Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Производство оружия и боеприпасов СССР перед второй мировой войной

Важнейшим элементом материально-технической основы военной мощи государства является производство вооружения, боевой техники и боеприпасов, которое в свою очередь опирается на экономическую силу страны в целом. Характерная особенность военной индустрии — постоянное стремление к обновлению средств вооруженной борьбы более эффективными. «...Едва ли найдется сейчас другая столь же революционная область, — писал Ф. Энгельс, — как военная... Ежедневно техника беспощадно отбрасывает как уже негодное все, и даже то, что было только что введено в употребление... И с подобными не поддающимися учету величинами нам придется все более и более считаться в условиях этого непрерывного революционизирования технической основы ведения войны» {656}.

В. И. Ленин, анализируя опыт первой мировой войны, отмечал, что империалисты в широких масштабах используют для ведения вооруженной борьбы самые могучие завоевания техники, чудеса изобретений, все производительные средства {657}. Из этого вытекал важнейший вывод, что в современной войне «берет верх тот, у кого величайшая техника, [182] организованность, дисциплина и лучшие машины... {658}. Исходя из ленинских положений, ЦК ВКП(б) наметил пути технического оснащения Советской Армии. Главное в решении этой задачи — всемерное развитие оборонной промышленности на базе общего подъема экономики и всего народного хозяйства.

Сталин, Ворошилов и Андреев на Тушинском аэродроме под Москвой во время показа новой авиатехники. 1935 г.
Сталин, Ворошилов и Андреев на Тушинском аэродроме под Москвой во время показа новой авиатехники. 1935 г.

Коммунистическая партия, мобилизовав энергию и творчество советского народа, в кратчайший исторический срок осуществила социалистическую реконструкцию хозяйства страны. Это был великий подвиг партии, рабочего класса, всех трудящихся. На базе передовой индустриальной техники было проведено коренное переоснащение армии, авиации и флота.

В результате успешного выполнения второго пятилетнего плана «СССР превратился в независимую экономически страну, обеспечивающую свое хозяйство и нужды обороны всем необходимым техническим вооружением» {659}. Во всех сферах общественной жизни прочно утвердились принципы социализма. В 1937 г. Советский Союз по выпуску валовой продукции машиностроения, тракторостроения и производству нефти занял первое место в Европе и второе в мире, по производству электроэнергии, алюминия, чугуна и стали — второе место в Европе и третье в мире, по добыче угля, производству цемента — третье место в Европе и четвертое в мире.

Проведенное в 1937 — 1939 гг. разукрупнение промышленных наркоматов приблизило руководящие органы к производству, сделало их более оперативными и действенными. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решения о развитии угольной и металлургической промышленности, станкостроения, строительного дела и других отраслей. На всесоюзных совещаниях руководящих работников вырабатывались меры по улучшению обеспечения предприятий рабочей силой, повышению трудовой дисциплины, борьбе с дезорганизаторами производства, совершенствованию системы оплаты труда. В июне 1939 г. была создана специальная правительственная комиссия в составе А. И. Микояна, Н. А. Вознесенского, И. Ф. Тевосяна, академика И. П. Бардина для поиска путей улучшения производства на важнейших участках черной металлургии. По указанию ЦК ВКП(б) партийные организации ведущих отраслей промышленности усилили контроль за деятельностью администрации, более конкретно стали заниматься хозяйственными вопросами. Общее состояние тяжелой индустрии в годы, предшествовавшие началу второй мировой войны, показано в таблице 2.

Данные этой таблицы свидетельствуют о высоких темпах развития тяжелой промышленности СССР, о значительном превышении уровней 1913 и 1935 гг. Однако в 1937 — 1939 гг. выплавка чугуна и стали, выпуск проката, если учитывать их размеры только по весу металла, оставались, по существу, на одном и том же уровне. Объяснялось это тем, что в черной металлургии происходила перестройка на увеличение удельного веса выпускаемого высококачественного металла, легированных сталей. Это потребовало увеличения расхода железного лома в мартеновских печах. По этой причине несколько уменьшилась потребность в расходовании чугуна.

Партия и правительство считали, однако, что при лучшем управлении производством можно было бы не допустить снижения темпов выпуска металла в весовом измерении. Вот почему вопрос о работе предприятий черной металлургии был предметом пристального внимания партийных и государственных организаций. [183]

Таблица 2. Уровень производства важнейших видов промышленной продукции в конце второй и начале третьей пятилетки {660}

Виды продукции

1936 г.

1937 г.

1938 г.

1939 г.

в абсолют. цифрах

в % к 1935 г.

в абсолют. цифрах

в % к 1936 г.

в абсолют. цифрах

в % к 1937 г.

в абсолют. цифрах

в % к 1938 г.

в % к 1913 г.

Выплавка чугуна (тыс. т)

14 400

115

14 487

100,6

14 652

101

14 520

99

344

Выплавка стали (тыс. т)

16 400

130

17 730

108

18 057

102

17 564

97

415

Выпуск проката

 (тыс. т)

12 454

132

12 967

104

13 258

102

12 729

96

363

Добыча угля

 (тыс. т)

126 826

116

127 968

100,9

133 263

104

146 208

110

502

Добыча нефти

 (тыс. т)

27 427

109

28 501

104

30 186

106

30 259

100,2

328

Производство

электроэнергии (млн. кВт/ч)

32 837

125

36 173

110

39 366

109

43 203

110

в 22 раза

Много внимания уделялось также развитию железнодорожного транспорта. В 1939 г. длина железных дорог достигла 86,4 тыс. км, в 1,5 раза превысив протяженность дорог в 1913 г. Строились новые железнодорожные линии, имевшие большое народнохозяйственное и оборонное значение: Акмолинск — Карталы, Уральск — Соль-Илецк, Караганда — Балхаш, Локоть — Риддер, Жарык — Джезказган, Волочаевка — Комсомольск, соединявшая новый промышленный центр и речной порт на Амуре с великой сибирской магистралью. Завершилось строительство важной железнодорожной артерии Москва — Донбасс и началась прокладка других линий. Вводились новые, более мощные локомотивы, система автоблокировки, автотормозов и автосцепки, обновлялся вагонный парк, особенно вагонами с большой грузоподъемностью.

Благодаря постоянной заботе партии и правительства техническое оснащение тяжелой промышленности Советского Союза поддерживалось на высоком уровне. Внедрялись более совершенные станки, оборудование, механизмы и автоматические приборы. В 1938 г. впервые в мире была осуществлена комплексная автоматизация блюминга на Макеевском металлургическом заводе имени С. М. Кирова. Его производительность повысилась на 40 процентов, а расход электроэнергии в среднем снизился на 6 — 9 процентов. Этот опыт переняли и другие заводы страны.

В 1939 г. на ряде крупных предприятий тяжелой металлургии стали применять автоматическое управление тепловым режимом мартеновских печей, например на Магнитогорском комбинате. Автоматизация печи снижала расход топлива на 30 процентов. Средства автоматики и телемеханики использовались на строительстве канала Москва — Волга и некоторых электростанциях, введенных в строй в предвоенные годы.

Контроль всего технологического процесса на таких объектах проводился с помощью автоматических приборов с диспетчерского пункта.

В 1939 г. на Сталинградском тракторном заводе была пущена автоматическая линия из агрегатных станков и полуавтоматов, которая положила начало автоматизации производства в СССР и за границей, а на брянском заводе «Красный профинтерн» в том же году была создана поточная [184] линия для изготовления котлов железнодорожных цистерн с применением автоматической сварки открытой дугой.

Группа молодых инженеров в 1938 г. разработала и изготовила первый электробур для проходки нефтяных скважин. Успешно внедрялась механизация производства в угольной промышленности. Врубовая машина и гидроустановка заменили отбойный молоток. Было положено начало развитию подземной газификации угля, применению нового метода производства чугуна с помощью спаренного дутья и т. д.

Перестройка народного хозяйства на социалистических основах сопровождалась научным размещением производительных сил, полностью отвечающим принципам федеративного устройства Советского государства. В итоге выполнения двух пятилетних народнохозяйственных планов были достигнуты крупные успехи в развитии всех союзных республик и экономических районов СССР.

Таблица 3. Важнейшие промышленные объекты, строившиеся в годы третьей пятилетки, и их размещение (на май 1939 г.) {661}

Районы размещения

Промышленные объекты

Урал

Сибирь

Дальний Восток

Казахстан и среднеазиатские республики

Поволжье

другие районы

Всего

количество заводов

Машиностроительные заводы (кроме Москвы и Ленинграда)

6

18

6

6

8

13

57

Металлургические заводы

7

4

1

 —

2

4

18

Заводы цветной металлургии

2

2

7

5

16

Заводы нефтеперерабатывающие и жидкого топлива

6

2

1

3

1

13

Химические заводы

3

5

4

1

8

21

Гидроэлектростанции

1

 —

1

5

1

12

20

Тепловые электростанции

1

4

4

8

10

10

37

Итого

26

35

13

33

23

52

182

Наряду со старыми индустриальными центрами возникли новые. На востоке была создана вторая угольно-металлургическая база — Урало-Кузнецкий комплекс, в Казахстане третья угольная база — Карагандинский бассейн. Развивалась металлургия на Дальнем Востоке и Севере.

Восточные районы Советского Союза к концу 30-х годов давали от общесоюзного производства: угля — 34,4 процента (в том числе восточнее Урала — 28,7 процента), стали — 32 процента, проката — 32,3 процента. Коксохимическая промышленность, возникшая на |базе Кузнецкого и Кизеловского угольных бассейнов, выработала еще в 1937 г. 4,8 млн. тонн кокса, или 23 процента всего производства кокса в стране.

В районах Поволжья и Южного Урала создавалась крупная база нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности — Второе Баку. Так же успешно развивались нефтепромыслы в Казахской и Туркменской Советских Социалистических Республиках, в Коми АССР. [185] В 1939 г. из 30,3 млн. тонн нефти, добытой в стране, на новые нефтяные промыслы приходилось свыше 11,5 процента.

В Поволжье, на Урале и в Западной Сибири за годы пятилеток выросли заводы-гиганты металлообработки и машиностроения, оборудованные по последнему слову техники, В Горьком действовал автомобильный завод, в Челябинске и Сталинграде — тракторные заводы. В Свердловске на полную мощность работал Уральский завод тяжелого машиностроения — «Уралмаш».

На востоке страны получила бурное развитие цветная металлургия. К концу 30-х годов Урал и Западная Сибирь заняли первое место в стране по производству меди, цинка, никеля, магния, алюминия; Казахская ССР — свинца; Дальний Восток, Восточная Сибирь и Киргизская ССР — редких металлов.

Уральская энергосистема выросла в одну из мощных в Союзе. По производству электроэнергии Урал занимал третье место в стране после Подмосковья и Украины. Именно здесь создавались резервы электроэнергии на случай войны. Электростанции восточных районов в 1940 г. выработали около 11 млрд. кВт/ч, или 22 процента общесоюзного производства электроэнергии.

Глубокие сдвиги произошли и в размещении сельскохозяйственного производства. В районах Сибири, Урала, Поволжья, Казахстана и Средней Азии на прочной базе колхозов и совхозов были созданы крупные фабрики зерна, мяса, молока, шерсти, технических культур. Во второй половине 30-х годов колхозы и совхозы этих районов собирали четверть всего урожая зерновых культур в Союзе. Их удельный вес в государственных заготовках составлял: по зерну — 33 процента, мясу и молочным продуктам — до 35 процентов, хлопку — 100 процентов.

Строительная индустрия на востоке в третьей пятилетке заботливо пополнялась разнообразной техникой, кадрами. В 1939 г. из 1 684 тыс. строительных рабочих и служащих в Советском Союзе 675 тыс., или 41,3 процента, было занято на строительных и монтажных работах в районах, которые впоследствии явились становым хребтом военной экономики Советского Союза.

Организуя выполнение заданий XVIII съезда партии по третьему пятилетнему плану развития народного хозяйства, Центральный Комитет и правительство принимали все необходимые меры к созданию крупных государственных резервов: промышленного оборудования, производственных площадей, топлива, электроэнергии, горючего, в первую очередь высокооктанового, продовольствия, стратегического сырья.

Реконструкция всех отраслей народного хозяйства осуществлялась на основе ленинской идеи электрификации страны. Энерговооруженность заводов и фабрик возросла с 1310 кВт/ч на одного работающего в 1928 г. до 5300 кВт/ч в 1939 г., то есть более чем в 4 раза.

Технический переворот произошел и в сельском хозяйстве СССР. Удельный вес механических двигателей в энергоресурсах сельского хозяйства повысился с 0,8 процента в 1916 г. и 5,2 процента в 1928 г. до 77,7 процента в 1939 г. {662}.

Партия твердо и последовательно осуществляла курс на выравнивание уровней экономического развития всех советских республик, курс на создание и укрепление единой социалистической экономики многонационального союзного социалистического государства.

В предвоенные годы происходило дальнейшее укрепление государственного бюджета Советского Союза. В 1939 г. доходы государственного бюджета составили 156 млрд. рублей, в том числе от прибылей социалистического [186] хозяйства — 135 млрд. рублей. Постоянное возрастание доходов обеспечивало нормальное финансирование потребностей народного хозяйства и обороны страны. Бюджетные ассигнования на развитие народного хозяйства увеличились с 39,5 млрд. рублей в 1937 г. до 59,3 млрд. в 1939 г., на социально-культурные мероприятия — соответственно с 26,6 до 38,5 млрд. рублей и на оборону — с 20,1 до 40,8 млрд. рублей.

Цифры расходной части государственного бюджета со всей очевидностью показывают, что Коммунистическая партия, Советское правительство правильно оценивали международную обстановку и принимали все необходимые меры для укрепления обороноспособности страны. Ассигнования на военное ведомство за три предвоенных года выросли в два раза и составили в 1939 г. 25 процентов всех расходов государственного бюджета страны {663}.

Советская власть неустанно заботилась о повышении жизненного уровня всех трудящихся. В народное хозяйство вливались новые производственные кадры. Если в странах капитала рабочих давила безработица, то в СССР не хватало рабочей силы. В Стране Советов в процессе борьбы за социализм труд становился делом чести, доблести и славы. Массовый трудовой героизм рабочего класса, колхозного крестьянства, интеллигенции был одним из решающих факторов быстрого подъема производительности труда и высоких, невиданных при капитализме темпов развития экономики, культуры и науки в СССР.

Многое было сделано в области совершенствования производства, внедрения в него достижений науки, техники, передовых методов труда. Все это стало возможным благодаря научно-техническому росту кадров — ученых, инженеров, техников, повышению квалификации рабочего класса.

Одной из самых передовых отраслей в народном хозяйстве, получившей большое развитие в конце второй и начале третьей пятилетки, являлась оборонная промышленность.

В 1936 — 1939 гг., Центральный Комитет партии и Советское правительство осуществили обширную программу строительства новых авиационных, моторостроительных, танковых и других оборонных заводов. По мере нарастания напряженности в мире все большее количество предприятий народного хозяйства переключалось на производство военной продукции.

Вместе со строительством новых предприятий в конце 30-х годов широко осуществлялось переоснащение и расширение производственных площадей оборонных заводов, построенных в начале первой пятилетки. В 1939 г. реконструировались 31 предприятие Наркомата авиационной промышленности и 10 судостроительных заводов.

В 1936 г. решением VIII Чрезвычайного Всесоюзного съезда Советов был образован Народный комиссариат оборонной промышленности. В целях координации всех мероприятий по вопросам обороны страны 27 апреля 1937 г. вместо Совета Труда и Обороны при СНК СССР создается Комитет Обороны. 31 января 1938 г. при Комитете Обороны была учреждена постоянная Военно-промышленная комиссия, которая занималась вопросами мобилизации и подготовки всей промышленности к обеспечению выполнения планов и заданий Комитета Обороны по производству вооружения для Советской Армии и Военно-Морского Флота. Так как объем задач военной промышленности расширялся, а руководство ею усложнялось, в январе 1939 г. Наркомат оборонной промышленности был преобразован в наркоматы: авиационной промышленности, судостроительной, [187] вооружения, боеприпасов. Каждый из них имел подчиненные предприятия и свои главные управления, строительные тресты, проектные организации, высшие и средние учебные заведения, фабрично-заводские училища для подготовки квалифицированных рабочих массовых профессий.

Наркоматы оборонной промышленности работали на основе пятилетних планов выпуска продукции, которые предусматривали высокие показатели ее прироста. Так, оборонная продукция заводов первого главного управления Наркомата вооружения должна была составить в 1938 г. 177,2 процента по сравнению с 1937 г., в 1939 г. — 180,7 процента по сравнению с 1938 г. Выполнение такого напряженного плана требовало привлечения в сферу производства большого количества высококвалифицированных рабочих, инженеров и техников.

Учитывая возросшие потребности на нужды обороны, Советское государство увеличивало расходы на военную промышленность. Объем этих ассигнований достиг в 1939 г. 16 млрд. рублей, превысив показатели 1936 г. более чем в 4 раза {664}.

Темпы роста оборонного производства значительно опережали темпы роста других отраслей промышленности. Если в 1938 — 1939 гг. ежегодный прирост продукции всей промышленности в среднем составлял 13,9 процента, то в оборонной в 1938 г. он равнялся 36,4 процента, а в 1939 г. — 46,5 процента в сравнении с предыдущим годом {665}.

ЦК ВКП(б) и Советское правительство постоянно заботились о всемерном развитии и совершенствовании исследовательской работы в оборонной промышленности. В развертывание перспективного проектирования, научно-исследовательской работы по всем видам вооружения и боевой техники вкладывались все новые и новые средства. Только Главное артиллерийское управление в 1938 г. получило для этой цели 60 млн. рублей, а в 1939 г. — 92 млн. рублей {666}. В конце 1937 г. был принят план научно-исследовательской и конструкторской работы, который в качестве главной задачи определил создание современного вооружения путем разработки новых образцов и модернизации наиболее перспективных старых систем и боеприпасов к ним. На основных ведущих предприятиях вырастали мощные опытные цехи и конструкторские бюро, укрупнялись научно-исследовательские институты. Оборонная промышленность пополнялась квалифицированными техническими кадрами: только в 1938 г. сюда было направлено около 5 тыс. молодых инженеров {667}.

Особое значение придавалось производству артиллерийского вооружения. На одном из совещаний в 1938 г. И. В. Сталин говорил: «Артиллерия, несмотря на появление новых исключительно важных видов боевой техники (авиации и танков), остается мощным и решающим фактором в войне... на нее должно быть обращено особое внимание». Комитет Обороны при СНК СССР рассмотрел и принял постановления о системах артиллерийского и стрелкового вооружения, в которых определялись пути дальнейшего их развития и совершенствования. На размещение и финансирование заказов Главного артиллерийского управления Советское правительство выделяло значительные суммы, что видно из таблицы 4.

К началу 1939 г. на рассмотрение государственных комиссий были представлены новые и модернизированные образцы оружия: 13 автоматических отечественных винтовок и 3 иностранных; усовершенствованный [188] карабин и модернизированный ручной пулемет Дегтярева с постоянным приемником; 2 станковых пулемета (Силина и ДС), 12,7-мм крупнокалиберный пулемет образца 1938 г.; 15 образцов противотанковых ружей, в том числе 14,5-мм противотанковое самозарядное ружье Рукавишникова (ПТР); 4 миномета (50-, 82-, 107- и 120-мм); 160-мм миномет, 45-мм противотанковое орудие образца 1937 г.; 76-мм пушка Ф-22 образца 1938 г. Однако утверждение новых образцов вооружения проходило медленно.

Таблица 4. Суммарная стоимость заказов Главного артиллерийского управления по годам (в млн. руб.) {668}

Наименование вооружения

1936 г.

1937 г.

1938 г.

1939 г.

Материальная часть артиллерии

505

651

1070

1798

Стрелковое вооружение

142

205

312

609

Винтовочные патроны

123

163

488

614

Артвыстрелы

605

690

2107

5149

Военные приборы

122

179

241

322

Организация, оборудование и ремонт складов

35

75

101

144

Итого

1532

1963

4319

8636

В процентах к 1936 г.

100

125

283

564

Развертыванию и наращиванию производства вооружения и боеприпасов значительно способствовали утвержденный Комитетом Обороны СССР мобилизационный план на 1939 г. и принятое СНК 15 июля 1939 г. «Положение о военных представителях НКО в промышленности», обязывавшее военпредов знать мобилизационную готовность своего завода и контролировать выполнение плана. В августе 1939 г. в Кремле состоялось большое совещание, которое вскрыло причины отставания в производстве боеприпасов и наметило пути их устранения.

Производство боеприпасов было самым трудоемким и дорогим в системе оборонной промышленности, поглощавшим около 50 процентов бюджетных ассигнований на производство вооружения. Наиболее сложным являлось производство артиллерийских выстрелов. К концу 1937 г. снарядные корпуса изготовляли 44 предприятия, большинство которых имели старое оборудование и не вполне современную технологию. Взрыватели и трубки к ним выпускали шесть заводов Народного комиссариата оборонной промышленности и пять цехов Народного комиссариата машиностроения, а гильзы к снарядам изготовляли три оборонных завода и несколько цехов предприятий других наркоматов. Мощности этих предприятий оказались недостаточными. Общее состояние изготовления боеприпасов определяло пороховое производство, оно-то и было самым узким местом в мобилизационном плане. Пороховая промышленность в 1938 г. имела мощность 56 тыс. тонн в год {669}, что не обеспечивало потребностей армии в случае войны. Отставание производства элементов выстрелов устранялось кооперированием и оснащением предприятий новейшим оборудованием, применением современной технологии, введением новых мощностей.

План на 1939 г. предусматривал увеличение выпуска снарядов, мин, бомб, патронов, гранат по сравнению с 1937 г. в 4,6 раза. Для выполнения [189] такого большого задания в 1939 г. намечалось расширение промышленной базы Народного комиссариата боеприпасов: строилось 28 заводов и 1 комбинат, реконструировалось 28 заводов. По решению правительства к производству элементов выстрелов кроме заводов Наркомата боеприпасов были привлечены 235 предприятий, из которых 121 переводилось на новую технологию. Однако в производстве некоторых видов боеприпасов оставалось еще много трудностей. План по выпуску мин был выполнен на 46 — 55 процентов, а зенитных выстрелов — и того менее. Это объяснялось нехваткой тротила на снаряжательных заводах, недостатками в окраске корпусов снарядов и мин, низкой пропускной способностью сушильных камер, неудовлетворительным состоянием внутризаводского транспорта, большими размерами брака. Новые снаряжательные заводы вводились в строй очень медленно. Не находила надлежащего разрешения проблема наращивания мощностей по нитроглицериновым порохам, на которых почти целиком базировались новые артиллерийские системы, особенно зенитные.

Принимались меры по улучшению производственного процесса действующих предприятий, обобщался и распространялся передовой опыт работы. Настойчиво осуществлялась специализация заводов артиллерийских систем, минометов, стрелкового оружия, внедрялись заменители дорогостоящих марок стали, вместо штамповки вводилось литье из сталистого чугуна.

Программа по выпуску оружия осуществлялась с большим трудом, хотя производство возрастало. В 1937 г. план изготовления стрелкового и артиллерийского вооружения был выполнен на 70 процентов, в 1938 г. — на 87, в 1939 г. — на 92 процента {670}.

Несмотря на многие трудности и недостатки в деятельности оборонных предприятий и отдельных отраслей военной промышленности, 1937 — 1939 годы стали переломными в деле оснащения Советской Армии разнообразным вооружением, отвечающим требованиям времени. Удалось не только разработать ряд совершенно новых образцов оружия, но и принять их в серийное производство. Советские Вооруженные Силы получили самозарядную винтовку Токарева, облегченный пулемет «максим» на треноге, 82-мм миномет, 45-мм противотанковую пушку, 122-мм гаубицу и 152-мм гаубицу-пушку (образца 1937 г.), 76-мм зенитную, 76-мм горную пушки, 120-мм миномет, 122-мм и 152-мм гаубицы (образца 1938 г.), 76-мм дивизионную и 152-мм пушки, 37-мм и 85-мм зенитные орудия (образца 1939 г.) {671}.

Огромную роль в этом сыграли коллективы, руководимые выдающимися конструкторами артиллерийского оружия В. Г. Грабиным, Ф. Ф. Петровым, Л. И. Горлицким, В. А.Ильиным, Б. И. Шавыриным, И. И. Ивановым, Н. К. Люльевым, Л. А. Локтевым.

В 1939 г. конструкторские коллективы под руководством И. И. Иванова и М. Я. Крупчатникова создали несколько артиллерийских систем большой мощности: 280-мм мортиру, 210-мм пушку и 305-мм гаубицу. Все они были приняты на вооружение в том же году {672}.

В декабре 1938 г. была разработана опытная многозарядная пусковая установка для ведения залпового огня реактивными снарядами по наземным целям. Ее создала группа конструкторов под руководством К. К. Глухарева, Л. Э. Шварца, И. И. Гвая. Вскоре на ее базе В. Н. Галковским и А. П. Павленко была сконструирована 16-зарядная боевая машина {673}. [190]

Это была знаменитая впоследствии «катюша». Осенью 1939 г. она успешно прошла полигонные испытания, что явилось выдающимся достижением советской конструкторской мысли. Без каких-либо значительных конструктивных изменений новые артиллерийские системы успешно применялись на фронтах Великой Отечественной войны.

Производство вооружения и боеприпасов в 1936 — 1939 гг. показано в таблице 5.

Таблица 5. Производство вооружения и боеприпасов в СССР накануне второй мировой войны {674}

Годы

Наименования вооружения и боеприпасов

1936

1937

1938

1939

Винтовки и карабины (тыс.)

403,0

578

1175

1503

Пулеметы (ручные, станковые, танковые, авиационные, крупнокалиберные) (тыс.)

31,9

42,3

77,1

113,7

Минометы (50-, 82-, 107-, 120-мм)

1623

1229

4098

Орудия малого калибра (противотанковые и танковые)

3395

3768

7126

8485

Орудия среднего и крупного калибра (76 — 210-мм)

952

1705

5214

8863

Автоматы (пистолеты-пулеметы)

1114

575

22148

Винтовочные патроны (тыс.)

500 298

744 000

1 313 000

936 000

Минометные выстрелы (тыс.)

28

602

2240

Снаряды малого калибра (тыс.)

1095

3091

7226

5208

Снаряды среднего и крупного калибра (тыс. шт.)

482

1798

5209

6034

Изготовлено пороха (т)

11881

15599

25877

34130

Накануне второй мировой войны произошли крупные сдвиги в производстве бронетанковой техники. В конце 1935 г. на вооружении Советской Армии находились следующие основные типы линейных танков: разведывательный танк Т-37 — основной танк службы обеспечения всех механизированных соединений и средство боевой разведки пехоты; общевойсковой танк Т-26 — основной танк количественного усиления резерва Главного Командования и танк общевойсковых соединений; оперативный танк БТ (быстроходный, колесно-гусеничный) — танк самостоятельных механизированных соединений; танк качественного усиления резерва Главного Командования Т-28, предназначенный для преодоления сильно укрепленных оборонительных полос; мощный танк особого назначения Т-35 — танк качественного усиления резерва Главного Командования при прорыве особо сильных и заблаговременно укрепленных полос.

Кроме того, имелось шесть типов специальных танков: три химических, два саперных, танк управления. Бронемашины делились на разведывательные и боевые; производились тракторы СТЗ-3, тяжелый быстроходный «Коммунар», тяжелый мощный «Сталинец». [191]

В конце второй пятилетки основная задача в области механизации и моторизации советских войск состояла в замене существовавших типов танков более совершенными конструкциями с двигателем на тяжелом топливе, колесно-гусеничным ходом и полуавтоматическими пушками, с улучшенными оптическими приборами. Вместо тяжелого танка Т-35 планировалось создать танк особого назначения и заменить танк БТ плавающим.

Однако бурное развитие противотанковой артиллерии, опыт войны в Испании, а также полевых учений и маневров выдвинули необходимость более существенных изменений основных боевых характеристик танков, в первую очередь усиления их броневой защиты и значительного повышения огневой мощи артиллерийского вооружения. Было совершенно очевидным, что даже малокалиберные 20-мм, 37-мм скорострельные пушки стали опасными для танков с легким бронированием. Сложившаяся система автобронетанковой техники и вооружения явно пришла в противоречие с новыми средствами поражения и требовала коренного пересмотра.

Советская военно-техническая конструкторская мысль, своевременно выявив новые тенденции, выдвинула идею разработать взамен танков Т-28 и Т-35 гусеничный танк прорыва (истребитель противотанковых орудий), отвечающий своими тактико-техническими данными условиям будущей войны. Предполагалось также создать тип танка, предназначенного для действия как совместно с пехотой (конницей), так и в составе самостоятельных танковых соединений. Обращалось внимание на разработку гусеничной ходовой части, которая выдерживала бы пробег до 3000 км, что позволило бы, не уменьшая подвижности, отказаться от производства колесно-гусеничных танков. Перед советскими конструкторами выдвигалась задача создать такие танки, основные качества которых (вооружение, броня, скорость и проходимость) развивались бы комплексно и опережали уровень противотанковой обороны.

Учитывая новые требования в танкостроении, Комитет Обороны СССР издал в августе 1938 г. специальное постановление «О системе танкового вооружения», требовавшее к июлю 1939 г. создать опытные образцы танков на гусеничном ходу.

Первоначальный опыт создания танка с противоснарядным бронированием был получен еще весной 1937 г. при конструировании Н. В. Барыковым, С. А. Гинзбургом, Л. С. Трояновым и другими гусеничного Т-46-5 (Т-111) и колесно-гусеничного Т-29 однобашенных танков. Позже коллектив конструкторов во главе с М. И. Кошкиным, ведущим конструктором А. А. Морозовым при участии Н. А. Кучеренко и М. Н. Таршинова представил образец колесно-гусеничного танка А-20 с противоснарядным бронированием, отличавшегося оригинальной формой корпуса, в котором впервые были применены большие углы наклона броневых листов. На базе этой машины и промежуточного образца А-30 они создали новый вариант однобашенного гусеничного среднего танка с мощным вооружением и улучшенной броневой защитой. В августе 1939 г. военным руководством был одобрен предложенный конструкторами средний танк А-32 {675}, который после доработки 19 декабря 1939 г. был переименован в танк Т-34 и принят на вооружение. Он весил 28,5 тонны, имел 76-мм пушку, броню толщиной 45 мм и максимальную скорость 51,2 км/час.

Параллельно группа инженеров под руководством главного конструктора Ж. Я. Котина и ведущего конструктора Н. Л. Духова с участием А. С. Ермолаева сконструировала на базе опытных промежуточных образцов тяжелых двухбашенных танков — СМК и Т-100 — первый однобашенный [192] тяжелый танк с мощной броней, названный КВ-1. В конце 1939 г. он был принят на вооружение. Его вес достигал 46 тонн, броня 75 мм, на вооружении находились 76-мм пушка и два пулемета; максимальная скорость 30 км/час.

При создании танков новой конструкции советские танкостроители и ученые успешно решили многие проблемы. Были реконструированы на основе полуавтоматики танковые пушки. Освоен в производстве новый бескомпрессорный высокооборотный танковый двигатель — дизель В-2 — на тяжелом топливе. Он был разработан талантливым коллективом конструкторов во главе с К. Ф. Челпаном при участии И. Я. Трашутина, Я. Е. Вихмана, Т. П. Чупахина, М. П. Поддубного и других. Для танков была получена особая противоснарядная броня высокой твердости и повышенной живучести, созданная коллективом металлургов: Г. Ф. Засецким, Г. П. Копыриным, А. Т. Лариным, И. Ф. Тимченко, Н. В. Шмидтом, А. С. Завьяловым, Л. А. Каневским, С. И. Смоленским и другими. По-новому решено конструирование ходовой части танка, где нашли применение стержневая (торсионная) подвеска и поддерживающие катки с внутренней амортизацией. Вместо клепки стала применяться электросварка брони.

В развитие советской танковой науки и конструирование боевых машин большой вклад внесли ученые-танкисты H. H. Груздев, А. О. Никитин, Ю. А. Степанов, А. И. Благонравов, Л. В. Сергеев, В. В. Ефремов, Г. В. Зимелев и другие, в организацию массового производства танков — В. А. Малышев, А. А. Горегляд, Ю. Е. Максарев, С. Н. Махонин, И. М. Зальцман, М. Н. Попов, А. А. Хабахпашев, Д. Е. Кочетков, во внедрение автоматической сварки брони — Е. О. Патон и другие.

Выполнение заказов по основному автобронетанковому вооружению осуществлялось на 20 заводах, с которыми были связаны не менее 100 крупных предприятий {676}.

В период поиска новых конструктивных решений танка, отвечавшего современному характеру войны, в 1936 — 1937 гг. выпуск танкеток Т-27 полностью прекратился, а легких танков Т-37, Т-38 резко снизился. Однако производство новых боевых машин развертывалось крайне медленно. Выпуск средних и тяжелых танков (Т-28 и Т-35) осуществлялся буквально единицами. Сокращение производства легких танков объяснялось тем, что они уже давно не отвечали новым техническим и боевым требованиям.

Крупной победой советской военной науки, выдающимся достижением в мировой практике танкостроения, определившим на многие годы дальнейшие пути его развития, явилось создание советских средних танков Т-34 и тяжелых КВ-1, превосходивших качественно танки вероятных противников. Такая техническая победа оказалась возможной благодаря глубоко научному предвидению характера надвигавшейся войны, правильному определению роли в ней бронетанковых войск и дальнейшего совершенствования средств противотанковой обороны.

Конструктивные решения вновь созданных танков полностью отвечали требованиям крупносерийного производства, уровню развития советской экономики и обеспечивали оперативный ремонт в полевых условиях.

В составе сухопутных сил значительно повысилось техническое оснащение специальных родов войск. Пять научно-исследовательских лабораторий и три научно-исследовательских института обеспечивали деятельность предприятий связи {677}. Войска пополнялись более совершенными радиостанциями, [193] телефонными и телеграфными аппаратами, необходимыми для организации управления частями и соединениями в условиях современного боя.

В 1939 г. началось производство радиостанции «РАФ». Она более надежно обеспечивала фронтовую и армейскую связь, чем прежние, и обслуживалась меньшим количеством людей. Основным типом станций для связи штабов фронтов со Ставкой и Генеральным штабом стала радиостанция «PAT». Она давала возможность установить направленную связь на расстояние более двух тысяч километров. Одновременно промышленность начала выпускать радиостанцию «РБ» — новейший тип полковой и дивизионной станции, которая отличалась от ранее существовавших меньшими габаритами и весом, большей дальностью связи. Устаревшие типы станций постепенно снимались с вооружения. Мощность, надежность и подвижность радиостанций значительно повысились. Но промышленность еще не могла полностью удовлетворить потребности армии в телефонных аппаратах и радиостанциях оперативно-тактического звена. Технические мощности по производству современных средств связи вводились медленно, заявки наркоматов оборонной промышленности не всегда выполнялись полностью.

Происходило техническое оснащение инженерных войск. Были созданы тяжелые и легкие понтонные парки, зарядно-осветительные, силовые и компрессорные станции, дорожные машины, лесопильные рамы, разборные копры с паровоздушным молотом, одноковшовые и многоковшовые траншейные экскаваторы, значительно усовершенствована минноподрывная техника. Войска снабжались новыми противотанковыми и противопехотными минами, средствами для маскировки войск и боевой техники, разнообразными электроизмерительными приборами.

Многое было сделано для становления и формирования войск химической защиты, которые оснащались специальными машинами для дегазации, колесными боевыми химическими машинами, различными типами химических танков. Весь личный состав Советской Армии был обеспечен индивидуальными средствами химической защиты: противогазами, защитными накидками и противохимическими пакетами.

Коммунистическая партия прилагала максимум возможных усилий для развития авиации. В конце второй пятилетки советские самолетостроители решили сложнейшую техническую задачу — создали и внедрили в серийное производство скоростные монопланы, мощные высотные двигатели и винты изменяемого в полете шага. Новая аэродинамическая схема с сокращенными площадью и толщиной крыла, жесткой гладкой обшивкой, убирающимся в полете шасси позволила повысить скорость почти всех типов самолетов на 20 — 30 процентов.

В самолетостроительной промышленности стали широко применяться плакированный дюралюминий, высокопрочная сталь (хромансиль), легкие сплавы повышенной прочности, облагороженная древесина и т. д.

Советские конструкторы, опираясь на творческие успехи ученых В. Н. Беляева, В. П. Ветчинкина, В. З. Власова, В. В. Голубева, Е. П. Гроссмана, Н. Е. Жуковского, А. Н. Журавченко, М. В. Келдыша, П. П. Красилыцикова, В. С. Пышнова, А. Н. Сутугина, А. Н. Туполева, С. А. Чаплыгина, Е. С. Щетинкова и других, дали Военно-Воздушным Силам новые военные самолеты различного назначения. В течение 1935 — 1939 гг. вся советская боевая авиация была перевооружена новейшими типами скоростных и маневренных истребителей И-15, И-16 и И-153 конструкции Н. Н. Поликарпова, скоростных бомбардировщиков СБ-3 бис конструкции А. Н. Туполева, Ар-2 бригады конструкторов А. А. Архангельского, ДБ-3 и ДБ-3ф С. В. Ильюшина, скоростного тяжелого бомбардировщика ТБ-7 В. М. Петлякова, которые имели высокие боевые [194] характеристики и считались лучшими в тот период самолетами. Однако опыт боевых действий в Испании и Китае позволил выявить многие недостатки в конструкции самолетов и потребовал серьезных корректив в авиастроении. Хотя производственный потенциал советских авиазаводов, созданных за две первые пятилетки, был достаточно высок, выпускаемые ими в 1937 — 1938 гг. боевые машины уже не отвечали в полной мере возросшим требованиям современной войны.

В документах XVIII съезда ВКП(б) отмечалось, что «бешеная гонка авиационных вооружений капиталистических стран продолжается уже ряд лет и, несомненно, представляет собою один из наиболее характерных и определяющих моментов неизбежного всеобщего военного столкновения... Авиационное строительство форсированно продолжается всеми капиталистическими странами. Авиация — этот молодой род войск — рассматривается всеми империалистическими армиями, как панацея от всех военных затруднений. На авиацию империалистами поставлена ставка, через нее буржуазно-империалистические и фашистские правящие круги надеются добиться в будущей войне победы» {678}.

В начале 1939 г. Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР провели совещания специалистов в области самолетостроения: конструкторов, изобретателей, ученых, инженеров, руководителей производства и летчиков. Были выработаны меры быстрейшей ликвидации наметившегося отставания.

Несколько позже Комитет Обороны принял два чрезвычайно важных постановления — «О реконструкции существующих и строительстве новых самолетно-агрегатных и винтовых заводов» и «О развитии авиамоторных предприятий». Осенью 1939 г. было решено начать строительство новых девяти авиационных и семи авиамоторных заводов.

Расширялась экспериментально-конструкторская база. Если в 1936 г. авиационная промышленность имела 14 конструкторских бюро, где работало 1370 человек, то в 1939 г. их насчитывалось 30 с 3166 научными сотрудниками. Наряду с ветеранами самолетостроения А. Н. Туполевым, С. В. Ильюшиным, Н. Н. Поликарповым, Д. П. Григоровичем к работе привлекались молодые конструкторские силы: А. С. Яковлев, А. И. Микоян, С. А. Лавочкин, В. П. Горбунов, М. И. Гудков, М. И. Гуревич, В. М. Петляков, П. О. Сухой, В. В. Шевченко, В. В. Никитин, В. М. Мясищев, В. Ф. Болховитинов.

Опираясь на опыт созданных в 1938 — 1939 гг. экспериментальных образцов истребителей-бипланов (ИС-1 и ИС-2) и монопланов (И-28 и И-180), новые конструкторские бригады в невиданно короткий срок (десять — двенадцать месяцев) успешно закончили работы над самолетами Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-1, которым было суждено составить целую эпоху в самолетостроении.

В 1938 — 1939 гг. советская авиационная наука разрешила много задач и по другим классам самолетов. Конструктор В. М. Петляков усовершенствовал тяжелый бомбардировщик ТБ-7, названный впоследствии Пе-8, создал скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2. Под руководством С. В. Ильюшина был модернизирован дальний бомбардировщик ДБ-3ф, на котором 28 апреля 1939 г. летчик В. К. Коккинаки и штурман М. X. Гордиенко за 22 часа 56 минут полета покрыли 8 тыс. км, проложив кратчайший путь из Европы в Америку.

Достижением советской авиационно-технической мысли явилось создание самолета-штурмовика Ил-2, предназначенного для борьбы с танками противника на поле боя. Впервые в мировой практике самолетостроения конструктору С. В. Ильюшину удалось сделать броню неотъемлемой [195] частью корабля, органически слившейся с элементами скрепляющих устройств, установить различную ее толщину в зависимости от степени уязвимости блоков машины, придать ей обтекаемые аэродинамические формы. Ил-2 имел мощное вооружение: два пулемета, две пушки, реактивные снаряды и 600 килограммов бомб. Первый образец этого одномоторного самолета появился на аэродроме в 1939 г. Война показала, что штурмовик Ил-2 был великолепным оружием переднего края и не имел конкурентов среди самолетов капиталистических стран.

Отечественная наука делала первые шаги на пути к созданию реактивной авиации, баллистических и межконтинентальных ракет. В Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ) под руководством С. П. Королева велась энергичная работа над созданием крылатых ракет и ракетопланера. В декабре 1937 г. состоялось первое наземное огневое испытание ракетопланера СК-9 (РП-318), созданного С. П. Королевым. Было проведено 20 успешных пусков двигателей ОРМ-65, а затем РДА-1-150, специально разработанного для данного аппарата инженером Л. С. Душкиным. В 1939 г. заместитель главного конструктора А. Я. Щербаков и ведущий инженер А. В. Палло подготовили ракетопланер к летным испытаниям, которые были успешно проведены 28 февраля 1940 г. летчиком В. П. Федоровым.

Начавшееся в 1939 г. коренное обновление боевой авиации заставило перестроить программы всей радиотехнической промышленности, качественной металлургии, десятков и сотен предприятий различных отраслей, которые находились в кооперации с авиационным производством.

Быстрое развитие авиации сопровождалось перераспределением удельного веса различных ее видов, исходя из учета имеющегося боевого опыта и характера будущей войны.

С повышением культуры производства и эксплуатации самолетов процент неисправных боевых машин снизился с 20 в 1938 г. до 17 в 1939 г. {679}.

Советские самолеты вооружались новыми образцами пулеметов, пушек, навигационных приборов. В серийное производство были пущены 20-мм пушки (ШВАК) конструкции Б. Г. Шпитального, С. В. Владимирова, И. А. Камарицкого, крупнокалиберный 12,7-мм пулемет H. E. Березина и другие. В июне 1939 г. в авиацию поступила система слепой посадки СПН-3, а в августе — радиополукомпасы РПК-1 и РПК-2. Количественный и качественный рост авиации, изменение соотношения ее видов в пользу бомбардировщиков и истребителей значительно повысили ударную силу и мощь советского военно-воздушного флота.

Важное направление в деятельности Коммунистической партии по техническому перевооружению Советских Вооруженных Сил составляло строительство мощного Военно-Морского Флота. В 1938 г. были составлены десятилетняя программа его строительства и пятилетний план, несколько измененный в 1939 г., с целью создания на всех морях и океанах, омывающих берега Советского Союза, сильных флотов с учетом возможностей вероятных противников.

Для выполнения этой задачи расширялись и реконструировались действующие, строились новые заводы судостроительной промышленности, а также привлекались предприятия других отраслей. В годы второй пятилетки на заводах речного судостроения строились морские охотники, сторожевые, торпедные и броневые катера {680}. В начале третьей пятилетки для создания боевых кораблей привлекались помимо предприятий Наркомата [196] судостроительной промышленности до 200 заводов других наркоматов {681}.

Все это определило значительные успехи в судостроении. Если в 1937 г. Военно-Морской Флот получил от промышленности 27 боевых кораблей общим водоизмещением 21 116 тонн, то в 1938 г. — 82 боевых корабля общим водоизмещением 55 774 тонны, среди них — крейсер «Киров». В 1939 г. на оснащение флота прибыло 35 боевых кораблей (без катеров и мелких судов) водоизмещением 30460 тонн. Кроме того, в том же году были заложены линейные корабли, тяжелые крейсеры, крейсеры, эсминцы, подводные лодки всех типов и различные катера.

В 1938 г. для крейсеров и береговых батарей была создана 180-мм трехорудийная башенная установка, превосходившая подобные артиллерийские системы иностранных флотов. На вооружении эсминцев появилась новая 130-мм пушка. На флот поступали быстроходные корабельные торпеды, различные мины, приборы и механизмы для кораблей, тральное и противолодочное оружие.

За 1937 — 1939 гг. Советский Военно-Морской Флот получил 144 боевых корабля, в том числе 1 крейсер, 22 лидера и эсминца, 26 тральщиков, 38 подводных лодок. По своим тактико-техническим данным, особенно по вооружению, они не уступали иностранным. Успехи в увеличении огневой мощи советских боевых кораблей связаны с именами крупных ученых Л. Г. Гончарова, В. Н. Унковского, С. П. Ставицкого и других.

В конце второй — начале третьей пятилетки был сделан крупный шаг в техническом оснащении войск противовоздушной обороны. Именно в эти годы созданы основные образцы зенитных орудий: 76-мм полуавтоматическая зенитная пушка образца 1938 г. с дальностью стрельбы по вертикали до 9,5 тыс. м, что превышало высоту полета всех самолетов того времени; мощная 85-мм полуавтоматическая зенитная пушка образца 1939 г., признанная лучшей в мире; крупнокалиберные зенитные пулеметы ДШК системы В. А. Дегтярева и Г. С. Шпагина.

Если на 1 января 1935 г. войска ПВО имели 872 орудия (в большинстве своем старых образцов), то на 1 января 1939 г. — 1672 орудия, преимущественно последних моделей {682}. В 1939 г. был создан один из лучших по тому времени приборов управления зенитным артиллерийским огнем — ПУАЗО-3. Выдающимся успехом радиотехнической мысли явилась разработка радиолокационных станций обнаружения самолетов — сначала РУС-1, а затем более совершенного образца — «Редут» (РУС-2) {683}.

Ускоренное развитие оборонной промышленности согласно тщательно разработанным пятилетним планам с учетом все более явственно нараставшей военной опасности и изменений характера вооруженной борьбы, широкого использования всех новейших достижений науки и техники позволило создать прочный материально-технический фундамент обороноспособности Советского Союза.

Таким образом, усилиями Коммунистической партии и всего советского народа были созданы важные материальные условия, подготовлены кадры ученых, конструкторов, инженеров, техников и рабочих, которые своим самоотверженным трудом внесли огромный вклад в укрепление военно-экономического потенциала Советского Союза.

Но один экономический потенциал еще не мог автоматически решить проблему обеспечения безопасности страны. Необходимо было приковать внимание всего советского народа к проблеме подготовки к защите Родины. [197] Газета «Правда» с текстом «Закона о всеобщей воинской обязанности», принятого 1 сентября 1939 г. найти оптимальные формы привлечения широчайших масс трудящихся к непосредственному участию в укреплении обороноспособности страны. Одним из важных мероприятий в этом направлении явилась разработка и принятие Верховным Советом СССР «Закона о всеобщей воинской обязанности» Необходимы были и соответствующая военная организация, подготовленные в политическом, военном и техническом отношении кадры вооруженных защитников социалистической Родины

Все эти сложные и ответственные задачи так же успешно решались Коммунистической партией и Советским правительством. [198]

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.