Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Движение за создание фронта защиты мира перед второй мировой войной

Выдвинутые компартиями лозунги антифашистской борьбы, сохранения национальной свободы и независимости своих стран, вооруженного отпора фашистским агрессорам создавали необходимые предпосылки для организации широкого международного движения за мир.

Рассматривая защиту мира как одну из форм общедемократической борьбы масс, Коминтерн и его секции поддерживали и неуклонно расширяли свои связи с общественными организациями и массовыми движениями, выступавшими против фашизма и войны. ИККИ неоднократно подчеркивал необходимость всемерного развития движения за мир, вовлечения в него самых широких слоев населения, помогал исправлять сектантские ошибки. Когда 30 ноября 1935 г. «Работнически вестник» опубликовал материал, содержащий устаревшие установки по военному вопросу, Г. Димитров от имени заграничного бюро ЦК Болгарской компартии направил в ЦК БКП письмо, в котором призывал отойти от всякого доктринерства и схематизма и, учитывая обстановку, умело объединять широкие слои населения для антифашистской и антивоенной борьбы {836}.

Международный конгресс мира. Брюссель. 1936 г.
Международный конгресс мира. Брюссель. 1936 г.

В интересах создания единого фронта мира Коминтерн и его национальные секции содействовали активизации деятельности Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма. Они поддержали международную конференцию, состоявшуюся в Париже 23 — 24 ноября 1935 г., на которой присутствовало более 100 представителей от национальных комитетов. Ее участниками были П. Ланжевен, Г. Манн, Ж. Лонге, Ж. Дюкло, Н. М. Шверник, Е. Д. Стасова, Б. Шмераль, Э. Дженнари, П. Ненни, Э. Фиммен, И. Дельбос и другие. Лейтмотивом конференции стало требование — массовыми действиями обеспечить выполнение санкций против агрессора {837}. Был создан фонд мира, в который начали поступать средства в помощь жертвам агрессии {838}.

27 ноября Секретариат ИККИ, принимая рекомендации для коммунистической фракции Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, указал на необходимость подвергнуть критике тенденцию ориентироваться преимущественно или исключительно на мероприятия Лиги наций, подчеркнув, что его главная задача — поднять новую большую волну массовых выступлений в пользу мира. ИККИ обращал особое внимание на рост угрозы малым нациям со стороны Германии, на важность усиления протестов против агрессии японского империализма в Китае {839}. [255]

В декабре 1935 г. в Лондоне состоялся конгресс друзей СССР и мира. В его работе участвовало 773 делегата: беспартийные, коммунисты, лейбористы и даже группа консерваторов, считавших необходимым укреплять сотрудничество с СССР для создания системы коллективной безопасности {840}. В этом же месяце состоялись южноафриканский и канадский конгрессы против фашизма и войны. В январе 1936 г. в Сиднее был проведен третий австралийский конгресс против фашизма и войны, в Кливленде — американский конгресс против фашизма и войны, более 2 тыс. делегатов которого представляли примерно 2 млн. членов различных организаций профсоюзов, и т. д {841} Эти конгрессы свидетельствовали о втягивании в антивоенное движение передовой интеллигенции, части пацифистов. Социал-демократические партии и реформистские профсоюзы, за редким исключением, официально не участвовали в этих мероприятиях.

В 1936 г. возникает новая, более широкая международная организационная форма движения сторонников мира.

В начале 1936 г. один из лидеров английского пацифистского движения — консерватор лорд Р. Сесиль выступил с кратким воззванием ко всем друзьям мира во всех странах, предлагая организовать международную демонстрацию в защиту мира. Он призывал присоединиться к движению всех, кто разделяет следующие принципы: признание нерушимости международных договоров; сокращение и ограничение вооружений под международным контролем, запрещение частным лицам извлекать доходы из военной промышленности; укрепление Лиги наций в целях предотвращения или прекращения войны путем действенной организации коллективной безопасности и взаимной помощи; создание в рамках Лиги наций действенного органа для ликвидации международных осложнений, угрожающих войной {842}.

Обращение Р. Сесиля поддержали французский радикал П. Кот и другие видные пацифистские деятели. Так родилась идея проведения международного конгресса мира.

Для Коминтерна и компартий исключительно важное значение приобрела выработка своего отношения к этому движению. Коммунисты уже активно участвовали в деятельности Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма и не могли допустить ненужных трений между двумя организационными формами массового движения за мир. 17 марта 1936 г. Секретариат ИККИ обсудил некоторые вопросы, связанные с кампанией за созыв международного конгресса мира. В решении ИККИ указывалось, что движение за мир все еще распылено, а координация участвующих в нем организаций и партий слаба, так как «Всемирный комитет недостаточно соблюдал надпартийный характер, который он должен во что бы то ни стало носить...» {843}.

Рассматривая национальные комитеты борьбы против войны и фашизма как центры массового движения сторонников мира, ИККИ считал чрезвычайно важным, чтобы они повсеместно включились в кампанию за международный конгресс мира. В специальном постановлении Секретариата ИККИ по данному вопросу отмечалось: «Посредством кампании к Всемирному конгрессу мира необходимо добиться самого широкого сплочения всех друзей мира во всех социальных слоях для открытой деятельности в защиту мира» {844}. Особый упор делался на привлечение к участию в конгрессе социал-демократических партий, профсоюзов и других [256] рабочих организаций, а также городских средних слоев и крестьянства. Для финансирования конгресса предлагался сбор средств {845}.

Решения ИККИ были проникнуты идеей сплочения самых широких миролюбивых сил. Г. Димитров писал в ЦК ВКП(б) 22 апреля 1936 г.: «Рамки конгресса должны быть гораздо шире, чем народный фронт, и должны охватить в отличие от предыдущих антивоенных конгрессов политические, профессиональные и культурно-просветительные организации рабочего класса, мелкой буржуазии и крестьянства, а также левобуржуазные организации» {846}.

Буржуазная реакция пыталась запугать пацифистов, заявляя, что конгресс — дело рук коммунистов, которые используют его только в своих целях. Английские правящие круги оказали давление на Р. Сесиля, выдвигая ложное обвинение в том, будто он пользуется средствами Коминтерна. В связи с этим специальная группа английских пацифистов была направлена в Париж для обследования финансовых источников подготовительного центра и выяснения вопроса о роли компартий в созыве конгресса {847}. Она вернулась с твердым убеждением, что движение за созыв конгресса и его парижский центр включают самые различные политические и религиозные силы.

В мае 1936 г. подготовительные организационные центры во главе с Инициативным комитетом подготовили создание Всемирного объединения за мир {848}. Его воззвание, подписанное Р. Ролланом, видными политическими деятелями — республиканцами и радикалами (М. Асанья, Э. Бенеш, Э. Эррио), социалистами (Л. Жуо, П. Фор, К. Эттли, Л. де Брукер), коммунистами (М. Кашен, H. M. Шверник), получило весьма широкий отклик и обсуждалось на многочисленных собраниях и массовых митингах, национальных конференциях и конгрессах сторонников мира. Оно было поддержано пленарным заседанием Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, состоявшимся 6 — 7 июня в Париже, которое призвало свои национальные комитеты активно участвовать в кампании за конгресс мира {849}.

Исполком Социалистического рабочего интернационала отказался присоединиться к движению. Но, учитывая огромную популярность в массах идеи проведения конгресса, не решился запретить своим организациям участвовать в его подготовке. Идею созыва конгресса поддержали мощные профсоюзные объединения: французские, английские и испанские. Вместе с левыми партиями и профсоюзами в движение включились и буржуазные пацифистские организации.

К середине июля 1936 г. в кампании за созыв конгресса участвовали комитеты 37 стран. К ней присоединился Кооперативный интернационал (80 млн. членов), а также ряд христианских профсоюзов {850}. 25 — 26 июля в Праге была проведена среднеевропейская конференция за созыв конгресса мира. В конце июня состоялся английский национальный конгресс мира в Лидсе. Во Франции кампания опиралась не только на пацифистские организации, но и на 2400 местных комитетов борьбы против войны и фашизма {851}. [257]

Коммунисты, работая в Инициативном комитете, стремились сплотить представителей различных политических течений и мировоззрений, чтобы создать преграду преступным устремлениям поджигателей войны в каждой стране. Член Инициативного комитета, видный деятель Коминтерна Б. Шмераль писал: «...огромнейшее значение конгресса мы видим именно в том, что впервые после войны и, по-видимому, впервые в истории появилась возможность для представителей различных политических, национальных и религиозных организаций собраться вместе, чтобы сообща выступить за мир» {852}.

В интересах полного равноправия сторонников мира на заседании Инициативного комитета, состоявшемся в Брюсселе в конце июля, H. M. Шверник предложил, чтобы каждая делегация имела на конгрессе мира равное число голосов, независимо от размеров страны и количества делегатов {853}. Накануне конгресса Секретариат ИККИ в рекомендациях делегатам-коммунистам еще раз указал, что главное — это «дальнейшее всемерное вовлечение в движение самых различных элементов, групп и организаций, выступающих за мир, независимо от их политического и религиозного направления» {854}.

Международный конгресс мира проходил с 3 по 6 сентября 1936 г в Брюсселе {855}. На нем присутствовали 4531 делегат и свыше 5 тыс. гостей. В результате запрета не смогли прибыть делегаты из Польши, Болгарии, Греции, Югославии (за исключением отдельных лиц), прибалтийских стран. В работе конгресса не смогли принять участия сторонники мира из Германии, Италии и Японии. Наиболее многочисленными являлись делегации Франции, Англии, Чехословакии и Бельгии — около 700 человек каждая. Всего было представлено 35 стран, 750 национальных {856} и 40 международных организаций, борющихся за мир.

На конгресс собрались люди самых различных мировоззрений, партийно-политической и религиозной принадлежности: сторонники мира из либеральных, республиканских и консервативных организаций, социалисты, коммунисты, католики и протестанты, представители союза друзей Лиги наций, члены кооперативов, 100 парламентариев из 12 стран. Несмотря на то что руководство Социалистического и Амстердамского интернационалов официально не поддержало движение за созыв конгресса мира, на нем все же были представлены 12 социалистических партий и 15 национальных профсоюзных центров {857}.

Состав делегатов свидетельствовал о том, что к движению за мир удалось привлечь организации и группы, которые раньше не участвовали в нем: ряд европейских и американских пацифистских организаций, отдельные группы и организации мира из колониальных и зависимых стран, некоторую часть социал-демократии.

В позициях делегатов наблюдались, естественно, определенные различия. Пацифисты, консерваторы, либералы стояли за укрепление Лиги наций, ее поддержку. Коммунисты, соглашаясь с этим, в то же время обращали особое внимание на то, чтобы движение ясно представляло конкретных носителей опасности войны и чтобы массы организовали самостоятельные [258] действия против них. Так, H. M. Шверник говорил на конгрессе: «Наше движение должно показать, что мы не только хотим мира, но в состоянии активно бороться за мир. Задача нашего конгресса будет тем успешнее разрешаться, чем успешнее мы сумеем координировать действия Лиги наций с широким народным движением за мир» {858}. На заседании профсоюзной комиссии конгресса советский делегат предложил создать постоянный профсоюзный антивоенный комитет из представителей всех направлений профдвижения, что явилось бы серьезным шагом к международной координации антивоенной борьбы рабочего класса.

В качестве программных положений конгресс единогласно утвердил четыре принципа: нерушимость международных договоров; сокращение и ограничение вооружений; укрепление Лиги наций и коллективная безопасность; создание в рамках Лиги наций действенной системы, способной преодолеть международную напряженность, которая может вызвать войну. Эта платформа, отмечал Б. Шмераль, представляла для коммунистов «только минимум того, что может и должно быть сделано против войны» {859}. В манифесте к народам мира, принятом конгрессом, говорилось: «Мир в опасности, надо его спасти... Нашим единственным врагом будет агрессор, который, нарушая международное право, уничтожил бы всеобщий мир» {860}.

Коммунисты не выступили с особой платформой, а содействовали тем целям, которые были выдвинуты основной массой сторонников мира. Тем самым они пытались сплотить не только организации трудящихся, но и всевозможные буржуазно-демократические, религиозные и пацифистские антивоенные группы. Принятые конгрессом документы свидетельствовали о растущем сплочении сил, выступающих против империалистических агрессоров, которые толкали народы в пропасть новой мировой войны.

Важнейшим достижением Брюссельского международного конгресса было создание Всемирного объединения за мир и его постоянного международного координационного органа — Генерального совета. В совете были представлены все национальные комитеты и национальные организации. Был избран также Исполком в составе 20 членов (12 — от крупнейших стран и 8 — от международных организаций) и Секретариат ВОМ. Конгресс предложил образовать во всех странах национальные комитеты Всемирного объединения за мир, согласующие деятельность всех организаций, борющихся против войны. Предлагалось также провести национальные конгрессы движения за мир и международный плебисцит — сбор подписей в защиту мира; организовать международный сбор средств под лозунгом «копейка мира»; создать смешанную комиссию при Лиге наций с участием профсоюзов для контроля над проведением решений о сокращении вооружений, усилить пропаганду в пользу мира {861}.

Шаги к созданию широкого объединения сторонников мира на платформе, выдвинутой Брюссельским конгрессом, не снимали с повестки дня вопросов о деятельности тех прогрессивных сил, которые выступали с более решительной и целеустремленной программой, обличавшей империализм и его порождение — фашизм как главного врага человечества. Так, Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма провел 7 — 8 сентября 1936 г. в Париже международную конференцию, в которой участвовало 150 делегатов из 20 стран. Были единодушно приняты решения о мобилизации всех антифашистских и свободолюбивых сил для спасения Испанской республики; об усилении международной разъяснительной [259] работы о сущности фашизма, о разоблачении его демагогии, милитаристской пропаганды и террора, подрывной работы фашистской агентуры в других странах {862}.

Конференция приветствовала создание Всемирного объединения за мир и заявила, что Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма будет участвовать в этом широком народном движении как в интернациональном, так и национальном масштабе. В то же время конференция подчеркивала, что в сложившейся ситуации необходимо продолжать организационно усиливать и укреплять комитеты амстердамско-плейельского движения, сделав их действенным рычагом массовых акций против войны и фашизма. Было пополнено Международное бюро Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма. В него вошли Д. Бернал, Г. Брантинг, Б. Шмераль, И. Блюм, З. Неедлы, Л. Николь и другие видные борцы за мир.

Коммунистический Интернационал одобрил шаги, предпринятые коммунистами и другими сторонниками мира к собиранию и организации международных сил мира. Президиум ИККИ 19 ноября 1936 г. в специальной резолюции положительно оценил результаты Брюссельского конгресса, подчеркнув, что необходимо добиваться «дальнейшего расширения движения, создавая повсеместно комитеты мира, добиваясь вхождения всех секций II и Амстердамского Интернационалов ... католических организаций и союза фронтовиков...» {863}. Резолюция рекомендовала установить широкие связи со всеми буржуазно-пацифистскими организациями, Вовлечь в действенную борьбу за мир профсоюзы, женские организации, колониальные народы. ИККИ поддержал идею проведения национальных конгрессов мира. При этом особо подчеркивалось, что Всемирное объединение за мир должно занять более определенную позицию в отношении фашизма, для чего коммунистам, входящим в ВОМ, рекомендовалось «ставить острее вопрос о конкретном агрессоре, не допуская при этом никоим образом какого бы то ни было ограничения рамок движения» {864}.

Президиум ИККИ принял также постановление о работе коммунистической фракции Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма, указав, что ее задача — обеспечить участие комитета в общем движении за мир {865}. ИККИ рекомендовал, чтобы Всемирный комитет имел представительство в международных и национальных комитетах мира, но не противопоставлял себя общему движению за мир и не конкурировал с ним {866}. Всемирному комитету борьбы против войны и фашизма рекомендовалось брать на себя инициативу в подготовке и проведении специальных антифашистских кампаний, особенно в защиту жертв империалистической агрессии. Такое организационное взаимодействие двух форм международного движения за мир позволяло добиваться расширения круга его участников и в то же время конкретизации программы сторонников мира, придания ей более ясной антифашистской направленности.

Коминтерн и компартии, как наиболее последовательная и сознательная сила движения сторонников мира, призывали рабочий класс всемерно поддерживать советскую идею коллективного отпора агрессору. «Первая, ведущая сила, — писал журнал «Коммунистический Интернационал», — группирующая вокруг себя сторонников мира в международном масштабе, — это страна социализма, отечество пролетариев всех стран — великий Союз Советских Социалистических Республик» {867}. Съезд ФКП в [260] Арле в 1937 г. указал, что стремление реакции разрушить франко-советский союз является ударом по национальным интересам самой Франции. Компартии скандинавских стран поддерживали идею создания оборонительного союза этих стран с участием СССР и миролюбивых государств Запада. За организацию коллективного отпора агрессии выступали прогрессивные силы Чехословакии, Польши, Болгарии, Румынии, а также компартии Германии, Италии, Японии и ряда других стран.

Усиление движения сторонников мира говорило о том, что советская идея коллективного отпора агрессорам встречает понимание и поддержку среди народных масс. В марте 1937 г. в Англии на втором конгрессе за мир и дружбу с Советским Союзом, где присутствовало 900 делегатов, представлявших 3 млн. человек, объединенных в кооперативах, профсоюзах, культурно-просветительных обществах и других организациях, была выражена солидарность с СССР в борьбе за мир. Конгресс высказался за расширение контактов с народами СССР, призвал правительство Великобритании противодействовать тем предложениям в европейских пактах, которые не учитывают интересов Советского Союза, сотрудничать с ним, «чтобы укрепить коллективную безопасность через Лигу наций с помощью открытых для каждого ее члена пактов о взаимной гарантии и помощи» {868}.

В Англии настроения в пользу решительной борьбы за сохранение мира, которые наиболее последовательно выражала компартия, охватили значительные слои населения. Они приобрели особенно сильное влияние весной и летом 1938 г., когда в стране развернулось движение за создание альянса мира. В то же время выявились и многие слабости этого движения, нарастающие в нем противоречия. Реакционным правящим кругам, прикрывавшимся маской миролюбия, удалось ввести в заблуждение значительные слои народа относительно истинного содержания внешней политики правительства. Руководящие органы лейбористской партии и тред-юнионов, где преобладали правые элементы, тащили эти организации на путь фактической поддержки правительства Чемберлена. В системе разнообразных организаций сторонников мира были сильны традиции абсолютного пацифизма. Все это тормозило активные действия сторонников мира, вносило в их ряды замешательство и дезорганизацию.

В ответ на кампанию за альянс мира правящие круги Англии организовали настоящий пропагандистский поход против сторонников мира. Они пытались уверить, что союз с Францией и СССР будет означать создание военного блока и лишь приблизит войну; значит, нужно-де на разумной основе найти компромисс между Англией и Францией, с одной стороны, Германией и Италией — с другой. Так готовилась идеологическая почва для мюнхенского диктата.

Все это привело к тому, что английский национальный конгресс мира, состоявшийся в Бристоле в 1938 г., не достиг какого-либо решения по важнейшим проблемам внешней политики. Попытки внести поправки в проект резолюции, в котором даже не говорилось о коллективной безопасности, были отвергнуты {869}. На конгрессе преобладали взгляды, что движение за мир должно быть расплывчатой, разнородной ассоциацией групп и лиц, объединенных стремлением к миру, но не имеющих позитивной программы и не предпринимающих практических попыток противодействовать силам врагов мира.

Вызывал тревогу и тот факт, что движение «клятва во имя мира», возникшее в Англии, сознательно или несознательно занимало позицию сговора с агрессивными государствами. Это движение требовало [261] договориться с Гитлером и Муссолини. Оно выдвигало лозунги: «Британия должна остаться вне игры!», «Дадим Гитлеру колонии и кредиты!» и т. и. Речь шла о чемберленовской тенденции в пацифистском движении Англии {870}. Так буржуазный пацифизм, отстаивавший позицию абсолютного непризнания какой-либо войны, сам становился орудием политики войны.

Активизация передовой части движения сторонников мира и усиление борьбы между этой частью и изоляционистским направлением происходили и в США. За пересмотр закона о нейтралитете выступала часть пацифистов, входивших в Национальный совет за предотвращение войны, однако руководство этой организацией оставалось в руках изоляционистов {871}. Американская лига за мир и демократию, объединявшая передовых участников движения сторонников мира, вела активную пропаганду, требуя коллективных действий против агрессоров и помощи их жертвам.

26 — 28 ноября 1937 г. в Питсбурге состоялся национальный конгресс за демократию и мир, созванный Американской лигой борьбы против войны и фашизма. Тысяча триста двадцать делегатов представляли почти 4,5 млн. сторонников мира {872}. Конгресс показал дальнейший рост настроений широких масс в поддержку идеи коллективной безопасности, в пользу санкций против агрессоров.

Выработанные лигой предложения об изменении закона о нейтралитете в начале декабря 1937 г. были внесены в палату представителей, что имело большое значение. Движение сторонников мира в США, в котором активную роль играли коммунисты, становилось ощутимым фактором политической жизни страны.

Однако в американском движении за мир преобладали тенденции изоляционизма. Один из руководителей компартии США — Ф. Браун в марте 1938 г. писал: «Большинство американского народа за мир, однако значительная часть его считает позицию изоляционистского «нейтралитета» средством поддержания мира» {873}. Только меньшинство сознавало фашистскую опасность и необходимость коллективного отпора. В американском движении за мир наблюдалось противоречие: с одной стороны — ясно выраженная воля к миру, с другой — тяга к «нейтралитету», который играл на руку агрессорам.

В основе этого противоречия лежали многие причины, но прежде всего то, что американское рабочее движение традиционно в минимальной мере интересовалось вопросами внешней политики. Кроме того, сравнительно сильное влияние на массы оказывали изоляционистские круги буржуазии. В предвоенные годы активизировалась пропаганда той части буржуазии, которая выступала за соглашение с фашистскими державами. В изоляционистском крыле движения сторонников мира, особенно в либерально-буржуазных пацифистских организациях, тенденция к поиску соглашения с Германией, Италией и Японией была довольно сильной. Один из выразителей этой тенденции — Ч. Бирд заявлял, что все беды происходят оттого, что эти государства не имеют достаточного доступа к источникам сырья и рынкам сбыта и что надо решить именно данный вопрос, чтобы избежать войны {874}.

Важным шагом в консолидации движения сторонников мира в США явилось создание в апреле 1938 г. Комитета за мир посредством международного [262] сотрудничества. Это была самая широкая организация, координирующая деятельность антивоенных, пацифистских и религиозных сил. В комитет вошел и председатель Американской лиги за мир и демократию Г. Уард. В программе комитета содержались пункты о соблюдении пакта Бриана — Келлога, о необходимости изменения закона о нейтралитете, о непризнании территориальных захватов, нарушавших договоры с участием США, о борьбе за всеобщее разоружение и т. д. Создание комитета отражало, как отмечала компартия США, «растущее понимание американским народом того, что единственным путем предотвращения войны является коллективная безопасность» {875}.

Учитывая сдвиги в движении сторонников мира, необходимость усиления борьбы против изоляционистских тенденций в нем, а также преодоления сектантских ошибок коммунистов но отношению к различным организациям сторонников мира, X съезд компартии США (май 1938 г.) нацелил коммунистов на работу со всеми течениями в антивоенном движении, с тем чтобы завоевать возможно более широкие круги на сторону коллективной безопасности и добиться соответствующего изменения политики правительства {876}.

Во Франции коммунисты, левые социалисты, лучшие представители интеллигенции, передовая часть движения сторонников мира предпринимали большие усилия для сплочения всех противников войны. Они боролись против оживившихся в 1938 г. в пацифистском движении настроений в пользу соглашения с фашистскими державами, против пропаганды правого крыла радикальной и социалистической партий за отказ от франко-советского договора.

В конце мая 1938 г. ЦК ФКП обратился к социалистической партии с призывом возобновить единство действий в интересах борьбы за претворение в жизнь программы народного фронта и проведение политики коллективной безопасности {877}. Но социалистическая партия, раздираемая глубокими противоречиями, на своем съезде в начале июня 1938 г. приняла решение о поддержке правительства Даладье и, таким образом, отказалась от борьбы против курса попустительства агрессорам {878}.

7 мая 1938 г. в Женеве заседал Исполком Всемирного объединения за мир. Ход этого заседания показал, что в руководстве ВОМ под влиянием событий в мире и в результате воздействия со стороны наиболее решительной части движения сторонников мира произошел определенный сдвиг в сторону более четкой и политически более зрелой постановки задач. Впервые Исполком ВОМ официально осудил фашизм как поджигателя войны, а также заявил протест против аннексии Австрии и отметил, что фашистская Германия использует вопрос о национальных меньшинствах в Чехословакии как предлог для оправдания своей агрессивной политики {879}.

Летом 1938 г. в Париже под руководством Генерального совета Всемирного объединения за мир состоялась международная конференция защиты мира против бомбардировки городов. В ней участвовало более тысячи делегатов из 34 стран {880}.

В то же время в условиях обострения международной обстановки в связи с назреванием чехословацкого кризиса особенно сказывались недостатки движения в защиту мира. Оценивая обстановку того периода, [263] журнал ИККИ писал в июле 1938 г.: «Не только сознательные помощники фашистских держав, но и так называемые друзья мира даже в рядах рабочего движения защищают мнение, что развязывание войны наилучшим образом можно-де предотвратить тем, что нужно оставить фашистскому зверю его добычу, чтобы он, поедая ее, утолил свой голод, а может быть, и сломал себе зубы. Таково прежде всего мнение буржуазно-демократических держав Запада и более или менее тесно связанных с ними реакционных вождей Второго и Амстердамского Интернационалов» {881}.

Хотя политика мюнхенского диктата вызвала волну протеста во многих странах, ряд организаций сторонников мира восприняли ее как «почетную альтернативу войне». Таким образом, мюнхенское соглашение усилило в движении сторонников мира пацифистские тенденции, породило дезорганизацию и раскол во многих его национальных комитетах. Национальная конференция за мир, существовавшая в США, осенью 1938 г. выразила надежду, что Мюнхен приведет к новому курсу в международных отношениях. Съезд АФТ (октябрь 1938 г.) отказался принять резолюцию в поддержку коллективной безопасности. Более того, лидеры АФТ усилили антисоветскую кампанию.

Наиболее пагубно последствия мюнхенской политики сказались на европейском движении сторонников мира, прежде всего в Англии и Франции. Так, во Франции, где движение за мир в течение ряда лет было наиболее активным и организованным, после растерзания Чехословакии реакционная буржуазия и правительство Даладье стали прославлять новую «эру мира», сопровождая это антикоммунистической истерией. В поддержку Мюнхена выступили большинство руководства СФИО и часть лидеров ВКТ, внося таким образом глубокий раскол в рабочее и демократическое движение, подрывая основы народного антифашистского фронта. Лидеры социалистической партии Франции, писал И. Эрольди, «объективно помогли Гитлеру овладеть Чехословакией, они выдали палачу и своих братьев — чехословацких социалистов. Они сеяли пацифистские иллюзии в рядах французского народа, в частности среди французского крестьянства, чтобы облегчить Даладье осуществить мюнхенское предательство» {882}.

В этих условиях многие буржуазно-пацифистские организации, сторонники радикал-социалистической партии из буржуазных и средних слоев, часть сторонников СФИО фактически отказались от борьбы за коллективную безопасность. В октябре 1938 г. партия радикалов приняла на своем съезде решение о выходе из народного фронта. Ряд деятелей этой партии, принимавших участие в движении сторонников мира, отказались следовать ранее согласованным решениям. Руководство некоторых организаций, входивших во Всемирное объединение за мир и народный фронт, встало на путь поддержки реакционных планов правительства {883}.

От позиции Социалистического рабочего интернационала, Амстердамского интернационала профсоюзов, руководства социалистических партий крупнейших капиталистических стран в огромной мере зависело, удастся ли рабочему классу в этот критический момент сплотить свои ряды и повести за собой на борьбу против фашизма и войны все миролюбивые силы. Но вожди социал-демократии, проводя и в области внешней [264] политики линию классового сотрудничества с буржуазией, оказались не в состоянии предложить народным массам реальную программу мира. Более того, своими действиями они способствовали расколу антивоенных сил.

Исполком Социалистического рабочего интернационала на очередном заседании в октябре 1938 г. не смог занять единой позиции в отношении мюнхенского сговора. «Французская партия была за Мюнхен, — писал видный идеолог Социалистического рабочего интернационала Ю. Бра-унталь, — английская — против Мюнхена, а социалистические партии скандинавских стран и Бельгии, поддержанные швейцарской социал-демократией, объявили себя нейтральными в вопросе о мюнхенском кризисе. Таким образом, Исполком не смог отвергнуть мюнхенское соглашение» {884}.

На борьбу против войны, за широкий фронт мира Коминтерн мобилизовал все близкие к нему международные организации: Профинтерн, КИМ, Спортивный интернационал, МОПР и другие. Главная задача, которая ставилась перед ними, — добиться национального и международного единства в интересах сохранения мира, используя усиление движения пролетарских масс за удовлетворение экономических требований и расширение политических прав.

Как и в предыдущие годы, в этот период многое зависело от позиции международных профсоюзных организаций. Президиум ВЦСПС писал Исполкому Международного объединения профсоюзов, что рабочий класс не может отдать себя в распоряжение Лиги наций, а должен «вести самостоятельные акции против войны, мобилизуя для этого широкие массы трудящихся и воздействуя таким образом на правительства и Лигу наций» {885}. Солидаризируясь с ВЦСПС, Профинтерн принял 9 ноября 1935 г. специальное решение, в котором выражал полную готовность договориться с представителями МОП о совместных действиях в защиту мира.

14 ноября ИККИ рекомендовал Профинтерну добиваться «внесения низовыми профсоюзными организациями решений, требующих от Амстердамского интернационала совместных действий с Профинтерном против войны и поддержки предложений Коминтерна II Интернационалу» {886}.

Профинтерн стремился мобилизовать рабочих на единые выступления против войны через международные отраслевые профсоюзы, в частности через Интернационал моряков и портовых рабочих (ИМПР). Он всемерно поддерживал курс на достижение профединства в национальном масштабе. Это, как показал опыт Франции, увеличивало боевую мощь пролетариата. В июне 1936 г. красные профсоюзы некоторых стран уже вступили в реформистские союзы, а другие готовились к этому. Секретариат ИККИ определил, что создание Международного комитета единства, который опирался бы на единые профсоюзы или объединенные профцентры, является одной из наиболее важных задач Профинтерна.

Однако многие национальные профсоюзы, оказавшиеся в плену реформистских иллюзий, принимали половинчатые и непоследовательные решения. Среди некоторых левых профсоюзов получила хождение неверная точка зрения о полной бесплодности и неэффективности санкций против агрессора. Такое мнение мешало развертыванию антивоенной борьбы.

Добиваясь единства, Профинтерн смело шел на объединение с Амстердамским интернационалом, искренне стремясь создать единый фронт борьбы за мир. Поскольку в 1937 г. большинство секций Профинтерна [265] уже достигли единства с массовыми реформистскими союзами или вступали в эти союзы, Красный интернационал профсоюзов, чтобы облегчить достижение международного единства, фактически прекратил свою деятельность. К декабрю 1937 г. аппарат Профинтерна перестал функционировать.

За 16 лет своего существования Красный интернационал профсоюзов вписал немало ярких страниц в историю рабочего движения. Разработанная им на основе рекомендаций Коминтерна революционная наступательная тактика позволила рабочему классу успешно вести борьбу за свои насущные интересы против крупного капитала, против реформистской политики классового сотрудничества с буржуазией. Профинтерн внес свой вклад в становление и развитие профсоюзного движения в колониальных и зависимых странах, решительно выступал против национализма, за пролетарскую интернациональную солидарность. Он оказал огромную помощь в создании единого рабочего и народного фронта, в борьбе против фашизма и войны. В его рядах выросла и закалилась славная плеяда борцов за освобождение рабочего класса.

Прекращение деятельности Профинтерна не означало утраты революционных традиций профсоюзного движения рабочего класса. Советские профсоюзы, как наиболее крупная секция Профинтерна, поставили вопрос о своем вступлении в Амстердамский интернационал при условии, что он будет вести последовательную борьбу против фашизма и войны. Однако, несмотря на длительные переговоры делегаций ВЦСПС и МОП и подписанное соглашение, реформистские лидеры профсоюзов сорвали проведение в жизнь этого важного решения. Курс на изоляцию советских профсоюзов нанес серьезный ущерб делу единства международного профдвижения, в то время когда человечество стояло на пороге войны.

Новая ориентировка Коминтерна оказала существенное влияние на усиление молодежного движения. В конце сентября — начале октября 1935 г. состоялся VI конгресс Коммунистического интернационала молодежи, сделавший важные выводы, что борьба против фашизма и войны требует изменения характера союзов, превращения их в массовые организации трудящегося юношества. Спустя полгода Секретариат ИККИ принял специальное решение, поставил перед КИМ задачу «превратить эти коммунистические организации молодежи в широкие массовые организации трудящейся молодежи, в беспартийные, но революционные по существу дела организации» {887}. Этим создавались более благоприятные условия для осуществления единства антифашистской трудящейся молодежи. Так, в апреле 1936 г. в Испании возник объединенный союз коммунистической и социалистической молодежи, ставший важной силой сопротивления фашизму. В Бельгии произошло слияние комсомола с молодой социалистической гвардией. Объединенные союзы появились в Литве и Мексике. Были достигнуты соглашения о единстве действий молодежных организаций антифашистского направления во Франции, Австрии, Бельгии, Болгарии и некоторых других странах. Однако дело сплочения трудящейся молодежи наталкивалось на сопротивление лидеров Социалистического интернационала молодежи (СИМ).

Идеей объединения прогрессивных сил молодежи была пронизана Международная юношеская конференция, проходившая 29 февраля — 1 марта 1936 г. в Брюсселе. На ней присутствовало 300 делегатов от 29 международных и 248 национальных организаций молодежи из 23 стран {888}. Впервые за всю историю молодежного движения вместе собрались представители всех его основных течений и направлений, чтобы обсудить жгучие [266] вопросы борьбы за создание единого фронта мира. Конференция высказалась за созыв Всемирного конгресса молодежи.

Подготовка этого конгресса велась в основном международной федерацией союзов друзей Лиги наций, руководство которой пыталось тормозить участие трудящейся молодежи в этой кампании. В ряде стран — США, Англии, Польше и некоторых других — определенное количество мандатов было «распределено» между членами союзов друзей Лиги наций. Выдвигалось возражение против участия КИМ в конгрессе. Исполком Социалистического интернационала молодежи занял левацкую позицию, заявив, что он не может сидеть рядом с представителями буржуазии. В ходе подготовительной работы многие из этих препятствий удалось преодолеть {889}.

Конгресс состоялся 31 августа — 6 сентября 1936 г. В его работе участвовало более 500 делегатов из 35 стран пяти континентов. Это были представители самых различных политических и религиозных направлений в молодежном движении: пацифисты, либералы и консерваторы, католики, протестанты, социалисты и комсомольцы.

В речи советского делегата Генерального секретаря ЦК ВЛКСМ А. В. Косарева главной была мысль о необходимости преодолеть разъединение сил молодежи, чтобы остановить катастрофическое приближение новой войны. Он подчеркивал, что сама обстановка требует сотрудничества и единства действий, так как «разрушительные бомбы и удушливые газы будут одинаково смертоносными для молодежи всех политических мировоззрений и религиозных верований» {890}.

Большинство делегатов международного юношеского конгресса за мир высказались за коллективную безопасность, укрепление Лиги наций, то есть за требования, выдвинутые Всемирным объединением за мир. Конгресс провозгласил лозунг: «Молодежь мира, объединяйся в защиту мира!» Вместе с тем он выявил и слабости молодежного движения: неконкретность, декларативность и разрозненность. В ряде стран социалистическая молодежь под влиянием реформистских иллюзий оказалась вне борьбы за мир. В некоторых латиноамериканских государствах лозунг объединения союзов молодежи был понят как призыв к ликвидации комсомола и замене его культурно-просветительными организациями.

В августе 1938 г. в Вассар-колледже города Паукинси (штат Нью-Йорк) состоялся второй Всемирный конгресс молодежи. Пятьсот его делегатов из 55 стран представляли различные организации борьбы за мир: профсоюзные, крестьянские, студенческие и другие молодежные союзы, охватывавшие около 40 млн. человек {891}. В честь конгресса в Нью-Йорке на городском стадионе состоялся многотысячный митинг, участники которого призвали молодежь всех стран объединиться для защиты всеобщего мира. На заключительном заседании конгресса в торжественной обстановке был подписан «Вассарский мирный пакт». Делегаты поклялись бороться за братское сотрудничество молодежи всех наций и не участвовать в военной агрессии. Однако конгресс не сумел создать собственные национальные центры, которые объединили бы молодежное движение в один общий поток.

Активную борьбу за мир вел Международный женский комитет против войны и фашизма, проводивший в жизнь идеи и установки Международного женского конгресса (1934 г.). Усилению антивоенного движения среди женщин способствовало создание в октябре 1937 г. в Париже новой международной организации — Союза итальянских женщин-эмигранток, объединившего свыше 100 секций. В Чехословакии успешно действовала женская [267] организация «Еднота». Различные женские союзы США провели в Вашингтоне съезд, на котором обсудили вопрос: причины войны и как ее избежать. Участницы съезда представляли 11 союзов, насчитывавших в своих рядах 14 млн. членов. Во Франции Национальный комитет женщин, выступавший против войны, объединял более двух тысяч местных комитетов.

В широких кругах передовой интеллигенции различных стран появлялось все больше сторонников идеи коллективной безопасности. Ярким событием, отразившим солидарность передовых людей польского и украинского народов в борьбе против фашизма и угрозы войны, явился антифашистский конгресс работников культуры во Львове в мае 1936 г. Заклеймив фашизм как самого опасного врага культуры и свободы народов, конгресс призвал прогрессивные силы решительно противодействовать всем его проявлениям. В резолюции конгресса говорилось: «...борьба против империалистической войны, за мир является первой основной обязанностью всех прогрессивных работников культуры» {892}.

13 — 14 мая 1939 г. в Париже состоялась Международная конференция в защиту мира, демократии и прав человека. Инициаторами ее созыва были профессор П. Ланжевен и лауреат Нобелевской премии Н. Энджелл. В конференции участвовало около 600 видных деятелей культуры и рабочего движения 28 стран. Рассматривались вопросы: силы демократии перед лицом фашистского наступления; колонизация Европы «третьей империей»; права человека перед лицом фашистского варварства; согласованные действия народов за свободу и мир.

В докладе Н. Энджелла и во многих выступлениях отмечалось, что налицо материальное и моральное превосходство демократий над фашизмом, но, чтобы дать ему отпор, необходимо прочное единство. Конференция указывала, что война уже началась и нужна немедленная организация коллективной безопасности, опирающаяся на соглашение Англии, Франции и Советского Союза {893}. В резолюции подчеркивалось: «Все враждебные агрессии страны стоят перед настоятельной задачей безоговорочно и безотлагательно объединить все свои материальные и моральные силы» {894}

Передовая часть движения сторонников мира, несмотря на возраставшие трудности, вызванные предвоенным политическим кризисом, вела непрерывную борьбу против надвигавшейся фашистской агрессии. Петиционная кампания за фронт мира в Англии, организованная по инициативе левого лейбориста С. Криппса, новый подъем борьбы за пересмотр закона о нейтралитете в США, развертывание борьбы за национальный фронт в балканских странах, рост антифашистского движения в Чехословакии, активизация студенческого движения за мир и проведение в июле 1939 г. второго конгресса международного студенческого альянса борьбы за социализм, широкая кампания во всем мире с целью заставить правительства Англии и Франции на переговорах в Москве отказаться от тактики затягивания и проволочек — все эти выступления проходили при активном участии коммунистов, левых социалистов, беспартийных рабочих, представителей интеллигенции и части мелкой буржуазии.

Однако коммунистам и другим активным участникам движения сторонников мира не удалось добиться сплочения всех противников войны. Реакционная буржуазия и правые социалисты наносили все новые удары по делу мира.

Правая социал-демократия все дальше шла по пути антикоммунизма и раскола рабочего движения. Съезд СФИО, проходивший в конце мая [268] 1939 г. в Нанте, запретил социалистам быть членами организаций «Мир и свобода», «Народная помощь», «Друзья Советского Союза», «Движение женщин против войны и фашизма» и других массовых организаций народного фронта под предлогом, что они якобы находятся под коммунистическим влиянием {895}. Английские лейбористские лидеры исключили из партии С. Криппса за петиционную кампанию. Конгресс МОП в Цюрихе (июль 1939 г.) отверг предложения о единстве действий с советскими профсоюзами и вступлении их в МОП {896}. Амстердамское объединение профсоюзов подобно Социалистическому интернационалу оказалось неспособным решительно противостоять фашизму и войне и было близко к распаду.

VI конгресс Социалистического интернационала молодежи, состоявшийся в Лилле в июле — августе 1939 г., исключил из своих рядов Объединенную социалистическую молодежь Испании и тем самым полностью отказался от единства действий с коммунистической молодежью {897}.

В августе 1939 г. новый председатель Исполкома Социалистического рабочего интернационала И. Альбарда на письмо М. Тореза и М. Кашена о переговорах с целью созыва международной рабочей конференции дал отрицательный ответ, даже не запрашивая Исполком {898}. Все эти действия правых социалистов еще более углубили раскол в рабочем движении и в рядах сторонников мира.

Антивоенное движение в 1935 — 1939 гг. приобрело значительный размах. Однако ему был присущ ряд крупных недостатков, из-за которых оно оказалось не в состоянии решить стоявшие перед ним задачи.

Главный недостаток заключался в том, что это движение не приобрело достаточно массового характера. В нем участвовали тысячи и десятки тысяч самоотверженных борцов, по преимуществу интернационалистов, но не миллионы и десятки миллионов, чего требовала обстановка. Кроме того, это движение в основном протекало в таких формах, как митинги, манифестации, конгрессы, издание антивоенных листовок и обращений. Но для того чтобы принудить правителей фашистских держав отказаться от своих планов, этого было недостаточно.

Необходимо отметить также, что в критический момент (после Мюнхена) наблюдался некоторый спад антивоенного движения, так как лживые лозунги мюнхенцев внесли известное замешательство в ряды поборников мира. Возникла даже крайне опасная для дела мира чемберленовская тенденция в пацифистском движении.

* * *

Несмотря на то что в предвоенные годы прогрессивные силы под руководством коммунистических и рабочих партий вели последовательную борьбу за мир, целый ряд факторов объективного и субъективного порядка помешали воздвигнуть непреодолимую преграду войне. Коммунистическое движение в капиталистических странах не стало подлинно массовым, что, естественно, препятствовало успешной борьбе за единый рабочий и антифашистский народный фронт. Компартии в государствах фашистской диктатуры были значительно ослаблены террором.

Борьба за сохранение мира, вовлекавшая в определенные периоды большие массы трудящихся и представителей демократических и патриотических кругов, имела огромное значение. Она подготовила международный рабочий класс, все антифашистские и демократические силы к схватке с фашизмом в годы войны, к сотрудничеству миролюбивых сил и государств с Советским Союзом во второй мировой войне. [269]

Эта борьба подтвердила правильность курса коммунистических партий на создание широкого фронта мира. Она обогатила компартии ценным опытом сотрудничества с демократическими антифашистскими слоями и организациями, повысила роль рабочего класса и компартий в решении общенациональных и интернациональных задач борьбы против войны и фашизма. Все это стало одной из основ борьбы компартий за сплочение антифашистов и патриотов в годы вооруженной схватки с фашизмом.

В сложной и трудной антивоенной борьбе международный рабочий класс показал, что он является единственной силой, способной сплотить вокруг себя большинство народа и сорвать планы воинствующей реакции. Но тогда ему не удалось выполнить эту историческую миссию, ибо предательская политика лидеров социал-демократии серьезно ослабила боеспособность его рядов. Следует учитывать, что на движение народов против угрозы войны оказывала влияние реакционная буржуазная пропаганда. Правящие круги Англии, Франции и США широко применяли пацифистские лозунги для проведения политики сговора с немецкими империалистами. В самой же Германии широкие слои населения оказались в плену идей реваншизма и милитаризма. В дни Мюнхена и после него реакция с помощью средств массовой информации всячески прославляла деятельность Чемберлена и Даладье как «спасителей мира», всемерно чернила коммунистов. Мюнхенский сговор нанес серьезный политический и психологический урон борьбе против войны. В результате стечения всех этих неблагоприятных обстоятельств трудящиеся капиталистических стран не смогли создать широкий фронт защиты мира, воспрепятствовать развязыванию войны.

Оглавление. Накануне Второй мировой войны

 
Тут http://jur-konsultaciya.ru/ получите консультацию адвоката по уголовным делам в Краснодаре.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.