Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Боевые действия германского (немецкого) флота в начале второй мировой в 1939 г.

Гитлеровское руководство, начиная боевые действия на море, исходило из разработанных еще в довоенное время оперативно-стратегических положений. Они предусматривали действия против английского судоходства в прибрежной полосе Великобритании — при посредстве мин, поставленных эсминцами, подводными лодками и самолетами; на дальних подступах к Англии — при посредстве подводных лодок; на океанах — при посредстве линкоров и крейсеров, действующих в одиночку или группами, а также вспомогательных крейсеров, замаскированных под торговые суда.

19 августа 1939 г. немецко-фашистское командование начало развертывание подводных лодок в районы западных подходов к Британским островам и в Северном море, у северо-восточного побережья Англии. 21 августа оно направило в Южную Атлантику, к восточному побережью Южной Америки, «карманный» линкор «Адмирал граф Шпее», а 24 августа в Северную Атлантику другой корабль такого же типа — «Дойчланд». [55]

Согласно оперативной директиве от 4 августа 1939 г. им предстояло нарушать судоходство и уничтожать торговые суда противника всеми возможными способами {115}.

Гибель французского миноносца Бурсак под Дюнкерком 30 мая 1940 г.
Гибель французского миноносца Бурсак под Дюнкерком 30 мая 1940 г.

31 августа 1939 г. в директиве № 1 перед военно-морским флотом Германии была поставлена общая задача: вести войну против торгового судоходства {116}. Готовясь к ее выполнению, гитлеровское командование еще до начала военных действий развернуло основные силы флота на направлениях наиболее оживленного движения судов и в районах важнейших пересечений морских путей.

Это делалось для того, чтобы иметь в Атлантике силы, готовые немедленно воздействовать на коммуникации союзников, если Англия и Франция объявят войну. Кроме того, заблаговременным выводом сил флота в районы вероятных боевых действий заранее исключалась необходимость преодоления морской блокады, которую мог установить англо-французский флот. При выходе в море немецкие подводные лодки получили указание атаковать английские суда лишь по особому приказу {117}.

Однако 3 сентября в Северной Атлантике, в 200 милях к западу от северного побережья Ирландии, немецкая подводная лодка «U-30» без предупреждения потопила английский лайнер «Атения», который шел без охранения из Ливерпуля в Монреаль с пассажирами на борту.

Потопление «Атении» явилось акцией, противоречившей намерению Гитлера до поры до времени не раздражать Англию, Францию и нейтральные страны. Было сделано заявление о непричастности немецкого флота к этому событию и пущен слух, что «Атения» потоплена самими англичанами. Верховное командование фашистской Германии было вынуждено отдать подводным лодкам приказ вести боевые действия, соблюдая нормы призового права, то есть атаковать без предупреждения только вооруженные или сопровождаемые военными кораблями торговые суда, а остальные останавливать для досмотра и при обнаружении «запрещенных» грузов — топить.

«Карманным» линкорам «Адмирал граф Шпее» и «Дойчланд» предписывалось временно воздержаться от каких-либо действий против судоходства противника и находиться в «районах ожидания». 9 сентября было приказано вообще не задерживать французские торговые суда и при всех обстоятельствах избегать «неприятностей» с Францией {118}.

Ограничения на ведение боевых действий против английских судов существовали до 26 сентября, а против французских они оставались в силе до середины ноября: фашистское командование пыталось таким образом вызвать разногласия между союзниками.

В начале войны боевые действия немецких подводных лодок облегчались тем, что английские и французские торговые суда возвращались в свои порты широким потоком и к тому же не имели вооружения. Несмотря на это, подводные лодки действовали крайне осторожно и, как правило, разрозненно.

23 сентября на совещании в ставке Гитлера адмирал Редер, докладывая, что «первая фаза подводной войны в Атлантике и в Английском канале закончилась» {119}, сообщил, что действия лодок были затруднены [56] политическими ограничениями, а именно запрещением вести боевые действия против судоходства Франции.

К этому времени, по данным немецкого командования, подводные лодки потопили суда общим тоннажем 232 тыс. брт.

Когда в октябре стало ясно, что английское правительство не желает идти на примирение с Германией, действия немецких подводных лодок активизировались. В течение 13 и 14 октября они потопили шесть судов. В ночь на 14 октября подводная лодка «U-47» проникла на внутренний рейд базы английского флота Скапа-Флоу, потопила там линейный корабль «Ройал Оук» и благополучно возвратилась в базу. В эти же дни пять немецких подводных лодок предприняли первую в войне попытку совместной атаки конвоя. Им удалось потопить три судна, потеряв при этом две лодки.

С началом войны боевые действия развернули и другие силы немецкого флота. Эскадренные миноносцы выходили к восточному побережью Англии и ставили минные заграждения на прибрежных фарватерах. Крупные надводные корабли совершили два кратковременных выхода к норвежскому побережью. Авиация произвела несколько налетов на английские корабли в море и на военно-морские базы в Ферт-оф-Форте и в Скапа-Флоу. Опасаясь новых налетов и потерь кораблей, английское адмиралтейство перевело главные силы своего флота в базы на западном побережье, в устье реки Клайд {120}.

В конце октября немецкое военно-морское командование, оценивая результаты борьбы против английского судоходства, вынуждено было отметить, что хотя их «следует признать удовлетворительными в военном отношении, но при данной форме ведения этой борьбы они являются совершенно недостаточными и не могут оказать решающего влияния на исход войны» {121}.

В начале ноября германское командование отозвало из Атлантики для ремонта «карманный» линкор «Дойчланд», переименованный вскоре в «Лютцов».

Корабль «Адмирал граф Шпее» продолжал крейсерство в Южной Атлантике. До начала декабря он потопил 6 судов (27,3 тыс. брт) и один танкер. В декабре им было уничтожено еще 3 судна (21,9 тыс. брт).

Анализ боевых действий на море заставил фашистское руководство произвести переоценку боевых возможностей корабельного состава ВМС и пересмотреть программу строительства флота по плану «Z». Строительство линейных кораблей, за исключением «Бисмарка» и «Тирпица», находившихся в стадии достройки, прекратилось.

Основные усилия сосредоточивались на ускоренном наращивании подводных сил. Если до войны предусматривалась закладка 9 подводных лодок в месяц, то после начала войны военно-морское командование фашистской Германии поставило перед кораблестроительной промышленностью задачу как можно скорее довести эту цифру до 29 единиц. 22 ноября был рассмотрен и утвержден новый план строительства подводных лодок, согласно которому численность этого класса кораблей за вычетом ожидаемых потерь (10 процентов общего числа участвующих в боевых действиях) должна была достигнуть к концу января 1941 г. — 85, к концу апреля — 107, к концу октября — 179, к концу марта 1942 г. — 245, а еще через год — 308 единиц {122}. [57]

Планирование строительства подводных лодок на столь отдаленные сроки и в таких масштабах показывает, что гитлеровское руководство готовилось к расширению войны на море, делая ставку на подводные лодки. Однако в это время главные усилия военной экономики Германии по-прежнему направлялись на обеспечение потребностей армии и военно-воздушных сил. «Ускоренного» строительства подводных лодок так и не получилось.

«Осенью и зимой 1939/40 г., — писал бывший гитлеровский адмирал Ф. Руге, — Редер через короткие промежутки времени снова и снова являлся к нему (к Гитлеру. — Ред.), дабы программа строительства подводных лодок была признана делом первостепенной важности. Тщетно! Несколько раз ему приходилось даже жаловаться на то, что сырье и рабочая сила, предназначенные для текущего строительства подводных лодок, забираются для нужд армии и военно-воздушных сил» {123}.

Тем временем немногочисленные немецкие подводные лодки продолжали разрозненные атаки на одиночные суда и конвои. Изменились тактические приемы использования лодок. В первые месяцы войны лодки, опасаясь самолетов, атаковали одиночные транспорты из подводного положения. Это позволяло английским кораблям обнаруживать их прибором «асдик». К ноябрю гитлеровцы отказались от дневных атак и перешли к ночным атакам из надводного положения. В сентябре 97 процентов общего числа потопленных транспортов были атакованы в светлое время, а в ноябре уже больше половины их было потоплено ночью. Потери немецких подводных лодок в первые месяцы войны составили: в сентябре — 2, в октябре — 5 (из них 2 подорвались на минах), в ноябре — 1, в декабре — 1.

Начало 1940 г. не внесло чего-либо нового в общий характер боевых действий на море. По-прежнему немецкие подводные лодки предпринимали разрозненные атаки против транспортов противника. Причем на 1 января подводных лодок оказалось меньше, чем было к началу войны.

Характерно, что английская разведка намного преувеличивала численность немецких лодок. По оценке морского штаба, к 1 июля 1940 г. их должно было быть 109 {124}. В действительности у фашистской Германии в это время было лишь 53 лодки.

Не имея сил для активизации боевых действий на коммуникациях, германское командование пыталось оказать давление на Англию, Францию и нейтральные страны, расширив запретные зоны, в которых суда нейтральных стран подвергались такой же опасности уничтожения без предупреждения, как и суда противника. В конце января было решено увеличить блокадную зону у северо-восточного побережья Шотландии, расширить угрожаемый район на подходах к Бристольскому заливу, включить в запретную зону Ирландское море и объявить опасным новый район в северной части Английского канала (от Дувра до мыса Фламборо-Хед). 26 марта немецко-фашистское командование объявило, что, так как Исландия используется в качестве опорного пункта для судов, идущих в Великобританию, она включается в зону действий немецких кораблей. Таким образом, опасным для плавания стал район всей Северной Атлантики, от французского побережья до юго-восточного побережья Гренландии.

Еще в феврале немецкое командование, готовясь к норвежской операции, начало ставить некоторые лодки на ремонт. В начале марта в Атлантике на подходах к Англии действовало только 5 лодок. К середине марта в этом районе не осталось ни одной немецкой подводной лодки. [58]

Постепенное снижение боевой активности было характерно и для действий немецких надводных кораблей. «Лтотцов», как было уже сказано, в ноябре возвратился в Германию. Линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», пройдя необнаруженными зону патрулирования английских крейсеров, вышли в район к юго-востоку от Исландии, где 23 ноября потопили английский вспомогательный крейсер «Равалпинди». Но, опасаясь встречи с превосходящими силами британского флота, поспешили отойти в Норвежское море, а затем укрыться в Гельголандской бухте.

13 декабря английский тяжелый крейсер «Эксетер», легкие крейсеры «Аякс» и «Ахиллес» обнаружили в Южной Атлантике «карманный» линкор «Адмирал граф Шпее». Начался бой, в ходе которого корабли обеих сторон получили серьезные повреждения. «Адмирал граф Шпее» укрылся в нейтральном порту Монтевидео, а английские крейсеры блокировали выход из него в океан. 17 декабря командир немецкого рейдера, лишенный возможности пополнить боезапас и отремонтировать корабль, приказал взорвать его на рейде Монтевидео {125}. После этого в Атлантике не осталось ни одного крупного надводного немецкого корабля.

Фашистские эсминцы с 17 октября 1939 г. по 10 февраля 1940 г. под прикрытием крейсеров совершили девять выходов в море, поставив на английских морских путях от устья Темзы на юге до Хамбера на севере 1800 мин. Один из таких выходов состоялся в ночь на 13 декабря 1939 г., когда 5 эскадренных миноносцев под прикрытием крейсеров «Лейпциг», «Нюрнберг» и «Кёльн» поставили мины в устье Тайна. Но на обратном пути отряд немецких кораблей атаковали английские подводные лодки. Они серьезно повредили и вывели из строя «Нюрнберг» — до мая и «Лейпциг» — до декабря 1940 г. Кроме того, в ночь на 23 февраля 1940 г. у голландского побережья немецкие самолеты потопили два своих эсминца, возвращавшиеся в базу после минных постановок у побережья Англии.

В начавшейся войне на море ограниченный характер носили и боевые действия немецкой авиации.

Первоначально немецко-фашистское командование недооценило роль авиации в борьбе на море, в частности значение воздушных ударов по портам, базам, кораблям и транспортам в море.

В это время флот не располагал авиацией. Главнокомандующий немецким флотом имел самолеты лишь в оперативном подчинении — всего 14 эскадрилий авиации берегового базирования (около 150 самолетов). Они предназначались главным образом для разведки. В начале войны флоту было передано еще семь боевых групп самолетов. Но и с таким составом авиации, к тому же остававшимся лишь в оперативном подчинении, командование флота могло решать весьма ограниченные задачи. Основная роль в борьбе против Англии и ее флота отводилась военно-воздушным силам, подчиненным Г. Герингу. Ему приписываются слова: «Моя авиация будет искать английский флот и гонять его вокруг островов из одной бухты в другую до тех пор, пока ему негде будет скрыться» {126}. В директиве верховного главнокомандования вермахта от 31 августа 1939 г. перед авиацией ставились задачи воздействия на морские коммуникации Англии и уничтожения транспортов, отправляемых во Францию. Эти задачи оказались нереальными.

Первую атаку английских кораблей немецкая авиация предприняла только 26 сентября, а первый транспорт был потоплен ею лишь 18 декабря 1939 г. В декабре было уничтожено в общей сложности 10 судов, [59] в январе — 11. Всего с начала войны по март 1940 г. авиация потопила 30 судов, большинство из которых были малого водоизмещения. В это время она не наносила ударов по береговым объектам Англии — портам, базам, предприятиям судостроительной промышленности и т. д. «Страна получила возможность, — констатирует английский историк Дж. Батлер, — перестроить свою экономику на военный лад в соответствии с принятыми планами, без помех со стороны авиации противника» {127}.

Мало приносила успеха вначале и минная война, развернутая немецко-фашистским флотом. Боевое использование минного оружия осложнялось из-за распрей между командованием гитлеровских военно-воздушных и военно-морских сил.

Говоря об использовании немецким командованием минного оружия, адмирал Руге пишет, что в вопросе о применении мин между ВВС и ВМФ не было единства. Первые рассматривали минную войну как собственную задачу; они намеревались начать ее только тогда, когда будет заготовлено достаточно мин для массовой их постановки, то есть не раньше весны 1940 г. Командование флота «не хотело, однако, ожидать так долго и приступило к постановке мин подводными лодками с самого начала войны, а эсминцами — с октября, будучи убеждено, что англичанам понадобится очень много времени, чтобы изобрести средство борьбы с магнитными минами. Военно-воздушные силы не без колебаний, как оказалось обоснованных, последовали его примеру в конце ноября и сбросили незначительное число мин (68!)» {128}.

Во время одного из первых сбрасываний с самолета магнитных мин две из них упали на отмель. Когда их подобрали, английским специалистам удалось разгадать секрет магнитных взрывателей и быстро развернуть работу по созданию средств борьбы с ними.

Таким образом, в боевых операциях против Англии приняли участие подводные лодки, надводные корабли и авиация. Однако вплоть до марта 1940 г. их боевые действия носили ограниченный характер, велись малыми силами, разрозненно.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.