Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Освободительное движение против фашизма в Азии, Африке и Латинской Америке

Начало второй мировой войны усилило национально-освободительное движение в колониальных и зависимых странах Азии, Африки и Латинской Америки. Оно имело общую антиимпериалистическую направленность, но по своим ближайшим целям, по формам, составу и соотношению участвовавших в нем общественных сил и партий отличалось своеобразием развития на разных континентах и в отдельных странах. Если в большинстве стран Азии, Северной Африки и Ближнего Востока национально-освободительное движение приобрело широкий размах и было направлено на достижение политической независимости, то в странах Тропической Африки оно носило ограниченный характер, велось под лозунгами реформ колониального управления. В Латинской Америке классовые бои пролетариата и крестьянства сочетались с движением демократических сил за ликвидацию экономической и политической зависимости [218] от империалистических держав, против внутренней реакции и угрозы фашизма.

В авангарде национально-освободительного движения народов Азии, Африки и Латинской Америки шли коммунисты. Накануне войны в колониальных и зависимых странах насчитывалось более 30 компартий {613}. Их самоотверженная борьба против реакции и фашизма способствовала количественному и идейному росту рядов коммунистов.

С началом вооруженной схватки между двумя империалистическими группировками каждая из них ставила целью использовать национально-освободительное движение и ресурсы колониальных стран в своих собственных интересах. Англия и Франция, с первых же дней войны стремясь мобилизовать на нужды войны ресурсы стран, входивших в их империи, приступили к формированию в Азии и Африке массовых колониальных армий. То же самое делала в своих африканских владениях Италия, готовившаяся к захвату английских и французских колоний.

Какой из врагов опаснее на данном этапе — колониальные власти или агрессоры? Как использовать сложившуюся обстановку для достижения независимости? Эти и многие другие вопросы требовали от народов колониальных и зависимых стран неотложного решения.

Для Китая, Ливии и Эфиопии, подвергшихся агрессии еще до второй мировой войны, изгнание захватчиков с родной земли означало восстановление национальной независимости и суверенитета.

Сложнее складывалась обстановка в колониях. Для народов этих стран западные державы были и продолжали оставаться самыми заклятыми врагами. Цели, которые преследовали правящие круги Англии и Франции в начале войны, не могли вызвать у угнетенных народов стремления принять в ней активное участие. Провозглашая основной задачей сокрушение нацизма и восстановление свободы больших и малых наций, правящие круги Великобритании неизменно подчеркивали, что речь идет только о народах Европы {614}. В заявлениях французского правительства, несмотря на поднятую буржуазной пропагандой шумиху о том, что Франция является защитницей всех миролюбивых наций, лишь глухо упоминалось о задачах борьбы с фашизмом {615}. Реальные действия обеих стран, их антисоветская внешняя и реакционная внутренняя политика скоро убедили народы колоний в неискренности освободительных и антифашистских лозунгов английских и французских правящих кругов.

Политическая ориентация различных группировок национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах в значительной мере определялась тем, что с началом войны колониальные власти усилили по отношению к ним репрессии, полицейский террор. Были запрещены коммунистические партии, разгромлены наиболее прогрессивные организации, тысячи борцов за свободу посажены в тюрьмы и концентрационные лагеря. Изданный английскими властями закон «Об обороне Индии», по которому полиция получила чрезвычайные полномочия для подавления массового движения, индийский народ назвал законом «об обороне Индии от индийцев» {616}. Антидемократический, насильственный способ вовлечения народов колоний в войну не только затруднил многим лидерам освободительного движения выбор правильной тактики в условиях войны, но и нанес ущерб стратегическим позициям западных держав в колониальном мире, так как вызывал усиление антибританских и антифранцузских настроений среди населения колоний. [219]

Огромным зарядом ненависти угнетенных народов к своим угнетателям постарались воспользоваться фашистские державы для подрыва колониального тыла своих противников. Демагогически «разоблачая» западную плутократию, они призывали народы колониальных и зависимых стран выступить против своих вековых угнетателей, суля за это освобождение после победы стран оси. Основные усилия итало-германской пропаганды были направлены на арабские страны и Африку. Япония развернула подрывную агитацию среди азиатских народов.

Это внесло известную растерянность в ряды национально-освободительного движения. В некоторых странах фашистская пропаганда встречала благожелательное отношение реакционной феодально-племенной верхушки, части крупной буржуазии и чиновничества. Напуганные классовыми выступлениями трудящихся и ростом влияния коммунистических партий, эти социальные круги мечтали об установлении в своих странах фашистских порядков, надеясь обрести в фашизме силу, способную задушить революционное движение масс.

Даже некоторые передовые представители освободительного движения не сразу разобрались в подлинной природе и опасности фашизма. Коварная фашистская пропаганда нередко вводила в заблуждение многих честных, но политически малоопытных патриотов.

Бурные события лета и осени 1940 г. — вступление в войну Италии против англо-французской коалиции, поражение Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии и Франции, захват японцами части Индокитая — положили конец колебаниям многих деятелей национально-освободительного движения, которые встали в ряды активных борцов против фашизма. Правящие круги метрополий, оказавшись в трудном положении, были вынуждены несколько смягчить колониальную политику и обещать некоторым колониям независимость после войны.

Таким образом, национально-освободительное движение в 1939 — 1941 гг. имело как общие, характерные для большинства стран черты и трудности, так и особенности, присущие только данной стране. Эти особенности проявлялись в различии приемов, форм и способов освободительной борьбы и в своеобразии процесса ее слияния с мировым антифашистским движением.

Народы Ливии уже давно познали «новый порядок» итальянского фашизма на собственном опыте. С началом мировой войны у ливийских патриотов, находившихся в то время в подполье и эмиграции, усилилось стремление к объединению в борьбе за независимость. Руководящее положение в освободительном движении занимала феодально-религиозная верхушка во главе с пребывавшим в эмиграции эмиром Киренаики Идрисом ас-Сенуси. В октябре 1939 г. руководство ливийской эмиграции в Египте выступило за координацию деятельности всех патриотических организаций и установление контактов с английским командованием. В середине 1940 г. ливийские патриоты начали формировать вооруженные отряды для участия в боях против фашистской Италии в составе британских войск и развернули антифашистскую агитацию в итальянских колониальных войсках, в которых находилось немало ливийцев.

Во французских колониях Северной Африки и Южно-Африканском Союзе антифашистские настроения с самого начала войны получили широкое распространение. В Тунисе компартия и другие прогрессивные организации временно сняли требование национальной независимости, считая главной задачей совместную с французским народом борьбу против фашизма {617}. [220]

Сотни тысяч жителей французских колоний приняли в 1940 г. участие в битве за Францию и внесли достойный вклад в борьбу с фашистскими захватчиками. Многие из них впоследствии плечом к плечу с французскими патриотами боролись с оккупантами в составе подпольных групп Сопротивления {618}.

Рассчитывая на рост антифранцузских тенденций во французских колониях, гитлеровцы после поражения Франции отпустили многих африканских солдат на родину. Подрывная деятельность правящих кругов фашистских государств вызвала брожение среди националистических лидеров освободительного движения ряда стран французской империи. В Тунисе часть националистов пыталась ориентироваться на державы оси. В Алжире отдельные представители местной буржуазии тщетно стремились добиться для себя уступок, вступив в переговоры с правительством Петэна {619}. Многие буржуазные националисты бездействовали, выжидая дальнейшего развития событий.

Переход вишистских властей к активному сотрудничеству с фашистскими державами вел к усилению борьбы народных масс за свободу и независимость. В Тунисе, Алжире, Леванте (Сирии и Ливане) и Западной Африке началось движение Сопротивления, которое возглавили находившиеся в подполье коммунистические и прогрессивные националистические партии.

Французские колониальные власти Экваториальной Африки и тихоокеанских территорий, отказались признать режим Петэна и примкнули к движению «Свободная Франция», создав тем самым благоприятные условия для вовлечения этих колоний в антифашистскую борьбу. Французская Экваториальная Африка и Камерун стали местом сосредоточения и формирования сил «Свободной Франции». Отсюда они перебрасывались в Египет, Англо-Египетский Судан, на Ближний Восток для участия в боевых действиях против фашистских войск и их вишистских пособников. Первой на сторону «Свободной Франции» перешла французская колония Чад.

В ряды бойцов против фашизма вливались жители не только французских колоний, официально перешедших на сторону «Свободной Франции», но и тех территорий, которые оставались под управлением вишистских властей. Например, 10 тыс. воинов племени абронгов с Берега Слоновой Кости во главе со своим вождем прибыли в Чад и вступили в ряды бойцов «Свободной Франции» {620}.

Летом 1941 г. руководители «Свободной Франции» дали Сирии и Ливану обещание предоставить после войны независимость и разрешить легальную деятельность антифашистских организаций, включая коммунистические партии. К этому времени в колониальных странах уже хорошо знали о судьбах народов в захваченных фашистами странах Европы. Выражая опасения африканцев, один из вождей Капской провинции (ЮАС) заявил: «Если немцы выиграют войну, туземцев ждет еще более ужасная участь, чем население Польши» {621}. Африканские колонии активно поддерживали Англию в войне, не обусловливая эту поддержку конкретными политическими требованиями. Это объяснялось частично тем, что в то время африканские лидеры были в какой-то степени удовлетворены обещаниями, данными английским правительством [221] о выделении средств на развитие колоний, о предоставлении африканцам больше мест в органах местного самоуправления и т. д. {622}.

Добровольцы из британских колоний в Африке шли на призывные пункты, рассчитывая в борьбе с фашистскими агрессорами добиться освобождения своих стран от колониального ига. Однако английские власти весьма неохотно давали оружие в руки африканцев, предпочитая использовать их в армии как вспомогательную силу.

Особенно строго придерживались этого правители Южной Африки. Безоружные африканские солдаты оказывались в боевой обстановке беззащитными. Это вызывало у них законное возмущение.

Своеобразным путем шло развитие освободительного движения в Египте и Ираке. Вопрос об их вступлении в войну на стороне Англии вызвал острые внутриполитические разногласия в этих странах. Египетская партия Вафд, выражавшая интересы национальной буржуазии, была готова поддержать Англию в войне, но требовала от нее гарантий о предоставлении Египту полной независимости после войны. Английское правительство категорически отказалось дать такие гарантии. Поэтому Египет, хотя и разорвал дипломатические отношения с Германией и Италией, войны им не объявил и соблюдал нейтралитет. Английские власти использовали территорию, материальные и людские ресурсы Египта для нужд войны. Египетские войска привлекались к выполнению вспомогательных работ, охране складов, баз и коммуникаций в зоне Суэцкого канала.

Настойчивые попытки Великобритании заставить Ирак отказаться от политики нейтралитета вызвали сопротивление буржуазно-националистических кругов и привели к открытым выступлениям против английских властей. Эти выступления были подавлены.

Освободительная борьба в Эфиопии, Эритрее и Сомали развивалась как борьба против новых оккупантов — английских войск. Эфиопский народ был возмущен требованием Англии распустить национальное правительство, сформированное Хайле Селассие после изгнания из страны итальянских захватчиков {623}. Всюду проходили массовые демонстрации протеста против установления британского военного управления, за вывод английских частей. В ряде районов Эфиопии происходили вооруженные столкновения населения с английскими подразделениями {624}.

Вовлечение в войну Индии английскими властями без какой-либо консультации с представителями нации было воспринято в стране как попытка унизить великий народ. Несмотря на то что в 1940 — 1941 гг. 250 тыс. индийских солдат уже сражались в Африке и на Ближнем Востоке {625}, общественность настойчиво выступала против участия Индии в войне. Большинство левых организаций, включая компартию, считали необходимым использовать сложившуюся в мире военно-политическую обстановку для развертывания борьбы за независимость страны.

В резолюции от 14 сентября 1939 г. Индийский национальный конгресс (ИНК) осудил фашистскую агрессию и высказал готовность поддержать Англию в войне, но при условии предоставления Индии независимости. Английское правительство обещало рассмотреть вопрос о независимости Индии только после войны. Индийские коммунисты основное внимание уделяли работе в массовых организациях, подготовке народа к решающей [222] схватке с империализмом {626}. При поддержке коммунистов ИНК развернул массовое антивоенное движение в стране, а с октября 1940 г. начал кампанию гражданского неповиновения. В ответ английские власти арестовали около 30 тыс. членов ИНК, включая и его лидеров. Это привело к тому, что отдельные деятели национально-освободительного движения в Индии стали ориентироваться на Японию как на союзника в борьбе против Великобритании.

В октябре 1939 г. несколько политических партий в Бирме образовали Блок свободы Бирмы, который поддерживали коммунисты. Отказ Англии удовлетворить требование блока о предоставлении стране независимости и здесь привел к тому, что он выступил против военного сотрудничества с Англией. В ответ колонизаторы арестовали ведущих левых деятелей национального движения. Это усилило колебания в его рядах. Созданная в 1940 г. мелкобуржуазная Народно-революционная партия Бирмы провозгласила лозунг насильственного свержения английского господства при поддержке Японии.

Подобные колебания в первый период войны были характерны для националистов многих стран (Филиппины, Таиланд, оккупированный Китай и др.) Лишь впоследствии, познав на собственном опыте, что представляет собой «помощь» японских и германских фашистов, они поняли опасность такой линии поведения и стремились ее исправить.

В большинстве колониальных и зависимых стран Азии коммунисты являлись наиболее последовательными борцами против империализма и фашизма. Коммунистическая партия Индокитая еще в ноябре 1939 г. провозгласила курс на создание единого национального фронта для борьбы как против французских империалистов, так и против фашизма и войны {627}. После того как осенью 1940 г. петэновские колониальные власти вступили в сговор с Японией, освободительная борьба вьетнамского народа окончательно влилась в общий поток антифашистской борьбы.

Последовательную линию борьбы против готовившейся японской агрессии проводила компартия Филиппин. В 1939 — 1941 гг. она разоблачала японский империализм и его паназиатскую пропаганду, выступала против американских военных поставок в Японию, благодаря чему обеспечила себе прочное влияние в крупнейших профсоюзных и крестьянских организациях страны.

Трудную борьбу по созданию единого антияпонского фронта вели коммунисты Индонезии. Весной 1941 г. группа коммунистов и членов влиятельной антифашистской партии Гериндо создала нелегальный центр «Антифашистское народное движение». Однако, убедившись в том, что голландские колонизаторы даже под угрозой японского нашествия не собираются предоставить Индонезии независимость, некоторые националисты начали ориентироваться на Японию.

Если народы Азии и Африки являлись в той или иной мере участниками войны уже на первом этапе, то страны Латинской Америки вплоть до вступления США в войну сохраняли нейтралитет. Но война усложнила политическую обстановку и на этом континенте. Господствовавшие во многих латиноамериканских странах реакционные диктаторские режимы, несмотря на нейтралитет, продолжали поддерживать активные связи со странами фашистского блока, усилили репрессии против демократических организаций.

Народным массам Латинской Америки во главе с коммунистами пришлось одновременно вести борьбу против нескольких врагов: фашизма [223] североамериканского империализма и местной реакции. В июне 1940 г. пленум руководства Конфедерации трудящихся Латинской Америки осудил политику попустительства фашизму. Коммунистические партии и прогрессивные организации латиноамериканских республик добивались от своих правительств разрыва дипломатических и торговых отношений с державами оси.

В сложных условиях начавшейся мировой войны, когда правящие круги государств — противников гитлеровской Германии, продолжая предвоенную мюнхенскую политику, по существу, не желали вести войну против фашистских государств и направляли усилия на подготовку объединенной агрессии против СССР, коммунистические партии и их боевой штаб — Коминтерн заклеймили войну как империалистическую с обеих сторон, осудили реакционную антисоветскую политику буржуазных правительств и решительно разоблачали губительные последствия этой политики для судеб народных масс.

Новые захваты фашистов в Европе и установление режима зверского насилия и грабежа в оккупированных странах вызвали к жизни национальное антифашистское движение. Росла решимость народных масс к беспощадной борьбе против поработителей. Крах буржуазных правительств, оказавшихся неспособными защитить национальную независимость своих стран, привел к общей перегруппировке сил, в том числе и в среде правящих классов, в пользу антифашистского движения. Началось формирование широкой социальной базы Сопротивления.

Коммунистические партии оказались единственной политической и организационной силой, подготовленной к тому, чтобы, опираясь на рабочий класс, возглавить антифашистскую борьбу масс. Следуя линии VII конгресса Коминтерна и используя опыт борьбы за создание единого народного фронта, накопленный в предвоенные годы, коммунистические партии поставили задачу создать широкий народный антифашистский фронт. Коммунистические партии явились первыми организаторами массовой вооруженной борьбы против фашистских захватчиков, коммунисты были первыми героями движения Сопротивления фашизму, его наиболее активными деятелями, непримиримыми противниками буржуазной политики пассивного выжидания. В развернувшейся антифашистской борьбе международное рабочее движение успешно преодолевало раскол, существовавший в его рядах перед второй мировой войной.

Дальнейшее развитие получило национально-освободительное движение в Азии, Африке, Латинской Америке. Передовые представители этого движения начали осознавать, что распространение войны на колонии несет опасность нового, еще более жестокого порабощения. Общей чертой движения было стремление к сплочению антиимпериалистических сил в единый национальный фронт борьбы против фашизма и колониального гнета.

Первые успехи движения Сопротивления, решающий вклад в организацию которого уже в этот период войны сделали компартии, получили развитие в последующие годы, когда под влиянием побед, одержанных Советскими Вооруженными Силами над немецко-фашистской армией, массовая вооруженная борьба против фашистского «нового порядка» охватила все оккупированные страны.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.