Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Мировое движение против войны в 1935-1939 гг.

Разбойничье нападение Италии на Эфиопию не явилось неожиданностью для международного пролетариата и его компартий. Еще весной и летом 1935 г. по инициативе коммунистических партий во многих странах возникли комитеты защиты эфиопского народа. В августе был создан Международный комитет защиты эфиопского народа, объявивший о созыве международной конференции в Париже с целью консолидации прогрессивных сил, могущих помешать развязыванию военной авантюры в Африке и поддержать Лигу наций против поджигателей войны {768}.

Руководство ИККИ ориентировало компартии на развертывание международной кампании в защиту эфиопского народа. Этому вопросу уделил большое внимание VII конгресс Коминтерна. Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма, его видные руководители во главе с А. Барбюсом развернули движение по оказанию помощи Эфиопии. Они требовали от правительств и Лиги наций обеспечить национальную независимость этой африканской страны.

Твердая позиция Советского государства в итало-эфиопском конфликте укрепляла международное движение солидарности с жертвами фашистской агрессии, ориентировала пролетариат всего мира на единство действий против фашизма и войны.

3 сентября 1935 г. в Париже состоялась международная конференция в защиту эфиопского народа. В ней участвовали делегаты от коммунистических и социал-демократических партий, профсоюзов, международных и национальных антифашистских и антивоенных организаций. Генеральный секретарь ИККИ Г. Димитров направил участникам конференции телеграмму, содержавшую призыв «мобилизовать общественное мнение всего мира, чтобы обеспечить мир», и подчеркивавшую важность объединения самых широких сил сторонников мира и необходимость созыва международной конференции всех рабочих партий против войны {769}.

Рост боевой мощи Германии перед Второй мировой
Рост боевой мощи Германии перед Второй мировой

Конференция приняла декларацию, адресованную Лиге наций и мировой общественности, и избрала делегацию, которая должна была вручить документ руководству Лиги наций. Декларация требовала защиты [237] свободы эфиопского народа и предотвращения войны. В ней содержался призыв к трудящимся проводить митинги и демонстрации в защиту мира, не допускать поставок оружия, военных материалов и финансовой помощи итальянскому агрессору. Вечером 3 сентября в Париже состоялись массовые митинги в защиту эфиопского народа, а через день делегация, избранная конференцией, ознакомила председателя Совета Лиги наций с декларацией {770}.

Первостепенное значение в борьбе за мобилизацию миролюбивых сил против агрессивных планов Италии имели организация широких действий во главе с рабочим классом и установление его международного единства. Коминтерн стремился убедить в этом руководство Социалистического рабочего интернационала и Амстердамского интернационала профсоюзов {771}. Но лидеры этих организаций, обещавшие ранее обсудить условия совместных действий с коммунистами, на заседании 6 сентября 1935 г. в Женеве приняли резолюцию, возлагавшую всю надежду на Лигу наций, на ее санкции против агрессора {772}. Французская коммунистическая партия и социалистическая партия (СФИО) опубликовали воззвание в защиту Эфиопии, в котором обвинили П. Лаваля как совиновника готовившегося преступления {773}. В конце августа 1935 г. компартия Великобритании предложила предстоящему конгрессу тред-юнионов объединить силы рабочего класса для антивоенных выступлений {774}.

Представители ВКП(б) в ИККИ полностью поддержали конкретные предложения Коминтерна Социалистическому рабочему интернационалу и Амстердамскому интернационалу профсоюзов о совместной борьбе против готовящейся войны в Африке.

24 сентября Секретариат ИККИ утвердил текст обращения к Социнтерну, в котором предлагалось обсудить на общем заседании неотложные меры по сохранению мира. Была утверждена делегация для ведения переговоров в составе М. Кашена, М. Тореза, Г. Поллита и Я. Швермы. На следующий день Секретариат ИККИ направил Секретариату Социалистического рабочего интернационала письмо, в котором содержалось предостережение, что военные мероприятия итальянского и германского фашизма «могут привести к мировой войне» {775}.

Учитывая эту опасность, ИККИ предлагал согласованными и совместными усилиями пресечь путь фашистским поджигателям войны. Соглашение Интернационалов, подчеркивалось в письме, активизировало бы рабочий класс, который увлек бы за собой сторонников мира, поднял бы на борьбу за мир целые народы {776}.

О самом искреннем стремлении коммунистического движения к единству действий против войны ярко свидетельствовала директива Секретариата ИККИ для делегации ИККИ к переговорам с Социалистическим рабочим интернационалом, в которой подчеркивалось, что предложения Коминтерна должны рассматриваться «как отправная точка дискуссии для успешного осуществления единого фронта в международном масштабе на основе решений VII Всемирного конгресса» {777}.

В директиве были сформулированы предложения Коминтерна, касавшиеся массовых демонстраций против войны и фашизма, срыва перевозок [238] оружия и военных материалов для Италии и Германии, избрания рабочих контрольных комиссий на военных предприятиях, мобилизации общественного мнения и оказания давления на правительства с целью осуществления экономических санкций против агрессора.

Исполком Коминтерна рассчитывал, что растущая опасность войны будет вынуждать социал-демократию, особенно в странах, которым угрожала фашистская агрессия, к поиску союзников в борьбе за мир. ИККИ учитывал, что последовательно проводимая политика единого фронта сможет усилить тот процесс полевения, который начался в международной социал-демократии в связи с ростом угрозы фашизма и войны, а это в свою очередь усилит давление масс на руководство социал-демократии.

На срочное письмо Коминтерна Секретариат Социалистического рабочего интернационала ответил лишь обещанием рассмотреть его предложения {778}. Не помогли делу и переговоры по телефону членов комиссии Коминтерна с секретарем Исполкома Социалистического интернационала Ф. Адлером.

7 октября 1935 г., на пятый день вторжения итальянских войск на территорию Эфиопии, ИККИ выступил с воззванием «Долой войну!», в котором не только дал классовую оценку агрессии, но и выдвинул программу борьбы против нее. Г. Димитров от имени ИККИ направил письмо Социалистическому рабочему интернационалу, в котором настаивал на срочном ответе на предложение Коминтерна о совместных действиях. В письме говорилось: «Всякий, кто в этот серьезный час все еще отказывается или не решается сомкнуть все силы рабочего класса и всех трудящихся и применить все средства для того, чтобы были прекращены военные действия итальянцев против Абиссинии, чтобы война не распространялась на другие части мира и не стала прелюдией к новой мировой войне, берет на себя историческую ответственность перед мировым пролетариатом» {779}.

12 октября 1935 г. на заседании Исполкома Социнтерна под давлением рядовых социалистов представители 12 партий высказались за единство действий с коммунистами и осудили итальянскую военную акцию. Однако представители социал-демократических партий Англии, Голландии, Швеции, Дании, Чехословакии решительно настаивали на отказе от единых действий с коммунистами и заставили Исполком принять решение, отвергающее совместные действия с компартиями. В то же время Исполком Социалистического рабочего интернационала заявлял, что он стремится принимать меры против поджигателей войны и что он предоставляет «моральную силу рабочего класса и мощь его организаций в распоряжение Лиги наций для защиты мира и справедливости» {780}. К. Готвальд писал по этому поводу, что «таким образом мировое рабочее движение, движение всех народов против войны и за мир принижается до роли придатка Лиги наций» {781}. Печать Коминтерна осудила поведение вождей пяти социал-демократических партий.

Движение против войны развернулось во многих странах. Компартии Южной Африки, Алжира и Туниса, Палестины, Египта, Сирии, Ирака и Италии опубликовали совместную декларацию в защиту Эфиопии, разоблачавшую империалистический характер войны со стороны Италии. В документе содержалось предупреждение, что «война, затеянная кровавым фашизмом в Абиссинии, может послужить началом новой империалистической [239] бойни за новый передел мира» {782}. О своем желании участвовать в вооруженной борьбе против итальянских захватчиков заявили многие представители Индии, Египта, Южно-Африканского Союза и негритянского народа США.

Начавшуюся войну компартии правильно оценивали как завершавшую период малых войн и открывавшую период больших войн империалистических держав за передел мира. Осуждая провокационный тезис буржуазной пропаганды о том, что это лишь «малая колониальная война», П. Тольятти писал: «Итальянская авантюра в Африке с международной точки зрения должна рассматриваться как первый этап вооруженного столкновения, к которому привела долголетняя борьба в Европе наиболее агрессивных империалистических держав, в первую очередь Германии и Италии» {783}.

Активную позицию заняла компартия Италии, выдвинувшая тактику поражения своего правительства в империалистической войне. Вскоре после начала вторжения итальянских фашистов в Эфиопию ЦК КПИ опубликовал манифест «Спасем нашу страну от катастрофы», в котором призвал к массовым революционным действиям против войны и рекомендовал создавать революционные группы в армии, разъяснять грабительские цели войны, добиваться коллективных отказов от отправки грузов в Африку, покидать фронт с оружием в руках, усилить антивоенную работу в массовых фашистских организациях.

Итальянские коммунисты стремились к консолидации прогрессивных сил за рубежом. Они добились соглашения с социалистической партией о совместном проведении в Брюсселе 12 — 13 октября 1935 г. конгресса итальянских эмигрантов. Конгресс решительно осудил захватническую войну Муссолини и предложил развернуть сбор средств в помощь эфиопскому народу. Был создан комитет действия против войны, который позже выработал манифест, определивший формы борьбы против войны {784}.

Многое в этот момент зависело от профсоюзных организаций, в частности от позиции Международного объединения профсоюзов (МОП), то есть Амстердамского интернационала. ВЦСПС предлагал срочно организовать специальное совещание представителей МОП и Красного интернационала профсоюзов для обсуждения мер по борьбе против фашизма и войны {785}.

Секции Коминтерна организовывали массовые выступления трудящихся против агрессии фашистской Италии. Эти выступления выливались в многотысячные митинги и демонстрации, в коллективный отказ от разгрузки и погрузки итальянских товаров, в требования о прекращении финансовой помощи Италии, о посылке добровольцев в Эфиопию, создании фондов помощи эфиопскому народу и т. д. В октябре 1935 г. лондонские портовые рабочие отказались грузить итальянский пароход «Боккаччо», докеры Манчестера, Кардиффа, Марселя, Александрии и Кейптауна выступили с протестом против погрузки военных грузов для Италии.

Профессиональный совет Лондона обратился к конгрессу тред-юнионов с предложением выработать меры, направленные на прекращение военных перевозок для Италии.

По призыву компартий во многих странах перед посольствами и консульствами Италии прошли демонстрации протеста. Компартия Франции выступила инициатором организации «комитетов бдительности», которые разоблачали тех, кто осуществлял военные поставки в Италию. Коммунисты [240] Англии в короткий срок распространили более чем 100-тысячным тиражом специальный бюллетень, раскрывавший планы агрессоров в Африке. 26 октября 1935 г. в Нью-Йорке 75 тыс. человек участвовали в походе единого фронта и в демонстрациях в поддержку справедливой войны эфиопского народа. Компартия США развернула кампанию по сбору подписей под петицией, осуждающей агрессию Италии.

Действия международного пролетариата в поддержку жертв империалистической агрессии обсуждались на заседании Президиума ИККИ (5 февраля 1936 г.). В принятой резолюции «О задачах секций Коминтерна в борьбе против империалистической войны итальянского фашизма» указывалось, что антивоенное движение развернуто еще слабо, носит очаговый характер, ему недостает массовости, организованности и оперативности и что этим пользуются социал-демократические лидеры для раскола рядов рабочего класса. ИККИ рекомендовал сливать народные выступления против агрессоров в Европе, Азии и Африке в единый фронт борьбы против фашизма и войны {786}.

Опыт антивоенной деятельности Итальянской коммунистической партии показал, насколько трудна и сложна такая борьба. П. Тольятти отмечал, что в Италии не удалось развернуть массовое движение против агрессии в Эфиопии. Причину этого он усматривал в том, что компартия, отвлекаясь на абстрактные дискуссии «о правительстве и режиме, который будет установлен после свержения Муссолини», не сумела организовать активных действий трудящихся против военных акций фашистов.

В то же время правительство Муссолини искусно обманывало народ лозунгом, что война в Африке нужна Италии ради «куска хлеба для своих детей». Используя свои массовые организации, фашистская пропаганда направила недовольство мелкобуржуазных слоев населения против санкций, применяемых к агрессору {787}.

Оценивая характер и размах международной кампании против войны в Эфиопии, Г. Димитров указывал на неблаговидную роль руководства социал-демократических партий, отказавшихся от единых антивоенных действий. В то же время он считал, что и коммунисты некоторых стран, допуская относительную пассивность, «не сумели для каждой важнейшей страны и в интернациональном масштабе выработать такие конкретные, ясные, определенные массовые лозунги, которые способствуют мобилизации масс...» {788}.

Широкий размах приобрела международная пролетарская солидарность во время итало-германской интервенции в Испании в 1936 — 1939 гг.

Победа народного фронта в этой стране на выборах в парламент в феврале 1936 г. выдвинула ряд новых вопросов теории и практики коммунистического и рабочего движения.

Исполком Коминтерна предупреждал международное коммунистическое движение, что борьба за осуществление демократических преобразований в Испании связана с огромными трудностями. Испанские фашисты, опираясь на реакционные силы внутри страны и за ее пределами, неизбежно выступят против революции. Поэтому ИККИ одобрял стремление КПИ к расширению антифашистского фронта, сближению с некоммунистическими организациями, тесному сотрудничеству с республиканским правительством и призывал всемерно опираться на помощь прогрессивных сил мира.

Вопрос о характере испанской революции детально обсуждался на заседании Секретариата Исполкома Коминтерна в сентябре 1936 г. Видные [241] деятели международного коммунистического движения были единодушны в том, что в условиях новой расстановки сил на мировой арене, характеризующейся прежде всего наличием социалистического государства, буржуазно-демократическая революция приобрела новое качественное содержание. Оценивая классовый характер рождавшейся демократической республики в Испании, Г. Димитров рассматривал ее как народную демократию, как «особую форму демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства» {789}.

На опыте событий в Испании Коминтерн пришел к выводу, имевшему неоценимое значение для деятельности коммунистических и рабочих партий: народная демократия представляет собой связующее звено между антифашистской борьбой масс и главной целью пролетариата — борьбой за социализм.

Тогда же, в сентябре 1936 г., Коминтерн выдвинул программу единых действий рабочего класса и всех антифашистов в защиту республиканской Испании, включая вооруженную борьбу против фашизма. 18 сентября 1936 г. он призвал направить в Испанию добровольцев-антифашистов из других стран {790}. Впоследствии РШКИ неоднократно занимался разработкой практических задач компартий в деле помощи Испанской республике.

Движение солидарности народов с Испанской республикой явилось мощным толчком для борьбы за народный фронт в международном масштабе. Оно ставило перед собой основные задачи: оказать испанскому народу помощь в его борьбе с фашизмом, ликвидировать блокаду республиканской Испании, восстановить ее право на приобретение оружия и оказать максимальную помощь населению.

Коминтерн добивался согласия Социалистического рабочего интернационала на проведение международной конференции рабочих организаций для обсуждения вопроса об оказании совместными усилиями практической помощи Испанской республике. Он рекомендовал организовать давление трудящихся на правительства ряда стран и Лигу наций, чтобы заставить прекратить поставки оружия мятежникам и обеспечить необходимые средства обороны для законного правительства Испании, призывал рабочие организации, всех демократов, всех сторонников мира оказать реальную моральную и материальную поддержку испанскому народу.

13 августа 1936 г. в Париже состоялась европейская конференция в защиту Испанской республики, демократии и мира, созванная Всемирным комитетом борьбы против войны и фашизма. Двести делегатов почти из всех европейских стран заклеймили фашистскую агрессию и заявили: «Мы требуем для правительства Испанской республики свободы получать все необходимые средства для обеспечения своей обороны. Мы требуем от наших правительств, чтобы они решительно выступили против всякого вмешательства фашистских держав в дела Испании» {791}. В воззвании подчеркивалось, что Испанская республика защищает дело мира и демократии в Европе, что путь фашистов на Париж идет через Мадрид. На конференции был создан Международный координационный и информационный комитет помощи Испанской республике. В него вошли коммунисты, социалисты, видные прогрессивные деятели {792}.

В поддержку Испанской республики высказалась Международная ассоциация писателей в защиту испанской культуры против фашистского [242] варварства. В своих воззваниях она заявила, что поражение испанского народа «усилит угрозу всеобщему миру. Его же победа ударит по планам организаторов и поджигателей новой мировой бойни. Надо помочь испанцам разбить фашизм» {793}.

Вторая международная конференция в защиту Испанской республики, созванная Международным координационным комитетом (действовавшим в тесном сотрудничестве со Всемирным комитетом борьбы против войны и фашизма) в Париже 10 — 11 октября 1936 г., решительно подняла голос в защиту правого дела республиканской Испании. Она заявила, что политика «невмешательства» и запрещения ввоза оружия в Испанию превратилась в инструмент блокады законного республиканского правительства и поощрения агрессоров. Конференция потребовала отмены блокады, обеспечения законному испанскому правительству возможности покупать все необходимое для защиты республики. Было предложено послать делегации к правительствам ряда стран и усилить разъяснительную кампанию в пользу Испанской республики {794}.

Решительно осудил политику «невмешательства» Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма {795}. Во Франции коммунисты, левые социалисты, Всеобщая конфедерация труда, тысячи антифашистов требовали от правительства Л. Блюма отмены роковой для дела мира блокады Испании {796}.

Важные мероприятия по мобилизации сил во Франции на помощь Испанской республике отражены в решениях французского национального конгресса за мир, состоявшегося 25 — 28 сентября 1937 г. {797}. Конгресс продемонстрировал рост французской секции Всемирного объединения за мир: в нее вошли Организация ветеранов войны, ВКТ, кооперативы, все партии народного фронта. Конгресс потребовал от французского правительства, чтобы оно решительно выступило за вывод иностранных войск из Испании. Он заявил, что только сам испанский народ вправе решать свои внутренние дела.

В Англии испанские события вызвали определенный сдвиг влево в тред-юнионах и лейбористской партии, способствовали усилению борьбы против войны, за коллективную безопасность. Этот сдвиг происходил в ожесточенной борьбе как против буржуазной реакции, так и против правых лейбористских лидеров. Широкие слои населения страны осуждали пресловутое «невмешательство». Компартия, левые деятели профсоюзов и лейбористской партии, различные комитеты помощи Испании требовали оказания немедленной поддержки Испанской республике. Происходил сбор средств для Испании, шла запись добровольцев. Однако на конференции лейбористской партии, состоявшейся в октябре 1936 г. в Эдинбурге, правые лидеры протащили резолюцию о поддержке политики «невмешательства» {798}. Они исключили часть членов лейбористской лиги, когда те выступили за единство действий с коммунистами и активную помощь Испанской республике. [243]

Однако массы лейбористской партии продолжали оказывать нажим на ее вождей. Весной и летом 1937 г. все ежегодные конференции английских тред-юнионов высказались за поддержку и помощь Испании {799}. К этому времени руководство Социалистического рабочего интернационала вынуждено было открыто признать провал политики «невмешательства» и заявить о своей солидарности с Испанской республикой. В такой ситуации и лидеры лейбористской партии на конференции в октябре 1937 г. заявили об отказе от поддержки политики «невмешательства».

В США Американская лига борьбы против войны и фашизма решительно осудила эмбарго на продажу оружия Испании и закон о нейтралитете, означавшие на деле блокаду этой страны. Она развернула массовую кампанию против закона о нейтралитете, за помощь Испанской республике, сыграв решающую роль в создании Североамериканского комитета помощи испанской демократии (СКПИД), объединившего около 3 млн. членов различных местных комитетов помощи {800}. Сбор средств, посылка добровольцев в Испанию, несмотря на запрещение властей, массовая кампания в рабочей и демократической печати, проведение митингов, собраний и демонстраций, выступления перед официальными инстанциями, в том числе и перед комиссией конгресса, — все это свидетельствовало о росте активности движения сторонников мира в США.

Интернациональные тенденции в американском движении за мир особенно возросли во второй половине 1937 г. Кампания в защиту Испании, а затем и в защиту Китая охватила десятки профсоюзов, фермерских организаций, основную массу протестантских и значительную часть демократических юношеских организаций.

Солидарность пролетариата всех стран с Испанской республикой набирала силы.

За первые два года войны, по данным Международного комитета координации и информации, для организации помощи Испанской республике только в 18 странах было собрано и отправлено в Испанию продовольствия, медикаментов и одежды на сумму 800 млн. франков. За это время во Франции было собрано 65 млн. франков, в США (с мая 1937 г. по январь 1938 г.) — 500 тыс. долларов, в Норвегии — 900 тыс. крон, в Аргентине — более 40 млн. франков и т. д. {801}.

Движение солидарности с испанским народом могло бы стать более эффективным, если бы не капитулянтская позиция вождей Социалистического рабочего интернационала, социалистических партий, реформистских лидеров профсоюзов, которые вопреки ясно выраженной воле трудящихся активно поддерживали политику «невмешательства». Коминтерн много раз обращался к руководству Социалистического интернационала с призывом организовать совместные действия коммунистов и социалистов в поддержку борьбы испанского народа с фашизмом, но каждый раз получал отказ. И только в июне 1937 г. делегации Коммунистического Интернационала и Социнтерна достигли договоренности о проведении совместной политики в испанском вопросе. Но вопреки принятому соглашению лидеры Социнтерна вплоть до конца войны в Испании не сделали ничего для организации решительной и действенной поддержки испанского народа, ограничиваясь лишь сбором средств, медикаментов [244] и продовольствия. Подобная политика облегчала маневры англо-французских «миротворцев» и объективно способствовала фашистской агрессии против Испании.

После того как мятежникам и интервентам удалось захватить Каталонию, во Франции скопилось более 500 тыс. республиканских бойцов и мирных граждан Испании, не пожелавших сдаться на милость фашистам. С целью оказания им помощи в начале 1939 г. был организован Международный инициативный комитет борьбы за освобождение испанских беженцев. В его состав вошли известные политические и общественные деятели, представлявшие многие прогрессивные организации мира: от Франции — бывшие министры Поль-Бонкур, И. Дельбос, М. Виолет, а также Л. Жуо, М. Кашен и А. Селье; от Англии — Д. Ллойд-Джордж и Н. Энджелл; от Бельгии — Ж. Вандервельде и Л. Пьерар; от Швеции — сенатор Г. Брантинг; от США — Э. Синклер и другие. Комитет выступил с требованием освободить испанских патриотов из французских концлагерей, предоставить им убежище и право на труд.

В середине июля 1939 г. комитет созвал Международную конференцию помощи испанским беженцам. В Париж прибыло 600 делегатов от 34 стран. Конференция наметила ряд практических мер (расселение беженцев, оказание им санитарной, медицинской и материальной помощи, улучшение культурного обслуживания, забота о детях, организация прессы и информации), обратилась ко всем демократическим, профсоюзным, политическим, религиозным, национальным и интернациональным организациям Франции с призывом помочь в устройстве беженцев и их семей {802}.

Сплочение интернационалистских сил в международном масштабе под флагом защиты республиканской Испании усилило антифашистское движение на всем Европейском континенте. В него включились также компартии фашистских государств, действовавшие в тяжелых условиях подполья. Так, 7 августа 1936 г., вскоре после фашистского путча в Испании, политбюро ЦК компартии Германии приняло решение вскрывать подоплеку интервенции германского империализма, вести агитацию за военную поддержку испанского народного фронта среди немецких антифашистов за рубежом и добиваться привлечения лидеров эмигрантского правления социал-демократической партии к совместным действиям по оказанию помощи республиканцам {803}. Политбюро ЦК КПГ обратилось к правлению социал-демократической партии Германии, находившемуся в Праге, с предложением выработать совместное воззвание, призывающее оказать моральную и материальную поддержку Испанской республике. Социал-демократические лидеры отклонили это предложение, но на призыв КПГ откликнулись тысячи немецких антифашистов различной партийной принадлежности, в том числе рядовые социал-демократы.

В обращении к испанскому народу в сентябре 1936 г. руководство КПГ заявило: «Истинная Германия на заводах и в шахтах — на вашей стороне... Истинная Германия понимает, что ваша борьба — это наша борьба, борьба всех рабочих, всех миролюбивых и свободолюбивых людей против фашистского варварства и против поджигателей войны». Из стран, где проживали немецкие эмигранты, и из самой Германии на помощь испанскому народу устремились коммунисты, интернационалисты.

13 марта 1938 г. на конференции народного фронта в Валенсии немецкие коммунисты и социал-демократы обратились ко всем противникам [245] нацизма в Германии с призывом к объединению. Они направили ЦК КПГ, эмигрантскому правлению СДПГ, а также всем сторонникам народного фронта за рубежом письмо, призывая к совместной борьбе за свержение фашистской диктатуры и создание демократической Германии {804}.

С согласия ЦК компартии Испании руководители КПГ решали важнейшие вопросы, касавшиеся немецких подразделений интернациональных бригад {805}. Как и другие компартии, КПГ имела своих представителей при ЦК Коммунистической партии Испании. Например, член политбюро ЦК КПГ и представитель ИККИ с конца 1936 г. по 1938 г. Ф. Далем входил в политическую комиссию, руководившую всеми интернациональными бригадами.

В январе 1937 г. руководство КПГ при поддержке Центрального Комитета испанской компартии установило под Мадридом мощный тайный радиопередатчик. С апреля 1937 г. он являлся органом парижского комитета по подготовке немецкого народного фронта {806}. Одним из редакторов этих радиопередач являлся К. Хагер. «Немецкое радио свободы» информировало миллионы людей о борьбе немецких антифашистов, организуемой на основах народного фронта, об освободительной войне испанского народа, о социалистическом строительстве в Советском Союзе и его миролюбивой политике.

По радио транслировались выступления членов ЦК КПГ и комитета народного фронта Германии в Париже, прогрессивных немецких писателей — В. Бределя, Э. Вайнерта, Г. Манна, Т. Манна и А. Цвейга, деятелей культуры других стран — негритянского певца П. Робсона, бельгийского художника-графика Ф. Мазереля, шведских, испанских и французских социалистов. Члены же правления СДПГ в Праге отказались участвовать в передачах радиостанции.

В самой Германии рядовые коммунисты и социал-демократы распространяли листовки, в которых призывали трудящихся к солидарности. Используя передачи «Немецкого радио свободы», они сообщали правду об интервенции германского империализма в Испании, его кровавом терроре против мирного населения, довели до сведения масс декабрьское (1936 г.) обращение ЦК КПГ к эмигрантскому правлению СДПГ с предложением о совместных выступлениях в защиту республиканской Испании.

Антифашисты вели разъяснительную работу среди солдат и офицеров вермахта. Немецкие моряки и докеры в портах Северного и Балтийского морей организовали службу наблюдения за транспортами с оружием и войсками, направляемыми в Испанию. Собранные ими сведения служили материалом для передач «Немецкого радио свободы». Рабочие гамбургского порта срывали погрузку военной техники {807}.

Все эти выступления свидетельствовали о том, что гестапо и геббельсовская пропаганда не смогли подавить дух пролетарского интернационализма в немецком рабочем классе и других слоях трудящихся Германии. Антифашисты сознавали, что на Пиренейском полуострове решается судьба не только Испанской республики, но и их собственной страны. «Будущее Германии, — говорилось в листовке берлинских коммунистов и социал-демократов, — налагает на всех нас священный национальный долг бороться за свободную, демократическую Германию столь же самоотверженно и беззаветно, как борется испанский народ. Единый и [246] народный фронт — это путь к спасению Германии в интересах мира, свободы и благосостояния народа!» {808}

Самоотверженная деятельность коммунистов разных стран по оказанию помощи республиканской Испании сыграла великую роль в моральной, политической, идеологической подготовке народов к антифашистской войне. Героическая борьба против врагов республики явилась школой революционной закалки, приобретения боевого опыта, формирования стойких борцов за свободу народов.

Борьба трудящихся под руководством рабочего класса и его компартий в защиту Испанской республики тесно переплеталась с массовыми выступлениями в поддержку китайской революции. Коминтерн неоднократно предупреждал, что захват Японией Маньчжурии — только первый шаг агрессора на пути развязывания большой войны против Китая, и выступал с призывами организовать широкий фронт помощи китайскому народу.

В ходе справедливой освободительной войны китайского народа Советский Союз оказывал ему значительную экономическую и военную помощь.

Разносторонняя поддержка ВКП(б) и Советским правительством китайского народа получила широкий отклик во всем мире. Коминтерн и его национальные секции решительно осудили нападение Японии на Китай. ЦК компартии Англии в своем воззвании «На помощь героическому китайскому народу» подчеркнул, что начался новый, еще более угрожающий этап борьбы фашистского блока за передел колониальных и мировых рынков и что политика правительства Великобритании, направленная на срыв союза миролюбивых государств, развязывает руки агрессорам. Воззвание предостерегало: если силы мира не объединятся, то за нападением Японии на Китай последуют агрессивные выступления фашистской Германии в Центральной Европе. Компартия выражала серьезную озабоченность тем, что раскол рабочего движения реформистскими лидерами раздробляет и ослабляет миролюбивые силы.

По призыву компартий во многих городах мира развернулись антивоенные демонстрации, проводились забастовки докеров и рабочих военных заводов против отправки оружия в Японию. Большую помощь китайскому народу в его справедливой войне оказывали комитеты друзей Китая, созданные по инициативе компартий США, Англии, Голландии и других стран. Эти комитеты занимались сбором средств в помощь китайскому народу и руководили организацией бойкота японских товаров.

Особенно широкий отзвук кампания в поддержку Китая получила в США. Она охватила почти все рабочие организации и значительные слои населения, связанные с различными либеральными, пацифистскими и религиозными течениями. Коминтерн высоко оценивал деятельность американских коммунистов, отметив, что они проводят энергичную кампанию против угрозы войны.

Еще в августе 1937 г. в США был создан Комитет против международной агрессии, объединивший десятки профсоюзов, христианскую ассоциацию молодых людей, совет церквей Сиэтла, Американскую лигу борьбы за мир и демократию и китайский клуб. Комитет настаивал на использовании всех материальных возможностей и влияния США для сохранения мира на Востоке и во всем мире, а также высказался против применения закона о нейтралитете по отношению к Китаю.

В октябре 1937 г. общенациональная конференция Комитета производственных профсоюзов и общенациональный съезд Американской федерации [247] труда (АФТ), насчитывавших в своих рядах более 7 млн. членов, приняли резолюцию, осуждавшую японскую агрессию и призывавшую к бойкоту японских товаров. Эту резолюцию поддержали сотни местных профсоюзов, предлагавших установить эмбарго на отправку оружия и сырья в Японию. Но правительство США не посчиталось с требованиями профсоюзов.

В Англии за солидарность с борющимся Китаем выступали многие низовые лейбористские и профсоюзные организации, кооперативные общества, муниципальные советы и другие объединения. В октябре 1937 г. Национальный совет труда обратился к правительству с требованием запретить продажу товаров и предоставление кредитов Японии. 3 декабря портовые рабочие Саутгемптона отказались от разгрузки японских товаров с канадского судна «Дейтчес оф Ричменд». Подобные случаи были не единичными.

Около 300 тыс. рабочих Северной Франции выдвинули лозунг поддержки Китая. ЦК ФКП требовал от правительства прекращения поставок оружия Японии через Индокитай. В Варшаве в ноябре 1937 г. собралась конференция общества друзей Китая. Массовые выступления трудящихся состоялись также в Австрии, Бельгии, Мексике, Канаде и других странах.

Коминтерн постоянно обобщал опыт массового движения рабочего класса и трудящихся по организации помощи китайскому народу. В 1938 г. Президиум ИККИ обратился со специальным воззванием к международному пролетариату, ко всем своим секциям, сторонникам мира и демократии, в котором наметил четкую программу действий в поддержку Китая. В воззвании, в частности, выдвигались следующие задачи: усилить международную пропагандистскую кампанию в помощь Китаю, полнее освещать героизм китайского народа, а также зверства оккупантов; развернуть массовое движение протеста против захватнической войны (митинги, демонстрации, собрания и т. д.); расширить борьбу за эффективные санкции против Японии — бойкот товаров, отказ от погрузки и разгрузки оружия и др.; усилить сбор средств и медикаментов для Китая; помочь японскому народу в развертывании антивоенной борьбы; по согласованию с правительством Китая направлять туда делегации из разных стран {809}.

Таким образом, уже первые крупные вооруженные выступления германского, итальянского и японского империализма вызвали решительный отпор со стороны рабочего класса и его коммунистических партий. Организуя международную помощь жертвам агрессии, Коминтерн призывал трудящихся к бдительности и предупреждал, что только совместными усилиями можно предотвратить угрозу надвигавшейся войны.

Коммунистическое движение давно указывало на существование гитлеровских планов захвата Австрии и разъясняло опасность этих планов для мира в Европе.

Компартия Австрии, действовавшая в нелегальных условиях, еще весной 1936 г. ориентировала народные массы на выступления против присоединения страны к гитлеровской Германии. Она отмечала, что «борьба за мир, борьба за объединение всех народных сил, желающих защитить мир и независимость страны против гитлеровского фашизма, становится центральной задачей коммунистов и социалистов Австрии» {810}.

В соглашении о единстве действий между ЦК КПА и ЦК партии революционных социалистов излагалась программа свержения фашизма в Австрии [248] и установления демократической республики. Особый пункт был посвящен задачам борьбы против фашистской военной политики, против всяких попыток направить Австрию в фарватер гитлеровского империализма {811}.

Тревожная обстановка, возникшая в связи с подготовкой аншлюса, приковывала к себе внимание Коминтерна, разъяснявшего массам, что захват Австрии приведет к резкому возрастанию угрозы новой мировой войны. 25 февраля 1938 г. Секретариат ИККИ в резолюции по австрийскому вопросу подчеркивал, что над Австрией нависла непосредственная опасность утраты независимости и что международному рабочему классу вместе со всеми сторонниками мира необходимо поддержать любое правительство, которое способно бороться против подчинения своей страны Гитлеру. К. Готвальд в статье «Сохранение независимости Австрии — международная проблема» указывал, что ликвидация независимости Австрии представляет собой важнейший этап в общих военных планах Гитлера и что «господство гитлеровской Германии над Австрией означало бы дальнейший большой шаг ко всеобщей войне» {812}.

Компартия Австрии в своих воззваниях и листовках призывала народ объединиться для борьбы за независимость страны. Коммунисты и революционные социалисты выступали вместе с другими патриотами в сборе подписей трудящихся под документами, адресованными правительству и требовавшими сохранения независимости страны. Накануне вступления немецких войск в Австрию лишь за 48 часов было собрано более миллиона таких подписей {813}. 6 — 7 марта 1938 г. во многих городах страны состоялись рабочие собрания, призывавшие дать отпор политике аншлюса. В некоторых случаях рабочие принимали резолюции с требованиями выдачи оружия для защиты независимости страны. Но правительство Австрии шло по пути капитуляции перед Гитлером.

После того как Германия аннексировала Австрию, компартии Австрии, Германии, Чехословакии, Франции и другие прогрессивные организации, например «Итальянский народный союз» (объединение политэмигрантов), обратились с воззваниями к своим народам, народам Европы и всего мира. «Пусть пример Австрии, — говорилось в воззвании австрийской компартии, — послужит для вас уроком! Каждое отступление, каждая капитуляция поощряет гитлеровский фашизм на новые нападения. Гитлер не хочет мира; он направляет свои штыки для атаки. Гитлер ненавидит фронт мирных народов, он хочет властвовать над народами» {814}.

В середине марта 1938 г. во Франции, Чехословакии, США, Англии и ряде других стран прокатилась волна митингов и демонстраций протеста. Вокруг германских посольств устанавливались пикеты с лозунгами, осуждающими агрессоров. Если правящие круги Англии и Франции, по сути дела, санкционировали захват Австрии гитлеровцами, то широкие слои трудящихся выражали свое негодование по поводу этого акта и требовали обуздать фашистов.

Международный рабочий класс шел в первых рядах кампании протеста против агрессивных актов фашизма. В воззваниях и выступлениях его боевого авангарда — компартий громко звучал призыв ко всем приверженцам мира извлечь уроки из последних событий, увидеть в них грозное предостережение. Коммунистическая печать писала, что аншлюс Австрии есть прямой результат отказа западных держав от создания совместной с СССР системы коллективной безопасности, попустительства [249] агрессору под ширмой невмешательства в других районах мира, колебания и постоянных уступок реакционерам со стороны лидеров социал-демократии, на словах выступающих за единство действий рабочего класса и всех демократов против фашизма и войны, а на деле срывающих это единство.

В первомайском воззвании Исполкома Коминтерна 1938 г. подчеркивалось, что германский фашизм теперь уже готовит нападение на Чехословакию, что он рвется на Балканы, грозит национальной независимости малых стран Европы, окружает фашистским кольцом Францию, собирает материальные ресурсы, людские резервы для большой войны против СССР. Коминтерн указывал, что ответственность за попустительство фашистским агрессорам несут английские консерваторы, реакционные круги французской буржуазии и других крупных держав. Коминтерн отмечал, что остановить фашистский разбой пока еще можно. Но для этого надо, чтобы правительства Англии, Франции, США приняли предложение СССР о совместном выступлении всех государств, заинтересованных в сохранении мира, против зачинщиков войны, чтобы они подкрепили свое выступление мерами экономического давления {815}.

Коминтерн видел в интернациональном единении рабочего класса величайшую силу, способную принудить правительства капиталистических стран проводить политику борьбы против агрессоров. Исходя из этого, ИККИ обратился к руководству Социалистического рабочего интернационала и Амстердамского интернационала с предложением о создании единого международного рабочего фронта. Но и на этот раз предложения Коминтерна не нашли поддержки у лидеров социал-демократии, что серьезно затрудняло консолидацию сил сторонников мира. В мае 1938 г. в Осло правые реформистские лидеры Международного объединения профсоюзов на заседании Генерального совета отклонили предложение о приеме советских профсоюзов в МОП и даже приняли резолюцию о прекращении всяких переговоров с ними.

Компартии видели всю пагубность политики поощрения агрессии. ЦК компартии Франции указал, что аншлюс Австрии лишь этап в осуществлении широкого захватнического плана Гитлера. «Теперь под угрозой Чехословакия, — говорилось в его обращении, — союзница Франции. Хотят раздавить Чехословакию для того, чтобы потом напасть на Францию» {816}. Компартия призвала к сотрудничеству всех людей доброй воли, чтобы сохранить мир и отстоять честь, достоинство и независимость Франции.

Одновременно с кампанией в защиту Австрии развертывалось движение за сохранение независимости Чехословацкой республики. Еще в апреле 1936 г. К. Готвальд подчеркнул, что на карту поставлена судьба нации, которой угрожает гитлеровское порабощение, что реакционно-фашистская группировка крупной буржуазии стремится разорвать соглашение с Советским Союзом и вступить в сговор с Берлином. Чехословацкие коммунисты ставили вопрос о создании правительства народного фронта, которое опиралось бы на единство действий коммунистов и социалистов, всех антифашистов и патриотов.

К. Готвальд, выступая 28 апреля 1936 г. в парламенте, от имени КПЧ предложил существенные поправки к резолюции по законопроекту об обороне страны, суть которых сводилась к решительной демократизации политической жизни, очистке армии от реакционных и фашистских элементов, удовлетворению насущных требований трудящихся. «Народ может драться как лев, — говорил он, — но только в том случае, если руки [250] у него свободны и если он знает, за что дерется» {817}. Готвальд предупреждал, что реакционерам и фашистам нельзя доверять дело защиты республики и что такая политика может кончиться новой Белой Горой {818}. Партия поддержала строительство укреплений на границе с Германией. Линия КПЧ на то, чтобы в максимальной степени усилить обороноспособность страны, приобрела особое значение после того, как гитлеровцы, захватив Австрию, стали угрожать Чехословакии.

Секретариат ИККИ одобрил линию КПЧ на сплочение народных сил, готовых защищать республику. В решении, принятом 25 мая 1938 г., говорилось, что усилия партии должны быть направлены на сплочение не только рабочего класса, городской мелкой буржуазии и трудовой интеллигенции, но и тех слоев буржуазии, интересы которых окажутся под угрозой в случае уничтожения независимости республики и которые склонны защищать ее суверенитет.

Лозунг создания фронта защиты независимости республики с участием различных социальных слоев вплоть до патриотически настроенной части буржуазии означал, что КПЧ переходила к политике национального единения против гитлеровского фашизма. Так закладывались основы будущей политики движения Сопротивления.

Коминтерн и его национальные секции били тревогу, разоблачая преступные планы выдачи Чехословакии Германии, подчеркивая, что такой шаг создаст смертельную угрозу миру. «Присоединение Судетской области к Германии — это роковой путь к войне, — писал официальный орган Коминтерна, — это — расчленение Чехословакии, это — растерзание малых народов, это — предательство Испании, это — усиление реакции в Европе» {819}.

В августе — сентябре 1938 г. коммунистические партии Франции, Англии, США, Германии, Польши, Румынии, Югославии, Бельгии и многих других стран выступили с воззваниями и документами, разоблачавшими подготовку тайного сговора Чемберлена и французской реакции с Гитлером в отношении Чехословакии. Компартия Франции призывала народ своей страны сорвать попытки английского кабинета и его французских союзников выдать Чехословакию Германии, требовала, чтобы Франция оставалась верной договорным обязательствам в отношении Чехословакии и Советского Союза {820}. Французские коммунисты указывали на правильность высказываний советской печати о том, что судьба Чехословакии — это судьба Франции.

Компартия Польши предупреждала народ, что вслед за Чехословакией гитлеровцы готовят такую же участь и Польше. «Сегодня Чехословакия, завтра — Польша!» {821} — заявляли коммунисты, требуя покончить с политикой поддержки агрессивных планов Германии по отношению к Чехословакии.

Английские коммунисты направили свой удар против предательской миссии лорда Ренсимена в Чехословакии, требуя его отзыва, а затем против поездки Чемберлена в Берхтесгаден на переговоры с Гитлером. Еще до обнародования результатов этих переговоров компартия заявила: «Мы обвиняем Чемберлена в предательстве мирных устремлений английского народа и в попытке сговора с Гитлером за счет мира на земле и за счет Чехословакии. Мы обвиняем его за поездку к Гитлеру не для того, [251] чтобы вести переговоры о мире, а для того, чтобы предать его...» {822} Выступая на XV съезде компартии Великобритании, Г. Поллит указывал, что Чемберлен, защищая интересы самых реакционных профашистских кругов финансового капитала, ведет Англию к войне {823}. В резолюции съезда разоблачалось стремление английского правительства к заключению пакта четырех держав, направленного «против малых государств Европы и против Советского Союза» {824}. Съезд призывал лейбористскую партию, профсоюзы, всех сторонников мира к сплочению, чтобы предотвратить преступный сговор реакционных кругов страны с Гитлером.

В документе, опубликованном 21 мая 1938 г., компартия Великобритании настаивала на защите Чехословакии от агрессии, рекомендовала на пленуме Лиги наций осудить Галифакса как сторонника нацизма. ЦК компартии поддержал требования низовых лейбористских организаций созвать чрезвычайную конференцию, чтобы осудить агрессора и его пособников. Коммунисты Англии заявили о своей готовности стать в ряды интербригад для защиты Чехословакии {825}.

На митингах в защиту чехословацкого народа выносились гневные резолюции с требованием немедленно отказаться от империалистического плана расчленения Чехословакии. Федерация горняков Южного Уэльса 22 сентября 1938 г. призвала все общественные организации выступить против предательства в отношении чехословацкого народа; о своем несогласии с политикой правительства заявил лондонский окружной комитет объединенного профсоюза машиностроителей. Подобные резолюции приняли профсоветы Манчестера, Солфорда, конференция шотландского профсоюза транспортных рабочих и многие другие организации.

Компартия США, доказывая, что правящие круги страны фактически помогают англо-французским «умиротворителям» фашизма, призывала массы оказать давление на правительство, чтобы заставить его решительно выступить в защиту Чехословакии совместно с правительствами СССР, Англии и Франции {826}. Представители 26 национальных организаций Америки (чехи, словаки, сербы, румыны и другие) направили президенту послание в защиту Чехословакии. Такие же послания поступали от общественных, профессиональных и других организаций, многих выдающихся деятелей науки и культуры. В ряде городов состоялись грандиозные демонстрации, были созданы комитеты спасения Чехословакии.

Подготовка и осуществление мюнхенского предательства породили дополнительные трудности для антивоенного движения. Буржуазной и социал-демократической пропаганде на какое-то время удалось создать ореол «миролюбия» вокруг сговора Гитлера и Муссолини с Чемберленом и Даладье. Однако рабочий класс и его коммунистические партии быстро поняли суть дела. Уже 9 октября 1938 г. компартии Франции, Великобритании, Испании, Чехословакии, США, Германии, Италии, Бельгии, Швейцарии, Швеции, Канады и Голландии опубликовали совместное воззвание «Против мюнхенского предательства». В нем коммунисты расценивали Мюнхен как переход крупного капитала в наступление, с тем чтобы «уничтожить социальные завоевания, посягнуть на демократические свободы и навязать народам политику порабощения и войны» {827}. [252]

Во Франции прошли многочисленные собрания, митинги, демонстрации. Открывшийся в Париже в ноябре 1938 г. Национальный конгресс движения за мир и свободу, осудив мюнхенский сговор, единодушно приветствовал внешнюю политику СССР и франко-советский союз. Всех антифашистов объединяла одна мысль: «Довольно отступать!» 22 марта 1939 г. Всеобщая конфедерация труда выступила с заявлением, в котором решительно осудила захват Чехословакии, указав, что угроза миру обязывает французское и английское правительства к сотрудничеству со всеми странами, уважающими международное право и независимость народов.

Правые лидеры лейбористской партии и тред-юнионов продолжали проводить политику поддержки правительства Чемберлена и тем самым поощряли фашистские государства к актам агрессии. В речи на Саутпортской конференции лейбористской партии (май — июнь 1939 г.) Бевин призывал «объединить великие мировые ресурсы и, вместо того чтобы поносить наших друзей (фашистов. — Ред.) из Центральной Европы и Японии, предложить им нечто лучшее, чем могла бы им дать война» {828}. На деле это означало не что иное, как поддержку сговора с агрессорами. Правые лейбористы выступали против образования единого фронта миролюбивых народов и установления международного единства рабочего класса.

Компартия Англии в первомайском манифесте 1939 г. охарактеризовала правительство Чемберлена как «правительство богачей и для богачей» и подчеркнула, что только рабочий класс может добиться поражения этого реакционного правительства и тем спасти мир от катастрофы. В традиционной первомайской демонстрации 100 тыс. ее участников потребовали отставки правящего кабинета и заключения пакта мира с СССР.

Несмотря на все более осложнявшуюся обстановку, жестокий террор и преследования, мужественную борьбу против надвигавшейся войны вели компартии Германии, Австрии, Италии. ЦК КПГ в обращении ко всем немцам осудил захват германским империализмом Австрии, потребовал вывода немецких войск и восстановления полной независимости этого государства. ЦК призвал всех противников Гитлера, все рабочие организации мира воспрепятствовать дальнейшим провокациям гитлеровского фашизма {829}. Партийные организации КПГ и группы сопротивления в распространяемых ими листовках осудили аннексию и вскрыли агрессивную, империалистическую подоплеку прославляемого фашистами «единства нации» и «великой Германии».

В мае 1938 г. ЦК КПГ заявил, что внешняя политика гитлеровского режима направлена не на обеспечение безопасности, жизненных интересов и национальной чести Германии, а на покорение других народов, подавление рабочего движения и всех демократических сил в Европе. Эта политика служит только классовым интересам германского монополистического капитала в его погоне за прибылью, а вынашиваемые им планы установления господства над Европой ведут к войне. Центральный Комитет КПГ заявил: «Это была бы самая страшная война... Она неизбежно закончилась бы поражением Германии». Он призвал к борьбе за сохранение мира и вывод фашистских войск из Австрии и Испании, за прекращение угроз гитлеровцев в адрес Чехословакии и расторжение военного пакта Германии с Италией и Японией {830}.

30 марта 1939 г. ЦК КПГ, рабочий комитет немецких социалистов и партия революционных социалистов Австрии выпустили совместное [253] обращение «К рабочим Германии и Австрии». Обращение осуждало аннексию Австрии и чешских территорий как этап империалистической захватнической политики.

В апреле 1939 г., в дни захвата Чехословакии, ЦК КПГ в воззвании «Долой преступление Гитлера против Чехословакии» осудил это насилие и призвал всех немцев объединиться с чешским народом для свержения общих угнетателей {831}. Когда фашисты стали угрожать Польше, требуя присоединения Данцига, коммунистические партии Германии, Австрии и Чехословакии сообща призвали народы к совместной борьбе против новых агрессивных действий гитлеровской диктатуры. В обращении этих партий говорилось: «Оккупация Чехословакии должна быть и будет сигналом тревоги, сигналом к сплочению народов во всех странах Европы, в особенности в странах, пограничных с фашистскими государствами и находящихся под непосредственной угрозой, для борьбы против фашистских насильников и против фашизма в собственных странах» {832}.

После Бернской конференции перед лицом новых агрессивных актов германского империализма КПГ направила свои усилия на расширение антифашистской борьбы внутри страны. В Берлине к лету 1939 г. образовались 22 партийные организации на предприятиях, в территориальных районах, а также в фашистских массовых организациях. Одна из наиболее крупных парторганизаций во главе с Р. Урихом через свои ячейки действовала на ряде предприятий и поддерживала связь с аналогичными организациями в Мангейме, Дортмунде, Гамбурге и Лейпциге.

В 1938 — 1939 гг. в результате объединения различных групп возникла антифашистская организация, которой руководили А. Харпак, X. Шульце-Бойзен и деятели КПГ И. Зиг и В. Гуддорф {833}. На некоторых заводах Гамбурга в первой половине 1939 г. действовали партийные организации, которые устанавливали контакты с мелкими торговцами и крестьянами. Сильная парторганизация была создана в Лейпциге под руководством А. Гофмана, В. Ципперера, Г. Шварца, Г. Шумана. Объединение антифашистских сил происходило и в других городах и областях страны {834}.

Вместо того чтобы мобилизовать все силы против фашистской диктатуры и угрозы войны, правые социал-демократические лидеры вели борьбу против КПГ и клеветали на Советский Союз, единственное последовательно миролюбивое государство. В январе 1939 г. Гильфердинг на заседании Исполкома Социалистического рабочего интернационала заявил, что существует «только путь совместных действий с нынешними правительствами (западных держав. — Ред.) при бескомпромиссной борьбе против большевизма и тех левых социалистов, которые создают единый фронт с коммунистами» {835}.

Антифашистское движение в Германии в условиях гитлеровской диктатуры по своей сущности было классовой борьбой между пролетариатом и монополистическим капиталом. Сознательная часть рабочего класса не поддалась ни идеологическому давлению и социальной демагогии, ни террору фашистской диктатуры. Утверждения реакционных историков, будто немецкий рабочий класс не оказал сопротивления фашизму, являются клеветой, цель которой — представить заговорщические планы определенных кругов крупной буржуазии и вермахта как решающую составную часть антифашистского движения. Факты доказывают, что [254] рабочий класс, руководимый КПГ, был главной политической и социальной силой борьбы против германского империализма и милитаризма, против его агрессивной политики. Из рядов рабочего класса вышла славная плеяда наиболее активных и сознательных антифашистов, которые составили ядро борцов против фашизма.

Таким образом, в период непосредственного назревания мировой войны передовые прогрессивные силы мира, несмотря на трудности, вызванные ростом промюнхенских и капитулянтских настроений, стремились организовать действенные акции, направленные на предотвращение вооруженной борьбы крупного масштаба. Выполнение такой задачи в решающей степени зависело от создания широкого международного фронта защиты мира, способного преградить путь фашизму и войне.

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.