Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Борьба коммунистических партий и политических идей перед второй мировой

Стратегическая ориентировка, выработанная в 1935 г. VII конгрессом Коминтерна, нашла широкую поддержку в рядах коммунистических и рабочих партий, стала программой их практической деятельности по мобилизации народных масс на борьбу с фашизмом, против реакции и войны. Осуществление программы Коминтерна открывало перед рабочим классом и трудящимися перспективы: через антифашистскую, общедемократическую борьбу — к победе новой демократии и социализму, через сплочение всех прогрессивных миролюбивых сил — к созданию несокрушимого барьера на пути поджигателей войны.

В обстановке усиления империалистической агрессии и роста антивоенного движения масс исключительное значение для международного коммунистического движения приобрело правильное сочетание борьбы за демократию с борьбой за социализм. На важность этого вопроса при выработке стратегии и тактики пролетариата в свое время указывал В. И. Ленин. «Было бы коренной ошибкой думать, — писал он, — что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. и. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию» {731}.

В борьбе против опасности войны политика Коминтерна предусматривала ликвидацию раскола в рабочем классе и создание тем самым единого рабочего фронта, а также создание народного фронта путем сплочения вокруг пролетариата крестьянства, мелкой буржуазии города, ремесленников, трудовой интеллигенции, всех антифашистских элементов наций. Она позволяла объединить широкие слои населения и нанести поражение фашизму, преградить путь войне и создать благоприятные условия для последующей борьбы за социализм. Она открывала возможности для установления единого антиимпериалистического фронта в колониальных и зависимых странах, перспективу их освобождения и вступления на путь самостоятельного развития.

Гитлер, Хорти и Крупп на торжествах в связи со спуском на воду тяжёлого крейсера Принц Евгений. Киль. Август 1938 г.
Гитлер, Хорти и Крупп на торжествах в связи со спуском на воду тяжёлого крейсера Принц Евгений. Киль. Август 1938 г.

После укрепления фашистских режимов в ряде стран Европы и образования очагов новой мировой войны ведущая роль международного рабочего класса в демократическом движении приобрела еще большее значение. В авангарде антифашистской борьбы шли коммунистические [222] партии — наиболее передовой и организованный отряд народных масс. Только за четыре года (1935 — 1939) численность компартий в капиталистических странах увеличилась более чем в два раза и достигла 1 750 тыс. человек {732}.

Однако осуществление новой ориентировки Коминтерна наталкивалось на большие трудности, порожденные как объективными, так и субъективными факторами. Продолжала сказываться раздробленность рабочего движения, отсутствовало единство в профсоюзном движении. Во многих странах, особенно там, где утвердился фашизм, на компартии обрушилась волна репрессий и террора.

Ожесточенную кампанию против решений VII конгресса Коминтерна повели правые социал-демократические лидеры, а также левацкие, троцкистские и полутроцкистские элементы в рабочем движении. Если правые социал-демократические вожди, страшась марксистско-ленинской стратегии и тактики Коминтерна, цеплялись за свою прежнюю политику «классового мира» с буржуазией, проповедовали, что переход к социализму возможен без революционной борьбы, то «левые» обвиняли коммунистов в реформизме, пацифизме, толкали их к отрыву от масс.

Внутри коммунистических партий еще не были преодолены сектантские тенденции, порождавшие недооценку тактики единого антифашистского фронта. Новую политическую ориентировку коммунистическому движению приходилось проводить в жизнь в условиях расширявшихся актов агрессии, втягивания все большего числа народов и государств в европейский и дальневосточный узлы войны. Это требовало от коммунистических и рабочих партий точной классовой оценки каждого агрессивного акта, выработки наиболее целесообразных способов и форм борьбы, вовлечения широких слоев населения в движение за сохранение мира.

Буржуазная историческая наука, спекулируя на трудностях предвоенных лет, прилагает немало усилий, чтобы извратить характер и цели антивоенного движения народных масс, оклеветать международный рабочий класс, компартии, ориентировку Коминтерна. Так, Ф. Боркенау в написанной еще в 1939 г. и переизданной в 1962 г. книге «Мировой коммунизм. История Коммунистического Интернационала» пытается обосновать ложный тезис, что коммунистическое движение во второй половине 30-х годов будто бы не имело массовой социальной базы, что после VII конгресса Коминтерна произошло ослабление компартий, поскольку провозглашенный им лозунг интернационализма якобы на деле означал лишь защиту одной страны — Советского Союза {733}.

Книга Е. Лайонса «Красное десятилетие. Классическая работа о коммунистическом движении в Америке в 30-х годах», вышедшая в свет в 1941 г. и переизданная через тридцать лет, имеет целью дискредитацию народного фронта в США. Автор — ярый антикоммунист — не может обойти тот исторический факт, что многие представители американской общественности, большинство рабочего класса правильно восприняли антифашистские лозунги Коминтерна. Вместе с тем его работа направлена против компартии США и отстаивает версию, будто антивоенная борьба трудящихся масс подрывала «национальную оборону США» {734}.

Коминтерн и компартии, исходя из решений VII конгресса, развернули огромную работу по созданию единого рабочего и народного [223] фронта и в качестве основы этого фронта выдвинули лозунги антифашистской и антивоенной борьбы. Первые итоги деятельности коммунистических и рабочих партий в этом направлении подводились на заседании Президиума ИККИ 20 ноября 1935 г. В докладе О. Куусинена отмечалось, что часть коммунистических партий вела лишь пропаганду идеи единого фронта, не предпринимая достаточно активных массовых действий, способных сломить сопротивление противников единства. Ставилась задача преодолеть эти недостатки, перенося центр тяжести борьбы за единство на места, в массы {735}.

Важной вехой на пути реализации и развития новой политики Коминтерна в борьбе за народный фронт, за мир, против фашистской агрессии явились заседания Президиума ИККИ 23 марта — 1 апреля 1926 г. В их подготовке активно участвовали представители ВКП(б). Был детально проанализирован опыт борьбы компартий Франции, США, Польши, Германии, Чехословакии, Великобритании за осуществление решений VII конгресса Коминтерна, а также рассмотрены проблемы антиимпериалистической борьбы в Китае.

Генеральный секретарь ИККИ Г. Димитров, отметив несомненные успехи рабочего и народного фронта во Франции, Испании и некоторых других странах, подчеркнул, что они свидетельствуют о правильности новой ориентировки. Придавая первостепенное значение единому фронту пролетариата в борьбе против войны, он заявил: «Нельзя бороться против войны без международных действий пролетариата. Мы не можем бороться против войны без единства борьбы, без единства платформы... Мы должны дать такую конкретную платформу, международную интернациональную политику пролетариата, которая повела бы народные массы, могла кристаллизировать левое революционное крыло социал-демократических партий и расчистила бы дорогу действиям рабочего класса в борьбе против общего классового врага» {736}. Г. Димитров советовал компартиям провести необходимую подготовку, продумать вопрос о связях, расстановке кадров и других мероприятиях на случай войны.

М. Торез в своем выступлении раскрыл неразрывную связь внутренней политики народного фронта во Франции с борьбой против войны. Он указал на то, что среди французской монополистической буржуазии существует сильное прогерманское течение, к которому примыкают и некоторые социал-демократические деятели, готовые из антикоммунистических побуждений на уступки агрессору. Компартия считает необходимым усилить борьбу против французских сторонников гитлеровцев. Она поддерживает советско-французский договор, симпатии к которому росли вместе с усилением угрозы нападения Германии. «Партия стремится доказать, — говорил М. Торез, — что франко-советский пакт полезен народу Франции еще более, чем Советскому Союзу» {737}.

Весьма острым и сложным оказался вопрос об отношении рабочего класса и компартий к некоторым оборонительным мероприятиям буржуазных правительств тех стран, которым угрожало фашистское нападение, в частности к принимаемым ими законам об обороне, военным бюджетам, законам о расширении армии, к действиям в Лиге наций и т. д. Компартии не могли поддерживать военную политику буржуазных правительств и военный бюджет в целом, поскольку буржуазия использовала государственный аппарат и армию против трудящихся. Однако в сложившейся ситуации не исключались выступления коммунистов в поддержку мер [224] защиты населения от ужасов войны, усиления обороноспособности народа перед угрозой фашистской агрессии {738}.

ИККИ высказался за выдвижение компартиями конструктивной программы по вопросам международной политики, направленной на предотвращение агрессии. Об этом говорили Г. Димитров, Д. Мануильский, П. Тольятти. В частности, Г. Димитров, оценивая положение в Чехословакии, считал целесообразным, чтобы КПЧ выступила с предложениями, направленными на «подлинную защиту свободы и независимости чешского народа...» {739}.

Президиум Исполкома Коммунистического Интернационала рекомендовал компартиям стран, оказавшихся перед непосредственной угрозой фашистской агрессии, не относиться безразлично к вопросам защиты страны, не закрывать глаза на опасность, грозившую извне, а активно участвовать в оборонных мероприятиях против фашистской агрессии, бороться за чистку армии от фашистских элементов, демократизацию всей государственной и общественной жизни. Это явилось бы лучшей гарантией эффективной защиты от нападения {740}.

При непосредственном участии представителей ВКП(б) и других коммунистических партий Коминтерн разработал программу развертывания антивоенной борьбы, создания всемирного фронта мира. Такой фронт должен был объединить СССР и все миролюбивые государства, которым угрожала агрессия, все антифашистские и антивоенные силы. Огромная роль в этой борьбе отводилась единым выступлениям международного пролетариата против войны и фашизма.

Еще в конце 1935 г., призывая к сплочению всех антифашистов и сторонников мира, ИККИ отмечал, что только таким путем можно «сломить сопротивление противников единого фронта и положить конец распылению своих сил в борьбе против фашизма и войны» {741}. На страницах газет и журналов, издаваемых компартиями, разоблачались противники антивоенных действий рабочего класса, коллективного отпора агрессорам.

Президиум ИККИ верно определил основные тенденции развития международных событий и указал, что германские фашисты, нацеливая свой удар против СССР, в данный момент готовят агрессию прежде всего против Австрии, Чехословакии, Польши и Франции. «Германскому фашизму, — отмечал Г. Димитров, — гораздо легче послать армию сначала на захват территорий соседних государств под лозунгом «национального объединения всех немцев» и лишь потом — на войну с могущественной Страной Советов». Точно так же, продолжал он, и на Дальнем Востоке: японский империализм будет сначала стремиться нанести удар по Китаю, а нападение на СССР планирует как следующий шаг {742}.

На заседаниях подчеркивалось, что, несмотря на слабость Лиги наций, ее следует использовать в целях сохранения мира. Вступление Советского Союза в Лигу наций и его борьба внутри ее против поджигателей войны несомненно расширяют такие возможности. Коммунисты всех стран призывались решительно и последовательно поддерживать все меры в защиту мира, все санкции против агрессора.

1 апреля 1936 г. Президиум ИККИ принял постановление, которое явилось ярким примером творческого развития марксистско-ленинской пролетарской тактики борьбы за мир в новых исторических условиях, характеризовавшихся, с одной стороны, существованием социалистического [225] государства, а с другой — опасностью порабощения всех стран и народов фашистскими государствами. В нем говорилось, что «обуздание фашистских зачинщиков войны, борьба за сохранение мира сегодня центральная задача всего международного пролетариата» {743}. Указав на попустительство капиталистических держав фашистским агрессорам, на отказ правых лидеров Социалистического рабочего интернационала от объединенных действий пролетариата против войны, Президиум ИККИ дал характеристику растущим силам мира и выдвинул задачу их объединения.

Решающим шагом к установлению единства действий международного пролетариата против поджигателей войны Коминтерн считал развертывание компартиями «во всех областях общественной и политической жизни страны самой активной, упорной и широкой кампании за сохранение мира. Коммунисты должны вести эту кампанию, не откладывая ее до заключения пактов о совместных действиях с руководством социал-демократической партии, но вести ее обязательно под знаком борьбы за установление единства действий компартии с социал-демократической партией» {744}. Постановление рекомендовало компартиям теснейшим образом увязывать вопросы обороны своих стран с требованиями расширения демократических прав трудящихся.

В этом документе были сформулированы критерии для определения характера надвигавшейся войны. В нем подчеркивалось, что сложившаяся в мире к началу 1936 г. ситуация не похожа на обстановку 1914 г., когда не было ни стран, где победил пролетариат, ни стран фашистской диктатуры. «Теперь, — говорилось в постановлении, — имеются 1) пролетарское государство, являющееся величайшим оплотом мира; 2) определенные фашистские агрессоры (Германия, Италия, Япония); 3) ряд стран, стоящих под непосредственной угрозой нападения на них со стороны фашистских агрессоров и утери своей государственной и национальной независимости (Бельгия, Чехословакия, Австрия и т. д.); 4) другие капиталистические государства... которые в данный момент заинтересованы в сохранении мира» {745}.

Из анализа этих факторов делался вывод: вторая мировая война, подготавливаемая империализмом, по своему характеру будет более сложной и противоречивой, чем первая, в ней с самого начала скажутся не только империалистические, но и освободительные тенденции. Этот вывод имел огромное значение для борьбы компартий за сплочение антифашистских сил, а затем, в годы войны, — для развертывания движения Сопротивления.

Руководствуясь новой политической ориентировкой, Коминтерн и его национальные секции осуществляли тактику, которая завоевывала на сторону единого рабочего и народного фронта все более широкие массы. Под флагом решений VII конгресса Коминтерна во многих странах проходили съезды компартий, вырабатывавшие конкретные меры по претворению в жизнь лозунгов антифашистской и антивоенной борьбы пролетариата с учетом конкретных исторических условий и реальной расстановки социальных сил, выступавших за мир.

В январе 1936 г. VIII съезд Французской коммунистической партии принял решение о дальнейшем расширении борьбы за народный фронт. Вскоре социалистическая, радикальная и республиканская социалистическая партии присоединились к коммунистам, одобрив программу народного фронта, в которой выдвигались следующие требования: амнистия политическим заключенным, разоружение фашистских лиг и их роспуск, [226] отмена чрезвычайного законодательства, соблюдение прав профсоюзов, национализация военной промышленности и отмена частной торговли оружием, развитие мирного международного сотрудничества в целях обеспечения коллективной безопасности и неделимости мира, упразднение тайной дипломатии, распространение договоров о взаимной помощи против агрессии, аналогичных франко-советскому. Программа включала и экономические требования, отражавшие интересы рабочего класса и других слоев населения.

В марте 1936 г. Всеобщая конфедерация труда Франции и левая Унитарная всеобщая конфедерация труда слились в единую профсоюзную организацию — Всеобщую конфедерацию труда (ВКТ). Коминтерн оценил это объединение как большой успех на пути достижения сплоченности в пролетарском профсоюзном движении {746}. Создание единого профсоюзного центра способствовало усилению тяги трудящихся к профсоюзам. После образования ВКТ число ее членов достигло 5 млн. человек.

Борьба за народный фронт укрепила ФКП, повысила ее роль в обществе. Численность партии увеличилась с 55 тыс. человек в начале 1935 г. до 300 тыс. в 1938 г. Совместно с коммунистической молодежной федерацией и союзом французских девушек ФКП объединяла 450 тыс. человек {747}. Орган ФКП — газета «Юманите» стала самой крупной политической газетой во Франции. Ее средний тираж достигал 400 тыс. экземпляров. В результате консолидации трудящихся возросли роль рабочего класса в политической жизни страны, его влияние на широкие слои населения.

На парламентских выборах 26 апреля — 3 мая 1936 г. партии антифашистского народного фронта добились крупной победы: получили 381 место, в то время как правые партии лишь 237 мест. От ФКП прошло 72 депутата вместо 10, избранных на предыдущих выборах. В результате образовалось правительство во главе с социалистом Л. Блюмом, опиравшееся на партии народного фронта.

Победа на парламентских выборах партий народного фронта дала новый толчок рабочему движению. В июне 1936 г. по всей стране прокатилась мощная волна забастовок. Рабочие требовали заключения коллективных договоров, которые ограничили бы произвол предпринимателей, обеспечили повышение зарплаты и т. д. На многих предприятиях развевались красные знамена. Под натиском трудящихся правительство провело ряд прогрессивных реформ: повысило зарплату, ввело 40-часовую рабочую неделю, оплачиваемые двухнедельные отпуска, обязательные коллективные договоры, отменило чрезвычайные декреты, направленные против государственных и коммунальных служащих, а также бывших фронтовиков. Были приняты законы о роспуске фашистских лиг, о национализации военной промышленности, осуществлены некоторые мероприятия в интересах мелких торговцев, ремесленников и крестьян. Все это явилось крупным завоеванием трудящихся, достигнутым в упорной борьбе против реакции.

Однако правительство Л. Блюма не проявляло последовательности в выполнении программы народного фронта, не принимало действенных мер против контрреволюционной буржуазии, не пресекло деятельности фашистских лиг. Сформированное в июне 1937 г. новое правительство радикала Шотана фактически стало игнорировать программу народного фронта, добиваясь полной ее ликвидации. Пользуясь попустительством властей, активизировали свою деятельность махровые реакционеры. При поддержке генерального штаба французской армии и крупных монополий фашистская организация кагуляров готовила государственный [227] переворот, заранее наметив на пост главы правительства известного своими реакционными взглядами маршала Петэна. Французские коммунисты разоблачили перед народом этот заговор против республики. Однако его влиятельные организаторы не были привлечены к ответственности. Так реакционные империалистические круги, используя входивших в правительство лидеров радикалов и социалистов, постепенно ослабляли народный фронт.

Новая ориентировка коммунистического и рабочего движения сыграла важную роль в борьбе трудящихся Англии против наступления реакции, за миролюбивую внешнюю политику и удовлетворение насущных экономических нужд. В целях создания народного фронта компартия Великобритании после парламентских выборов 1935 г. заявила о своем желании войти в лейбористскую партию. Она учитывала при этом, что лейбористская партия охватывала большинство английских рабочих и что в ней практиковалось не только индивидуальное, но и коллективное членство. Эта инициатива была широко одобрена рабочими: около 100 тыс. из них поставили свою подпись под петицией, призывающей к объединению. Однако лейбористское руководство отказалось принять компартию в свои ряды, выступило против единства действий с коммунистами.

Летом и осенью 1936 г. в Англии развернулось мощное стачечное и антифашистское движение. Своей кульминации борьба достигла в октябре, когда жители Лондона преградили путь фашистским отрядам Мосли.

Опираясь на широкие слои населения, компартия Англии добилась соглашения с независимой рабочей партией и социалистической лигой. Опубликованный 18 января 1937 г. совместный манифест этих организаций призвал создать единый рабочий фронт, занять жесткую позицию по отношению к правительственной политике, объективно способствовавшей укреплению фашизма, развязыванию войны и усилению колониального гнета; активно бороться за заключение договора между Англией, СССР, Францией и другими государствами для пресечения фашистской агрессии {748}.

В мае 1937 г. XIV съезд компартии Англии выработал курс на дальнейшее сплочение рядов пролетариата.

19 марта 1938 г. компартия выступила с документом, в котором призвала лейбористское руководство к образованию правительства народного фронта и развертыванию решительных действий в пользу мира. Это предложение поддержали такие крупные организации, как кооперативная партия, федерация горняков Южного Уэльса, национальный союз приказчиков и работников торговли, а также более мелкие союзы.

Однако сползание лейбористского руководства к активной поддержке консервативного кабинета Чемберлена привело к срыву всех попыток коммунистов и других левых сил добиться сплочения масс на базе народного фронта.

Значительного размаха достигла борьба за создание единого рабочего и широкого народного фронта в США. Компартия США активно выступала против политики изоляционизма, за коллективную безопасность. Вначале она стремилась создать основу народного фронта на базе образования рабоче-фермерской партии, но вскоре признала необходимым привлечь другие политические группировки, в частности левые элементы демократической партии.

Укрепились позиции коммунистов в профсоюзном движении. В 1938 г. возник новый профсоюзный центр — Конгресс производственных профсоюзов (КПП), стоявший в то время на прогрессивных позициях. [228] Борьба американского рабочего класса и трудящихся за мир, против войны наталкивалась на упорное сопротивление крупного монополистического капитала, который отстаивал пресловутую политику «нейтралитета». Обстановка осложнялась тем, что многие демократические организации находились в плену пацифистских и либеральных идей, а рабочее движение ослабляли троцкисты и лидеры социалистов. ИККИ рекомендовал компартии США смелее включаться в широкое совместное движение с массовыми организациями, поддерживать прогрессивные мероприятия администрации президента Ф. Рузвельта, решительно осуждая те ее шаги, которые противоречат требованиям антифашистского демократического фронта. В январе 1938 г. Секретариат ИККИ положительно оценил деятельность компартии США, направленную на достижение пролетарского единства. Вместе с тем он отметил, что в партии проявляется некоторая боязнь активно включиться «в широкое совместное движение с мелкобуржуазными, прогрессивными и демократическими силами» {749}.

В сложной обстановке вели борьбу коммунистические партии тех стран, которым непосредственно угрожала фашистская агрессия. В этих странах нужна была быстрейшая мобилизация всех антифашистских и патриотических сил. Так, компартия Чехословакии разъясняла массам, что на карту поставлены свобода и само существование нации. В этих условиях в ее работе на первый план выдвигалась задача сплочения всех противников фашистской агрессии, всех патриотов.

Важную роль в ориентировке компартии Чехословакии сыграли решения ее VII съезда (апрель 1936 г.), который указал, что главная задача состоит в том, чтобы защитить республику от угрозы гитлеровской агрессии. «Позиция Коммунистической партии по вопросу об угрозе Чехословакии со стороны гитлеровских фашистов, — говорил на съезде К. Готвальд, — является позицией защиты Чехословакии против Гитлера, защиты Чехословакии против фашизма» {750}.

Разъясняя, что всякое отступление перед фашизмом приведет к катастрофе, ЦК КПЧ призывал к повышению бдительности, созданию единого фронта борьбы за свободу и независимость страны {751}. Была определена политическая линия, исходившая из интересов рабочего класса и всего трудового народа. Коммунисты разоблачали сущность политики «невмешательства».

Однако в предмюнхенский период компартия Чехословакии не была достаточно сильной, чтобы повести за собой массы вопреки воле руководства социал-демократической и мелкобуржуазных партий. После захвата гитлеровцами Судетской области она начала новый этап борьбы за демократические права народа, против вассальной зависимости Чехословакии от фашистской Германии. В «Письме ко всем членам партии» от 8 октября 1938 г. и в речи К. Готвальда на заседании постоянного комитета Национального собрания была выдвинута задача пресечь происки фашистских элементов, активизировавшихся внутри страны.

Разоблачая германский фашизм, КПЧ в то же время выступала за упрочение дружественных отношений с немецким населением, проживающим в Чехословакии. Об интернационализме чехословацких коммунистов свидетельствует, в частности, листовка их пражской организации, изданная 13 октября 1938 г. Она бичевала происки реакционных сил, направленные на раскол народа, призывала разъяснять народным массам героизм и самопожертвование немецких рабочих — коммунистов, [229] социал-демократов и активных демократических деятелей, боровшихся с фашизмом {752}.

Коммунисты Чехословакии широко использовали легальные возможности для укрепления связей с массами. Не отказываясь от своих социалистических целей, компартия на первый план выдвинула требования демократического и антиимпериалистического характера, защиты повседневных нужд пролетариата и всех трудящихся. Борьба за восстановление национальной независимости и государственной самостоятельности Чехословакии, демократических свобод и прав народа стала неотъемлемой частью и исторически необходимым этапом на пути к социальному освобождению рабочего класса. Основная стратегическая задача была выражена главным лозунгом партии: «Все силы на борьбу против гитлеровцев, за новую, свободную Чехословакию».

Коминтерн совместно со своими национальными секциями, при активной помощи и поддержке ВКП(б), последовательно проводил политику сплочения всех антифашистских сил в Германии, Италии, Австрии, Венгрии, Польше, Греции, Болгарии и других государствах, где возникли фашистские или полуфашистские диктатуры. Компартии этих стран четко определили политическую цель борьбы — свержение фашизма и создание антифашистских демократических республик.

Осуществляя новую ориентировку Коминтерна, компартия Германии на партийной конференции, состоявшейся в октябре 1935 г. под Москвой и имевшей значение съезда, разработала программу борьбы с фашизмом. В целях конспирации конференция была названа Брюссельской. Оценивая актуальность антифашистской борьбы германских коммунистов для всего международного коммунистического движения, представитель ИККИ П. Тольятти говорил: «Опыт, который ваша партия приобрела накануне прихода фашистов к власти и после установления фашистской диктатуры, находился в центре внимания конгресса. И сейчас перед вами стоит еще более ответственная задача — создать все необходимые предпосылки для претворения в жизнь решений VII конгресса» {753}.

Брюссельская конференция трезво оценила обстановку в Германии, констатировав, что фашистская диктатура укрепилась и ей удалось идеологически обработать и привлечь на свою сторону большую часть немецкого народа. В единогласно принятой резолюции «Новый путь к совместной борьбе всех трудящихся за свержение гитлеровской диктатуры» говорилось: «Исходным пунктом и главным содержанием единого фронта рабочих является борьба в защиту их непосредственных экономических и политических интересов, борьба за улучшение условий труда и его оплату, борьба против фашистского угнетения» {754}. Конференция считала, что предпосылкой единого фронта всех слоев рабочего класса является объединение действий КПГ и социал-демократии. «Мы, коммунисты, хотим... создать антифашистский народный фронт всех трудящихся, мы хотим создать этот боевой союз всех слоев и всех организаций трудящегося народа для свержения фашистской диктатуры, мы хотим далее, чтобы антифашистский народный фронт соединил свою борьбу с активностью оппозиционных групп буржуазии (в рядах немецких националистов, рейхсвера и т. д.). Все силы, враждебные гитлеровской диктатуре, должны быть использованы для ее свержения» {755}. [230]

Брюссельская конференция осудила подготовку к войне, развернутую империалистами фашистской Германии, и призвала всех трудящихся — противников гитлеризма поддерживать миролюбивую политику Советского Союза, являвшуюся противовесом агрессивной политике фашистов {756}.

Манифест «К немецким трудящимся», принятый участниками конференции, нацеливал народ на борьбу за мир, за претворение в жизнь демократических требований (свобода создания организаций и проведения собраний, свобода печати и мыслей, вероисповедания и совести, культуры и искусства) во имя создания «новой свободной Германии» {757}.

Конференция избрала Центральный Комитет КПГ под председательством В. Пика и создала оперативное заграничное бюро {758}.

Таким образом, решения Брюссельской партийной конференции представляли собой директивные указания по развертыванию дальнейшей борьбы КПГ против гитлеровской диктатуры и готовившейся войны.

Нелегальную антифашистскую работу под руководством коммунистов вели также члены Коммунистического союза молодежи Германии. Член ЦК этого союза Э. Хонеккер организовывал антифашистское движение молодежи в Саарской области, Бадене и Гессене, в Рурской области и Берлине.

Реакционные буржуазные историки пытаются утверждать, будто в годы фашистской диктатуры Коммунистическая партия Германии оказалась в изоляции, поскольку с пренебрежением относилась ко всем другим антифашистам. Но факты опровергают эти измышления. Несмотря на колоссальные трудности, кровавый террор, царивший в стране, провокации и шпионаж, партия постоянно стремилась к расширению совместных действий со всеми оппозиционными силами. Так, 21 декабря 1936 г. комитет по подготовке немецкого народного фронта принял обращение «Создавайте немецкий народный фронт! За мир, свободу и хлеб!». Обращение явилось первым значительным программным документом, который подписали видные деятели коммунистической, социал-демократической, социалистической рабочей партий, представители антифашистской интеллигенции.

Организации КПГ, воссоздаваемые по всей стране, становились ядром групп сопротивления, в котором коммунисты объединялись с антифашистами иных политических воззрений {759}. После Брюссельской конференции теснее сплотились тысячи коммунистов и социал-демократов, включая находившихся в фашистских застенках.

Узники концлагерей переносили неслыханные мучения. Но избиения, пытки, расстрелы, имевшие целью уничтожить заключенных духовно и физически, не сломили антифашистов. Их поддерживало сознание, что идеи свободы, демократии и социального прогресса непобедимы. В 1935 — 1936 гг. в тюрьме Ослебсхаузен под Бременом коммунисты создали нелегальную партийную организацию под руководством М. Тезена и А. Зефкова, которая проводила работу среди политзаключенных и организовывала взаимопомощь. С 1937 г. активно действовала подпольная [231] организация КПГ в бранденбургской тюрьме; в эту организацию входили Э. Хонеккер, А. Кайзер, Б. Лейшнер, М. Маддалена и К. Зейбт. В 1937 — 1939 гг. антифашистская деятельность велась в концентрационных лагерях Бухенвальд, Флоссенбург, Маутхаузен, Равенсбрюк {760}.

В дальнейшем развертывании антифашистской борьбы в Германии важную роль сыграла партийная конференция, состоявшаяся 30 января — 1 февраля 1939 г. в Дравее, южнее Парижа, названная в целях конспирации Бернской. В докладе В. Пика была вскрыта антинациональная роль самых реакционных групп немецкого монополистического капитала, показаны глубокие противоречия между политикой гитлеровского фашизма и интересами немецкой нации. «Спасти нацию от гибели, — говорил В. Пик, — это значит свергнуть ее предателей и преступников, гитлеровский фашизм и монополистический капитал. В этом заключается высшая национальная задача в нашу эпоху» {761}.

Бернская конференция подчеркнула, что политика Коммунистической партии Германии твердо и неуклонно направлена на то, чтобы в теснейшем единстве со всеми свободолюбивыми и миролюбивыми немцами свергнуть гитлеровскую диктатуру и поставить на ее место свободно избранное всем народом правительство новой демократической республики. Конференция КПГ заявила, что спасение Германии от катастрофической политики гитлеровского режима требует подчинения частных интересов всех антифашистов общим интересам немецкой нации.

В своих решениях конференция сформулировала программу создания новой демократической республики в Германии, в которой фашизм будет выкорчеван и судьбу страны станет определять объединенной рабочий класс вместе с трудящимися, сплоченными в народном фронте.

Однако реальные условия для осуществления этой программы возникли позднее. Гитлеровцы игрой на национальных чувствах, безграничной демагогией, мерами психологического и идеологического воздействия, обещаниями всеобщего благоденствия увлекли за собой значительную часть населения. Требовалось время, чтобы массы на собственном опыте убедились, что фашизм несет им невиданные страдания, ведет к величайшей национальной катастрофе.

В тяжелых условиях приходилось вести антифашистскую борьбу коммунистам Польши. В марте 1936 г. ЦК КПП опубликовал воззвание «На борьбу против фашистских угнетателей, изменников народа и поджигателей войны», в котором осудил 10-летнее правление пилсудчиков, призвал к образованию народного фронта, свержению фашистского режима, к борьбе за мир, поддержке мероприятий коллективной безопасности, предложенных СССР. Под руководством коммунистов в марте — апреле во Львове и других городах Польши состоялись мощные выступления рабочего класса, которые переросли в вооруженные бои с полицией и войсками.

В начале марта 1936 г. в Лодзи вспыхнула стачка текстильщиков, охватившая весь Лодзинский район. Вскоре поднялись на борьбу рабочие Кракова. Для подавления бастующих правительство бросило войска. Это вызвало возмущение трудящихся. 23 марта стачка в Кракове стала всеобщей. Рабочие требовали создания антифашистского народного правительства. В ответ полиция пустила в ход оружие: восемь рабочих было убито, десятки ранены. Похороны жертв, состоявшиеся 25 марта, превратились в грандиозную демонстрацию протеста против политики буржуазно-помещичьего правительства. Вся трудовая Польша выражала солидарность с краковскими рабочими. [232]

25 марта во Львове забастовали рабочие всех предприятий, кроме железнодорожных мастерских. Несмотря на полицейский террор, 16 апреля в городе состоялись похороны убитого полицией безработного Козака, на которые собралось свыше 100 тыс. человек. Траурное шествие вылилось в антифашистскую демонстрацию. Подтянув подкрепления из других городов, полиция «навела порядок»: 100 человек было убито, свыше 300 ранено, несколько тысяч демонстрантов арестовано {762}. Героическая борьба львовских рабочих вызвала мощное движение солидарности по всей стране и за рубежом. Боевые выступления трудящихся Кракова и Львова явились яркой демонстрацией идей пролетарского интернационализма, объединявших под одним знаменем рабочих разных национальностей.

Против реакции активно выступало и крестьянство. Наиболее крупные волнения, охватившие значительную часть страны, произошли в 1937 г. Крестьяне отказывались нести государственные повинности, платить налоги, требовали бесплатного наделения землей, предоставления демократических прав, изменения курса внешней политики Польши, установления дружественных отношений с СССР.

В такой обстановке КПП неоднократно предлагала лидерам польской социалистической партии (ППС) и крестьянской партии «Стронництво людове» объединить усилия для защиты интересов народа. В воззвании компартии «К Главному совету ППС, к членам и деятелям ППС, «Стронництво людове», к рабочим, крестьянам, ко всем людям труда, ко всем, кому дорога будущность польского государства, кому дорога независимая Польша» (октябрь 1936 г.) говорилось: «Испытывая глубокую тревогу за судьбу Польши, массы рвутся в бой за свержение обанкротившейся санации, добиваются того, чтобы судьбы страны были переданы в надежные руки, в руки народных масс. Поэтому народные массы всей Польши требуют: роспуска сейма и сената, состоящих из фашистских ставленников; проведения демократических выборов; немедленного разрыва союза с Гитлером и вступления Польши в блок государств, защищающих мир» {763}. Воззвание призывало устранить все, что мешает пролетарскому единству: «Чтобы положить конец политике национального предательства, необходимы массовые действия объединенных сил всех ведущих политических партий польского народа — КПП, ППС и «Стронництво людове». Объединенными рядами на совместную борьбу... за свободную и счастливую Польшу!» {764}. Но хотя народные массы в большинстве случаев поддерживали боевые лозунги коммунистов, лидеры ППС и «Стронництво людове» неизменно отклоняли их.

В ходе борьбы за народный фронт коммунисты и другие прогрессивные силы страны, разоблачая антинациональный характер внешней политики санационных правителей — Мосьцицкого, Рыдз-Смиглы, Века и других, требовали проведения курса, направленного на защиту независимости Польши. В 1938 г. первомайские демонстрации в Польше прошли под лозунгами защиты республиканской Испании и Чехословакии, установления дружественных отношений с СССР. В Варшаве в них участвовало около 100 тыс. человек, в Лодзи — 75 тыс. На многих собраниях местных организаций партии «Стронництво людове» принимались резолюции с требованием проводить стачки под лозунгами ликвидации фашистского режима, существенного изменения внешней политики и облегчения катастрофического положения трудящихся. [233]

Компартия Польши указывала на гибельность политики правящей верхушки страны не только для польского народа, но и для дела мира в Европе. Летом 1938 г., накануне захвата Чехословакии, КПП обратилась с воззванием к трудовому народу Польши, в котором разъясняла, что «кровавые санационные тираны в слепой ненависти к польскому народу совместно с Гитлером замышляют преступные империалистические планы разбойничьих походов против Чехословацкой республики, Литвы, Латвии и СССР, планы, пагубные для независимого существования Польши». Коммунисты призывали польский народ выступать единым фронтом за мир.

Однако в это время движение трудящихся Польши, направленное против реакционной политики правительства в защиту мира, встретилось с большими трудностями. Летом 1938 г. Исполком Коминтерна, исходя из необоснованных обвинений в широком проникновении вражеской агентуры в руководство КПП, принял решение о ее роспуске. Впоследствии КПСС, ПОРП, компартии Италии, Болгарии и Финляндии признали необоснованность этого решения, заявив, что компартия Польши «последовательно стояла на позициях пролетарского интернационализма, на позициях тесного сотрудничества с братскими коммунистическими и рабочими партиями, с международным революционным движением» {765}.

Польские коммунисты считали необходимым воссоздание партии и ставили этот вопрос перед руководством Коминтерна. В начале 1939 г. в Париже по инициативе Исполкома Коминтерна была организована группа польских коммунистов с целью подготовить восстановление партии. В ее состав вошли бойцы интернациональной бригады имени Я. Домбровского, сражавшиеся в Испании. Издаваемый группой журнал, нелегально доставляемый в Польшу, информировал коммунистов о деятельности и рекомендациях Коминтерна.

16 мая 1939 г. Исполком Коминтерна в специальном решении о коммунистическом движении в Польше подчеркнул, что «воссоздание партии является настоятельной задачей текущего момента». Предполагалось образовать временный руководящий центр Коммунистической партии Польши, который «должен был взять курс на постепенное создание единой централизованной партии, собирая в ее рядах все лучшее, честное, боеспособное, революционное в польском коммунистическом движении, то есть среди пролетариата и крестьянства Польши» {766}. Однако в условиях предвоенного политического кризиса и обострения международной обстановки это решение ИККИ осуществить не удалось.

Трудности, вызванные роспуском партии, не остановили борьбу коммунистов против фашизма и реакции, за независимость страны, за дружбу и сотрудничество с СССР. Проводя большую работу в массах, они разоблачали антинациональную сущность политики санации, требовали коренного поворота во внешней политике, отставки реакционного правительства и установления народно-демократической власти.

В 1936 — 1937 гг. некоторых успехов в создании антифашистского народного фронта добилась Коммунистическая партия Румынии. В активную борьбу, которую вели коммунисты, включились фронт земледельцев, союз венгерских рабочих и крестьян (Мадос) и ряд организаций социал-демократической партии. Народный фронт успешно выступил на частичных выборах в областях Мехединци и Хунедоара. Смелые действия в защиту жизненных интересов народа вызвали ярость господствующих классов, которые предприняли кровавые репрессии против самых отважных борцов. Тюрьмы были переполнены антифашистами, и прежде всего [234] коммунистами. В застенках были убиты такие патриоты, как И. Пинтилис, Я. Гебрак, А. Прот и другие.

В суровых условиях нелегальной работы действовала Коммунистическая партия Югославии. В конце 1935 — начале 1936 г. власти арестовали многие сотни коммунистов, причем особенно большие потери понесли руководящие кадры. Значительный ущерб партии нанесла продолжавшаяся в ее рядах фракционная борьба {767}. Преодолевая огромные трудности, КПЮ неустанно боролась за расширение своих рядов, за создание народного фронта. В конце 1937 г. было сформировано новое руководство партии во главе с И. Броз Тито, который вернулся из-за границы. Последовательное проведение компартией линии VII конгресса Коминтерна на создание широкого народного фронта для борьбы с реакцией и фашизмом повысило ее авторитет и влияние в стране. На базе совместных выступлений против реакционного режима вокруг КПЮ постепенно объединялись левые течения буржуазных партий. Среди них выделялись группы И. Рибара из демократической партии, Д. Йовановича — из сербской земледельческой партии, некоторые представители радикальной партии, хорватской крестьянской партии и других. Так закладывались основы антифашистского объединения народов Югославии.

Известные успехи в борьбе за создание народного фронта были достигнуты и в странах Азиатского континента. Начав кампанию за профединство, КПЯ в условиях подъема рабочего движения в 1935 г. добилась слияния двух наиболее крупных профессиональных федераций — Содомей и Дзенро. Объединение проходило под лозунгами борьбы против фашизма, за мир и демократические свободы. Антифашистские и антимилитаристские настроения находили широкий отклик среди молодежи и интеллигенции.

Успехи в объединении демократических сил Японии сильно тревожили реакцию. В феврале 1936 г. организация «молодых офицеров» попыталась произвести в Токио фашистский переворот. Хотя переворот и не принес ожидаемого успеха, но продемонстрировал, что реакционные силы готовятся расправиться с авангардом трудящихся — компартией. Вскоре на КПЯ обрушилась волна арестов, а в 1937 г. в Японии были распущены все левые организации — Национальный совет профсоюзов, рабочая партия и другие.

Борьба за народный фронт развернулась во многих государствах Южной Америки, странах Ближнего и Среднего Востока.

В Канаде активно выступали за мир такие организации, как Лига за мир и демократию и Общество друзей Лиги наций. Ареной острых битв против фашизма и войны стали Бельгия, Голландия, прибалтийские и скандинавские страны.

Движение пролетариата и его компартий за создание народного фронта в высокоразвитых капиталистических странах способствовало активизации антиимпериалистической борьбы в колониях, полуколониях и доминионах. Провозглашенная Коминтерном политика широкого антиимпериалистического фронта открывала возможность сплочения подавляющего большинства населения этих стран против колониальной политики империалистических держав.

Для Китая задача создания единого антияпонского фронта стала в середине 30-х годов вопросом первостепенного жизненного значения. Продолжение гражданской войны могло быть только на руку японскому империализму. Но в течение многих месяцев ни Чан Кай-ши, ни руководство КПК не соглашались на сотрудничество против общего врага. [235]

Позиция Чан Кай-ши была обусловлена классовой ненавистью буржуазии к коммунистам. На позицию КПК влияли большие изменения, происшедшие внутри партии. Она потеряла южные революционные базы и ушла в глухие сельские районы на севере, вдали от промышленных центров. Произошло окрестьянивание партии. В 1926 г. 66 процентов ее состава было представлено рабочими, в 30-е годы 90 процентов — крестьянами. С превращением КПК в крестьянскую по составу партию был связан рост в ее рядах мелкобуржуазно-националистических настроений, отражавшихся во взглядах Мао Цзэ-дуна и его сторонников.

Коминтерн регулярно обсуждал вопросы развертывания антияпонской борьбы в Китае. Основные принципы политики единого национального фронта, разработанные ИККИ в конце 1935 г., получили отражение в декабрьском постановлении Политбюро ЦК КПК, несмотря на недостатки и серьезные ошибки этого постановления. Было решено заменить лозунг «Советская республика» лозунгом «Народная республика». В начале мая 1936 г. компартия сняла лозунг свержения гоминьдановского правительства в расчете на то, что правительство Чан Кай-ши пойдет на активное сопротивление японскому империализму.

В феврале 1937 г. ЦК КПК обратился к пленуму ЦИК гоминьдана с предложениями: прекратить гражданскую войну, установить свободу слова, собраний, провести всеобщую амнистию политических заключенных, созвать национальный конгресс с участием всех партий и группировок, быстрее завершить подготовку для вооруженной борьбы против Японии, улучшить положение народных масс. КПК заявила также, что, если программа будет принята, коммунисты прекратят борьбу за свержение нанкинского правительства, преобразуют советское правительство в управление особого района Китайской республики, а китайскую Красную армию — в Национально-революционную армию, прекратят конфискацию помещичьих земель, будут твердо выполнять общую программу единого антияпонского национального фронта.

В сентябре 1937 г. между компартией и гоминьданом было заключено соглашение о едином фронте против японского империализма. Образование антияпонского фронта в Китае имело большое международное значение, способствовало укреплению позиций демократических сил на Дальнем Востоке.

В ходе борьбы против японского милитаризма складывался единый фронт корейских патриотов, руководимый коммунистами. Он опирался на корейскую Народно-революционную армию, возглавляемую Ким Ир Сеном.

Победа народного фронта во Франции в 1936 г. привела к усилению антиимпериалистической борьбы в Индокитае, где компартия развернула работу за достижение национального единства. В 1939 г. в результате революционно-демократического движения возникла компартия Бирмы, ставшая на путь сплочения прогрессивных сил народа. Складывался единый национальный фронт в Индонезии, где в 1939 г. образовался широкий антиимпериалистический блок партий — Индонезийский политический союз, объединивший коммунистов и демократическое крыло национальной буржуазии. Активной силой в борьбе против Японии явилась компартия Филиппин, которая в августе 1938 г. приняла манифест «Мобилизация Филиппин против японской агрессии».

Лозунг народного фронта приобрел широкую популярность в Индии. Коммунисты добились того, что Всеиндийский конгресс профсоюзов (ВИКП) в 1936 г. взял курс на превращение его в массовую организацию. Он призывал рабочих к активному участию в национально-освободительном движении и к консолидации антиимпериалистических сил вокруг партии Индийский национальный конгресс (ИНК), которую в [236] апреле 1936 г. возглавил Д. Неру. В феврале 1938 г. на 51-й сессии ИНК было принято решение о поддержке всеобщего фронта мира и сотрудничества во имя коллективной безопасности. После того как коммунисты через профсоюзы вошли в партию Индийский национальный конгресс, в ней образовалось сильное левое крыло, развернувшее борьбу за демократию и мир.

Значительный вклад в борьбу за осуществление решений VII конгресса Коминтерна внесли коммунистические партии стран Латинской Америки. В Чили при активном участии компартии в 1936 г. был создан народный фронт. Движение за создание народного фронта развернулось также в Бразилии, Мексике, Аргентине и на Кубе.

Таким образом, разработанная Коминтерном новая политическая ориентировка способствовала дальнейшему подъему коммунистического и рабочего движения, его активной борьбе против фашизма и войны. В то же время осуществление лозунгов народного фронта встретило ожесточенное сопротивление со стороны буржуазии и ее пособников, делавших все для того, чтобы разрушить пролетарское единство.

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.