Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Укрепление армии и вооружённых сил СССР перед второй мировой войной

Осуществляя широкие мероприятия по подготовке страны к отпору империалистической агрессии, Коммунистическая партия большое внимание уделяла совершенствованию организации, комплектования Советских Вооруженных Сил, их обучению и воспитанию. Характер военного строительства во второй половине 30-х годов определялся тем, что к этому времени назрела необходимость ликвидировать смешанную территориально-кадровую систему организации армии.

При территориально-кадровой системе красноармейцы-переменники на краткосрочных сборах не в состоянии были изучить и освоить всю ту новую технику, которой народ оснастил армию; территориальные части не могли стать по-настоящему боеспособными, обладать необходимой мобилизационной готовностью. Следовательно, территориальная система организации армии оказалась в противоречии с потребностями и новыми задачами военной защиты Советского Союза. К тому же на основе победы социализма экономическая мощь страны возросла настолько, что государство могло выделить средства на содержание мощной кадровой армии.

Допризывники изучают винтовку. 1938 г.
Допризывники изучают винтовку. 1938 г.

Переход к кадровой системе проводился постепенно, на основе большой подготовительной работы. Он был закреплен новым «Законом о всеобщей воинской обязанности». К началу 1939 г. все дивизии Советской Армии стали кадровыми.

Таблица 6. Переход к кадровой системе строительства Советской Армии {684}

Количество

Соединения и части

на 1 января 1937 г.

на 1 января 1938 г.

на 1 января 1939 г.

Кадровые стрелковые дивизии

49

50

84

Смешанные стрелковые дивизии

4

2

Территориальные стрелковые дивизии

35

34

Кадровые горные стрелковые дивизии

9

10

14

Отдельные бригады

5

Территориальные отдельные полки

2

2

Всего

97 дивизий и 2 полка

96 дивизий и 2 полка

98 дивизий и 5 бригад

Комплектование армии на кадровой основе потребовало улучшить учет военнообязанных и организацию призыва их в армию на действительную военную службу. В связи с этим были реорганизованы местные органы военного управления: созданы военные комиссариаты в краях, областях, автономных республиках, городах. Количество военкоматов возросло более чем в четыре раза.

В результате комплектования армии на кадровой основе численный состав Вооруженных Сил в период с 1936 по 1939 г. увеличился почти вдвое. Если в 1936 г. они насчитывали 1 100 тыс. человек, то на 31 августа 1939 г. — более 2 млн. {685}. Это отвечало требованиям международной обстановки. [199]

В 1938 г. были упразднены национальные формирования, национальные военные училища и школы и введены единая общесоюзная система комплектования и единый порядок прохождения воинской службы. В постановлении ЦК ВКП(б) и СHK СССР от 7 марта 1938 г. «О национальных частях и формированиях РККА» отмечалось, что национальные части и формирования, возникшие в годы гражданской войны и борьбы за национальную независимость, сыграли свою положительную роль в борьбе с контрреволюционными националистическими буржуазными правительствами и иностранными интервентами. Они явились одной из форм привлечения наций и народностей, ранее в армии вовсе не служивших (узбеки, туркмены, бурят-монголы, киргизы, часть народов Северного Кавказа и т. д.), к обороне социалистического государства. Национальные части создавались по принципу территориальности. Этот принцип не соответствовал новой обстановке.

В постановлении констатировалось, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия и Военно-Морской Флот являются Вооруженными Силами Советского Союза, призванными защищать государство в целом, на всех его сухопутных и морских границах. Поэтому формирование вооруженных сил должно и может строиться только на общих для всех народов страны принципах — всеобщей воинской обязанности и экстерриториальности формирования воинских частей. Учитывая это, ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановили: национальные части, соединения, военные училища и школы переформировать в общесоюзные с экстерриториальным комплектованием, изменив соответственно дислокацию частей и соединений; граждан национальных республик и областей призывать к несению военной службы на общих со всеми национальностями СССР основаниях {686}.

К концу 30-х годов значительно повысились мобилизационная готовность, организационная структура, огневая мощь и маневренность войск.

Осуществлялось гармоничное развитие всех родов войск и видов вооруженных сил. При этом главное значение придавалось увеличению удельного веса технических частей.

Основой Советских Вооруженных Сил являлись сухопутные войска, совершенствованию которых уделялось особое внимание. Внутри них ведущим родом войск считалась пехота (стрелковые войска). К началу 1939 г. в стрелковых дивизиях, которые были сведены в 25 корпусов, были приняты два типовых штата мирного времени: один — в 6959, а другой — в 5220 человек. По штату военного времени дивизия насчитывала 16 797 человек. В ее составе развертывались вторые артиллерийские полки (гаубичные), по дивизиону противотанковых и зенитных орудий, взвод крупнокалиберных пулеметов, а в полках — минометные взводы.

Возросла огневая мощь стрелковых соединений. С января 1936 г. по январь 1939 г. количество противотанковых орудий в дивизии увеличилось с 18 до 36, орудий среднего и крупного калибра — с 62 до 78, минометов — с 18 до 30, пулеметов — с 446 до 472; вместо танкового батальона была введена рота, и количество танков и танкеток уменьшилось с 54 до 17 {687}. Освободившиеся танки стрелковых дивизий направлялись на усиление танкового парка резерва Главного Командования.

Серьезным организационным изменениям подверглась артиллерия — главная огневая сила сухопутных войск. Возросло количество дивизионной и корпусной артиллерии. В состав каждого стрелкового корпуса вводилось по два артиллерийских полка: дальнего действия (36 орудий) и большой мощности (30 орудий), а также зенитный дивизион (18 орудий). [200] В 1939 г. артиллерия резерва Главного Командования состояла из 24 полков (969 орудий) на механизированной тяге {688}.

Значительно изменились войска противовоздушной обороны, где число зенитных систем возросло почти в два раза, а дальность их стрельбы — на 60 процентов {689}.

На основании постановления Советского правительства в 1937 г. для противовоздушной обороны Москвы, Ленинграда, Баку были сформированы корпуса ПВО, включавшие зенитные артиллерийские дивизии, прожекторные, пулеметные и аэростатные полки. Зенитное прикрытие других городов возлагалось на дивизии и отдельные бригады ПВОГ состоявшие из артиллерийских, прожекторных частей, подразделений ВНОС и аэростатов заграждения {690}. Переход в войсках ПВО к созданию крупных соединений повысил их возможности в решении задач по прикрытию важнейших объектов страны.

В 1938 г.перестраиваются бронетанковые и механизированные войска. Механизированные бригады и корпуса были переформированы в танковые с преобладанием в них бронетанковых частей и подразделений.

Танковые корпуса включали две легкотанковые и одну моторизованную стрелково-пулеметную бригады. Отдельные легкотанковые бригады состояли из четырех танковых и одного разведывательного батальонов. Тяжелая танковая бригада имела три линейных танковых батальона и: один кадрированный. Парк боевых машин в первом типе бригад увеличился со 177 до 295 танков, во втором — с 94 до 139. К началу 1939 г. бронетанковые войска имели 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкотанковые бригады танков БТ и Т-26, 4 тяжелые танковые бригады танков Т-28 и Т-35 и 3 химические (огнеметные) {691}. Численность танкового парка и личного состава увеличилась за три года в два, а огневая мощь — в три раза.

Бронетанковые и механизированные войска стали одним из важнейших родов войск, обладавших большой ударной и огневой силой.

Спустя год организационная структура бронетанковых войск вновь подвергается значительным изменениям. Вместо танковых корпусов было признано целесообразным иметь в сухопутных войсках моторизованные дивизии и однотипные танковые бригады с постепенным оснащением их новыми танками Т-34 и КВ {692}.

Существенную перестройку претерпели Военно-Воздушные Силы, В середине 30-х годов основным соединением советской авиации являлась авиационная бригада, состоявшая из авиационных эскадрилий. Но уже с 1938 г. на основе боевого опыта в Испании и Китае авиаэскадрильи были разукрупнены с 32 до 12 — 15 самолетов; стали создаваться авиационные полки по родам авиации, объединявшиеся в авиабригады однородного или смешанного состава. Основной тактической единицей считался авиационный полк. Бомбардировочный и легкоштурмовой полки имели 5, а тяжелый бомбардировочный и истребительный — 4 эскадрильи. Эскадрилья состояла из 4 — 5 звеньев по три самолета в каждом.

Для решения оперативно-стратегических задач в 1936 г. была создана авиация особого назначения в составе трех авиационных армий. В начале 1939 г. советская авиация имела 3 армии, 38 бригад и 115 полков {693}. [201]

Переход к полковой системе усилил основную тактическую единицу почти вдвое, повысил боевые возможности ВВС, обеспечил большую гибкость в управлении и лучшее взаимодействие между различными родами авиации, а также между авиацией и сухопутными войсками.

Большим изменениям подвергся авиационный тыл. Авиапарки, находившиеся в авиасоединениях, были ликвидированы. Вместо них создаются авиабазы, входившие в авиарайоны. Каждая авиабаза предназначалась для обслуживания не более двух авиаполков. Авиационные формирования после вывода из них тыловых органов значительно повысили свою подвижность и боевую готовность.

В 1938 г. ликвидируется организационная пестрота в авиадесантных войсках. Их части, переформированные в шесть парашютно-десантных бригад, были включены в состав стрелковых войск.

Сократилась численность кавалерии. Ее личный состав направлялся на формирование технических родов войск. Если в конце 1936 г. насчитывалось 32 кавалерийские дивизии, то в начале 1939 г. — 26 (они были сведены в 5 кавалерийских корпусов) {694}.

Улучшилась организационная структура войск связи. В частях связи военных округов, в стрелковых, кавалерийских и танковых соединениях создавались радиоподразделения. Отдельные роты связи дивизий развертывались в отдельные батальоны, в состав полков вводились роты, а батальонов — взводы связи. Соответственно изменялась структура частей и подразделений связи в авиации, ПВО и артиллерии.

Развертывались войска специального назначения. В ряде военных округов формировались отдельные подразделения химической защиты. Для строительства и эксплуатации новых железнодорожных линий оборонного значения создается особый корпус железнодорожных войск в составе пяти бригад.

Совершенствовался организационно и рос численно Советский Военно-Морской Флот. Поступление новых надводных кораблей, подводных лодок, торпедных катеров позволяло усиливать эскадры, формировать новые дивизии эскадренных миноносцев, дивизионы и бригады подводных лодок, торпедных катеров, подразделения вспомогательных судов. Возникли десятки артиллерийских батарей береговой обороны, новые эскадрильи и полки морской авиации. Боевая мощь Советского Военно-Морского Флота в годы, предшествовавшие началу войны, значительно возросла.

В 1939 г. советские морские силы состояли из четырех флотов — Балтийского, Черноморского, Северного, Тихоокеанского — и пяти речных и морских флотилий. Военно-Морской Флот имел 3 линкора, 4 крейсера, 40 лидеров и эскадренных миноносцев, 184 подводные лодки, 279 торпедных катеров и другие типы боевых кораблей {695}.

ЦК ВКП(б) и Советское правительство провели крупные изменения в высшем и окружном аппарате управления Вооруженных Сил СССР. В целях улучшения военного районирования на европейской части Советского Союза были дополнительно образованы два военных округа — Калининский и Орловский.

В связи с возросшими задачами по обороне морских рубежей, сложностью новой боевой техники и вооружения флота, особенностями его боевого применения в декабре 1937 г. из состава Наркомата обороны выделяется самостоятельный общесоюзный Наркомат Военно-Морского Флота с органом оперативного управления — Главным морским штабом. [202]

В мае 1937 г. в округах, на флотах, в армиях и флотилиях были созданы военные советы, куда вошли видные военные и партийные работники. Военный совет округа подчинялся непосредственно народному комиссару обороны и нес полную ответственность за политико-моральное состояние, постоянную боевую и мобилизационную готовность войсковых частей и военных учреждений, расположенных на его территории. Приказы подписывались командующим, одним из членов Военного совета и начальником штаба.

В мае 1937 г. решением ЦК ВКП(б) и СНК СССР во всех воинских соединениях, частях, штабах, на кораблях и в учреждениях Советской Армии была введена должность военного комиссара, а в ротах и равных им подразделениях — политрука. На должности комиссаров назначались наиболее подготовленные политработники и командиры. Для пополнения комиссарского состава решением ЦК ВКП(б) была мобилизована большая группа коммунистов. Это привело к усилению партийно-политической работы, дало возможность командирам сосредоточить внимание на боевой и оперативно-тактической подготовке войск.

13 марта 1938 г. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР при Наркомате обороны был образован Главный Военный Совет Рабоче-Крестьянской Красной Армии в составе К. Е. Ворошилова (председатель), В. К. Блюхера, С. М. Буденного, Г. И. Кулика, Л. З. Мехлиса, И. В. Сталина, И. Ф. Федько, Б. М. Шапошникова, Е. А. Щаденко. Одновременно был образован Главный Военный Совет Военно-Морского Флота в составе П. А. Смирнова (председатель), Л. М. Галлера, А. А. Жданова, И. С. Исакова, Н. Г. Кузнецова, Г. И. Левченко и других.

На Главные Военные Советы возлагалось рассмотрение важнейших вопросов строительства Советских Вооруженных Сил и укрепления обороноспособности СССР: планов обороны страны, мобилизации, формирования частей и соединений, технического оснащения и вооружения армии, воспитания и обучения воинов. Советы действовали как коллегиальные органы и несли полную ответственность перед ЦК ВКП(б) и правительством за осуществление их директив и указаний. Однако это не снижало роли и личной ответственности наркомов.

Обстоятельства международного и внутреннего характера вызывали необходимость осуществления неотложных мероприятий в деле подготовки и воспитания военных кадров. Переход к кадровой системе комплектования и организации армии, создание новых частей и соединений требовали большого количества хорошо подготовленных военных специалистов. В стрелковых войсках ощущался некомплект в среднем и старшем командно-начальствующем составе. Проблема военных кадров являлась одной из самых острых. Не решив ее, невозможно было успешно осуществить организационные мероприятия, направленные на развертывание Советских Вооруженных Сил.

Победа социализма в СССР, социально-политическое и идейное единство советского общества явились могучей экономической, политической и моральной основой роста и укрепления всех кадров страны, в том числе и военных.

Опираясь на эти достижения, Коммунистическая партия усилила работу по подготовке военных кадров, по совершенствованию системы комплектования военно-учебных заведений, в которых обучался командно-начальствующий состав.

В связи с развитием технических родов войск и ростом общей технической оснащенности Вооруженных Сил Центральный Комитет партии обращал особое внимание на подготовку кадров бронетанковых, инженерных войск, войск связи, авиации, флота, на техническую, военную подготовку и политическое воспитание всего начсостава. [203]

Система комплектования Советской Армии командным и начальствующим составом определялась «Положением о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА» от 22 сентября 1935 г. {696}. Этим постановлением вводились персональные воинские звания.

В ноябре 1935 г. большой группе высших командиров Советской Армии ЦИК и СНК СССР присвоили новые воинские звания. Звание Маршала Советского Союза получили В. К. Блюхер, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, А. И. Егоров, M. H. Тухачевский. Звания командарма 1 ранга были удостоены И. П. Белов, С. С. Каменев, И. П. Уборевич, Б. М. Шапошников, И. Э. Якир; командарма 2 ранга — Я. И. Алкснис, И. И. Вацетис, И. Н. Дубовой, П. Е. Дыбенко, Н. Д. Каширин, А. И. Корк, М. К. Левандовский, А. И. Седякин, И. Ф. Федько, И. А. Халепский; флагмана флота 1 ранга — М. В. Викторов, В. М. Орлов; флагмана флота 2 ранга — Л. М. Галлер, И. К. Кожанов; флагмана 1 ранга — К. И. Душенов. Звание армейского комиссара 1 ранга было присвоено начальнику Политического управления РККА Я. Б. Гамарнику.

В течение 1935 — 1936 гг. был переаттестован весь средний и старший командный, политический, инженерно-технический, медицинский, интендантский состав армии, авиации и флота.

Основным источником пополнения армии командным, начальствующим и политическим составом являлись военно-учебные заведения, которые были значительно расширены. В 1936 г. в Советском Союзе было 12 военных академий, военно-ветеринарный институт и 75 военных школ (50 сухопутных, 18 военно-воздушных и 7 военно-морских). К концу года в военных школах обучалось 63 440, а в военных академиях — 11 тыс. человек {697}. Поскольку армия испытывала острую нужду в командирах, в 1936 — 1939 гг. было открыто еще 8 пехотных, 10 артиллерийских, 14 летных и летно-технических школ {698}.

В 1937 г. с целью улучшения подготовки командных кадров среднего звена военные школы преобразуются в училища. В следующем году руководство ими было передано центральным управлениям НКО с учетом их специализации. Преимущественное право поступления в среднее военно-учебное заведение получили командиры из войск. Срок обучения в военных училищах сокращается до двух лет, а их штаты расширяются почти вдвое. Введение стабильных программ и единого учебного распорядка, увеличение учебного времени на изучение военных дисциплин значительно повысили уровень боевой подготовки молодых командиров.

По указанию ЦК ВКП(б) летные и военно-технические училища укомплектовывались в основном коммунистами и комсомольцами. В 1936 г. в эти училища по специальному комсомольскому набору было направлено 6,5 тыс. комсомольцев. Подготовку кандидатов в военно-артиллерийские училища осуществляли средние специальные школы Наркомпроса РСФСР и УССР. В 1938 г. в 16 таких специальных школах обучалось 6812 человек {699}.

К сентябрю 1939 г. число обучавшихся в военных училищах достигло 78 тыс. человек. Многие командиры и политработники получили военное образование на войсковых курсах младших лейтенантов, воентехников, замполитруков. За три предвоенных года военные училища [204] окончили 48 тыс., а курсы — 80 тыс. командиров, из них 14 тыс. среднего политсостава {700}.

Для подготовки младших командиров вместо учебных команд были созданы полковые школы и курсы. Контингент младшего комсостава пополнялся и за счет части старослужащих. Благодаря такой системе обучения и комплектования командиров младшего звена недостаток их в армии постепенно был ликвидирован.

К 1939 г. в Советской Армии имелось 14 военных академий и 6 специальных военных факультетов при гражданских вузах; здесь обучалось более 20 тыс. слушателей. Кроме того, вечерние и заочные курсы при военных академиях охватывали до 15 тыс. человек {701}. Особое место среди высших учебных заведений занимала Академия Генерального штаба, созданная в 1936 г.; в ее стенах проходил подготовку высший и старший командный состав.

Благотворное влияние на улучшение учебной работы в военных академиях оказало постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 23 июня 1936 г. «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой», которое подвергло критике недостатки в деятельности высшей школы, определило конкретные направления ее работы. В соответствии с указаниями ЦК партии военные академии перестроили учебный процесс, уточнили профиль и характер подготовки, улучшили методы обучения и воспитания слушателей. В НКО было образовано управление высших военно-учебных заведений.

Высшие военно-учебные заведения имели высококвалифицированные кадры, что позволяло проводить большую научно-исследовательскую работу. Только в 1938 г. 17 преподавателям и научным работникам военных академий были присвоены ученые звания профессоров, 22 — степени докторов наук и 116 — кандидатов наук. В 1939 г. научную работу в военных академиях вели 6 академиков, 9 членов-корреспондентов, 12 заслуженных деятелей науки, свыше 100 докторов наук и более 100 профессоров {702}.

Важнейшей формой совершенствования знаний командного состава была командирская подготовка. Народный комиссар обороны, определяя ее программу, требовал отличного усвоения уставов, приказов и наставлений РККА, умения применять их на практике. Для командиров и начальников всех степеней устанавливался 8-часовой рабочий день с пребыванием в части не более 10 часов. Для самообразования отводилось три вечера в шестидневку, а для плановой командирской учебы — три дня в месяц. Занятия проводились по группам, которые создавались с учетом уровня подготовки каждого обучающегося.

Однако в работе с военными кадрами были и существенные недостатки. Из-за частых перемещений многие командиры не успевали приобрести необходимый практический опыт по руководству войсками. Нередко на руководящие посты выдвигались лица, которые не имели достаточных знаний. Широко практиковалось временное исполнение обязанностей. Общее количество назначений и перемещений начсостава за 1938 г. и первый квартал 1939 г. составило 68,8 процента штатной численности, а по группе строевых должностей от командира полка и выше — 73,9 процента. Это объяснялось в значительной мере тем, что армия в то время расширялась, появлялось все больше новых частей, соединений и учебных заведений. [205]

В 1937 — 1938 гг. вследствие необоснованных обвинений из армии было уволено значительное количество командиров и политработников. На основе решения январского (1938 г.) Пленума ЦК партии в НКО была создана специальная комиссия для разбора жалоб уволенных из армии. Она установила, что многие из них были отстранены от занимаемых должностей без должных оснований. Ошибки в работе с военными кадрами удалось в значительной мере устранить и добиться того, что в Советские Вооруженные Силы перед второй мировой войной вернулись преданные Родине, Коммунистической партии, подготовленные в военном отношении кадры командиров и политработников.

Мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства в области укрепления обороноспособности страны, усиления боевой мощи и повышения боеготовности Советской Армии и Военно-Морского Флота касались также пограничных и внутренних войск.

Важнейшую роль в подготовке Советских Вооруженных Сил к защите социалистической Родины Коммунистическая партия отводила партийно-политической работе в войсках и на кораблях, руководство которой осуществляли Политическое управление РККА и Политическое управление Военно-Морского Флота, работавшие на правах отделов ЦК ВКП(б).

Опираясь на экономические, политические и духовные завоевания советского народа, Коммунистическая партия направляла усилия командиров и политработников, партийных и комсомольских организаций на повышение политико-морального состояния войск, всестороннее укрепление боевой мощи армии и флота.

В условиях развертывания Вооруженных Сил на кадровой основе, формирования и сколачивания многих сотен новых частей и подразделений, освоения поступавшей в войска новейшей техники, оружия, перестройки всей системы боевой подготовки и воспитания бойцов и командиров задачи партийных и комсомольских организаций становились неизмеримо более сложными и ответственными. Для успешного решения этих задач было необходимо создать в армии и на флоте многочисленные полнокровные партийные организации, укрепить партийное ядро в каждой роте, батальоне, полку, на большом и малом корабле, привлечь в ряды коммунистов воинов ведущих военных профессий, наиболее сознательных бойцов и командиров. От активности партийных и комсомольских организаций, от их влияния на массы воинов зависел уровень боевой готовности и выучки подразделений, частей и соединений.

В феврале 1938 г. Центральный Комитет принял постановление «О приеме красноармейцев в партию». Согласно постановлению в первую очередь в партию принимались красноармейцы, младшие командиры срочной службы и курсанты из рабочих, имевшие пятилетний (с учетом службы в армии) производственный стаж. При приеме в партию комсомольцев рекомендация ротного комсомольского собрания, подтвержденная полковым бюро ВЛКСМ и утвержденная политотделом дивизии, приравнивалась к рекомендации двух членов партии. Это постановление имело важное значение для роста рядов армейских партийных организаций.

С понижением призывного возраста значительно возросла роль армейского комсомола. Учитывая это, ЦК ВКП(б) в январе 1938 г. создал в Политическом управлении РККА отдел по работе среди комсомольцев; во всех политуправлениях округов, флотов, политотделах соединений и учебных заведений вводилась должность помощника начальника политоргана по комсомолу.

Спустя два месяца ЦК партии утвердил новое «Положение о комсомольских организациях в Красной Армии», которое упорядочило прием воинов [206] в члены ВЛКСМ, расширило права ротных комсомольских организаций, способствовало росту численности ленинского союза молодежи.

Исторические решения XVIII съезда Коммунистической партии еще более стимулировали деятельность политических органов, партийных и комсомольских организаций, способствовали росту партийно-комсомольской прослойки в армии. Если в 1937 г. в войсках было принято в партию 13 152,а в комсомол — 96 205 человек, в 1938 г. — соответственно 101 310 и 388 тыс. человек {703}, то за 1939 г. партийные ряды выросли на 165 тыс., а комсомольские — на 346 601 человек. Партийно-комсомольская прослойка в Советских Вооруженных Силах неуклонно увеличивалась. В начале 1937 г. она составляла 38 процентов, в конце 1938 г. — 66, в августе 1939 г. — около 70 процентов всего состава армии и флота. Этот закономерный процесс отражал возрастающую роль партии, ее влияние в массах, укрепление связи с народом и улучшение работы партийных организаций. Вместе с тем ЦК ВКП(б) предупреждал о необходимости строго индивидуального отбора при приеме в партию новых членов, требовал пополнять ее ряды лучшими воинами.

Неослабное внимание партия уделяла идейно-политической закалке командно-начальствующего состава. Марксистско-ленинская подготовка для него являлась обязательной и проводилась систематически; изучались революционная теория, история ВКП(б), международное и внутреннее положение страны, решения партии и правительства. Наиболее важные проблемы обсуждались на сборах в масштабе дивизии, корпуса и округа.

Политорганы и партийные организации развернули широкую сеть партийного и комсомольского просвещения: кружки по истории партии, вопросам внешней и внутренней политики, а также комсомольские и кандидатские школы. Партийно-комсомольский актив учился в дивизионных партийных школах; в 1939 г. их посещало около 40 тыс. человек {704}. В крупных гарнизонах для наиболее подготовленных в политическом отношении командиров создавались вечерние комвузы. С красноармейцами, краснофлотцами и младшими командирами систематически проводились политзанятия и политинформации. Напряженная работа политорганов и партийных организаций по коммунистическому воспитанию советских воинов благотворно влияла на укрепление воинской дисциплины, повышение политико-морального состояния, боеспособности и боеготовности армии и флота.

На новую ступень была поднята военно-техническая пропаганда, осуществлявшаяся в самых разнообразных формах. Личный состав настойчиво осваивал поступавшую в войска технику и вооружение, учился наиболее эффективно применять их в бою. В авангарде движения за быстрейшее овладение техникой и умелое ее использование, улучшение боевой и тактической подготовки шли коммунисты и комсомольцы.

Накануне второй мировой войны Коммунистическая партия и Советское правительство осуществили ряд важных мер, направленных на повышение морально-боевых качеств личного состава Советских Вооруженных Сил.

В октябре 1938 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР были учреждены боевые медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Тысячи красноармейцев и командиров были награждены этими медалями за мужество и отвагу, проявленные в боях с японскими милитаристами в 1938 — 1939 гг. [207]

Значительным событием в жизни всех советских воинов явилось утверждение Президиумом Верховного Совета СССР 3 января 1939 г. нового текста Военной присяги и положения о порядке ее принятия. Теперь каждый воин перед строем своих товарищей читал текст присяги и подписью скреплял священную клятву до последней капли крови служить народу. День принятия присяги личным составом объявлялся торжественным праздником части. Глубоко патриотическое содержание присяги, новая форма ее принятия способствовали усилению личной ответственности воинов за выполнение своего долга перед социалистической Родиной.

Большое идейно-воспитательное значение имела партийно-политическая работа, проводимая политорганами, командирами, партийными и комсомольскими организациями во время подготовки подразделений и частей к принятию присяги. В эти дни текст присяги тщательно изучался на политических занятиях. В празднично украшенных Домах Красной Армии, клубах и ленинских комнатах устраивались выставки боевого пути части и соединения, оформлялись фотовитрины героев, проводились лекции, доклады и беседы, встречи с красноармейцами старых большевиков, Героев Советского Союза, торжественные вечера, концерты, разучивание новых популярных песен. Организовывались экскурсии на предприятия, демонстрации историко-революционных и военных кинофильмов. 23 февраля 1939 г. весь личный состав Советской Армии и Военно-Морского Флота, включая членов Главных Военных Советов, в торжественной обстановке принял новую присягу.

Составной частью политико-воспитательной работы в Вооруженных Силах являлась культурно-массовая работа. Повышение ее уровня и улучшение содержания стали возможны на основе победы в стране культурной революции, осуществленной советским народом под руководством Коммунистической партии. В 1939 г. на культурно-просветительную работу в Советской Армии было отпущено 230 млн. рублей, то есть в 2,3 раза больше, чем в 1935 г. Если в 1935 г. в армии и на флоте насчитывалось 17 359 ленинских уголков, то в начале 1939 г. их стало 26 435, клубов соответственно — 1449 и 1900, Домов Красной Армии — 165 и 267. Значительно увеличилась сеть радиоузлов, кинопередвижек и т. и. Одних только радиоточек в начале 1939 г. имелось 350 тыс. Личный состав выписывал 1 млн. 725 тыс. газет и 471 500 журналов {705}.

Значительную работу вели центральные и окружные культурные учреждения армии и флота: Центральный театр Красной Армии, Краснознаменный ансамбль песни и пляски, Центральный музей Красной Армии, постоянная художественная выставка, открытая в честь 20-летия РККА и ВМФ.

Могучим средством воспитания личного состава Вооруженных Сил являлось кино. В 1939 г. армейские культурно-просветительные учреждения имели в своем распоряжении 9400 экземпляров художественных фильмов (144 названия), 2 тыс. хроникальных (около 100 названий), 1920 фильмов-песен (18 названий), 650 узкопленочных фильмов (15 названий).

По указанию Политического управления РККА улучшилось снабжение фильмами отдаленных частей и гарнизонов. Художественные кинокартины демонстрировались в красноармейских клубах не менее шести раз в месяц, хроникальные и научно-документальные фильмы — два раза в неделю. Кинофильмы широко использовались на политических занятиях, в системе марксистско-ленинской подготовки командного состава, при проведении массовых агитационно-пропагандистских мероприятий. [208]

Значительная роль в политическом и культурном воспитании отводилась библиотекам. Благодаря заботе партии библиотечное дело в Советских Вооруженных Силах получило в эти годы огромное развитие. В 1939 г. в армии насчитывалось свыше 2500 библиотек с книжным фондом 25 млн. томов, а на флоте — около 400 библиотек с фондом 3 млн. томов. Читателями библиотек состояло около 90 процентов личного состава Советских Вооруженных Сил.

Важное место в партийно-политической работе Вооруженных Сил отводилось военной печати. В Вооруженных Силах издавались центральные, окружные, дивизионные газеты, а также журналы. Ведущее место занимала «Красная звезда» — ежедневная всеармейская газета, издаваемая с 1924 г. Центральный Комитет партии в 1938 г. вскрыл ряд серьезных недостатков в ее работе и укрепил редакцию газеты знающими дело политработниками и командирами. Была улучшена материально-техническая база издательства. Для квалифицированного и оперативного освещения боевой и политической учебы войск в каждом военном округе вводился постоянный корреспондент газеты, а в некоторых округах (КОВО, БОВО, ЛВО) и в ОКДВА {706} даже по два. Наряду с «Красной звездой» существовала армейская газета «Боевая подготовка», издававшаяся с 1930 г. малым форматом. По постановлению ЦК ВКП(б) от 8 марта 1938 г. она стала выходить три раза в неделю большим форматом. Газета широко освещала опыт боевой и политической подготовки в отделении, взводе, экипаже, роте и батарее, печатала статьи по вопросам огневой и тактической подготовки мелких подразделений, материалы к политическим занятиям, консультации на политические, научные темы, рассказывала о жизни и быте войск. Газета пользовалась большой популярностью.

В 1938 г. создается ежедневная центральная военно-морская газета «Красный флот», отражавшая все стороны военно-морской службы, ее специфику и особенности.

В 1939 г. издавалось 15 окружных ежедневных газет тиражом 20 — 40 тыс. экземпляров каждая, 4 газеты флотов, выходившие три раза в неделю общим тиражом 60 тыс. экземпляров. Кроме этого политорганами выпускались многотиражные газеты соединений, издавались брошюры, листовки, плакаты.

По постановлению Главного Военного Совета, принятому в ноябре 1938 г., началось издание «Библиотеки красноармейца». За два года было выпущено массовым тиражом 78 брошюр и книг на политические, военные, военно-технические и естественнонаучные темы.

В 1936 — 1939 гг. Коммунистическая партия и Советское правительство провели огромную работу по укреплению Вооруженных Сил СССР. Важнейшее значение имел переход от смешанной кадрово-милиционной системы к строительству армии на единой кадровой основе. В истории Советской Армии такой переход, по существу, означал вторую военную реформу.

Армия и флот располагали подготовленными командирами и политработниками, до конца преданными Коммунистической партии и социалистической Родине.

Совершенствовались организация войск и система их управления, обучение и воспитание личного состава. Партия повысила роль Комитета Обороны при СНК СССР и Главных Военных Советов РККА и Военно-Морского Флота, военных советов округов и флотов, которые обсуждали все принципиальные вопросы строительства Вооруженных Сил и принимали по ним соответствующие решения. [209]

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.