Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Укрепление северо-западных границ СССР. Финляндско-советский военный конфликт

В условиях начавшейся второй мировой войны и обострения международной обстановки перед Коммунистической партией и Советским правительством встала неотложная задача — обеспечить безопасность северо-западных рубежей страны. Существовала реальная угроза использования территории Финляндии любой из враждебных империалистических группировок как исходного плацдарма для развязывания агрессии против СССР.

У Советского правительства вызывало серьезное беспокойство усиливающееся сближение Финляндии с крупными империалистическими державами. Особо опасным для СССР было сотрудничество между реакционными финскими и немецко-фашистскими правящими кругами. Летом 1939 г. в Финляндии побывал начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер. Он ознакомился с ходом военных приготовлений финской армии, проявив особый интерес к ленинградскому и мурманскому оперативно-стратегическим направлениям. «Тень Гитлера в конце 30-х годов, — отмечал впоследствии У. Кекконен, — распростерлась над нами, и финское общество в целом не может отрекаться от того, что оно относилось к этому довольно благосклонно» {1090}.\

Финские укрепления, разрушенные советской артиллерией. Март 1940 г.
Финские укрепления, разрушенные советской артиллерией. Март 1940 г.

Финская реакция была ослеплена националистическими идеями создания «великой Финляндии» за счет захвата советской территории, надеясь на их претворение в жизнь при поддержке империалистических держав. П. Свинхувуд, занимавший пост президента страны в 1931 — 1937 гг., заявил: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии» {1091}.

На военные приготовления финское правительство расходовало более 25 процентов годового бюджета. Эти приготовления велись с помощью империалистических держав. В 1935 — 1938 гг. из одной только Англии было отправлено в Финляндию оружия, боевой техники и боеприпасов на общую сумму 221 -млн. финских марок, что составило около 36 процентов всего английского экспорта военных материалов {1092}.

Быстрыми темпами на территории страны велось строительство необходимой для развертывания войск дорожной сети, военно-морских баз, аэродромов. К началу 1939 г. с помощью немецких специалистов в Финляндии были сооружены аэродромы, которые способны были принять [358] в 10 раз больше самолетов, чем их имелось в финских военно-воздушных силах {1093}.

На основе секретных соглашений военные инструкторы из Германии и Англии обучали финский командный состав военному делу, инспектировали ход строительства и оборудования военных укреплений вблизи советской границы. На Карельском перешейке, в 32 км от Ленинграда, Финляндия с помощью иностранных специалистов заканчивала сооружение укреплений, получивших название линии Маннергейма. Она протянулась от Финского залива до Ладожского озера и имела три полосы общей глубиной почти 90 км. В нее входило 670 крупных дотов и дзотов, соединенных траншеями и ходами сообщения с 800 подземными казематами. Кроме того, были созданы сложные противотанковые препятствия общей протяженностью в 136 км и многокилометровые проволочные заграждения {1094}. В агрессивных планах командования финской армии, направленных против СССР, линии Маннергейма отводилась роль опорного рубежа для ведения военных действий.

С 7 по 13 августа на Карельском перешейке были проведены крупнейшие в истории Финляндии военные маневры с участием войсковых соединений, резервистов и военизированной организации шюцкор.

Советское правительство, учитывая угрожающий характер военных приготовлений на границе, проходящей в непосредственной близости от Ленинграда, многократно предпринимало попытки улучшить отношения с Финляндией, но они не имели успеха.

Обстановка на северо-западных рубежах СССР в 1939 г. требовала от Советского правительства и командования Советской Армии безотлагательной выработки необходимых мер оборонительного характера. Главный Военный Совет по предложению И. В. Сталина поручил командующему Ленинградским военным округом командарму 2 ранга К. А. Мерецкову подготовить план действий округа на случай провокации финской реакции. Во второй половине июля 1939 г. этот план был рассмотрен в Москве и одобрен. Согласно плану советские войска в случае агрессивных действий финской армии должны были сковать ее силы, а затем нанести решительный контрудар.

Части Совесткой армии в Вильнюсе
Части Совесткой армии в Вильнюсе

Принимая меры для отпора возможной агрессии, Советский Союз в то же время стремился к тому, чтобы разрядить обстановку и не допустить вооруженного столкновения с Финляндией. Четверть века спустя советник госдепартамента США Р. Гартхоф признал, что Советский Союз не хотел вооруженного конфликта с Финляндией, тем самым опровергнув заявления тех, кто все еще пытался свалить вину за возникновение конфликта на СССР {1095}.

По инициативе Советского правительства в октябре — ноябре 1939 г. между СССР и Финляндией проходили переговоры по вопросам взаимной безопасности. На этих переговорах финское правительство не проявило стремления к конструктивному взаимовыгодному соглашению. Оно отклонило советское предложение обсудить вопрос о заключении оборонительного союза между СССР и Финляндией. Правительство Советского Союза внесло новое предложение о возможности переноса советско-финляндской границы на Карельском перешейке на несколько десятков километров к северу от Ленинграда, установив ее по линии Койвисто, Тайпале (берег Ладожского озера). Взамен территории, которая отошла бы к СССР (2761 кв. км), Советское правительство было согласно [359] уступить Финляндии вдвое большую территорию (5529 кв. км) в советской Карелии {1096}. Наряду с этим Советское правительство предлагало договориться о сдаче Советскому Союзу в аренду полуострова Ханко для создания на нем военно-морской базы, которая обеспечивала бы как в интересах СССР, так и Финляндии оборону входа в Финский залив. Чтобы создать условия для укрепления безопасности Мурманска, Советское правительство предложило обменять финляндскую часть территории полуостровов Рыбачий и Средний на значительно большую территорию в советской Карелии. Со стороны СССР была проявлена, кроме того, готовность усилить гарантии, содержавшиеся в советско-финляндском договоре о ненападении, заключенном в 1932 г.

Бывший министр иностранных дел в послевоенном правительстве Финляндии Р. Свенто писал, что финны «могли согласиться на предложенный Советским Союзом обмен территориями...» {1097}. Такой же точки зрения придерживались в Финляндии все те, кто искренне стремился к развитию добрососедских отношений с Советским Союзом и не хотел втягивать свою страну в опасные внешнеполитические и военные авантюры империалистических держав. Финский государственный деятель Ю. Паасикиви, которому было поручено вести переговоры в Москве в октябре 1939 г., стоял на позиции принятия предложений СССР, но не имел на это санкции правительства. «Со своей стороны, — отмечал он, — я считал еще вовремя переговоров, как и после них, лучшей для нас альтернативой достижение соглашения» {1098}. Тем не менее финское правительство не пошло на заключение советско-финляндского соглашения. Переговоры были сорваны. Министр иностранных дел Финляндии Э. Эркко, передавший своей делегации указание прекратить переговоры, цинично заявил, что у нее есть «другие важные дела» {1099}.

Линия финского правительства на срыв переговоров с Советским Союзом с самого начала направлялась правящими кругами фашистской Германии, а также Англии, Франции и США. Финнам внушалась мысль, что им нечего бояться Советского Союза и можно смело идти на войну. «От войны финны только выиграют», — говорил один из ответственных сотрудников министерства иностранных дел Германии лидеру фашистского движения в Финляндии пастору К. Каресу. В случае же неудачи, заверял немецкий дипломат, Финляндия «с помощью Германии впоследствии возместит возможные территориальные потери» {1100}. В связи с преднамеренным провоцированием западными державами финляндско-советского конфликта министр внутренних дел США Г. Икес отмечал в своем дневнике, что «Финляндия используется аристократическими и финансовыми кругами Англии и Франции для того, чтобы причинить как можно больше вреда России» {1101}.

Во время советско-финляндских переговоров финская пресса развернула безудержную антисоветскую пропаганду. Она стремилась распространять среди войск и населения страны националистический угар, внушала им мысль о том, что Финляндия может успешно воевать против СССР. Производились аресты всех, кто с симпатией относился к Советскому Союзу и считался политически неблагонадежным. Из Хельсинки и ряда других [360] городов, а также с Карельского перешейка было эвакуировано население. Началась всеобщая мобилизация и развертывание войск вдоль границ СССР. Член внешнеполитической комиссии финского парламента К. Фрич, совершивший ознакомительную поездку по районам расположения войск на Карельском перешейке в конце октября 1939 г., сделал вполне определенный вывод: «Финляндия готова к войне» {1102}.

Особенно опасные последствия имело взвинчивание реакционной пропагандой милитаристских устремлений у военнослужащих финляндской армии, части которой оказались придвинутыми непосредственно к границе с Советским Союзом. 26 ноября 1939 г. артиллерия с финляндской территории обстреляла советские войска, находившиеся под Ленинградом. Среди советских бойцов были убитые и раненые.

Сохраняя выдержку, правительство СССР в тот же день заявило, что оно «хотело бы, чтобы такие возмутительные факты впредь не имели места» {1103}. Оно предложило финскому правительству незамедлительно отвести войска на 20 — 25 км от границы на Карельском перешейке, чтобы предотвратить возможность повторных провокаций. В ответ на это Финляндия выдвинула претензию об отводе на такое же расстояние советских войск, что лишило бы Ленинград всякого прикрытия {1104}. Вооруженные провокации со стороны Финляндии между тем продолжались.

28 ноября 1939 г. правительство СССР вынуждено было заявить финскому правительству, что денонсирует договор о ненападении. На другой день оно отозвало из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей и отдало распоряжение «немедленно пресекать возможные новые вылазки со стороны финляндской военщины» {1105}.

Ввиду того что вылазки на советскую территорию не прекращались, у Советского правительства оставался только один путь к достижению безопасности северо-западной государственной границы — отдать приказ войскам Ленинградского военного округа дать решительный отпор агрессивной финской военщине. Приказ последовал 30 ноября. Одновременно СССР еще раз предложил Финляндии заключить договор о дружбе и взаимопомощи. Но на это предложение правительство Финляндии не реагировало и объявило войну СССР.

Таким образом, по воле своих правящих кругов и международной реакции Финляндия была вовлечена в вооруженный конфликт с Советским Союзом. Финляндско-советский конфликт оживил надежды Англии, Франции и США на возможность столкновения СССР с Германией и выявил их намерение включиться в объединенный поход империалистических держав против Советского Союза. Об этом вскоре открыто начала говорить печать западных стран. Финляндско-советский военный конфликт, писала 30 декабря 1939 г. газета «Нью-Йорк пост», «вполне может привести к созданию единого фронта против Советского Союза».

В основе военного планирования Финляндии лежал расчет на поддержку крупных империалистических держав. Финляндский министр обороны Ю. Ниукканен отмечал, что «Финляндия никогда не пойдет одна против какой-то крупной державы» {1106}. Финское командование намечало сковать главные силы советских войск на линии Маннергейма, измотать их, а затем, получив помощь войсками и оружием, перенести боевые действия на территорию СССР. [361]

В соответствии с этим планом финское командование сосредоточило свои основные силы на Карельском перешейке (ленинградское направление). Здесь располагались семь (из пятнадцати) пехотных дивизий, четыре пехотные и одна кавалерийская бригады, а также части усиления. Эти войска входили в состав Карельской армии генерала X. Эстермана. Севернее Ладожского озера на петрозаводском направлении сосредоточился армейский корпус генерала Э. Хеглунда в составе двух пехотных дивизий с частями усиления. Кроме того, в начале декабря на этом участке в районе Вяртсиля была создана группа войск под командованием генерала П. Талвела. На ухтинском направлении действовала группа войск генерала В. Туомпо, а в Заполярье на кандалакшском и мурманском направлениях — лапландская группа генерала К. Валениуса. Сухопутные войска поддерживались 29 кораблями военно-морского флота и почти 270 самолетами военно-воздушных сил Финляндии.

Советским войскам, перешедшим 30 ноября в наступление, была поставлена задача отбросить противника от Ленинграда, обеспечить безопасность границ в Карелии и Мурманской области и тем самым заставить буржуазную Финляндию отказаться от провокаций против СССР. Основной задачей Ленинградского военного округа являлась ликвидация плацдарма финских войск на Карельском перешейке.

К началу конфликта северо-западную границу прикрывали четыре советские армии. Но в полной боевой готовности находилась только 7-я армия (6 стрелковых дивизий и части усиления) под командованием командарма 2 ранга В. Ф. Яковлева. На нее была возложена задача преодоления линии Маннергейма. Главный удар эта армия наносила в полосе 17 км на выборгском направлении двумя стрелковыми корпусами, усиленными тремя танковыми бригадами, одним танковым батальоном и двадцатью артиллерийскими полками. Действия 7-й армии поддерживал Краснознаменный Балтийский флот, которым командовал флагман флота 2 ранга В. Ф. Трибуц.

На фронте от Баренцева моря до Ладожского озера протяженностью до 1500 км переходили в наступление три армии: в Заполярье 14-я армия (две стрелковые дивизии) комдива В. А. Фролова, в Карелии 9-я армия (три стрелковые дивизии) комкора М. П. Духанова, северо-восточнее Ладожского озера 8-я армия (четыре стрелковые дивизии) комдива И. Н. Хабарова. Эти силы имели задачу активными действиями сковать противостоящего противника, а также не допустить высадки десанта западных держав на севере Финляндии. 14-я армия взаимодействовала с Северным флотом, которым командовал флагман флота 2 ранга В. П. Дрозд.

Первый этап боевых действий длился до 10 февраля 1940г. В течение немногим более недели действовавшим в Карелии войскам удалось, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, продвинуться на несколько десятков километров. Соединения и части 14-й армии при поддержке кораблей Северного флота овладели полуостровами Рыбачий и Средний и городом Петсамо, закрыв тем самым Финляндии выход в Баренцево море. Одновременно войска 9-й армии, наступавшие южнее, вклинились в глубь обороны противника на 35 — 45 км. Части 8-й армии ко второй половине декабря прошли с боями вперед до 80 км.

Финское командование приняло срочные меры, чтобы не допустить прорыва 8-й и 9-й армий в центральные районы страны. Сюда были переброшены многочисленные и хорошо вооруженные лыжные части. Они оказывали упорное сопротивление. Из-за бездорожья против них нельзя было использовать крупные силы. Советские войска вынуждены были приостановить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах.

Решающий характер носили боевые действия на Карельском перешейке неподалеку от Ленинграда, где наступала 7-я армия. Противнику [362] не удалось воспрепятствовать выходу советских войск к линии Маннергейма. 2 — 3 декабря в районе Тайпаленйоки к ней прорвалась 142-я стрелковая дивизия, а к 12 декабря — остальные соединения 7-й армии. Таким образом, 110-километровая зона заграждений от Ладожского озера до Финского залива, имевшая глубину до 65 км, была преодолена. Однако попытка с ходу прорваться сквозь главную полосу линии Маннергейма не удалась.

На первом этапе наступления обнаружилась недостаточная подготовленность советских войск к ведению боевых действий в сложных условиях лесисто-болотистой местности, при 40 — 45-градусных морозах и глубоком снежном покрове. Войска нуждались в дополнительном обучении методам преодоления плотно заминированной местности и прорыва системы мощных железобетонных укреплений. Ход боевых действий вскрыл также недочеты в организации управления войсками, их оперативном и тактическом взаимодействии.

Советское командование приняло решение приостановить наступление и тщательно подготовиться к прорыву главной полосы линии Маннергейма. 7 января 1940 г. на Карельском перешейке был создан Северо-Западный фронт во главе с командармом 1 ранга С. К. Тимошенко и членом Военного совета, секретарем Ленинградского обкома и горкома Коммунистической партии А. А. Ждановым. В состав фронта вошли 7-я армия (19, 50, 10, 34-й, а в последующем и 28-й стрелковые корпуса), командование которой было 7 декабря 1939 г. возложено на командарма 2 ранга К. А. Мерецкова, и созданная в конце декабря 13-я армия (3, 15 и 23-й стрелковые корпуса) под командованием комкора В. Д. Грендаля. Обе армии были усилены авиацией, артиллерийскими, танковыми и инженерными частями.

Наряду с организационной перестройкой и усилением войск большая работа была проведена по подготовке исходных районов для наступления: построены новые дороги, мосты, проложены колонные пути и т. д. В частях были изучены и отработаны эффективные способы уничтожения дотов, дзотов и опорных пунктов противника.

3 февраля 1940 г. командование Северо-Западного фронта приняло план операции, согласно которому войскам предстояло разгромить основные силы финской армии на Карельском перешейке и затем выйти на линию Кексгольм (Приозерск), Виипури (Выборг). Главный удар наносился смежными флангами 7-й и 13-й армий в направлении Выборга. Фронт прорыва от озера Вуокса до Кархулы (Дятлово) составлял почти 40 км. Здесь было сосредоточено до 60 процентов стрелковых соединений и до 65 процентов артиллерии фронта. Массированное применение сил и средств на решающем направлении позволяло добиться быстрого разгрома противника.

Финское командование пополняло соединения и части личным составом и поступившими из-за рубежа боевой техникой, вооружением, боеприпасами. Как выяснилось позднее, западные державы передали Финляндии 350 самолетов, 500 орудий, свыше 6 тыс. пулеметов, около 100 тыс. винтовок, 650 тыс. ручных гранат, 2,5 млн. снарядов и 160 млн. патронов {1107}. Из Скандинавии, США и других стран прибыло 11,5 тыс. «добровольцев» {1108}.

11 февраля начался второй, заключительный этап вооруженного конфликта. Тысячи советских орудий сокрушительным огнем разрушили или вывели из строя множество долговременных укреплений линии Маннергейма. [363] Противник, ошеломленный массированным огнем артиллерии, на ряде участков не смог сдержать удара перешедших в наступление советских войск. Особенно успешно действовала 123-я стрелковая дивизия под командованием полковника Ф. Ф. Алабушева из состава 19-го стрелкового корпуса 7-й армии. В течение первых трех дней ею был разгромлен узел финских укреплений в районе Суммы (12 дотов и 39 дзотов) и преодолена главная полоса линии Маннергейма. В прорыв тотчас были введены подвижные танковые группы. «Оборонявшиеся, потери которых были огромны, — писал Маннергейм, — не смогли сдержать вклинившиеся в их позиции танки и пехоту» {1109}.

17 февраля финское командование, опасаясь выхода советских войск в тыл Карельской армии, начало отводить свои части на вторую полосу обороны. Оно отстранило от командования этой армией генерала Эстермана, заменив его командиром 3-го армейского корпуса генералом А. Хейнриксом. Финские войска, усиленные резервными частями, получили приказ не допустить дальнейшего продвижения Советской Армии.

Но советские войска продолжали наступление. К 21 февраля 10-й и 34-й стрелковые корпуса 7-й армии прорвались ко второй полосе обороны линии Маннергейма, а войска 13-й армии — к главной полосе обороны в межозерном дефиле севернее Муола. С 19 по 24 февраля части 7-й армии, продвигавшиеся левее, во взаимодействии с береговыми отрядами моряков Краснознаменного Балтийского флота овладели островами Ревон-сари, Тиурин-сари, Пий-сари и Койвисто.

Перед прорывом второй полосы укреплений командование Северо-Западного фронта произвело перегруппировку войск, вывело из боя на отдых и пополнение дивизии первого эшелона и подтянуло резервы. 28 февраля наступление возобновилось. Войскам 7-й армии была поставлена задача прорвать железобетонный пояс, преграждавший путь к Выборгу, и взять город. Уже в первый день наступления советские войска сломили сопротивление противника. К 1 марта было захвачено свыше 300 оборонительных сооружений, из них 70 железобетонных {1110}. 50-й стрелковый корпус под командованием комбрига Ф. Д. Гореленко 2 марта пробился к тыловой оборонительной полосе финских войск северо-восточнее Выборга, перерезал железную дорогу, связывавшую его с Антреа, где находился штаб Карельской армии. Одновременно передовые части 34-го стрелкового корпуса комдива К. П. Пядышева достигли южных окраин Выборга. За успешный прорыв линии Маннергейма двенадцать стрелковых дивизий и пять танковых бригад 7-й армии были награждены орденами Ленина и Красного Знамени.

Войска 13-й армии в первые дни марта форсировали реку Вуокса, развивая наступление на Кексгольм.

Успеху наземных войск во многом способствовала авиация, которая вела непрерывную разведку, наносила мощные удары по скоплениям живой силы и боевой техники противника, по его аэродромам, прикрывала с воздуха наступавшие советские войска. Корабельная и береговая артиллерия Краснознаменного Балтийского флота непрерывно поддерживала сухопутные войска огнем. Действуя на морских коммуникациях, морская авиация и подводные лодки флота потопили 20 неприятельских транспортов. Некоторые подводные лодки выходили на коммуникации противника в Ботнический залив, преодолевая большие расстояния под ледяным покровом. [364]

4 марта 70-я стрелковая дивизия комдива М. П. Кирпоноса (28-й стрелковый корпус) по льду Выборгского залива обошла внезапно для противника Выборгский укрепрайон. Через несколько дней Главное Командование Советской Армии отдало приказ 7-й армии взять Выборг. Как вспоминал впоследствии К. А. Мерецков, к этому времени линия Маннергейма осталась позади, Ленинград был далеко, взятие Выборга было необходимо, чтобы не допустить затяжки войны {1111}. Выполняя приказ, советские войска штурмом овладели городом-крепостью Выборг.

Понимая неизбежность разгрома, правительство Финляндии, несмотря на требования Англии, США и Франции продолжать военные действия, вынуждено было согласиться с предложением СССР начать переговоры о мире. 7 марта для ведения переговоров в Москву прибыла финская делегация. 12 марта 1940 г. между СССР и Финляндией был заключен мирный договор, некоторому военные действия прекращались по всему фронту с 12 часов 13 марта. В соответствии с договором граница севернее Ленинграда отодвигалась за линию Выборг, Сортавала. Карельский перешеек, ряд островов в Финском заливе, небольшая территория с городом Куолоярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний отошли к СССР. Советскому Союзу предоставлялся в аренду на 30 лет полуостров Ханко с правом создания на нем военно-морской базы, которая прикрывала бы вход в Финский залив, то есть морские подступы к Ленинграду. Предусматривалось, что «обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от всякого нападения одна на другую и не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон» {1112}.

11 октября 1940 г. между СССР и Финляндией было заключено соглашение об Аландских островах. По этому соглашению Финляндия обязывалась провести их демилитаризацию и не предоставлять другим государствам в качестве военной базы. Советский Союз получил право иметь на Аландских островах консульство, в компетенцию которого входила и проверка проведения в жизнь обязательств Финляндии {1113}.

После урегулирования конфликта с Финляндией Советский Союз улучшил свое стратегическое положение на северо-западе и севере, создал предпосылки для обеспечения безопасности Ленинграда, незамерзающего Мурманского порта и Мурманской железной дороги. Значительно улучшилась оперативно-стратегическая обстановка для действий Балтийского и Северного флотов. Урегулирование спорных вопросов открывало благоприятные перспективы для развития советско-финляндских отношений в духе добрососедства и делового сотрудничества.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.