Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Балканы в планах государств во время второй мировой войны

С осени 1940 г. резко обострилась борьба империалистических держав за Балканы. Как государства гитлеровского блока, так и Великобритания придавали исключительное значение установлению своего господства в этом районе Европы.

Фашистская Германия рассматривала Балканский полуостров как плацдарм для подготовки войны против СССР. Захватив Норвегию и Данию и сделав Финляндию союзником, Германия блокировала СССР с северо-запада. Овладение Балканским полуостровом должно было обеспечить южный фланг немецко-фашистских войск. Здесь предполагалось сосредоточить крупную группировку немецкой армии, которая нанесла бы удар через Украину в сторону Кавказа. Кроме того, балканские страны являлись для Германии важнейшей сырьевой и продовольственной базой.

Балканский полуостров рассматривался гитлеровцами и как плацдарм для реализации планов дальнейшей вооруженной экспансии. С Балкан Германия могла бы вести борьбу против вооруженных сил Англии и ее союзников на Средиземном море, Ближнем Востоке и в Северной Африке, проникнуть в Азию и Африку. Захват полуострова давал гитлеровцам возможность разместить на нем свои военно-воздушные и морские базы и установить контроль над центральной и восточной частью Средиземного моря, воспрепятствовав поставкам нефти в Англию из стран Ближнего Востока.

Важное значение Балканский полуостров имел и для Англии, так как он прикрывал британские владения на Ближнем и Среднем Востоке. Кроме того, правящие круги Англии рассчитывали использовать людские ресурсы балканских стран и открыть на полуострове один из фронтов войны с Германией.

В борьбе за Балканы во второй половине 1940 — начале 1941 г. Германия добилась определенных успехов. Присоединение Венгрии, Румынии и Болгарии к тройственному пакту значительно усилило ее влияние на Балканском полуострове. Но положение таких крупных балканских государств, как Югославия и Турция, было еще неопределенным. Правительства этих стран не присоединялись ни к той, ни к другой группировке. Греция же находилась под английским влиянием. Борьба между империалистическими коалициями на Балканах развернулась за Югославию, Грецию и подчинение своей политике Турции. [256]

Как только началась итало-греческая война, Англия предприняла попытки сколотить на Балканском полуострове антигерманский блок в составе Греции, Турции и Югославии. Однако реализация этого замысла наталкивалась на большие трудности. Турция отказывалась не только от вступления в антигитлеровский блок, но и от выполнения обязательств по англо-франко-турецкому договору от 19 октября 1939 г. Проходившие в Анкаре 13 — 25 января 1941 г. англо-турецкие штабные переговоры продемонстрировали бесплодность попыток Англии привлечь Турцию к оказанию реальной помощи Греции. Правящие круги Югославии, хотя и воздерживались от присоединения к тройственному пакту, активно выступать против него не собирались.

Англия рассчитывала и на то, что ей удастся укрепиться на Балканах, используя столкновение советских и германских интересов в этом районе. Английское правительство надеялось, что это столкновение сможет перерасти в вооруженный конфликт между СССР и «третьим рейхом» и тем самым отвлечь внимание гитлеровского руководства от Балканского полуострова.

Политика Англии на Балканах встречала все возрастающую поддержку со стороны США. Во второй половине января на Балканы со специальной миссией выехал личный представитель Рузвельта, один из руководителей американской разведки полковник У. Доновен. Он посетил Афины, Стамбул, Софию и Белград, убеждая правительства балканских государств проводить политику, выгодную Соединенным Штатам и Англии {744}. В феврале и марте американская дипломатия не ослабляла давления на балканские страны, особенно на Турцию и Югославию, добиваясь своей главной цели — не допустить укрепления позиций фашистской Германии и ее союзников. Правительствам балканских государств направлялись ноты, меморандумы, личные послания президента и т. д. Все эти действия координировались с английским правительством.

В феврале 1941 г. министр иностранных дел Англии А. Идеи и начальник имперского генерального штаба Д. Дилл выехали со специальной миссией на Средний Восток и в Грецию. После консультаций с английским командованием в районе Восточного Средиземноморья они прибыли в Афины, где 22 февраля договорились с правительством Греции о предстоящей высадке здесь британского экспедиционного корпуса. Это соглашение соответствовало планам британского комитета обороны, по оценке которого Балканы приобретали в то время решающее значение {745}. Но попытки английской дипломатии привлечь на свою сторону Югославию успеха не имели.

Итальянская агрессия против Греции, а затем ее неудачный для Италии исход создали на Балканах новую ситуацию. Она послужила Германии поводом для активизации своей политики в этом районе. Кроме того, Гитлер поспешил воспользоваться возникшей обстановкой, чтобы под видом помощи потерпевшему поражение союзнику скорее закрепиться на балканском плацдарме.

12 ноября 1940 г. Гитлер подписал директиву № 18 о подготовке «в случае необходимости» операции против Северной Греции с территории Болгарии. Согласно директиве предусматривалось создание на Балканах (в частности, в Румынии) группировки немецких войск в составе не менее 10 дивизий {746}. Замысел операции уточнялся в течение ноября и декабря, увязывался [257] с вариантом «Барбаросса» и к концу года был изложен в плане под кодовым наименованием «Марита». Согласно директиве № 20 от 13 декабря 1940 г. резко увеличивались силы, привлекавшиеся для проведения этой операции (до 24 дивизий). Директива ставила задачу оккупировать Грецию и требовала своевременного высвобождения этих сил для выполнения «новых планов» {747}, то есть участия в нападении на СССР.

Таким образом, планы завоевания Греции были разработаны гитлеровским руководством еще в конце 1940 г., однако с их осуществлением оно не торопилось. Неудачи итальянских войск в Греции гитлеровцы стремились использовать для еще большего подчинения Италии германскому диктату. Заставляла выжидать и все еще не определившаяся позиция Югославии, которую в Берлине, как и в Лондоне, рассчитывали привлечь на свою сторону.

Фашистская Германия увеличивала давление на Югославию, используя в качестве своих агентов проживавших в ней граждан немецкой национальности, представителей германских монополий и т. п. В октябре 1940 г. было подписано германо-югославское торговое соглашение, которое усилило зависимость Югославии от Германии. В конце ноября в Берлин был приглашен югославский министр иностранных дел для переговоров о присоединении страны к тройственному пакту. За участие в пакте Югославии сулили греческий порт Салоники. Переговоры о присоединении Югославии к тройственному пакту были продолжены на более высоком уровне в феврале — марте 1941 г. 14 февраля югославский премьер Цветкович встретился с Гитлером в Бергхофе. 5 марта для переговоров в Германию прибыл югославский принц-регент Павел.

Под сильным давлением Германии югославское правительство приняло решение присоединиться к тройственному пакту, обусловив это рядом оговорок. Германия обязывалась не требовать от Югославии военной помощи и права пропуска войск через ее территорию; после окончания войны Югославия получала Салоники. 25 марта 1941 г. в Вене был подписан протокол о присоединении страны к тройственному пакту.

Югославский народ расценил этот акт своего правительства как предательство национальных интересов. В стране проходили митинги и демонстрации трудящихся под лозунгами: «Лучше война, чем пакт!», «Лучше смерть, чем рабство!», «За союз с Россией!». На митингах выступали коммунисты, призывавшие народ подняться на борьбу против войны и фашизма, за независимость и демократизацию страны. Используя волну народного возмущения и опасаясь, что оно может перейти в открытое выступление против господствующих классов, группа генералов и офицеров, связанная с оппозиционными буржуазными партиями и английской разведкой, решила упредить события и устранить непопулярное в стране правительство. 27 марта 1941 г., в разгар массовых выступлений против антинародного режима, она совершила государственный переворот. Цветкович и другие министры были арестованы. Во главе нового правительства стал командующий военно-воздушными силами генерал Д. Симович {748}.

События 27 марта показали, что в Югославии зреют силы, готовые на решительную борьбу с фашизмом, за свободу и независимость своей родины. Эти силы возглавляла коммунистическая партия. В воззвании КПЮ от 30 марта 1941 г. говорилось: «Мы, коммунисты, считаем, что в интересах сохранения мира, в интересах единства и дружбы всех народов Югославии, в интересах защиты свободы и независимости югославского народа нынешнее правительство должно немедленно выполнить требования, за [258] которые годами борется огромное большинство народа» {749}. Народные массы требовали заключения договора о сотрудничестве с Советским Союзом.

Выступления югославского народа в начале 1941 г. против предательской политики правительства Цветковича, способствовавшей расширению гитлеровской агрессии, вызвали глубокие симпатии у советского народа и антифашистских сил во всем мире. Велик был резонанс этих выступлений в балканских странах и в оккупированных гитлеровцами государствах Европы.

Узнав о событиях 27 марта, фашистские главари решили ускорить реализацию своих планов на Балканах и перейти от методов политического давления к открытой агрессии против Югославии.

Пришедшее к власти правительство Симовича не предпринимало каких-либо мер к разрешению острого национального вопроса, демократизации политической жизни в стране. На следующий день после прихода к власти Симович запретил антифашистские демонстрации, амнистия политических заключенных не была проведена до конца: в Хорватии она не распространялась на коммунистов.

В области внешней политики руководящие деятели Югославии задались неосуществимой целью — «выиграть время» и фактически ничего не делали для укрепления обороноспособности страны. Так возник парадокс: правительство, пришедшее к власти на волне протеста против присоединения страны к тройственному пакту, не заявило официально о разрыве договорных отношений, определенных пактом. Более того, министр иностранных дел М. Нинчич доверительно сообщил немецкому посланнику, что новое правительство признает венский протокол о присоединении Югославии к тройственному пакту {750}.

Трудящиеся Югославии всегда видели в дружбе с СССР гарантию обеспечения независимости своей страны и требовали союза с ним. Учитывая настроение масс, а также желая получить поддержку СССР и укрепить положение Югославии на международной арене, Симович обратился к Советскому правительству с предложением заключить договор между двумя странами. 5 апреля 1941 г. в Москве был подписан «Договор о дружбе и ненападении между Союзом Советских Социалистических Республик и Королевством Югославии».

Советско-югославский договор продемонстрировал солидарность Советского государства с народами Югославии и других стран, которым угрожала фашистская агрессия. В последующие годы эта солидарность нашла яркое воплощение в совместной борьбе советского и югославского народов против гитлеровских захватчиков.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.