Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Обстановка на фронтах Великой Отечественной в июле 1941 г.

В середине июля 1941 г. обстановка на фронте для Советской Армии продолжала оставаться неблагоприятной. Боевые действия проходили в 120 км от Ленинграда, в районе Смоленска и на подступах к Киеву. Враг создал непосредственную угрозу захвата этих крупных административных центров. Лишь на севере (Заполярье и Карелия) и на юге (Молдавия) продвижение немецко-фашистских войск было незначительным.

Советские войска понесли серьезные потери, нуждались в реорганизации и пополнении людьми и вооружением. Между тем становилось очевидным, что промышленность из-за начавшегося перебазирования многих предприятий из угрожаемых районов не сможет в ближайшее время удовлетворить растущие потребности Вооруженных Сил.

В составе советской действующей армии в середине июля насчитывалось 212 дивизий и 3 стрелковые бригады {106}. Из них полностью были укомплектованы только 90.

Нехватка боевой техники и вооружения, начавшееся формирование многих резервных частей и соединений, а также высокоманевренный характер военных действий поставили советское командование перед необходимостью внесения крупных изменений в организационную структуру войск.

Ставка 15 июля в директивном письме главкомам войск стратегических направлений, командующим фронтами, армиями и военными округами указала на необходимость при первой возможности постепенно, без ущерба для текущих операций подготовить переход к системе небольших армий «в пять — максимум шесть дивизий без корпусных управлений: и с непосредственным подчинением дивизий командующему армией» {107}. В этом же письме излагалось решение о расформировании механизированных корпусов и изменении штатной структуры стрелковых, кавалерийских и авиационных соединений и частей.

По штату, утвержденному 29 июля, численность стрелковой дивизии уменьшалась на 30 процентов, количество артиллерийских средств в ней — на 52 процента, автомашин — на 64 процента. Боевые возможности стрелковой дивизии по огневой мощи и маневренности сильно сокращались. По сравнению с немецкой пехотной дивизией людей теперь она имела меньше в 1,5 раза, стрелкового оружия — в 1,4, орудий и [60] минометов — в 2,1 раза {108}. Фактически же личного состава и вооружения в стрелковой дивизии было еще меньше.

Советские солдаты, стоявшие насмерть
Советские солдаты, стоявшие насмерть

Не лучше обстояло дело с танковыми, кавалерийскими и авиационными соединениями и артиллерийскими частями.

Механизированные корпуса для восстановления и поддержания своей боеспособности требовали большого количества танков, а промышленность их дать пока не могла. Поэтому эти корпуса расформировывались. Нехватка бронетанковой техники не позволила сохранить и отдельные танковые дивизии.

Основным тактическим соединением бронетанковых войск стала бригада, а конницы — дивизия численностью около 3 тыс. человек. В авиации трехполковые авиадивизии заменялись двухполковыми с уменьшением в полках количества самолетов с 60 до 30, а затем и до 22.

Серьезные организационные изменения претерпела и артиллерия. Неукомплектованность материальной частью противотанковой артиллерии заставила расформировать бригады и создать вместо них полки сначала пятибатарейного, а затем и четырехбатарейного состава по 16 орудий в каждом. Пушечные и гаубичные полки резерва Главного Командования (РГК) были переведены на сокращенные штаты. В связи с этим их огневые возможности уменьшились в 2 раза.

Вынужденный переход к формированию частей и соединений с сокращенным количеством вооружения, почти без механизированных средств передвижения резко снизил их боевую мощь и маневренность.

Недостаток вооружения и обусловленная этим реорганизация войск заставляли командиров всех степеней искать соответствующие тактические приемы ведения боевых действий, новые формы и способы применения родов войск и различных видов оружия. Так, для более целесообразного и централизованного использования ограниченных сил авиации в августе начали создаваться резервные авиационные группы, подчиненные Верховному Главнокомандованию. Они решали боевые задачи самостоятельно или привлекались для усиления ВВС фронтов. В целях более эффективного применения артиллерийских средств в бою и операции постановка задач артиллерийским частям и ответственность за их выполнение были возложены на артиллерийских начальников, назначавшихся заместителями общевойсковых командиров и командующих.

Реорганизация войск в тактическом и оперативном звеньях в соответствии с требованиями директивного письма Ставки проходила не как одноактное мероприятие. В отличие от перестройки высших военных органов управления и центрального аппарата, проведенной в сравнительно короткое время, она продолжалась почти до конца 1941 г.

В связи с возросшей потребностью в командных кадрах существенно изменилась система их подготовки. Полностью была перестроена работа военно-учебных заведений. При военных академиях, училищах, штабах фронтов и армий развертывалась широкая сеть краткосрочных курсов. Расширялась система подготовки младшего командного состава Советской Армии.

Необходимость восполнения боевых потерь, комплектования большого количества новых войсковых соединений для фронта и создания резервов потребовала призыва дополнительных контингентов граждан СССР. В августе была объявлена мобилизация военнообязанных 1890 — 1904 гг. и призывников до 1923 г. рождения. Численность Вооруженных Сил выросла также за счет создания народного ополчения, которое явилось особым выражением патриотизма советских людей — проявлением чувства высокой гражданской ответственности за судьбу Родины. [61]

Несмотря на глубокое продвижение в пределы страны, гитлеровцы в начальный период войны, столкнувшись с возраставшим день ото дня сопротивлением советских войск, не смогли разбить главные силы Советской Армии в западных районах СССР, то есть решить ближайшую задачу плана «Барбаросса».

К середине июля противник имел на советско-германском фронте 182 дивизии. Четырнадцать дивизий находились в резерве главного командования германских сухопутных войск.

Фашистские войска продолжали выполнять задачи, поставленные им в директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию. Ближайшими из них были: для немецкой группы армий «Север» и финских армий — овладение Ленинградом, для группы армий «Центр» — разгром советских войск на смоленско-московском направлении и для группы армий «Юг» — захват Киева и окружение советских войск на Правобережной Украине. При этом группа армий «Центр» должна была двусторонним охватом окружить армии Западного фронта и, сломив их «последнее организованное сопротивление... открыть себе путь на Москву» {109}.

Наступая основными силами группы армий «Центр» на Москву, гитлеровцы рассчитывали после овладения междуречьем Западной Двины и Днепра направить ее подвижные войска — 3-ю танковую группу генерала Г. Гота — на помощь группе армий «Север» или же на восток для удара на Москву, а 2-ю танковую группу генерала Г. Гудериана — в южном или юго-восточном направлении для поддержки наступления группы армий «Юг».

Финские армии, перешедшие в наступление 10 июля, должны были продвигаться по обе стороны Ладожского озера и содействовать немецким войскам в овладении Ленинградом. Одновременно на них возлагалась задача захвата Советской Карелии.

Советское командование, чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению противника в глубь страны, продолжало принимать меры по стабилизации фронта и усилению действующей армии. Своевременно определив, что решающим направлением является западное, где враг рвется через Смоленск на Москву, оно направило туда до 80 процентов всех выдвигаемых из глубины страны войск. Большая их часть, прибывшая в первой половине июля, уже вела боевые действия в начавшемся Смоленском сражении.

По приказу Ставки от 14 июля 1941 г. для обеспечения стыка между войсками Северо-Западного и Западного направлений от Старой Руссы до Оленино развертывались 29-я и 30-я армии в составе 10 дивизий, а восточнее — в районах Торжок, Ржев, Волоколамск, Калинин, Руза, Можайск, Малоярославец, Наро-Фоминск заканчивалось формирование 31-й и 32-й армий. Вместе с войсками ранее выдвинутых 24-й и 28-й армий они объединялись во фронт резервных армий с задачей «занять рубеж Старая Русса, Осташков, Белый, Истомине, Ельня, Брянск и подготовиться к упорной обороне» {110}. Здесь, восточнее главного оборонительного рубежа, проходившего по рекам Западная Двина и Днепр и уже прорванного противником, создавалась вторая линия обороны.

18 июля Ставка приняла решение развернуть на дальних подступах к Москве еще один фронт — фронт Можайской линии обороны под командованием генерала П. А. Артемьева. В его состав включались три армии, формируемые из дивизий пограничных и внутренних войск НКВД и московского народного ополчения (33-я, 34-я) и из фронта резервных [62] армий (32-я). Фронт получил задачу подготовить и оборонять рубеж западнее линии Волоколамск, Можайск, Калуга {111}.

Такие же мероприятия, хотя и в меньших масштабах, проводились на Северо-Западном и Юго-Западном стратегических направлениях.

В ходе стратегической обороны Советская Армия должна была измотать ударные группировки противника, остановить их продвижение и подготовиться к наступательным действиям. Советские воины были полны решимости выполнить приказ Родины. Военные советы фронтов, армий, флотов и флотилий, командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации развернули большую работу по повышению морально-политической подготовки воинов, их психологической устойчивости и упорства в обороне. Широко пропагандировался и внедрялся в практику частей и соединений передовой опыт боевой деятельности войск. Создавались отряды истребителей танков из наиболее мужественных и опытных бойцов, командиров и политработников, 40 — 60 процентов личного состава этих отрядов составляли коммунисты и комсомольцы {112}. В партийно-политической работе большое внимание уделялось ознакомлению вновь прибывающего в части пополнения с героическими подвигами советских воинов, с характером действий противника, с его тактикой, характерными приемами применения танков, самолетов, автоматического оружия; мобилизации молодых бойцов на быстрейшее овладение наиболее эффективными приемами борьбы с врагом, строгое выполнение приказа Ставки от 14 июля 1941 г. о сохранении оружия.

Коммунистическая партия, используя разнообразные формы и методы политической работы в армии и на флоте, укрепляла у бойцов и командиров веру в победу, в их способность разгромить врага. Военные советы, командиры, комиссары и политорганы разъясняли личному составу справедливый характер Отечественной войны, разоблачали фашизм, захватнические устремления агрессора и воспитывали у воинов ненависть к нему, готовность к преодолению всех трудностей во имя победы. В основу воспитательной работы были положены требования постановления ГКО от 16 июля, приказа Ставки ВГК от 16 августа и директив главных политических управлений Советской Армии и Военно-Морского Флота по укреплению дисциплины в войсках {113}. На партийных и комсомольских собраниях подразделений и частей, собраниях партийного актива соединений, на совещаниях командно-начальствующего состава обсуждались и намечались конкретные меры по обеспечению авангардной роли коммунистов и комсомольцев в выполнении боевых задач, укреплению порядка, борьбе с трусами и паникерами. Эти решения настойчиво проводились в жизнь. На страницах военной печати регулярно публиковались материалы о верности воинскому долгу и Советской Родине, разъяснялись требования военной присяги и воинских уставов.

В связи с тем что отдельные командиры и политработники политико-воспитательную работу подменяли администрированием, народный комиссар обороны 4 октября издал приказ, в котором потребовал коренного улучшения воспитания воинов, укрепления дисциплины методами убеждения, всемерным развертыванием агитационно-пропагандистской работы. Принимались меры по совершенствованию подготовки пропагандистских кадров, пополнению рядов агитаторов опытными, политически грамотными воинами. [63]

Ряды армейских и флотских коммунистов пополнялись путем общегражданских и партийных мобилизаций и приема в партию лучших бойцов и командиров. В соответствии с постановлениями Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 и 29 июня 1941 г. за первые 2,5 месяца войны было проведено восемь партийных мобилизаций, в результате которых армия и флот получили около 94 тыс. политбойцов (60 процентов коммунистов и 40 процентов комсомольцев). 58 тыс. из них влились в действующую армию, остальные были направлены во вновь формируемые части, на военные курсы и в училища {114}. Как отмечало политуправление Западного фронта, политбойцы влились «в части фронта в самые тяжелые моменты боев... и явились большой силой в укреплении устойчивости наших войск» {115}.

В действующей армии усиливался приток заявлений в партийные организации о приеме в партию. «Хотим идти в бой коммунистами», — говорили многие бойцы и командиры.

К концу 1941 г. по сравнению с началом войны ряды коммунистов в действующей армии увеличились более чем в 2 раза {116}.

В середине июля начался новый чрезвычайно трудный этап борьбы Советских Вооруженных Сил по срыву гитлеровских планов. Он продолжался 2,5 месяца. В этот период особенно напряженный характер носили бои под Ленинградом, в районах Смоленска, Киева, Одессы, а также на Крайнем Севере и в Карелии.

Оглавление. Агрессия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны»

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.