Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Военное искусство, стратегия и тактика Германии накануне нападения на СССР

Военное искусство вооруженных сил фашистской Германии воплощало военную мысль германского милитаризма, базировалось на выработанных перед войной принципах ведения боевых действий и опыте двух лет войны. В основе военного искусства армии «третьего рейха» лежала доктрина «тотальной войны». Она не была чисто «фашистским творением». Еще в начале XX столетия основные ее положения в той или иной форме находили отражение в военных доктринах различных капиталистических государств. К 1941 г. в нацистском варианте она приняла законченный вид. В содержании этой доктрины выделялись так называемые «предпосылки победы», теория «истребительной войны» и теория «молниеносной войны».

Главными внутренними предпосылками победы Германии в войне против СССР являлись согласно доктрине «тотальной войны» усиление власти военно-фашистской диктатуры в самой Германии и определяющее влияние этой диктатуры на союзные и зависимые от нее страны, жесточайший террор против прогрессивных сил. Важнейшими внешними предпосылками успешного исхода войны против СССР считались его международная изоляция и подрыв морального потенциала Советского государства.

По расчетам нацистских теоретиков, возможность внешнеполитической изоляции Советского Союза, создания обстановки, исключающей его сближение с Англией и США, вытекала из общности классовых интересов и антисоветских устремлений фашистской Германии и ее союзников, с одной стороны, и западных «демократий» — с другой.

Нацистские заправилы считали социалистическое государство нежизнеспособным и надеялись подорвать его моральный потенциал, используя поддержку «оппозиционных элементов», воздействие своей пропаганды на население и диверсии в тылу.

Теория «истребительной войны» требовала ведения военных действий на уничтожение противника, причем не только войск, но и гражданского населения, с применением любых форм и средств борьбы вплоть до химического и бактериологического оружия.

Теория «молниеносной войны» (блицкриг) являлась фундаментом немецко-фашистской наступательной стратегии и включала целый комплекс теоретических положений о ведении операций, подчиненных общей Идее — достижению победы в течение одной быстротечной военной кампании. К таким теоретическим положениям, уточненным на основе опыта войны против англо-французской коалиции, относились принципы концентрации сил для нанесения первого удара, создания подавляющего превосходства в силах и средствах на главных направлениях, использования фактора внезапности нападения, массированного применения подвижных войск и авиации, осуществления тесного взаимодействия между видами вооруженных сил, ведения операций преимущественно на окружение и уничтожение главных сил противника, решительности действий на поле боя и быстрого безостановочного продвижения к намеченному рубежу (объекту), обеспечения четкости в управлении войсками.

Принцип внезапности считался одним из важнейших в теории «молниеносной войны». Гитлеровские генералы применяли его в наступательных действиях во время вторжения в Польшу, Бельгию, Голландию, Францию, на Балканы и добивались успеха.

Намечая использование принципа внезапности в войне против СССР, гитлеровское руководство отвело особую роль политической и оперативно-стратегической маскировке агрессии. Она велась на основе единого плана, [339] охватывавшего работу различных звеньев государственного и военного аппарата, печать, радио, всю систему пропаганды.

Военно-стратегический и оперативный планы строились целиком на основе теории блицкрига, предусматривая внезапный мощный удар крупных сил, развернутых в одном стратегическом эшелоне. Причем именно этим первым сокрушительным ударом германское командование рассчитывало предопределить исход всей войны.

Основная ставка делалась на массированное применение танков и авиации, которые считались главным средством достижения стратегического успеха. При этом на авиацию наряду с завоеванием господства в воздухе возлагалась задача непосредственной поддержки войск на важнейших направлениях.

Наиболее эффективным методом разгрома противника считалось расчленение его войск посредством прорыва обороны одновременно на нескольких направлениях и последующего глубокого вклинения как по сходящимся, так и по расходящимся направлениям специально создаваемыми сильными ударными группировками танковых и моторизованных соединений и объединений. В конечном счете это должно было приводить к окружению и уничтожению противника.

Основные принципы ведения операций, сложившиеся в вермахте на основе теоретических изысканий и обобщения опыта военных действий на Западе, укладывались в определенный шаблон.

Группы армий должны были проводить наступательные операции по схеме: прорыв обороны одной или двумя ударными группировками, ввод одной или двух танковых групп на направлениях главных ударов, ее (их) стремительное продвижение в глубину, расчленение обороны, разгром оперативных резервов, захват важнейших опорных пунктов обороняющегося, выход в тыл основным его группировкам, перехват путей отхода подвижными войсками, затем, с подходом наступающей позади пехоты, создание кольца оперативного или тактического окружения, завершение разгрома противника с помощью непрерывных ударов авиации, которая тесно взаимодействует с наземными войсками в ходе всего наступления.

В немецкой армии царил культ операций на окружение. Еще в начале XX столетия Шлиффен, начальник кайзеровского генерального штаба, провозгласил их вершиной военного искусства. Как казалось нацистскому руководству, успешные боевые действия на окружение под Кутно, Радомом, на Бзуре, в Северной и Восточной Франции подтвердили на практике универсальное значение «концентрических операций», которые теперь гитлеровцы собирались по той же «модели» осуществить и в вооруженной борьбе против Советского Союза.

В проведении операций на окружение фашистское руководство придавало особое значение танковым группам. С учетом состояния обороны противника и характера местности они предназначались или для непосредственного прорыва обороны противника с ходу, или для развития тактического успеха в оперативный.

Как показал опыт первого периода войны, фронт действий группы армий в зависимости от обстановки, сил и средств, решаемых задач колебался от 230 км до 1300 км, армии — 56 — 230 км. Участок прорыва группы армий составлял 100 — 150 км, армии — 25 — 30 км. Глубина операций групп армий исчислялась 200 — 250 км (польская кампания) и 350 км (кампания в Западной Европе), армий — до 150 км.

Средний темп наступления танковых групп достигал 20 — 40 км, а полевых армий — 15 — 25 км в сутки. Армия в наступлении могла усиливаться 20 — 30 артиллерийскими дивизионами, а танковая группа — 6 — 10 дивизионами. [340]

В наступлении оперативное построение групп армий, армий и танковых групп было, как правило, одноэшелонным с выделением незначительных резервов. Оперативные плотности на участках прорыва составляли 4 — 6 км фронта на одну дивизию.

Поскольку войну планировалось выиграть только наступлением, на проблемы организации обороны гитлеровское командование обращало мало внимания. [340] Вооруженные силы фашистской Германии к моменту нападения на СССР представляли самую мощную военную группировку, когда-либо создававшуюся крупнейшими державами мира. Вермахт имел в своем составе 214 дивизий и 7 бригад. Ядро сухопутных войск составляли 35 танковых и моторизованных дивизий. Военно-воздушные силы насчитывали более 10 тыс. самолетов. Военно-морской флот состоял из значительного количества новейших надводных кораблей и подводных лодок.

Гитлеровское руководство поставило под ружье огромную по численности массу людей — до 8,5 млн. человек.

Из громадного количества соединений, танков, самолетов, орудий основные силы и средства были выделены для нанесения удара по Советскому Союзу. Причем соединения и части, действовавшие на других театрах или несшие оккупационную службу, рассматривались как резерв или тыловой эшелон войск, сосредоточенных у границ СССР.

Фашистская Германия и государства сколоченного ею блока развернули у западных границ Советского Союза 190 дивизий, сосредоточили свыше 4000 танков, около 5000 самолетов, рассчитывая одним ударом покончить со страной социализма.

События в Европе с 1939 г. до весны 1941 г., казалось, продемонстрировали «всесокрушающую» мощь нацистского блицкрига. Так, во всяком случае, представлялось гитлеровцам и многим буржуазным военным лидерам тех стран, которые потерпели поражение от фашистской Германии. Блицкриг фактически утвердился как единственная военно-теоретическая концепция гитлеризма. Нацистский режим нашел такую военную теорию, которая, по мнению гитлеровской верхушки, открывала «тайну» победоносных войн.

Планируя войну против Советского Союза, руководители фашистской Германии, однако, переоценили значение опыта военных действий своих вооруженных сил в Западной Европе. Ослепленные легкими победами, они прошли мимо того факта, что вермахту противостояли армии капиталистических государств с присущими этим государствам социально-экономическими антагонизмами, ослабленные тенденциями к пораженчеству и капитулянтству и придерживавшиеся, как правило, отсталых военных доктрин. В противоборстве с армиями западных держав еще не мог раскрыться и не раскрылся внутренний авантюристический характер военной стратегии нацизма.

У германского командования не было сомнений в том, что опыт, полученный в кампаниях первых двух лет войны, можно целиком применить в войне против СССР. Не принималось во внимание то обстоятельство, что теперь фашистской Германии предстоит вести войну против могущественного социалистического государства, против народа, сплоченного вокруг Коммунистической партии и готового принести любые жертвы в борьбе с фашизмом.

Германское командование, ориентируясь лишь на свой односторонний опыт, рассчитывало на то, что война против СССР завершится не позднее осени 1941 г.; вермахту удастся первым же ударом в приграничных районах нанести решающее поражение Советской Армии и тем предопределить [341] победу; стремительность действий немецких войск сорвет мобилизацию Советских Вооруженных Сил, которые не успеют и не сумеют развернуть свои резервы; советское командование в условиях, созданных внезапностью нападения и быстрым развитием боевых действий, не сможет остановить продвижение танковых дивизий и воссоздать сплошной фронт обороны; Советская Армия, попав под рассекающие удары вермахта, будет лишена возможности перейти от обороны к наступлению, изменить формы борьбы и тем более добиться перелома в ее ходе.

Эти расчеты выражали узость мышления немецко-фашистского руководства и его классовую ограниченность в понимании природы и силы нового социально-экономического строя — социализма.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.