Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Подготовка Германии к наступлению на Западном фронте в 1940 г.

Агрессия гитлеровской Германии против Дании и Норвегии не прервала подготовки вермахта к наступлению с целью разгрома бельгийских, голландских и англо-французских войск. Группировка немецко-фашистских сил на западном фронте продолжала увеличиваться, пополняться оружием и боеприпасами.

24 февраля 1940 г. главное командование сухопутных войск издало директиву, которая содержала окончательный вариант плана «Гельб». Предстоящая операция преследовала решительные военно-политические цели: разбить северную группировку войск коалиции западных держав, захватить территорию Голландии, Бельгии и Северной Франции, использовать захваченные районы как плацдармы для расширения морской и воздушной войны против Англии, создать решающие предпосылки для завершения разгрома французских вооруженных сил, вывода из войны Франции и принуждения Великобритании к выгодному для Германии миру.

Австрийские захватчики под Нарвиком
Австрийские захватчики под Нарвиком

Операция «Гельб» рассматривалась как первая стратегическая операция немецко-фашистских войск на западном фронте.

Ее замысел состоял в том, чтобы мощной группировкой войск нанести удар в центре расположения союзных армий, рассечь фронт союзников, прижать северную группировку противника к Ла-Маншу и уничтожить ее. Направление главного удара проходило через Арденны к устью Соммы, южнее района развертывания франко-британских войск, предназначавшихся для выдвижения в Бельгию, и севернее линии Мажино. Ядро ударной группировки должны были составить танковые и моторизованные соединения, действия которых поддерживались крупными силами авиации. Для обеспечения операции с юга и отражения возможных контрударов французских войск из глубины страны в северном направлении планировалось создание внешнего фронта обороны по линии рек Эна, Уаза и Сомма. В последующем с этого рубежа предусматривалось проведение второй стратегической операции с целью окончательного разгрома Франции.

Немецко-фашистским войскам, находившимся севернее ударной группировки, предстояло осуществить быстрый захват Голландии, вторгнуться в северо-восточную часть Бельгии, прорвать оборону бельгийской армии и отвлечь на себя как можно больше англо-французских войск. Выдвижение сильной группировки союзников в Бельгию (на рубеж р. Диль), о котором стало известно командованию вермахта, по существу [80] облегчало реализацию основного замысла операции «Гельб». Наиболее боеспособные английские и французские дивизии, выдвигавшиеся в соответствии с планом «Диль» в Бельгию, предусматривалось сковать, чтобы обеспечить наступление на главном направлении.

Немецко-фашистские войска, сосредоточенные против линии Мажино, не должны были допустить переброски противостоящих французских сил на направление главного удара вермахта через Арденны.

В соответствии с планом «Гельб» были развернуты три группы армий в составе 8 армий (всего 136 дивизий, из них 10 танковых и 7 моторизованных) {182}, действия которых поддерживали два воздушных флота. Предназначенные для наступления войска имели 2580 танков, 3824 боевых самолета {183}, 7378 артиллерийских орудий калибром 75 мм и выше {184}.

Для нанесения главного удара в полосе шириной 170 км — от Ретгена (южнее Ахена) до стыка границ Германии, Люксембурга и Франции — заняла исходный район группа армий «А» под командованием генерал-полковника Рундштедта. В ее состав входили 4,12 и 16-я армии (всего 45 дивизий, в том числе 7 танковых и 3 моторизованные).

Группа армий имела задачу пройти через Арденны по территории Люксембурга и Южной Бельгии, выйти к Маасу, форсировать его между Динаном и Седаном, прорвать оборону противника на стыке 9-й и 2-й французских армий и нанести рассекающий удар в северо-западном направлении к Ла-Маншу. На войска Рундштедта возлагались также обеспечение левого фланга наступающей ударной группировки от возможного контрудара противника из укрепленного района Мец — Верден. В первом эшелоне группы армий «А» намечалось использовать основную массу подвижных войск. В центре, в полосе 12-й армии, была сосредоточена группа генерала П. Клейста, в которую входили два танковых и один моторизованный корпуса {185} (134 370 человек личного состава, 1250 танков, 362 бронеавтомобиля, 39 528 автомашин) {186}. Эта группа составляла мощный бронированный кулак, предназначенный для внезапного удара по наиболее слабому участку обороны союзников. Справа, в полосе наступления 4-й армии, предстояло действовать танковому корпусу генерала Г. Гота (542 танка). Действия группы армий Рундштедта поддерживала авиация 3-го воздушного флота.

Группа армий «Б» под командованием генерал-полковника Бока в составе 18-й и 6-й армий (29 дивизий, из них 3 танковые и 2 моторизованные) развернулась от побережья Северного моря до Ахена и должна была захватить Голландию, воспрепятствовать соединению голландской армии с силами союзников, прорвать оборону, созданную бельгийцами по каналу Альберта, отбросить англо-франко-бельгийские войска за линию Антверпен, Намюр, сковать их активными действиями.

В полосе наступления группы армий «Б» в Голландии и Бельгии намечалось произвести выброску парашютно-десантных групп, которые должны были захватить мосты на маршрутах наступавших войск, аэродромы, [81] дезорганизовать управление обороной и осуществлять диверсии. Особое внимание уделялось захвату силами воздушного десанта Льежского укрепленного района, преграждавшего путь в Центральную Бельгию. Авиационная поддержка группы армий Бока обеспечивалась 2-м воздушным флотом.

Группа армий «Ц» под командованием генерал-полковника В. Лееба в составе 1-й и 7-й армий (19 дивизий) занимала позиции по франко-германской границе. Она получила задачу обеспечить оборону на участке 350 км — от франко-люксембургской границы до Базеля. Активными разведывательными действиями и демонстрацией готовности войск к наступлению в районе Пфальца войскам Лееба надлежало ввести в заблуждение французское командование и сковывать на линии Мажино и на Рейне как можно больше французских дивизий. Кроме того, группа армий «Ц» должна была оказать содействие в обеспечении южного фланга ударной группировки.

В резерве германского командования сухопутных войск оставалось 42 дивизии {187}. Их намечалось использовать для наращивания удара на главном направлении.

Авиация 2-го и 3-го воздушных флотов имела задачу завоевать господство в воздухе, дезорганизовать управление войсками противника и оказать непосредственную поддержку наступающим соединениям. За 20 минут до наступления сухопутных войск примерно одна треть сил воздушных флотов должна была обрушить удары на прифронтовые аэродромы, штабы, центры связи и узлы коммуникаций союзников в Голландии, Бельгии и Франции. С началом наступления вся немецкая авиация сосредоточивала усилия на поддержке сухопутных соединений, в первую очередь танковых корпусов, действующих на направлении главного удара.

Военно-морской флот получил общую задачу на всем протяжении операции оказывать прямую или косвенную поддержку наступлению сухопутных сил. Планировалось произвести минирование вод у голландско-бельгийского побережья, подготовить захват Западно-Фризских островов, вести борьбу на морских коммуникациях противника в Северном море, Ла-Манше и в Атлантике.

План «Гельб» был рассчитан на ведение быстротечной войны. Командование вермахта всеми силами стремилось избежать повторения событий сентября 1914 г., когда армии Вильгельма II были остановлены французами на Марне и война приняла затяжной позиционный характер. Расчет был сделан на максимальное использование фактора внезапности, создание решающего превосходства в силах на главном направлении и массированное применение танков и авиации. Политическое и военное руководство «третьего рейха», располагая сведениями о серьезных внутренних противоречиях в Англии, Франции, Бельгии и Голландии, рассчитывало на поддержку капитулянтских элементов в правящих кругах этих стран, а также делало ставку на инертность союзного командования, его неспособность организовать отпор германскому наступлению. Длительная пауза в действиях сухопутных сил вермахта после польской кампании позволила немецко-фашистскому командованию подготовить мощный удар по слабому участку англо-французской обороны. Это внушало Гитлеру и его окружению уверенность в успехе предстоящего наступления.

Тем не менее в разработанном германским командованием плане операции «Гельб» проявились черты, которые свидетельствовали о склонности [82] фашистских стратегов к авантюристическим решениям. Успех операции во многом зависел от возможности прохода крупных масс немецко-фашистских войск через Арденны, где активные действия авиации союзников могли если не сорвать, то значительно затруднить ход операции, а также от того, будет ли союзное командование осуществлять свои планы выдвижения группировки войск в Бельгию. На Нюрнбергском процессе генерал Йодль признал, что если бы французская армия вместо того, чтобы идти в Бельгию, ожидала наступления на своих позициях и развернулась для контрудара в южном направлении, то «вся операция могла бы провалиться» {188}. Можно сказать, что степень необходимого на войне риска в планах верховного командования вермахта была явно завышена.

Генеральные штабы Англии и Франции в период «странной войны» разрабатывали различные варианты действий своих войск.

Основные стратегические замыслы союзников нашли отражение в докладе Гамелена о плане войны на 1940 год.

Французский главнокомандующий сухопутными войсками считал невозможным наступление противника на участке франко-германской границы от Базеля до Лонгви, прикрытом линией Мажино, поскольку Германия, по его мнению, не обладала достаточными силами и средствами для ее прорыва. По расчетам Гамелена, Германия могла нанести удар по англо-французским войскам на севере или на юге, действуя через Бельгию или Швейцарию. Учитывая это, французское командование предлагало ввести франко-английские войска в Бельгию и Швейцарию, включить бельгийскую и швейцарскую армии в состав союзных сил и создать прочную оборону на удаленных от французской границы рубежах. В докладе Гамелена подчеркивалось, что Англия и Франция располагают достаточными силами, чтобы остановить наступление противника и обеспечить целостность территории Франции. Наступление союзников, по мнению Гамелена, могло быть предпринято на последующих этапах войны. План Гамелена строился на предположении, что война с самого начала примет затяжной позиционный характер {189}.

Западные союзники не исключали возможности вступления в войну Италии. 6 мая 1940 г. военный комитет Франции {190} рассмотрел вероятные действия союзников против Италии и признал целесообразным в Альпах, Тунисе и в африканских владениях Франции ограничиться обороной. В Средиземном море союзники намеревались удерживать ключевые позиции и нарушать морские коммуникации Италии. Французский военный комитет считал возможным во взаимодействии с английскими войсками предпринять в Триполитании наступление против итальянских войск {191}.

Таким образом, на основных направлениях вероятных действий Германии и Италии союзники решили придерживаться оборонительной стратегии.

Исходя из опыта первой мировой войны, союзники полагали, что немецкое наступление может развернуться севернее линии Льеж, Намюр через бельгийскую равнину во французскую Фл-андрию. Удар противника через Арденны на участке фронта по границе с Бельгией от Лонгви, где кончалась линия Мажино, до Живе на Маасе считался маловероятным. Оценивая предполагаемые действия противника в горно-лесистом массиве Арденн, командующий Северо-Восточным фронтом генерал Ж. Жорж в [83] приказе № 82 от 14 марта 1940 г. подчеркивал, что здесь «возможно лишь сравнительно медленное развертывание операций из-за бедной сети железных и шоссейных дорог» {192}. Убежденность в непроходимости Арденн была одним из наиболее серьезных заблуждений французского командования.

Планируя отражение удара немецко-фашистских войск через Бельгию, командование союзников считало, что англо-французские позиции по франко-бельгийской границе не обеспечивают достаточной прочности обороны. По мнению французских и английских военных специалистов, устойчивый фронт обороны на этом направлении можно было создать путем выдвижения союзных войск в Бельгию на рубеж рек Шельда и Диль или на рубеж канала Альберта. В основе этого замысла лежали политические и стратегические интересы Англии и Франции. Эти западные государства считали Бельгию и Голландию своими потенциальными союзниками, которые, как только Германия предпримет военные действия против них, войдут в англо-французскую коалицию. Кроме того, имперский генеральный штаб Великобритании придавал большое значение контролю за побережьем Голландии и Бельгии для обеспечения обороны метрополии.

По существу, оперативно-стратегическое планирование французского командования в 1939 — 1940 гг. свелось к разработке маневра войск союзников в Бельгию. Рассматривались три варианта этого маневра. Наиболее выгодным признавался вариант, предусматривавший выход франко-британских войск на укрепленные бельгийские позиции по каналу Альберта вблизи германо-бельгийской границы. Однако командование союзников считало, что, если выход англо-французских войск не произойдет до начала боевых действий, противник будет иметь выигрыш во времени и помешает занять позиции по каналу Альберта.

По второму варианту французские и британские войска под прикрытием бельгийской армии выдвигались на незначительное расстояние от границы на рубеж реки Шельда, чтобы иметь время для организации обороны до подхода наступающего противника. Но в этом случае почти вся территория Бельгии, включая столицу Брюссель, оставлялась противнику.

Третий вариант маневра представлял собой промежуточное решение: союзные войска своим левым флангом должны были выйти к Антверпену, занять оборону по рубежу реки Диль, прикрыть Намюр и организовать фронт на реке Маас до Седана. Позиция на реке Диль была слабее линии обороны по Шельде, но она могла обеспечить защиту значительной части Бельгии от вторжения немецко-фашистских войск и давала возможность включить в группировку союзных войск основные силы бельгийской армии.

После отказа от наступления в Сааре генерал Гамелен в октябре 1939 г. дал указание штабу Северо-Восточного фронта начать перегруппировку войск и предусмотреть их выдвижение в Бельгию на рубеж реки Шельда. Штабы приступили к разработке оперативных планов по второму варианту — «Эско» {193}. Однако этот вариант плана не отвечал намерению Гамелена дать оборонительное сражение как можно дальше от французской границы. 15 ноября 1939 г. он обязал командующего Северо-Восточным фронтом генерала Жоржа при разработке операции планировать выдвижение франко-британских войск на рубеж рек Диль и Маас. 17 ноября замысел этого стратегического маневра, названный планом «Диль», был утвержден [84] на заседании верховного совета союзников в Лондоне. Несколько позднее, уточняя этот план, французский главнокомандующий поставил особые задачи 7-й армии генерала А. Жиро, находившейся в резерве. Эта армия должна была выйти в район Бреда, Тюрнхаут на территории Голландии и обеспечить создание сплошного фронта между бельгийской и голландской армиями {194}. Так для 7-й армии возник особый план под названием «Бреда». 20 марта 1940 г. генерал Жорж издал «Личную и секретную инструкцию № 9», в которой уточнил задачи войскам 1-й группы армий по осуществлению маневра в Бельгию. Инструкция № 9 предусматривала возможность действий войск по вариантам «Эско» и «Диль», в ней подчеркивалось, что план «Диль» является «наиболее вероятным в нынешних условиях» {195}.

Войска союзников провели перегруппировку и начали подготовку к стратегической оборонительной операции. Главное внимание уделялось Северо-Восточному фронту. От Швейцарии до Дюнкерка под командованием генерала Жоржа развернулись три группы армий французских войск и британские экспедиционные силы генерала Горта. 1-я группа армий генерала П. Бийота являлась наиболее сильной группировкой франко-британских войск. В ее состав входили 1, 2, 7 и 9-я французские армии и британские экспедиционные силы — всего 41 дивизия (32 французские дивизии, из них 22 пехотные, 3 легкие механизированные, 7 моторизованных, и 9 английских). Большинство соединений группы армий генерала Бийота находилось, по существу, в районах выжидания и готовилось осуществить маневр в Бельгию. Только 2-я и правый фланг 9-й армии не участвовали в этом маневре и продолжали занимать оборону на французской территории от Лонгви (окончание линии Мажино) до Живе на Маасе.

Соединения 7-й, 1-й и левого фланга 9-й французских армий и британские войска с разрешения бельгийского правительства должны были двинуться навстречу наступающим немецким войскам и занять оборонительные позиции в Бельгии. Считалось, что бельгийская и голландская армии задержат противника в своих оборонительных полосах, а тем временем союзные войска сумеют закрепиться на рубеже «Диль».

7-я французская армия имела задачу продвинуться севернее Антверпена на территорию Голландии (по плану «Бреда»).

1-я французская армия должна была создать оборонительный рубеж в Бельгии между Намюром и Вавром на наиболее опасном, по оценке французского командования, направлении на плато Жамблу между Маасом и Дилем.

Левый фланг 9-й французской армии выдвигался в Бельгию — на Маас от Живе до Намюра.

Британские экспедиционные силы выходили на рубеж реки Диль и организовывали оборону от Вавра до Лувена.

Выдвижение англо-французских войск на рубеж «Диль» прикрывалось подвижными соединениями: кавалерийскими дивизиями, бригадами спаги {196}, легкими механизированными дивизиями и разведывательными частями {197}. [85]

2-я группа армий в составе 3, 4 и 5-й французских армий (всего 39 дивизий) под командованием генерала Г. Претела занимала позиции в полосе шириной 300 км от Лонгви до Селесты по линии Мажино и должна была обороняться, опираясь на ее мощные укрепления.

3-я группа армий генерала А. Бессона занимала оборону от Селесты до швейцарской границы по Верхнему Рейну, где были созданы сильные фортификационные укрепления. В своем составе она имела 8-ю армию и отдельный армейский корпус (всего 11 дивизий). В случае нападения Германии на Швейцарию 8-я французская армия должна была во взаимодействии со швейцарской армией прикрыть Берн.

В свой резерв командующий Северо-Восточным фронтом выделил 17 дивизий. Пять из них были предназначены для усиления группировки войск, совершавших маневр в Бельгию. Остальные располагались позади 2-й и 3-й групп армий.

Всего на Северо-Восточном фронте Франция и Англия располагали 108 дивизиями {198}. Французские войска на этом фронте имели 2789 танков (из них 2285 современных) {199}, 11200 артиллерийских орудий калибром 75 мм и выше {200}. В британских экспедиционных силах насчитывалось 310 танков и около 1350 орудий полевой артиллерии {201}.

Гамелен оставил в своем распоряжении 6 дивизий, из которых 3 танковые были предназначены для усиления группировки войск, выдвигающихся в Бельгию.

Военно-воздушные силы союзников имели задачу оказывать поддержку сухопутным армиям, а также осуществлять самостоятельные операции, наносить бомбовые удары по военным и промышленным объектам в тылу противника.

К началу боевых действий французские военно-воздушные силы насчитывали 1648 самолетов первой линии, в том числе 946 истребителей и 219 бомбардировщиков {202}. Основные силы французской авиации находились в непосредственном подчинении главнокомандующего ВВС генерала Ж. Вюйемена. Для взаимодействия с наземными войсками были созданы оперативные воздушные зоны, соответствующие полосам действия групп армий. Кроме того, значительная часть авиации была выделена для обороны территории страны. Небольшие по численности подразделения разведывательной авиации находились в составе сухопутных армий. В целом организация французских ВВС предопределила распыление сил авиации, была громоздкой и не обеспечивала надежного взаимодействия с сухопутными силами.

Британская авиация в мае 1940 г. имела 1837 самолетов первой линии, из них более 800 истребителей и 544 бомбардировщика {203}. С началом войны во Францию перебазировались два авиационных соединения. Первое — английские экспедиционные ВВС — предназначалось для действий в интересах британских экспедиционных сил генерала Горта; в него входили эскадрильи разведывательных самолетов и истребителей. Второе соединение представляло собой передовые ударные силы бомбардировочного [86] командования. Его основной задачей являлось нанесение бомбовых ударов по объектам в тылу противника. В составе передовых ударных сил было 10 эскадрилий, имевших на вооружении устаревшие бомбардировщики «Бэттл» и «Бленхейм», радиус действия которых затруднял их использование с аэродромов Англии. Всего во Франции находилось около 500 английских самолетов. Английские исследователи отмечают, что британские ВВС вступили во вторую мировую войну плохо подготовленными к взаимодействию с наземными войсками {204}.

Военно-морские флоты Англии и Франции имели оперативно-стратегические планы, согласованные в рамках коалиционной стратегии. Свою основную задачу командование военно-морских сил как Англии, так и Франции видело в обеспечении морских коммуникаций, связывающих метрополии с обширными колониальными владениями, а также в экономической блокаде Германии. Предусматривалось взаимодействие флотов с сухопутными силами союзников при проведении совместных операций (высадке британских экспедиционных сил во Франции, десантировании французских войск в устье Шельды).

Разработка конкретных задач по плану «Диль» и развертывание союзных войск для маневра в Бельгию были затруднены из-за осложнений в сотрудничестве с бельгийским командованием, поскольку бельгийское правительство, ссылаясь на свой нейтралитет, неохотно шло на открытое сближение с Англией и Францией.

Бельгийский генеральный штаб согласился на ограниченные секретные контакты с французским командованием через военных атташе, осуществил некоторые меры по обеспечению ввода союзных войск в Бельгию, но все же отклонил французские предложения о взаимодействии штабов и отказался от обмена документами по планированию.

После мобилизации бельгийская армия представляла собой значительную силу. Сухопутные войска имели 7 армейских корпусов и 1 кавалерийский корпус. В их составе было 18 пехотных дивизий, 2 кавалерийские дивизии, 2 дивизии арденнских егерей. Существовало пять укрепленных районов. Наиболее мощным являлся укрепленный район Льежа, к которому примыкала оборонительная линия по каналу Альберта. Бельгийские ВВС имели три полка разведывательной и истребительной авиации (186 самолетов) {205}.

В феврале 1940 г. бельгийский генеральный штаб, получив информацию от Гамелена, провел перегруппировку войск с учетом намерений союзников. На линии Льеж, Антверпен по каналу Альберта было сосредоточено 12 дивизий, которым надлежало, опираясь на укрепленные позиции, как можно дольше сдерживать противника, чтобы выиграть время для развертывания в Бельгии союзных войск. Такую же задачу получили соединения, расположенные по Маасу от Льежа до Намюра. В случае прорыва обороны бельгийских войск они должны были отступить и организовать новый оборонительный рубеж на линии Антверпен, Лувен. В Арденнах бельгийским войскам предстояло произвести на маршрутах движения противника разрушения и, не ввязываясь в бой, отступать в северном направлении.

Сложнее обстояло дело с контактами между союзным командованием и голландским генеральным штабом. Политическое и военное руководство Англии и Франции имело лишь самые общие сведения о намерениях голландского правительства оказать сопротивление в случае нападения Германии. [87]

Голландские вооруженные силы после мобилизации насчитывали около 350 тыс. человек. Сухопутные войска имели восемь пехотных дивизий и одну легкую, а также специальную дивизию для защиты оборонительной линии Пел, проходившей по долине Мааса. По планам генерального Штаба в случае германской агрессии голландская армия оставляла северные, восточные и частично южные провинции и отходила в район, называемый «Крепость Голландия», включавший важнейшие промышленные и административные центры: Гаагу, Амстердам, Утрехт и Дордрехт. С востока подступы к этому району прикрывала укрепленная линия Греббе, на юге и юго-востоке — укрепленная линия Пел. Для усиления обороны предусматривалось затопление отдельных участков местности. По мнению голландского командования, оборона «Крепости Голландия» была достаточно прочной, чтобы выдержать натиск немецкой армии в течение нескольких недель до подхода англо-французских сил.

Планы союзников свидетельствовали о пассивном характере их стратегической концепции и крупных просчетах в оценке вероятного хода боевых действий, а также о недооценке новых средств и способов вооруженной борьбы.

Замысел операции по отражению союзниками германского нашествия сводился лишь к нескольким вариантам выдвижения войск в Бельгию и Голландию с целью создания сплошного фронта {206}. План Гамелена предусматривал организацию жесткой, лишенной гибкости обороны. Неоправданными были расчеты французских и британских штабов на то, что войска, несмотря на противодействие противника, будут располагать временем для создания обороны на новых рубежах. Французский историк А. Мишель замечает, что удачное осуществление маневра в Бельгию «зависело от целого ряда обстоятельств, благоприятное стечение которых было бы чудом» {207}.

План Гамелена встретил серьезную критику со стороны некоторых французских военных руководителей. Сомнения в целесообразности выхода французских войск в район Бреды высказывал командующий 7-й французской армией генерал Жиро. Командующий 1-й французской армией генерал Ж. Бланшар изложил в специальном докладе свое мнение о невозможности организации в короткие сроки прочной обороны по рубежу реки Диль {208}. Командующий фронтом генерал Жорж опасался, что в случае наступления противника между Маасом и Мозелем (что и произошло в мае 1940 г.) французскому командованию будет недоставать сил для отражения этого наступления. Однако эти критические замечания, вопреки здравому смыслу, не были учтены Гамеленом.

Еще более решительная критика основ французской стратегии содержалась в меморандуме полковника Ш. де Голля, направленном 26 января 1940 г. восьмидесяти наиболее видным политическим и военным деятелям. Де Голль, который занимал в то время должность начальника танковых войск 5-й армии, подчеркивал, что, если противник предпримет наступление, используя механизированные силы и авиацию, фронт союзников неминуемо будет прорван. Де Голль предлагал увеличить производство вооружения, свести механизированные средства в единый резерв, чтобы получить возможность отразить наступление противника. В мемуарах, изданных после войны, де Голль заметил: «Мой меморандум не вызвал [88] сенсации» {209}. Французские высокопоставленные генералы оставили без внимания предложения де Голля.

В начале мая немецкая группировка была готова к проведению операции «Гельб». Армии союзников также закончили подготовку к оборонительному сражению и выдвижению в Бельгию. Сложившееся соотношение сил отражено в таблице 5.

Таблица 5. Соотношение сил на Северо-Восточном фронте на 10 мая 1940 г.

Франция

Англия

Бельгия

Голландия

Всего у союзников

Германия

Личный состав (тыс. человек)

2440

395

600

350

3785

3300

Дивизий (включая резервные)

104 {~1}

10 {~2}

23 {~3}

10

147

136

В том числе:

танковые

3 {~4}

 —

3

10

механизированные

3

3

моторизованные

7

10

17

7

кавалерийские

5

2

7

1

Танки

2789

310

3099

2580

Самолеты (боевые)

 

1648

1837 {~5}

186

120

3791

3824

В том числе:

истребители

946

800

84

1730

1264

бомбардировщики

219

544

763

1462

Артиллерийские орудия калибром 75 мм и выше

11200

1350

1338

656

14544

7378

{~1}Количество дивизий на Северо-Восточном фронте с резервом главного командования, без учета французских сил в Альпах (Юго-Восточный фронт), в Северной Африке и Леванте. В состав французских сил включена одна польская дивизия. Крепостные войска 19 укрепрайонов и укрепсекторов приравнены к 13 пехотным дивизиям.

{~2}Не включены три пехотные дивизии неполного состава, предназначавшиеся для охраны коммуникаций.

{~3}Крепостные части приравнены к одной пехотной дивизии.

{~4}4-я танковая дивизия сформирована в ходе боевых действий.

{~5}На территории метрополии и во Франции.

Вопрос о соотношении сил в Западной Европе к началу наступления немецко-фашистских войск является предметом острой дискуссии в буржуазной литературе. Многие французские и английские авторы преуменьшают данные о количестве боевой техники и вооружения, которым располагали союзные войска к маю 1940 г., и объясняют их поражение численным превосходством вермахта. Другие исследователи опровергают эту точку зрения. «Французское поражение в 1940 г. было событием необычайным, — пишет по этому поводу участник тех событий французский генерал Ф. Гамбьез. — Мы знаем теперь, что в общем соотношении сил франко-британские войска имели преимущество в танках и артиллерии, а их слабость в авиации была не такой, чтобы можно было предугадать столь быстрый разгром» {210}.

Численное соотношение сил и средств противостоящих группировок не представляет, однако, единственного фактора, определяющего достижение победы в войне. Вторгавшиеся во Францию немецко-фашистские войска уже обладали опытом боевых действий, тогда как союзные армии [89] не имели боевого опыта, уступали противнику по уровню боевой подготовки и к тому же не были объединены под единым командованием.

В развертывании немецко-фашистских армий была ярко выражена идея наступления. На направлении главного удара командование вермахта создало подавляющее превосходство в силах и средствах. В центре Северо-Восточного фронта союзников, где оборону обеспечивали 16 дивизий 2-й и 9-й французских армий, основной удар наносили 45 немецких дивизий. Здесь немецкое командование намеревалось использовать около 1800 танков. На других участках фронта немецко-фашистские войска не имели превосходства в силах и средствах.

На северном крыле фронта, где командование вермахта намечало предпринять активные действия ограниченными силами группы армий «Б» (29 дивизий), союзники имели 58 дивизий, в том числе 16 французских, 9 английских, 23 бельгийские и 10 голландских. Если исключить из этого числа голландские и несколько бельгийских дивизий, потерпевших поражение в первые же дни боев, то и тогда союзники сохраняли значительное превосходство в силах.

Перед группой армий «Ц» генерала В. Лееба, насчитывавшей всего 19 дивизий и выполнявшей по плану «Гельб» вспомогательные задачи, на линии Мажино и в укреплениях по левому берегу Верхнего Рейна занимали оборону одна британская и 49 французских дивизий. Сосредоточение значительной по силам группировки войск на линии Мажино лишило французское командование возможности создать крупные оперативные резервы.

Союзное командование имело численное преимущество в танках. Многие французские танки обладали хорошими тактико-техническими данными и превосходили немецкие машины по броневой защите и вооружению, хотя уступали им в маневренности и скорости. Но преимущество союзников теряло свое значение из-за того, что большинство французских танков было сведено в отдельные танковые батальоны, распределенные между армиями. Это ограничивало возможности их массированного применения. На Северо-Восточном фронте половина всех танковых батальонов находилась в составе 2-й группы армий, в полосе обороны которой противник не планировал активных боевых действий. В составе 2-й и 9-й армий, против которых обрушила удар танковая группа Клейста, имелось только 6 танковых батальонов {211}. Организационно немецкие танки входили в танковые соединения и предназначались для массированного применения. В распоряжении французского командования имелись только три танковые дивизии, да и те намечалось использовать не в полосе главного удара немецко-фашистских войск.

В сражениях на территории Голландии, Бельгии и Франции предстояло столкнуться основным силам враждующих группировок империалистических государств. Политическое и военное руководство гитлеровской Германии ставило перед своими войсками решительные цели, которые рассчитывало достичь активными наступательными действиями. Союзники предпочли пассивно-выжидательную стратегию.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.