Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Планы обороны СССР в Великой Отечественной войне

Возрастание опасности нападения на СССР и втягивания его в мировую войну, формирование новых соединений и рост военно-экономического потенциала страны обусловливали внесение изменений в мобилизационный план, планы прикрытия границы, сосредоточения и развертывания Вооруженных Сил для отражения нападения империалистов. Необходимость внесения изменений в планы обороны была вызвана также и тем, что новая государственная граница СССР теперь проходила на сотни километров западнее прежней.

Под руководством Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова (до августа 1940 г.), затем генерала армии К. А. Мерецкова, а с февраля 1941 г. генерала армии Г. К. Жукова при участии генералов А. М. Василевского, Н. Ф. Ватутина, Г. К. Маландина и других Генеральный штаб разрабатывал предложения по уточнению и дополнению планов обороны. Эти предложения периодически докладывались руководству страны и после утверждения доводились до командования военных округов и флотов.

Особенно напряженно работал Генеральный штаб с лета 1940 г. Он разрабатывал предложения, которые легли в основу планов стратегического развертывания вооруженных сил и обороны государственной границы.

Советская артиллерия на параде в Москву 1 мая 1941 г.
Советская артиллерия на параде в Москву 1 мая 1941 г.

Генеральный штаб полагал, что Советскому Союзу необходимо быть готовым к одновременной борьбе на два фронта — на западе и востоке. Наиболее вероятным и опасным противником считалась фашистская Германия, на стороне которой могли выступить Финляндия, Румыния, Италия и, возможно, Венгрия. Предполагалось, что агрессоры выставят на западе против СССР до 240 дивизий, 10 тыс. танков и 15 тыс. самолетов. Япония у советских дальневосточных границ могла сосредоточить 50 пехотных дивизий, более 1000 танков и до 3000 самолетов. Таким образом, западное направление определялось как наиболее опасное. Именно здесь ожидался главный удар противника.

Основные силы Советской Армии намечалось сосредоточить у западной границы, а на Дальнем Востоке иметь войска, которые гарантировали бы устойчивость положения в этом районе. Выделялись достаточные силы для прикрытия южных и северных границ.

Соображения по оперативно-стратегическому развертыванию Советской Армии у западной границы были доложены руководством Наркомата обороны (С. К. Тимошенко, К. А. Мерецков и Н. Ф. Ватутин) Политбюро ЦК ВКП(б). Наркомат исходил из предположения, что сосредоточение основных сил немецко-фашистской армии наиболее вероятно к северу от устья реки Сан. Поэтому он предлагал развернуть главные силы Советской Армии от Балтийского моря до Полесья, то есть в Прибалтийском и Западном Особых военных округах (в военное время Северо-Западный и Западный фронты).

Однако при обсуждении плана стратегического развертывания войск была высказана иная точка зрения, согласно которой главный удар нёмецко-фашистской армии следовало ожидать на юго-западе. Удар будет преследовать цель овладеть наиболее богатыми промышленными, сырьевыми и сельскохозяйственными районами {1261}. В новом варианте плана, который разрабатывался до конца 1940 г., наиболее опасным направлением было признано юго-западное, открывающее путь на Львов и Киев, а не западное, ведущее к Минску. Ожидалось, что на этом направлении группировка немецко-фашистской армии превысит 100 дивизий. Второй удар, [434] вспомогательный, мог быть нанесен из Восточной Пруссии на Вильнюс, Витебск. В соответствии с этим наиболее мощная группировка советских войск сосредоточивалась в северо-западной части Украины.

Концентрация главных сил Советской Армии на львовско-киевском направлении преследовала цель не допустить продвижения крупных танковых масс противника на Украину. Принималось также во внимание, что на этом направлении местность была достаточно удобной для развертывания и действий крупных масс танков и мотопехоты. Вместе с тем учитывалось, что нависающее с юга расположение главных сил советских войск по отношению к центральной группировке немецко-фашистской армии даст возможность нашим соединениям нанести удар по врагу во фланг и тыл. Однако эта возможность могла быть реализована лишь при удержании района Ковель, Ровно, Львов.

Всего для обороны западных границ намечалось использовать около двух третей дивизий сухопутных войск и три четверти авиации. План предусматривал, что военные действия начнутся с отражения нападения крупных сил противника, борьбы за господство в воздухе, ударов авиации по вражеским войскам и тыловым объектам. Стрелковые войска первого эшелона армий прикрытия и укрепленных районов приграничных округов совместно с пограничниками должны были сдержать первый натиск, а механизированные корпуса вместе со стрелковыми дивизиями второго эшелона при поддержке авиации нанести мощные контрудары и создать благоприятные условия для перехода советских войск в решительное наступление.

На основании соображений Генерального штаба, рассмотренных ЦК ВКП(б) и Советским правительством, развернулась разработка нового мобилизационного плана. Мобилизационный план (организационно-материальные вопросы) был утвержден в феврале 1941 г. и получил наименование МП-41. Округа должны были внести в свои планы необходимые дополнения и уточнения до 1 мая 1941 г.

Отмобилизование большинства стрелковых соединений приграничных округов заключалось в переводе их на штаты военного времени. Это означало, что стрелковые соединения должны были пополниться личным составом за счет призванных из запаса, а также получить из народного хозяйства недостающие средства транспорта (автомашины, тракторы, лошадей). В мобилизационных планах частей и соединений определялись очередность и сроки приведения их в боевую готовность. Для стрелковых дивизий, составлявших первый эшелон приграничных округов, устанавливался 2 — 6-часовой срок выхода в районы сосредоточения. Приведение в боевую готовность бронетанковых и механизированных соединений, авиации, конницы, артиллерии, войск ПВО и воздушно-десантных войск облегчалось, поскольку они содержались по штатам, близким к штатам военного времени.

Реализация мобилизационных планов требовала большого количества вооружения и боевой техники, особенно новых образцов.

Мобилизационный план предусматривал передачу вооруженным силам из народного хозяйства 240 тыс. автомобилей и около 43 тыс. тракторов {1262}. Несколько десятков тысяч грузовиков должны были поставить автомобильные заводы.

В процессе разработки мобилизационных планов обнаружились трудности в укомплектовании частей командным составом в звеньях — взвод, рота, батальон (батарея, дивизион). Эти трудности преодолевались за счет выпускников училищ и выдвижения командиров взводов и рот на новые должности. Но армии все еще недоставало командиров, особенно [435] танкистов, артиллеристов и минометчиков. В 1941 г. намечалось развернуть подготовку кадров с таким расчетом, чтобы к концу года можно было решить проблему укомплектования частей командирами взводов и рот {1263}.

Важным мобилизационным мероприятием являлось накопление боеприпасов и горюче-смазочных материалов. К началу Великой Отечественной войны были созданы значительные запасы артиллерийских снарядов и мин. Однако они не полностью обеспечивали мобилизационные потребности полевой артиллерии и минометов. Недостаточным было обеспечение боеприпасами 37-мм и 85-мм орудий зенитной артиллерии.

Винтовочных и пулеметных патронов было накоплено 6,3 боекомплекта на единицу оружия. Такой запас на первое время удовлетворял потребности войск.

Запасы боеприпасов размещались на складах вблизи войск первого стратегического эшелона. Это отвечало задаче прочного удержания пограничных районов страны, но было чревато опасностью потери запасов на складах в случае отхода войск.

Мобилизационный резерв горюче-смазочных материалов был накоплен почти полностью. Однако из-за отсутствия емкостей западные приграничные округа могли разместить на своей территории лишь от 10 до 80 процентов двухмесячной потребности войск в горючем и маслах. Поэтому основные запасы оказались в Московском, Орловском, Харьковском округах, а также в Поволжье, на Северном Кавказе и в Закавказье.

Развертывая подготовку страны и Вооруженных Сил к отражению агрессии с запада, Советское правительство не упускало из виду Японию, проводя мобилизационные мероприятия и на Дальнем Востоке. В июне 1940 г. был воссоздан Дальневосточный фронт. Вскоре были усилены 1-я и 2-я Краснознаменные армии Дальневосточного фронта, вновь созданы управления 15, 25 и 35-й общевойсковых армий. В первой половине

1941 г. в соответствии с директивой народного комиссара обороны на Дальнем Востоке был сформирован 30-й механизированный корпус в составе 58-й, 60-й танковых и 239-й механизированной дивизий, созданы 59-я танковая и 69-я мотострелковая дивизии. На новую штатную организацию были переведены 16 стрелковых дивизий {1264}. Большое пополнение получили Военно-Воздушные Силы. На июнь 1941 г. самолетный парк Дальневосточного фронта насчитывал 1737 самолетов. Кроме того, на Дальнем Востоке был развернут 5-й корпус Дальнебомбардировочной авиации. Таким образом, к середине 1941 г. Дальневосточный фронт был значительно укреплен.

Одновременно с Дальневосточным фронтом были усилены Тихоокеанский флот (командующий вице-адмирал И. С. Юмашев) и Краснознаменная Амурская военная флотилия (командующий контр-адмирал П. С. Абанькин). В их состав к середине 1941 г. поступили новые надводные корабли, подводные лодки, авиация. К июню 1941 г. на Тихоокеанском флоте насчитывалось около 300 кораблей различных классов, в том числе 2 лидера, 7 эскадренных миноносцев, 6 сторожевых кораблей, 85 подводных лодок, 17 тральщиков, 5 минных заградителей и 160 торпедных, сторожевых и других катеров {1265}.

Амурская флотилия имела в своем составе 8 мониторов, 5 речных канонерских лодок, 48 бронекатеров, 4 тральщика, 13 катеров-тральщиков {1266}. К июню 1941 г. была значительно укреплена береговая оборона, [436] завершено оборудование основных военно-морских баз и аэродромов.

Проведение крупных организационных мероприятий требовало немалого времени. К тому же необходимо было учесть соображения, высказанные на декабрьских совещаниях высшего командного и политического состава армии и флота. Поэтому уточненные задачи по прикрытию государственной границы были доведены до командующих округами лишь в начале мая 1941 г. Для каждого приграничного округа определялись боевой состав войск, важнейшие направления прикрытия, количество и границы районов прикрытия.

Ленинградский военный округ (командующий генерал-лейтенант М. М. Попов, член Военного совета корпусной комиссар H. H. Клементьев, начальник штаба генерал-майор Д. Н. Никишев) должен был силами 7, 14, 23-й армий оборонять границу с Финляндией от полуострова Рыбачий до Финского залива, а также побережье Эстонской ССР и полуостров Ханко; свои задачи на приморских флангах он решал во взаимодействии с Северным и Балтийским флотами. Основные усилия округа сосредоточивались на Карельском перешейке, оборона которого возлагалась на 23-ю армию (командующий генерал-лейтенант П. С. Пшенников), и на петрозаводском направлении, где оборону должна была вести 7-я армия (командующий генерал-лейтенант Ф. Д. Гореленко). Прикрытие границы от Мурманска до Кеми осуществляла 14-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. А. Фролова. Ленинградский военный округ прикрывал государственную границу протяженностью 1670 км.

Прибалтийский Особый военный округ (командующий генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, член Военного совета корпусной комиссар П. А. Диброва, начальник штаба генерал П. С. Кленов) имел задачу силами 8, 11 и 27-й армий во взаимодействии с Балтийским флотом прикрыть побережье Балтийского моря от Хапсалу до Паланги и сухопутную границу Литовской ССР. Ширина полосы прикрытия равнялась 720 км. Основные усилия округа нацеливались на оборону 300-километровой границы с Восточной Пруссией. Здесь развертывались 8-я армия под командованием генерал-майора П. П. Собенникова и 11-я армия, которой командовал генерал-лейтенант В. И. Морозов.

Западный Особый военный округ (командующий генерал армии Д. Г. Павлов, член Военного совета корпусной комиссар А. Я. Фоминых, начальник штаба генерал-майор В. Е. Климовских) силами 3, 10 и 4-й армий должен был прикрыть государственную границу от южной границы Литовской ССР до реки Припять. Основные усилия округа концентрировались на гродненском направлении, где обороняться предстояло 3-й армии (командующий генерал-лейтенант В. И. Кузнецов), и на белостокском направлении, где развертывалась 10-я армия (командующий генерал-майор К. Д. Голубев). На брестском направлении к обороне переходила 4-я армия (командующий генерал-майор А. А. Коробков). Этой армии оперативно подчинялась Пинская военная флотилия (командующий контр-адмирал Д. Д. Рогачев). Общая протяженность по фронту полосы прикрытия округа составляла 470 км.

Киевский Особый военный округ (командующий генерал-полковник М. П. Кирпонос, член Военного совета корпусной комиссар Н. Н. Вашугин, начальник штаба генерал-лейтенант М. А. Пуркаев) силами 5, 6, 12 и 26-й армий должен был оборонять государственную границу от реки Припять до Липкан. Основные усилия округа сосредоточивались на львовском направлении, где развертывались 6-я армия (командующий генерал-лейтенант И. Н. Музыченко) и 26-я армия (командующий генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко). На Луцком направлении предстояло обороняться [437] 5-й армии под командованием генерал-майора танковых войск М. И. Потапова, на каменец-подольском направлении — 12-й армии (командующий генерал-майор П. Г. Понеделин). Фронт обороны округа достигал 860 км.

Одесский военный округ (командующий генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, член Военного совета корпусной комиссар А. Ф. Колобяков, начальник штаба генерал-майор М. В. Захаров) прикрывал границу с Румынией от Липкан до устья реки Дунай, а также побережье Черного моря до Одессы включительно общей протяженностью около 650 км. Границу с Румынией войска округа обороняли во взаимодействии с Дунайской военной флотилией (командующий контр-адмирал Н. О. Абрамов), побережье Черного моря от Одессы до Керченского пролива — совместно с Черноморским флотом.

Военно-морские силы получили задачи во взаимодействии с войсками приграничных округов не допустить вторжения противника с моря, а также, используя минные заграждения и укрепления береговой обороны, воспрепятствовать захвату военно-морских баз и высадке десантов на побережье.

В европейской части СССР морские границы прикрывали флоты: Северный (командующий контр-адмирал А. Г. Головко, член Военного совета дивизионный комиссар А. А. Николаев, начальник штаба контрадмирал С. Г. Кучеров), Краснознаменный Балтийский (командующий вице-адмирал В. Ф. Трибуц, член Военного совета дивизионный комиссар М. Г. Яковенко, начальник штаба контр-адмирал Ю. А. Пантелеев), Черноморский (командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, член Военного совета дивизионный комиссар H. M. Кулаков, начальник штаба контр-адмирал И. Д. Елисеев).

К началу июня 1941 г. штабы округов завершили разработку планов прикрытия государственной границы и представили их на утверждение в Наркомат обороны.

Планы отвечали основному замыслу руководства Советской Армии, но имели существенные недочеты. Штабы брали за исходный такой вариант действий, при котором, как они полагали, удастся без помех со стороны противника завершить отмобилизование войск и их развертывание на намеченных рубежах.

Приграничные округа получили фронты прикрытия большой протяженности. Теми силами и средствами, которыми они располагали, практически невозможно было создать везде одинаково прочную оборону и длительное время сдерживать крупные силы противника. Штабы округов стремились иметь крепкие вторые эшелоны. Но армии располагались так, чтобы прикрыть отведенные полосы обороны на всем протяжении. Считалось, что противник застрянет в армейской обороне и не сможет вырваться на оперативный простор.

В первом эшелоне армий прикрытия предполагалось развернуть 63 дивизии и 2 бригады. Во вторые эшелоны армий прикрытия выделялась 51 дивизия (большинство из них танковые и моторизованные). 45 дивизий резерва командующих округами должны были занимать оборону в оперативной глубине на удалении 100 — 150 км от границы с задачей задержать противника, если он сможет прорваться. Кроме того, на территории округов находились 11 дивизий, подчиненных непосредственно Наркомату обороны. Всего, таким образом, в приграничных округах предполагалось иметь 170 дивизий.

Для приграничных округов были разработаны планы приведения в боевую готовность и выдвижения войск из районов постоянной дислокации на рубежи развертывания. На Балтийском, Северном и Черноморском флотах, на Пинской и Дунайской флотилиях была отработана система [438] оперативных готовностей флота, то есть последовательный переход флота от готовности № 3 к готовности № 2 и № 1. По мере нарастания угрозы нападения по кодированному сигналу эта система готовностей приводилась в действие.

В обеспечении прикрытия границы важная роль отводилась укрепленным районам (УРам), расположенным на территории приграничных округов. В ноябре 1939 г. в связи с изменением западной границы было решено оставшиеся в тылу УРы упразднить, их боевые сооружения законсервировать. При этом намечалось развернуть строительство укрепрайонов у новой западной границы. С лета 1940 г. началось возведение 20 укрепленных районов, которые занимали две полосы обороны общей глубиной до 20 км. Для их сооружения было сформировано 84 строительных батальона, 25 отдельных строительных рот и 17 автомобильных батальонов. С апреля 1941 г. к строительству было привлечено 160 инженерных и саперных батальонов приграничных округов и 41 саперный батальон внутренних военных округов.

Строительство новых укрепленных районов велось высокими темпами. Но объем оборонительных работ был слишком велик, и промышленность не успевала обеспечивать строительство УРов материалами, оборудованием и вооружением. Поэтому оборонительные сооружения вводились в строй с опозданием, по упрощенной схеме, порой без достаточного вооружения.

К началу войны удалось построить около 2500 железобетонных сооружений (дотов), но из них лишь около 1000 получили артиллерию. В остальных устанавливались пулеметы.

Опыт начавшейся мировой войны показал возможность глубоких прорывов подвижных войск противника. Поэтому весной 1941 г. Главным Военным Советом было решено сохранить старые укрепленные районы как рубеж оперативной обороны и содержать их в боевой готовности. Однако к 22 июня привести старые УРы в полную боевую готовность не удалось.

Советское правительство проявляло большую осторожность в решении вопросов мобилизационного характера. И для этого были веские причины.

Реакционные круги западных держав стремились столкнуть Германию с Советским Союзом и таким способом ослабить Германию как своего конкурента, обессилить и даже уничтожить руками фашистов социалистическое государство. Естественно, что поступавшая с запада информация о подготовке нападения Германии на СССР воспринималась с подозрением, как возможная провокация.

В то же время политическое и военное руководство Советского Союза понимало, что военное столкновение с Германией неизбежно. 5 мая 1941 г. И. В. Сталин, выступая с речью на приеме выпускников военных академий, дал ясно понять, что германская армия является наиболее вероятным противником. Но поскольку Германия значительно увеличила свой военный потенциал в результате побед 1939 — 1940 гг., нужно было выиграть время для осуществления намеченных в конце 1940 — начале 1941 г. мероприятий по развертыванию, реорганизации и перевооружению армии и флота, по устранению недочетов в обучении войск.

Подготовку к отпору агрессору стремились проводить так, чтобы не дать Германии прямого повода к развязыванию военного конфликта.

Каждое решение о выдвижении войск на передовые рубежи по плану прикрытия тщательно взвешивалось. В связи с обострением общей обстановки Коммунистическая партия и Советское правительство с конца апреля 1941 г. в срочном порядке приняли меры к повышению боевой готовности [439] Советской Армии и Военно-Морского Флота. Скрытно от противника были проведены крупные мобилизационные мероприятия.

В мае — начале июня было призвано из запаса около 800 тыс. военнообязанных. Это позволило повысить укомплектованность личным составом почти 100 стрелковых дивизий, ряда укрепрайонов, частей ВВС и других войск. 13 мая Генеральный штаб отдал распоряжение о переброске из внутренних округов в приграничные 28 стрелковых дивизий и 4 армейских управлений (16, 19, 21 и 22-й армий). Две армии должны были войти в состав Киевского Особого военного округа, две другие — в состав Западного Особого военного округа. Кроме того, в Могилев прибыло управление 13-й армии.

Передислокация войск осуществлялась под видом выхода частей в лагеря, скрытно и без изменения обычного графика движения на железных дорогах. В конце мая Генеральный штаб дал указание командующим приграничными округами срочно приступить к подготовке фронтовых командных пунктов.

Как известно, в это время гитлеровское руководство широким фронтом вело дезинформационную кампанию, осуществляя под видом приготовлений к вторжению в Англию развертывание и сосредоточение войск для «восточного похода». При этом, чем ближе становился срок начала агрессии, тем правдоподобнее, по замыслу гитлеровцев, должны были выглядеть дезинформационные мероприятия. К штабам вермахта прикомандировывались переводчики, офицерам выдавались карты Англии и немецко-английские разговорники.

Хотя гитлеровское руководство проводило дезинформационную кампанию и маскировку развертывания войск довольно искусно, а подчас и успешно, ему не удалось скрыть непрерывно нараставших приготовлений к «восточному походу». Советская военная разведка и органы государственной безопасности в апреле и мае выявили сосредоточение крупных сил вермахта в Восточной Пруссии и на территории Польши, а также переброску германских войск в Финляндию. В начале июня стало известно о сосредоточении вблизи советской границы крупных группировок немецко-фашистской армии.

Перед нападением фашистской Германии на СССР международная обстановка была исключительно сложной, к тому же быстро меняющейся. В обильном потоке разнообразной, зачастую противоречивой информации разобраться сразу было крайне трудно. Причем империалистические разведки действительно не раз пытались спровоцировать СССР на войну, не брезгая ради этого самыми подлыми методами.

В сложившихся условиях Советскому правительству было исключительно важно окончательно выяснить намерения фашистской Германии. 14 июня было опубликовано сообщение ТАСС. В нем, в частности, говорилось: «...в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о «близости войны между СССР и Германией»... Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым... уполномочить ТАСС заявить, что эти слухи являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны.

ТАСС заявляет, что: 1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового, более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь места; 2) по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая [440] в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операции на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям» {1267}.

На это сообщение Германия не реагировала. Оно не было напечатано ни в одной немецкой газете и не комментировалось по радио. Само это игнорирование столь важного сообщения, в сущности, подтверждало данные советской разведки о готовящейся агрессии.

Публикация заявления ТАСС могла на какое-то время создать ошибочное представление о внешнеполитической обстановке и подлинных намерениях фашистской Германии. Но этот военно-политический зондаж позволил сделать вывод о непосредственной угрозе войны.

После заявления ТАСС выдвижение войск из внутренних военных округов в приграничные было ускорено. В течение 14 — 19 июня народный комиссар обороны дал указания командованию округов вывести с 21 по 25 июня фронтовые управления на полевые командные пункты. 19 июня были отданы приказы о маскировке аэродромов, воинских частей, важных военных объектов, окраске в защитный цвет танков и машин, а также рассредоточении авиации.

Фактически к 22 июня в первом эшелоне армий прикрытия западных приграничных военных округов находилось 56 стрелковых и кавалерийских дивизий и 2 бригады, то есть на 7 дивизий меньше, чем предусматривалось планом. Многие из них оставались в постоянных пунктах дислокации или в летних лагерях. Непосредственную охрану границы несли пограничные войска — 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов, 9 отдельных комендатур и 11 полков оперативных войск НКВД общей численностью около 100 тыс. человек. Во втором эшелоне армий на удалении 50 — 100 км от границы располагалось 52 дивизии. В резерве округов оставалось 62 дивизии, но они были рассредоточены на фронте в 4,5 тыс. км и на глубину от 100 до 400 км.

К двадцатым числам июня войска фашистского блока закончили оперативное развертывание главных группировок для нападения на СССР. Для нанесения удара утром 22 июня 1941 г. в первом стратегическом эшелоне с учетом финских, венгерских и румынских войск было сосредоточено 157 дивизий (из них 17 танковых и 13 моторизованных) и 18 бригад (в том числе 5 моторизованных). Это была громадная, невиданная в истории армия вторжения.

* * *

С ростом военной опасности Коммунистическая партия, Советское правительство и советский народ развернули огромную работу по укреплению Вооруженных Сил. На основе опыта первых лет мировой войны и боевого опыта Советской Армии были конкретизированы и уточнены некоторые взгляды на характер боев и операций, использование различных видов вооруженных сил и родов войск. Началось осуществление мероприятий по мобилизационному развертыванию армии и флота. С 1 сентября 1939 г. по 21 июня 1941 г. численность Вооруженных Сил возросла более чем в 2,8 раза. Продолжалось ускоренными темпами техническое переоснащение войск. Были уточнены планы прикрытия государственной границы. Строились укрепрайоны и велась подготовка театров предстоящих военных действий. Пополнялись войска западных приграничных [441] округов, в их состав включались новые объединения Советской Армии. В глубине страны формировались стратегические резервы. Одновременно развивалась материальная база обороны страны, создавались новые образцы вооружения и боевой техники. Промышленность увеличивала выпуск военной продукции.

Выполнить колоссальную работу по реорганизации Советских Вооруженных Сил, укреплению границ и увеличению оборонного потенциала страны предполагалось к лету 1942 г. К моменту нападения фашистской Германии эта работа оказалась незаконченной. Завершать ее пришлось уже в ходе Великой Отечественной войны.

Оглавление. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.