Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Расстановка сил на Ближнем и Среднем Востоке в начале второй мировой войны

С началом второй мировой войны державы оси значительно расширили свое политическое, экономическое и военное проникновение в страны Ближнего и Среднего Востока. Опорой фашистов в ряде стран этого района были реакционные клики, стоявшие во главе прогнивших феодальных режимов. Фашистские державы пытались использовать устойчивые в этих странах антибританские и антифранцузские настроения в своих целях. Спекулируя на стремлении угнетенных народов к национальной независимости, фашистская пропаганда представляла Гитлера и Муссолини «освободителями» народов Востока, сторонниками арабского единства.

Запрещение коммунистических партий в Сирии и Ливане в сентябре 1939 г., гонения на коммунистов и прогрессивных деятелей в Египте и Ираке, традиционная антикоммунистическая внутренняя политика в Турции и Иране облегчали работу фашистской агентуры. Центрами подрывной деятельности германского фашизма на Ближнем и Среднем Востоке стали германское посольство в Турции, куда перед войной был назначен послом Ф. Папен, а также посольства в Иране и Ираке.

Немецкий Т-3
Немецкий Т-3

Турция, Иран и другие страны были поставщиками важного для держав оси стратегического сырья — хромовой руды, нефти, хлопка, а также кож и продовольствия. Торговые миссии и представительства [158] германских и итальянских фирм были удобным прикрытием для разведывательной и подрывной деятельности. Кроме того, турецкие и иранские компрадоры содействовали Германии в закупке олова, каучука и другого стратегического сырья на рынках Индии, Индокитая, Индонезии.

Германские монополии, действуя в союзе с итальянскими и японскими концернами, усилили экономическое проникновение в Турцию, Иран и Афганистан. В октябре 1939 г. был подписан секретный ирано-германский протокол, а в июле 1940 г. — германо-турецкое соглашение, гарантирующие поставки стратегического сырья в Германию. В 1940 — 1941 гг. гитлеровская Германия почти полностью вытеснила Англию с иранского рынка: доля первой составила 45,5 процента в общем иранском товарообороте, второй — 4 процента. Товарооборот между Германией и Турцией в январе 1941 г. на 800 тыс. лир превысил англо-турецкий {428}. Укрепились экономические позиции стран оси и в Афганистане.

Британские и французские империалисты прилагали значительные усилия, чтобы сдержать проникновение держав оси в жизненно важные для Англии и Франции районы Ближнего и Среднего Востока.

В начале войны англо-французские стратеги рассчитывали на «создание прочного балканского блока, благосклонно расположенного к союзникам» {429}, который возглавила бы Турция. Он должен был «прикрыть» Ближний Восток с северо-запада. Англия и Франция стремились создать крупный стратегический резерв вооруженных сил непосредственно в странах Ближнего Востока. Одной из задач этого резерва должно было стать отражение прямого германо-итальянского вторжения в эти страны. Однако такое вторжение хотя и не сбрасывалось со счетов, но в период «странной войны» рассматривалось как маловероятное. Наращивание вооруженных сил в этом районе в конце 1939 — начале 1940 г. осуществлялось главным образом для «противодействия» СССР под предлогом мифической «активности» Советского Союза на Балканах, в Ираке и Иране {430}. Формирование стратегического резерва соответствовало также целям англо-французской колониальной политики и было направлено против местного населения, «не проявлявшего энтузиазма к делу союзников» {431}. Как указывалось в меморандуме английского комитета начальников штабов от 6 октября 1939 г., «демонстрация силы — единственный аргумент для восточных наций. Ослабление наших сил в настоящий момент дало бы возможность враждебным элементам начать волнения в Египте, Палестине, Ираке и арабском мире в целом» {432}. Кроме того, размещение резерва вооруженных сил на Ближнем Востоке должно было укрепить влияние англо-французской коалиции в Турции, Греции и других балканских странах. Его развертывание рекомендовалось провести за счет войск доминионов и колоний — Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза, Индии и других.

Великобритания стремилась к «восстановлению доверия» у националистических кругов стран Ближнего Востока. В мае 1939 г. английское правительство провозгласило, что через 10 лет Палестина должна стать «независимым государством», в котором якобы будут «обеспечены жизненные интересы» как арабского, так и еврейского населения {433}. [159]

Выступая с речью в Лондоне 29 мая 1941 г., министр иностранных дел Великобритании А. Идеи заявил о поддержке Великобританией идеи арабского единства. Однако это были лишь туманные обещания. На самом деле Англия решительно отказывалась пойти навстречу требованиям египетского, иракского и других арабских народов о предоставлении им подлинной независимости. В свою очередь страны оси, стремясь использовать в своих целях арабское освободительное движение, в негласных переговорах с некоторыми его представителями заверяли, что Германия и Италия признают независимость арабских государств. Однако открыто декларировать это они не спешили {434}.

События лета 1940 г. привели к значительным изменениям в расстановке сил на Ближнем и Среднем Востоке.

Державы оси получили в руки удобный территориальный плацдарм в Сирии и Ливане, оставшихся под властью вишистской Франции. Этот плацдарм был немедленно использован для расширения подрывной деятельности в прилегающих к нему странах. Вступление в мировую войну Италии приблизило фронт военных действий к Египту и Суэцкому каналу. Державы оси приступили к разработке планов вторжения в Иран, Афганистан, Индию.

Военные поражения Англии и Франции значительно подорвали авторитет силы, на котором зиждилось колониальное господство этих держав, углубили кризис колониальной политики британского империализма в странах Ближнего и Среднего Востока. Часть египетских офицеров и религиозная организация «Братья-мусульмане» вынашивали планы антианглийского восстания. В Кувейте члены «Партии молодых борцов за свободу» пытались свергнуть проанглийски настроенного шейха.

В апреле — мае 1941 г. в Ираке произошло крупное восстание под лозунгом освобождения страны от английского господства. Его началом послужил государственный переворот, который был результатом длительной борьбы внутри правящей верхушки Ирака между проанглийской группировкой Нури-Саида и оппозиционной группировкой, возглавляемой Р. Гайлани.

1 апреля 1941 г. в Багдаде был создан комитет национальной обороны, в руки которого в течение двух дней перешла власть на территории всей страны, за исключением английских военных баз. 3 апреля Гайлани было поручено сформировать новое правительство. Трудящиеся Ирака с энтузиазмом восприняли переворот, надеясь на крупные социальные перемены. Однако совершившие его правые националисты-панарабисты сохранили в стране монархический режим и в своей борьбе с Англией действовали пренебрегая поддержкой, которую им мог оказать народ {435}.

Программные заявления правительства Гайлани свидетельствовали о его намерении соблюдать нейтралитет в войне, мирно урегулировать спорные вопросы с Англией и сохранить верность англо-иракскому договору 1930 г. Однако самостоятельная политика нового иракского правительства не устраивала Великобританию. Кроме того, подстрекательские заявления Германии об оказании «финансовой и военной помощи» {436} арабам в их борьбе против Англии вызывали опасения британского правительства, что Ирак попадет под влияние Германии. Несмотря на [160] стремление правительства Гайлани уладить отношения с Англией, английское правительство встало на путь вооруженного вмешательства.

8 апреля 1941г. английское правительство приняло решение о вторжении в Ирак и свержении правительства Гайлани. Предлогом послужил отказ Гайлани впустить на территорию Ирака 80 тыс. англоиндийских войск, которые перебрасывались из Индии. 28 апреля их передовые части заняли Басру. В ответ на это иракские воинские части в ночь на 30 апреля блокировали 2,5-тысячный английский гарнизон в Хаббании. 9 мая духовенство объявило «джихад» (священную войну) против англичан {437}.

Иракская армия численностью до 40 тыс. человек состояла из четырех дивизий и одной мотомехбригады. ВВС имели 60 самолетов. Опасаясь, что восставшие могут быть активно поддержаны фашистскими державами, комитет обороны Великобритании отправил в Ирак с территории Палестины моторизованную оперативную группу, состоявшую из арабского легиона, бригады 1-й кавалерийской дивизии, батальона английской пехоты и других частей. Вступив 12 мая на территорию Ирака, эта группа через шесть дней достигла Хаббании, а 30 мая вышла к окраинам Багдада. Одновременно англо-индийские войска перерезали железную дорогу Багдад — Мосул.

В ходе военных действий английские войска встретили сравнительно слабое сопротивление иракской армии. Народные массы — рабочие и докеры Басры, крестьяне Южного Ирака — встали на защиту страны, но не были поддержаны иракским правительством, которое боялось дальнейшего революционного подъема.

Восстание в Ираке было подавлено. Правительство Гайлани бежало в Иран. К власти пришло проанглийское правительство Джафара аль-Мафдаи.

Гитлеровская Германия придавала большое значение использованию арабского освободительного движения для завоевания господства на Ближнем и Среднем Востоке. 23 мая 1941 г. Гитлер подписал директиву № 30 верховного главнокомандования вермахта, которая носила название «Средний Восток». В этой и последующих директивах ОКБ — № 32 от 11 июня 1941 г. «Подготовка к действиям после «Барбароссы» и № 32а от 21 июня 1941 г. «Обязанности зондерштаба «Ф» (генерал авиации Фельми)» — указывалось, что вторжение вермахта на Ближний и Средний Восток приурочивается к периоду после победы над Советским Союзом. Это вторжение предполагалось подкрепить «волнениями и восстаниями в нужное время» {438}. Для подготовки этих восстаний и общей координации подрывной деятельности германского фашизма против Англии и Франции был создан специальный штаб во главе с генералом авиации X. Фельми.

Как следовало из этих директив, антианглийское восстание в Ираке признавалось преждевременным и опасным, так как могло перерасти во всенародное движение. Поэтому германское правительство предложило «помощь» Ираку на условиях «временной» оккупации немецко-фашистскими войсками нефтепромыслов и железных дорог страны. Иракское правительство отказалось ее принять. Тогда германское командование, заинтересованное в разжигании англо-иракского конфликта, направило для участия в боевых действиях несколько немецких и итальянских эскадрилий, которые на заключительном этапе конфликта оказывали поддержку с воздуха иракским частям. [161] Зимой 1940/41 г. гитлеровская правящая верхушка поставила цель полностью привлечь на свою сторону Турцию и Иран.

С начала войны правящие круги Турции, проводя политику нейтралитета, поддерживали тем не менее тесные контакты с англо-французской коалицией. Правящие круги Англии и Франции рассматривали Турцию как державу, призванную стать основой «балканского фронта». Турецкая армия считалась единственной в этом районе силой, способной противостоять любому государству, в том числе «державе первого ранга».

На позицию буржуазно-националистического правительства Турции оказали сильное влияние успехи фашистских войск в Европе. Турецкие правящие круги начали отходить от англо-французского блока и отказались участвовать в борьбе против стран оси.

Турция заявила о своем нейтралитете 14 июня 1940 г., хотя по условиям англо-франко-турецкого договора о взаимопомощи от 19 октября 1939 г. она была обязана вступить в войну против Италии. Когда итальянские фашисты в октябре 1940 г. напали на Грецию, Турция вновь уклонилась от выполнения условий этого договора, в соответствии с которым она должна была предоставить Греции помощь. 2 декабря 1940 г. посол Германии фон Папен и министр иностранных дел Турции Ш. Сараджоглу подписали соглашение, в котором Турция выражала симпатии «новому порядку» в Европе {439}. С марта 1941 г. германская дипломатия стала активно добиваться заключения германо-турецкого договора о дружбе, который должен был обеспечить безопасность южного фланга немецко-фашистских войск, развертывавшихся для нападения на СССР. Германия запугивала Турцию «советской угрозой». 25 марта 1941 г. Советский Союз опроверг измышления насчет «советской угрозы» и заявил, что в случае вражеского нападения Турция «может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет СССл {440}. Однако после некоторых колебаний Турция 18 июня 1941 г. подписала с Германией договор «о дружбе и ненападении». При этом правительство СССР не было поставлено в известность о предстоящем заключении договора, что явилось грубым нарушением подписанного в 1929 г. советско-турецкого протокола к договору о дружбе и нейтралитете 1925 г.

Усиливались прогитлеровские тенденции в политике правящих кругов Ирана. 4 сентября 1939 г. правительство Ирана заявило о своем нейтралитете и сообщило, что будет защищать его силой оружия. Однако на деле руководители страны взяли курс на укрепление экономических и политических связей с «третьим рейхом». В результате почти вся внешняя торговля и военная промышленность страны оказались под прямым контролем Германии. Иран наводнили немецкие «специалисты». Иранское правительство усилило давление на Англо-иранскую нефтяную компанию, в связи с чем поставки иранской нефти для британской армии постоянно находились под угрозой. Под влиянием Германии Иран пошел на сближение с Японией и Италией.

После принятия решения о плане «Барбаросса» гитлеровская агентура при попустительстве иранского правительства активизировала антисоветскую шпионско-подрывную деятельность. К моменту нападения на СССР численность фашистской агентуры в Иране составляла не менее 3 — 4 тыс. человек {441}. Профашистски настроенные лица занимали [162] важные государственные посты и оказывали постоянное влияние на внешнюю и внутреннюю политику правительства. Уже в конце 1940 г. шах Ирана в значительной мере утратил контроль над положением в стране.

Действия германской агентуры, общее осложнение обстановки на Ближнем Востоке вызывали у правящих кругов Англии опасения за прочность ее военно-политических позиций в этом районе. В 1940 — 1941 гг. английское правительство осуществило меры по укреплению своего влияния в странах Арабского Востока: по требованию англичан в Египте от управления страной были отстранены лица, подозреваемые в прогерманской ориентации, произошла смена кабинета министров, ушел в отставку начальник генерального штаба. В Саудовской Аравии развернулась острая дипломатическая борьба между Англией и державами оси за влияние на короля. Только боясь затронуть интересы США, которые имели там нефтяные концессии, Англия не решалась на прямую оккупацию страны. Весной и летом 1941 г. английское правительство перебросило подкрепления в Аден, Маскат, Бахрейн и дало согласие на пребывание в районе Персидского залива американских войск {442}.

Тотчас же после подавления восстания в Ираке английское командование начало готовить ввод своих войск в Иран и совместные с организацией «Свободная Франция» военные действия против вишистского режима в Сирии и Ливане, которые начались 8 июня 1941 г. Англичане преследовали в этой операции двоякую цель: во-первых, предотвратить дальнейшее использование территорий Сирии и Ливана в качестве плацдарма фашистских держав на Ближнем Востоке {443} и, во-вторых, усилить в этом районе свои колониальные позиции, установив в Сирии и Ливане военно-оккупационный режим. В то же время, учитывая подъем освободительного движения в Сирии и Ливане, английские правящие круги высказались за предоставление этим странам формальной независимости. 8 июня 1941 г., в день перехода границы, командующий частями «Свободной Франции» генерал Ж. Катру обещал положить конец мандатному режиму и предоставить обеим странам независимость после освобождения {444}. На следующий день Англия выступила гарантом французской декларации. Народные массы Сирии и Ливана оказали существенную поддержку боевым действиям против войск правительства Виши.

На стороне союзников действовали 7-я австралийская дивизия, шесть французских батальонов «Свободной Франции», индийская пехотная бригада и части 1-й английской кавалерийской дивизии. Группировка вишистских войск насчитывала свыше 30 тыс. человек и располагала танками и артиллерией. Перевес в авиации был на стороне вишистов: 100 самолетов против 60. Наступление союзных сил велось тремя оперативными группами: из Палестины и Трансиордании на Бейрут и Дамаск; из Западного Ирака на Хомс; из Северного Ирака вдоль реки Евфрат. Действия сухопутных войск поддерживали два английских крейсера и эсминцы {445}. 21 июня союзники взяли Дамаск. 14 июля между английским командованием и верховным комиссаром правительства Виши было подписано перемирие. [163]

При решении вопроса о дальнейшей судьбе Сирии и Ливана возникли серьезные разногласия между де Голлем и Черчиллем из-за намерения англичан сохранить военный контроль над этими странами. В конечном счете де Голль признал главенство английского командования в военной области, но с условием, что французы сохранят над Сирией и Ливаном политический и административный контроль.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.