {159}.

Советские добровольцы снискали любовь и уважение испанского народа. В «Истории Коммунистической партии Испании» говорится: «Из топ обширной моральной и материальной помощи, которую оказывала испанскому народу страна социализма, особо выделяется, как неувядаемое и волнующее воспоминание, деятельность героических советских добровольцев, прибывших в Испанию, чтобы обучить наших солдат и молодых командиров Народной армии обращению с новейшим военным снаряжением и современному военному искусству. Проявляя мужество и скромность, они показали, как следует сражаться в воздухе и на современных танках, как следует бороться с самолетами и танками противника. Советские добровольцы заслужили право занять почетное место в истории нашей войны» {160}. [55]

Высоко оценил поддержку СССР премьер-министр Испанской республики Хуан Негрин: «Помощь, которую оказывал нам Советский Союз, была помощью без условий, советами без требований, она была предельно благородной и самоотверженной» {161}.

Героическую борьбу испанского народа против фашизма активно поддерживали все демократические силы, отдававшие себе отчет в том, что от исхода битвы между демократией и фашизмом в Испании во многом зависят судьбы Европы. Во всем мире развернулось невиданное по размаху и мощи движение солидарности с испанским народом, в котором приняли участие представители различных классов и социальных групп, люди разных политических и религиозных убеждений. Особенно активную роль в этом движении играл международный пролетариат, коммунистические партии, профсоюзные и молодежные организации, прогрессивная интеллигенция.

Оказание эффективной помощи демократическим силам Испании являлось важнейшим интернациональным долгом мирового коммунистического движения. Исполком Коминтерна (ИККИ) стремился осуществить широкую программу единых действий всех антифашистских сил, которая предусматривала развертывание международной кампании в защиту Испанской республики, а также вербовку добровольцев, имеющих военную подготовку, для отправки в Испанию {162}.

С этой целью 21 июня 1937 г. в Анмасе (Франция) по инициативе Коминтерна была организована встреча с делегацией Социалистического рабочего интернационала, на которой удалось достигнуть договоренности о проведении совместной политики в испанском вопросе {163}. Однако лидеры Социнтерна нарушили это соглашение. После Анмаса вплоть до конца войны в Испании они не откликнулись ни на один призыв Коминтерна и практически ничего не сделали в поддержку испанского народа. Подобная политика объективно облегчала маневры англо-французских «миротворцев» и способствовала фашистской агрессии в Испании.

ИККИ неоднократно обсуждал вопросы организации помощи Испанской республике. Для координации усилий, предпринимаемых компартиями и другими демократическими силами, был создан в Париже координационный комитет. Кроме сбора средств он занимался закупкой и отправкой в Испанскую республику оружия и военной техники. Французская компартия основала даже специальную компанию «Франс-Навигасьон» {164}.

Самым существенным вкладом мирового коммунистического и рабочего движения в борьбу испанского народа явилось создание интернациональных бригад. Первые группы антифашистов-добровольцев вступили в сражение еще в июле — августе 1936 г. Из многих стран земного шара стекались антифашисты в Испанию, чтобы вступить в бой с фашизмом.

Люди многих стран поняли, что фашистский мятеж в Испании — угроза и для них, и стремились отдать свой военный опыт, энтузиазм, организаторские способности делу справедливой борьбы испанского народа.

Добровольцы преодолевали большой и трудный путь, часто без паспортов и виз, без денег, в товарных поездах, в ящиках под вагонами, в трюмах пароходов; за ними охотились пограничная охрана, полиция, жандармерия, контрразведка. Приходилось следовать по бездорожью, глухими [56] ущельями и скалистыми горными перевалами. Польский антифашист Б. Нисенбаум, пробираясь в Испанию, сидел в тюрьмах Чехословакии: и Австрии, перешел через Альпы и только после пяти месяцев мытарств сумел добраться до цели {165}. Некоторые так и не смогли преодолеть все препятствия и погибли в пути. Однако никакие трудности не смогли удержать интернационалистов.

В городе Альбасете была организована база для формирования интернациональных бригад. Первая из них — XI, сформированная в конце октября 1936 г., уже 8 ноября вступила в бой под Мадридом. Вслед за ней были созданы XII, XIII, XIV, XV и 129-я бригады, принявшие активное участие в боях на различных участках фронта.

В интернациональных бригадах сражались антифашисты из 54 стран, в том числе 8,5 тыс. французов, около 5 тыс. немцев, почти 5 тыс. поляков, 4 тыс. итальянцев, 2 тыс. англичан, столько же чехов, 1,7 тыс. австрийцев, тысяча венгров2. Общее число интернационалистов-добровольцев, по подсчетам одного из руководителей интербригад — К. Сверчевского, превысило 42 тыс. человек 3. Интернационалисты потеряли в боях, пропавшими без вести, ранеными и умершими от ран не менее 20 тыс. бойцов {166}. Например, из итальянских добровольцев, участвовавших в боях, не менее 600 погибло и пропало без вести, в том числе 356 коммунистов, не менее 2 тыс. было ранено, в том числе 861 коммунист, не менее 100 взято в плен фашистами, в том числе 23 коммуниста, из них ни один не вернулся домой {167}.

Значительное количество бойцов и командиров интернациональных бригад составляли коммунисты: 39 процентов общего числа польских {168}, 46 — итальянских {169}, 55 — венгерских {170}, 70 процентов болгарских добровольцев {171}. Вместе с ними сражались тысячи социалистов, анархистов, либералов, католиков, протестантов, беспартийных рабочих, служащих, военных, студентов, представителей интеллигенции и т. и. Интернациональные бригады были реальным воплощением блока различных социальных сил — народного антифашистского фронта. Для оказания эффективной помощи испанскому народу Коминтерн и коммунистические партии направили в Испанию таких активных борцов с фашизмом, как П. Тольятти, Ф. Далем, В. Кодовилья, Л. Лонго, Т. Бак, Г. Баймлер, Г. Коль, К. Контерерас, М. Штерн, Г. Рейхер, К. Сверчевский, Ф. Мюнних, В. Чопич, Б. Парович, С. Димитров, М. Залка, Я. Гал, Дж. ди Витторио, А. Марти, Л. Ренн, Р. Фоке.

В конце 1936 г. интербригады стали пополняться испанскими бойцами, которые к лету 1937 г. составляли до 60 процентов их состава. В это же время из интербригад были сформированы 35-я и 45-я республиканские дивизии.

Интернациональные формирования сыграли важную роль в борьбе испанского народа против фашизма. Их высокая дисциплина и мужество [57] героическое поведение в боях способствовали укреплению морально-политического духа защитников республики, особенно на первом этапе войны, когда еще не было регулярной армии.

Интербригады являлись частью формировавшейся Народной армии республики. Декретом правительства от 23 сентября 1937 г. по предложению руководства интербригад они были включены в состав регулярной армии и подчинялись ее командованию.

Интернациональные бригады были выражением «пролетарского интернационализма, антифашистских чувств народов и подлинного патриотизма... Беспредельный героизм, проявленный иностранными добровольцами во многих сражениях... служил стимулом и примером для бойцов-испанцев; образцы сплоченности и дисциплины, проявленные «добровольцами свободы», находили благотворный отклик на фронте и в тылу. Героические интернациональные бригады завоевали право занять почетное место в рядах тех, кто на протяжении всей истории человечества сражался за свободу, прогресс и мир; они завоевали вечную благодарность всех испанских демократов» {172} — так компартия Испании оценила вклад интернациональных бригад в борьбу испанского народа с фашизмом.

Формировавшаяся в ходе упорных боев Народная армия успешно отбивала все атаки противника на Мадрид. Провал попыток овладеть столицей лобовыми атаками заставил фашистское командование изменить направление ударов. В феврале 1937 г. оно нанесло удар на южном фронте в районе Малаги силами итальянского экспедиционного корпуса в составе четырех дивизий. Итальянцам удалось сломить сопротивление разрозненных здесь частей республиканцев и 8 февраля захватить Малагу. Одновременно фашисты перешли в наступление на реке Харама южнее Мадрида, пытаясь окружить его. Для нанесения удара они сосредоточили свои лучшие силы, поддерживаемые немецкими танками, артиллерией и авиацией. Однако теперь противнику противостояли не разрозненные отряды милиции, а закаленные в боях части регулярной Народной армии.

Республиканские войска и интербригады не только выдержали удар фашистов, но, измотав их в оборонительных боях, 18 февраля перешли к решительным контратакам и потеснили врага к исходным позициям. Битва на Хараме была первым крупным сражением, которое выиграла Народная армия республики.

Позднее Главный маршал артиллерии H. H. Воронов писал: «По характеру и массовости боевых действий войск, по боевому применению новейшего вооружения и боевой техники Харамское сражение может быть отнесено к сражениям современной войны» {173}. Стойкость республиканских войск, их наступательный порыв были столь велики, что франкистский генерал А. Кинделан вынужден отметить в своих мемуарах: «...никогда еще противник не действовал так решительно, никогда еще он не был так готов к штурму» {174}.

Потерпев поражение на реке Харама, мятежники и интервенты 8 марта предприняли новое наступление на столицу — с севера, из района Гвадалахары, силами итальянского экспедиционного корпуса. Республиканцы имели здесь лишь плохо вооруженную дивизию неполного состава. Прорвав фронт, итальянцы стремительно двинулись на Мадрид. Республиканское командование перебросило войска с южного участка мадридского фронта, что позволило в короткий срок создать группировку в составе трех пехотных дивизий, двух полков кавалерии и танковой бригады {175}. [58]

Сюда же была переброшена почти вся авиация. Измотав противника упорной обороной, республиканцы 18 марта нанесли контрудар. Итальянцы были отброшены от стен Мадрида. Победа под Гвадалахарой убедительно показала всему миру, что республиканская армия способна не только успешно обороняться, но и столь же успешно наступать.

Весной 1937 г. перед Испанской республикой открылись новые перспективы. К этому времени на центральном и южном участках фронта завершилось создание регулярной Народной армии. В начале мая республиканцы имели под ружьем более 410 тыс. человек, а франкисты — 258 тыс. Благодаря помощи Советского Союза защитники республики добились временного перевеса сил в танках и авиации. Если в ноябре 1936 г. у них в строю было 98 самолетов, в марте 1937 г. — 118, в мае — 226, то в июне — 278 самолетов, в то время как у интервентов и мятежников в июне — 230 самолетов {176}. Хотя и крайне медленно, налаживалось производство патронов, снарядов, гранат, броневиков и т. д. Командование республиканской армии приступило также к формированию тактических резервов.

Достигнутые успехи следовало незамедлительно закрепить наступательными операциями. Но вместо этого глава правительства Кабальеро при поддержке лидеров анархо-синдикалистов, опасаясь роста авторитета компартии, мешал выполнению тех декретов, которые были подписаны под влиянием коммунистов. Он пытался даже запретить всякую партийную деятельность в армии и сместить членов КПИ с командных постов. Завершение строительства регулярной армии затягивалось, единое командование, несмотря на предложения компартии, так и не было создано. Советский главный военный советник Г. Штерн отмечал, что, «боясь коммунистов, «вожди» хотят растащить или угробить основную силу революции — мадридскую армию, а если надо, то и с Мадридом вместе...».

В начале мая 1937 г. лидеры ФАЙ и ПОУМ, используя терпимость к ним Кабальеро, спровоцировали контрреволюционный путч в Каталонии, пытаясь подорвать единство народного фронта и захватить власть в свои руки. Путч был подавлен, а Кабальеро 17 мая ушел в отставку.

Новое правительство возглавил видный деятель социалистической партии X. Негрин. Правительство Негрина энергично приступило к осуществлению мер, необходимых для укрепления обороны республики. В короткий срок на всех фронтах (кроме Севера) было покончено с остатками милиционной системы в армии, создано единое военное министерство (вместо бывших трех — военного, морского и воздушного). Руководство всеми операциями сосредоточилось в главном штабе под началом генерала В. Рохо. Повысилась роль высшего военного совета. Принимались меры по укреплению тыла.

Лето и осень 1937 г. явились периодом наибольших успехов компартии. В сентябре она насчитывала 329 тыс. членов, из которых 167 тыс. находились в действующей армии. Численность входивших в КПИ коммунистов Бискайи и Каталонии составляла соответственно 22 и 64 тыс. человек. 17 августа представители КПИ и социалистической партии подписали программу совместных действий, что значительно способствовало объединению сил в народном фронте.

Чтобы ослабить наступление фашистов на Бильбао и Сантандер, а республиканским войскам Севера дать возможность перегруппироваться и привести себя в порядок, командование летом и осенью 1937 г. осуществило целую серию наступательных операций.

В начале июля 1937 г. республиканцы силами трех корпусов, насчитывавших более 60 тыс. солдат и офицеров, 129 танков, 43 броневика, [59] 217 орудий и 140 самолетов {177}, нанесли внезапный удар по фашистским войскам под Мадридом в направлении Брунете. В течение двух дней они заняли большую территорию, но затем, хотя противник не оказал серьезного сопротивления, прекратили наступление, рассчитывая перемолоть резервы врага в обороне. Фашистское командование вынуждено было временно приостановить наступательные операции на Севере и перебросить свои войска под Мадрид. Здесь развернулись изнуряющие кровопролитные бои. В конце июля мятежникам удалось прорвать фронт республиканцев и оттеснить их на прежние позиции, а затем возобновить наступление на Севере.

Вторая крупная операция (август — сентябрь 1937 г.) была осуществлена республиканскими силами (8 дивизий) в районе Сарагосы. Преодолевая упорное сопротивление врага, республиканские части в сложных условиях горной местности успешно продвигались вперед и даже прорвались на внешний обвод укреплений Сарагосы. Однако эти действия не смогли задержать фашистского наступления на Севере, где 22 октября противник захватил последний оплот республиканцев — город Хихон.

Операции показали возросшую боеспособность Народной армии, но поставленная цель не была достигнута. В действиях республиканцев повторялась одна и та же ошибка: стремление овладеть сразу многими второстепенными объектами, что приводило к распылению сил. Республика не имела четкого стратегического плана ведения войны, вследствие этого тактические успехи на одних фронтах не получали поддержки на других. Нечеткое управление и взаимодействие ослабляли силу удара, истощали ресурсы.

Республиканское командование недооценило необходимость создания стратегических и оперативных резервов. Лишь в июле 1937 г. оно приступило к их формированию, создав для этой цели маневренную армию в составе трех корпусов.

К концу 1937 г. выявилось серьезное несоответствие между общими успехами, достигнутыми республикой, и методами военного и политического руководства, которые не обеспечивали выполнение стоящих перед страной задач. Революционный энтузиазм масс разбивался о косность и инертность высших командиров, скованных профессиональными предрассудками и обветшалыми традициями. Последние придерживались пассивно-оборонительной стратегии, не верили в творческие силы трудящихся. Характер же национально-революционной войны требовал смелых, наступательных действий с широким привлечением народных сил. Пропасть между воодушевлявшими народ идеями и целями, с одной стороны, и позицией ответственных руководителей армии и страны, с другой, углублялась на протяжении всей войны. В трудные для республики моменты сепаратисты, «оборонцы» и капитулянты подрывали ее силы.

Военный министр социалист И. Прието проводил политику своего предшественника Кабальеро. Он не верил в возможность победы и стремился во что бы то ни стало, даже ценой ослабления армии и тыла, подорвать влияние компартии. С потерей северных провинций (октябрь 1937 г.) в армии и руководстве некоторых партий народного фронта возникли капитулянтские настроения.

Несмотря на это, даже в условиях ухудшения международного положения республики и усиления интервенции подавляющее большинство испанского народа и армии верило в победу правого дела. В декабре 1937 г. республиканцы провели крупную операцию под Теруэлем, пытаясь предотвратить готовившееся фашистами наступление на Мадрид. В районе Теруэля они сосредоточили 5 корпусов, в том числе части хорошо вооруженной [60] и обученной маневренной армии, 135 орудий, 92 танка, 60 броневиков и почти всю авиацию {178}. К 22 декабря части Народной армии завершили окружение Теруэля, а в начале января 1938 г. полностью овладели городом.

Посчитав эту операцию законченной, республиканцы начали отводить войска и технику на южный фронт. Фашистское командование, воспользовавшись этим, бросило на Теруэль крупные силы. В течение января — февраля в этом районе разгорелись ожесточенные бои. Обескровленные дивизии республиканцев были вынуждены сдать город.

Неудача под Теруэлем значительно ослабила республиканскую армию. В начале марта 1938 г. фашистские войска перешли в наступление на восточном фронте. Республиканцы оказались не в состоянии остановить врага. 15 апреля части противника вышли к Средиземному морю в районе Винароса, отрезав Каталонию от центральной и южной зон страны. Отсюда фашистские войска начали наступление на Валенсию. Стремясь сломить героическое сопротивление испанских патриотов, германская и итальянская авиация усилила бомбардировки городов. Только в первой половине 1938 г. она совершила более 600 налетов на Барселону, Валенсию, Аликанте и Мадрид.

В середине апреля на восточном фронте сложилось крайне тяжелое положение. В докладе начальника главного штаба В. Рохо премьер-министру X. Негрину указывалось, что части этого фронта потеряли в боях около 100 тыс. винтовок, 3 тыс. пулеметов, всю сеть связи, 30 — 40 процентов транспорта. Если накануне фашистского наступления на восточном фронте республиканцы имели 220 тыс. бойцов, то в середине апреля их осталось около 88 тыс.

В эти тяжелые для республики дни Англия, США и Франция выступили прямыми пособниками интервентов. 16 апреля, на второй день после прорыва франкистов к Средиземному морю, Англия заключила «джентльменское соглашение» с Италией, признав особые интересы Италии в Испании. Как вынуждена была отметить английская газета «Ньюс кроникл», это соглашение явилось позорным договором с итальянским диктатором, который заключен с целью удушения демократии в Испании {179}.

В мае испанское правительство обратилось в Лигу наций с требованием применить коллективные действия против агрессоров на основании статьи 16 Устава, но творцы политики «невмешательства» сделали все возможное, чтобы не допустить этого. Более того, 13 июня 1938 г. французское правительство окончательно закрыло франко-испанскую границу, а конгресс Соединенных Штатов отклонил предложение о снятии эмбарго на продажу оружия республиканской Испании. Правительства «демократических» стран Запада, по существу, открыто встали на путь поддержки фашистской агрессии, на путь борьбы против демократии. Возник единый империалистический фронт против республиканской Испании.

Тяжелое положение на фронте пытались использовать капитулянтские элементы, сгруппировавшиеся вокруг Прието. Они требовали прекращения сопротивления и заключения «почетного мира» с Франко. Республика оказалась в опасности. В этой обстановке по требованию компартии и под давлением народных масс Прието был выведен из состава правительства. Были предприняты решительные меры, чтобы изменить положение на фронте: спешно формировались новые части, развернулось строительство укреплений, расширялось военное производство. 30 апреля правительство опубликовало широкую политическую программу, известную [61] под названием «13 пунктов», которая явилась основой для сплочения всех антифашистских сил Испании. Компартия полностью поддержала эту программу и призвала создать национальный фронт, чтобы вовлечь в борьбу с интервентами жителей не только республиканской зоны, не принадлежавших ни к какой партии, но и тех жителей оккупированной зоны, которые находились под влиянием фашистских организаций {180}. Неутомимая пропагандистская и организационная деятельность компартии в массах позволила консолидировать народный фронт, мобилизовать трудящихся на усиление сопротивления врагу.

Чтобы сорвать планы врага, республиканское командование предприняло крупное наступление на каталонском фронте. 25 июля войска республиканцев форсировали реку Эбро в нижнем ее течении на 150-километровом фронте и, отбросив застигнутого врасплох врага, начали быстро продвигаться вперед. Фашистское командование было вынуждено прекратить наступление на Валенсию и срочно перебросить силы против республиканцев, наседавших с севера.

В июле 1938 г. «комитет по невмешательству» принял решение о выводе всех добровольцев из Испании. Правительство республики, стремясь добиться отзыва войск итало-германских интервентов и учитывая, что республиканская армия в это время насчитывала 869 тыс. человек, согласилось отозвать интербригады. Германия и Италия с ведома Лондона и Парижа превратили это решение в фарс: эвакуировав потрепанные части, они взамен прислали новые.

В середине ноября под натиском превосходящих сил врага республиканцы вынуждены были оставить плацдарм на западном берегу Эбро. Неудача на Эбро и последствия мюнхенского сговора отрицательно сказались на моральном духе Народной армии и населения. Не хватало продовольствия.

К концу 1938 г. на исходе были людские резервы. За 1937 — 1938 гг. в армию было призвано около 1 млн. человек (7,1 процента из 14 млн. населения). Промышленность в основном обеспечивала фронт боеприпасами, но армии не хватало стрелкового оружия. Республиканцы уступали противнику в авиации, артиллерии, танках.

В конце декабря 1938 г. фашисты начали большое наступление в Каталонии. В нем участвовало более 400 тыс. человек при поддержке танков, артиллерии, авиации. Противник превосходил войска республиканцев по численности и огневой мощи в два раза, а на направлениях главных ударов — в четыре-пять раз.

Каталонская армия имела 176 тыс. бойцов, 240 танков и броневиков, 134 самолета, около 280 орудий, причем значительная часть техники была изношена в боях. Части республиканцев оказали стойкое сопротивление врагу, и лишь огромное превосходство фашистов в технике позволило им неуклонно развивать наступление.

К 9 февраля 1939 г. Каталония полностью оказалась в руках фашистов. Потеря лучших сил республиканской армии, большого количества вооружения и основной промышленной базы явилась тяжелым ударом для республики.

Но даже в такой ситуации республиканцы еще могли сопротивляться: в центральной и южной зонах армия насчитывала 700 тыс. человек, имела 280 танков и броневиков, 100 самолетов {181} с достаточным количеством боеприпасов и опиралась на пояс мощных укреплений. Однако моральный дух армии и населения был подорван поражением в Каталонии, пропагандой капитулянтов, усталостью, трудностями в снабжении продовольствием, [62] ухудшением международного положения республики из-за признания Англией и Францией правительства Франко. Предательские элементы во главе с командующим армией центра полковником С. Касадо и правым социалистом X. Бестейро воспользовались обстановкой и при поддержке английской разведки развернули подготовку к контрреволюционному перевороту. Так в последний период войны против республики выступили все, кто предпочел фашизм победе демократической революции.

Капитулянты активизировались и в правительстве Негрина, пребывавшем после падения Каталонии в полном бездействии. Главный удар заговорщики нацеливали против компартии, которая предпринимала попытки организовать дальнейшее сопротивление врагу. Коммунистов обвиняли в том, что они, препятствуя заключению «почетного мира» с Франко, стремятся затянуть кровопролитие. Правительство так и не предприняло реальных попыток подавить заговор в зародыше. 4 марта заговорщики подняли мятеж в Картахене, а 5 марта захватили власть в Мадриде. Народный фронт распался, правительство Негрина покинула страну.

Только коммунисты попытались оказать сопротивление предателям. Однако большинство частей, руководимых коммунистами, находилось на фронте, а те тыловые части, которые были брошены на подавление мятежа, не смогли его ликвидировать.

Предатели начали переговоры с Франко об условиях перемирия, но тот потребовал немедленной капитуляции. 28 марта фронт был открыт предателями, и к 30 марта вся территория республики оказалась занятой фашистскими войсками.

Война в Испании была одной из самых кровопролитных в Европе перед новой мировой войной. В ходе военных действий, воздушных боев, бомбардировок и репрессий на захваченных франкистами территориях погибло более 1 млн. человек.

Поражение Испанской республики укрепило стратегические и политические позиции фашистских держав в Западной Европе, позволило им дезорганизовать и ослабить сопротивление фашизму со стороны демократических сил. Испанская демократия погибла в результате действий ряда неблагоприятных для нее внешних и внутренних факторов. Важнейшие из внешних факторов, предопределивших поражение испанского народа, — итало-германская интервенция и англо-французская политика «невмешательства».

Советский Союз сделал все возможное, чтобы помочь антифашистским силам Испании, но географическая отдаленность и противодействие правительств Англии и Франции препятствовали его усилиям. При всем размахе движения солидарности с Испанской республикой раскол в рядах рабочего класса и капитулянтская политика правых социал-демократов привели к неблагоприятному для нее соотношению сил на международной арене.

В поражении испанской демократии сыграли свою роль и внутренние факторы. Отсутствие прочного единства рабочего класса и народного фронта ослабляло сплоченность антифашистских сил, не позволяло пролетариату обеспечить свою гегемонию в коалиции с антифашистскими партиями, пресечь подрывную деятельность капитулянтов и пораженцев. Промедление с созданием регулярной армии привело к потере значительной части территории республики в начальный период войны, а преобладание оборонительной стратегии помешало нанести мощные удары по врагу, что могло бы обеспечить перелом в военных действиях в пользу республики. Не была создана и военная экономика, на необходимость которой указывала компартия. [63] Борьба мужественного испанского народа, продолжавшаяся 986 дней, имела большое историческое значение. Это было серьезное препятствие на пути развязывания агрессорами второй мировой войны.

В противоборстве с фашизмом политика народного фронта прошла «суровое испытание на прочность и жизнеспособность. Идея единства коммунистов, социалистов, католиков, республиканцев, беспартийных, проверенная в огне сражений на Пиренейском полуострове, получила впоследствии развитие в ходе борьбы трудящихся во многих странах. Опыт боев в Испании явился настоящей боевой школой для будущих руководителей антифашистского движения, борцов за демократию и социализм, многие из которых стали видными руководителями коммунистических партий, народных правительств и армий народно-демократических и социалистических государств.

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.