Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Бои Великой Отечественной за Донбасс и Крым. Контрнаступление СССР под Ростовом

В конце сентября на южном крыле советско-германского фронта, как и на других участках, советские войска вели борьбу с врагом в тяжелой обстановке. Войска Юго-Западного и Южного фронтов, понесшие большие потери на Левобережной Украине восточнее Киева, на подступах к Крыму и Донбассу, нуждались в пополнении людьми, вооружением, боевой техникой, боеприпасами.

40, 21 и 38-я армии Юго-Западного фронта, только что отошедшие с рубежа рек Десна и Днепр, и переданная в состав фронта 6-я армия создавали оборону на широком 400-километровом фронте от района южнее Глухова до района севернее Днепропетровска, а войска 12, 18 и 9-й армий Южного фронта — в 270-километровой полосе от Днепропетровска до Азовского моря. При этом донбасское направление прикрывали 6-я армия Юго-Западного фронта и все три армии Южного фронта в составе 24 дивизий и трех танковых бригад, а Харьковский промышленный район — ослабленные 40, 21 и 38-я армии. Крым обороняла 51-я отдельная армия.

Советскому командованию было ясно, что противник обязательно использует благоприятную для него обстановку, чтобы провести наступление с целью овладения промышленными районами юга СССР и Крымом.

Уличные бои в Ростове-на-Дону в 1941 г.
Уличные бои в Ростове-на-Дону в 1941 г.

Ставка Верховного Главнокомандования специальной директивой от 27 сентября 1941 г. поставила перед командованием Юго-Западного фронта задачу «перейти к жесткой, упорной обороне... ведя активную разведку сил противника и лишь в случае необходимости предпринимая частные наступательные операции для улучшения своих оборонительных позиций» {258}. Юго-Западному фронту поручалось особенно надежно прикрыть направления на Белгород, Харьков, Славянск и стыки с Брянским и Южным фронтами. В директиве обращалось внимание на необходимость развить систему инженерных сооружений, создать фронтовые и армейские резервы, вести систематическую воздушную и наземную разведку противника.

От командующего Южным фронтом Ставка потребовала усовершенствовать оборонительные позиции войск на занимаемом рубеже и прекратить попытки организовать наступление на мелитопольском направлении.

В целях сосредоточения внимания главкома Юго-Западного направления маршала С. К. Тимошенко {259} на делах Юго-Западного фронта Ставка 26 сентября назначила его одновременно и командующим войсками этого фронта.

В связи с реальной угрозой прорыва противника в Крым советское Верховное Главнокомандование 30 сентября приняло решение усилить оборону Крымского полуострова за счет переброски войск Одесского оборонительного района. 51-я отдельная армия получила задачу до прибытия подкреплений из Одессы самостоятельно удерживать Арабатскую Стрелку, Чонгарский перешеек, южный берег Сиваша и Ишуньские позиции.

Однако создать прочную оборону на занимаемых рубежах в короткий срок армиям Юго-Западного направления не удалось. Немецкая группа армий «Юг» уже 29 сентября начала наступление на донбасском направлении.

Гитлеровское руководство придавало большое значение овладению южными районами СССР. Оно надеялось подорвать военную мощь Советского Союза, лишив его богатых сельскохозяйственных и важных промышленных центров. Гитлеровцы считали также, что захват ими территории [116] на южном крыле советско-германского фронта будет способствовать изменению внешнеполитической позиции Турции в их пользу и создаст Германии возможность для вторжения в дальнейшем через Закавказье в страны Ближнего и Среднего Востока.

В конце сентября, после того как войскам группы армий «Юг» удалось с помощью группы армий «Центр» на завершающей стадии операции на Левобережной Украине восточнее Киева нанести поражение Юго-Западному фронту, а отступавшие советские войска еще не успели прочно закрепиться на новых рубежах, немецко-фашистское командование решило, что создались предпосылки для наступления в сторону Донбасса и в Крым. Его замысел состоял в том, чтобы одновременным ударом подвижных войск от Днепропетровска на юго-восток и пехотных соединений из района севернее озера Молочное вдоль побережья Азовского моря в общем направлении на Осипенко (Бердянск) окружить и уничтожить армии Южного фронта юго-восточнее излучины Днепра. В последующем подвижные войска должны были развивать наступление вдоль Таганрогского залива на Ростов в обход Донбасса с юга, а остальные силы правого крыла группы армий «Юг» — захватить Крым. Войскам левого крыла этой группы предстояло наступать на восток, разгромить Юго-Западный фронт и овладеть Харьковским промышленным районом и Донбассом.

На 28 сентября 1941 г. группа армий «Юг» без 4-й румынской армии, связанной боями под Одессой (18 дивизий), насчитывала 51 дивизию, в том числе 3 танковые и 4 моторизованные, и 12 бригад.

Перейдя в наступление, гитлеровские войска наносили главный удар из района Днепропетровска по правому флангу 12-й армии. Здесь, на узком участке фронта, не превышавшем 25 км, атаковала вся 1-я танковая группа. 11-я немецкая армия развернула наступление против 9-й армии, сосредоточив основные усилия на участке Мелитополь, озеро Молочное.

12-я армия Южного фронта, не успевшая закрепиться на новом рубеже, не выдержала мощного удара врага. 1-я немецкая танковая армия {260}, быстро продвигаясь в южном направлении, создала угрозу глубокого охвата всего фронта. Приказ командующего отойти на новый рубеж, отстоявший на 40 — 50 км к востоку, войска выполнить не успели. 7 октября 1-я танковая армия соединилась северо-западнее Осипенко с 11-й армией, наступавшей вдоль побережья Азовского моря. Часть дивизий 18-й и 9-й армий Южного фронта оказалась в окружении. Командующий 18-й армией генерал А. К. Смирнов организовал из отходивших дивизий группу войск и лично руководил ее боями. Находясь в полном окружении в районе Гусарка, Семеновка (70 км северо-западнее Осипенко), эта группа сражалась до 10 октября. В одном из боев генерал Смирнов погиб. Войска фронта с боями пробивались на восток.

Чтобы удержать Донбасс, Ставка усилила 9-ю армию и создала Таганрогский боевой участок. Бои на подступах к Сталине (Донецк) и Таганрогу, в которых участвовали донбасские рабочие, продолжались трое суток.

Наступление 17-й немецкой армии на красноградско-изюмском направлении, начавшееся 6 октября, длительное время сдерживалось 6-й армией Юго-Западного фронта. Но и здесь положение с каждым днем осложнялось. Севернее, в полосе 38-й армии, в направлении на Харьков наступала 6-я немецкая армия.

Ставка, учитывая сложную обстановку под Москвой и в Донбассе, приказала с 17 по 30 октября отвести войска Юго-Западного и Южного фронтов на рубеж Касторное, Валуйки, Красный Лиман, Горловка, река [117] Миус до устья {261}, чтобы сохранить силы, выпрямить линию фронта и создать за счет этого резервы.

Для обороны Ростова — важнейшего пункта на пути к Кавказу — Северо-Кавказский военный округ по решению Ставки сформировал 56-ю отдельную армию в составе девяти дивизий и танковой бригады. Командующим армией был назначен генерал Ф. Н. Ремезов.

25 октября 6-я немецкая армия овладела Харьковом. Город обороняли соединения 38-й армии под командованием генерала В. В. Цыганова. Харьков был оставлен после ожесточенных уличных схваток, длившихся пять суток. Немецкие дивизии потеряли здесь половину своего состава {262}.

28 октября Юго-Западный фронт и 12-я армия Южного фронта прекратили отход и перешли к обороне на рубеже Тим, Балаклея, Изюм, река Сев. Донец. Линия фронта стабилизировалась. Отвод совершался под прикрытием арьергардов, сдерживавших наседавшего противника. При этом важное значение имели бои за крупные населенные пункты.

18-я и 9-я армии Южного фронта, ослабленные в боях при выходе из окружения, отступили на 30 — 35 км восточнее указанного Ставкой рубежа и закрепились на линии Красный Луч, Большекрепинская, Хопры.

Таким образом, к концу октября 1941 г. немецкие войска заняли район Харькова, юго-западную часть Донбасса и вышли на подступы к Ростову-на-Дону. Но эти успехи обошлись врагу дорого. Упорное сопротивление советских войск вызвало резкое ослабление боеспособности фашистских армий. Наступательный порыв солдат и офицеров настолько снизился, отмечало ОКХ, что общий пессимизм распространился даже на командование группы армий «Юг». Гитлеровскому руководству пришлось принять энергичные меры, чтобы поднять боевой дух своих войск.

В ноябре основные события развернулись в восточной части Донбасса и в районе Ростова, где против Южного фронта наступали 1-я танковая армия, группа войск 17-й армии и итальянский корпус.

Планируя операцию по овладению Ростовом, командование группы армий «Юг» решило осуществить глубокий охватывающий маневр, обойти его с севера и северо-востока, через Дьяково, Шахты, Новочеркасск, окружить и уничтожить войска 9-й и 56-й отдельной армий, захватить плацдарм на южном берегу Дона.

5 ноября противник возобновил наступление против 9-й армии, которой командовал генерал Ф. М. Харитонов. Чтобы сковать остальные силы фронта и тем самым обеспечить успех 1-й танковой армии, часть сил 17-й армии (группа Шведлера) и итальянский экспедиционный корпус вели наступление севернее — в направлении на Ворошиловград.

Боевые действия носили напряженный характер, особенно на правом фланге 9-й армии, где советские воины проявили исключительную стойкость и боевое мастерство. Опираясь на противотанковый узел в Дьяково, они сковали здесь три дивизии 1-й танковой армии и нанесли им крупный урон. В последующие четыре дня боев противнику ценой больших потерь удалось потеснить 9-ю армию на 30 км, но развить успех в направлении на Шахты и далее на Новочеркасск он не смог.

8 ноября командование группы армий «Юг» было вынуждено отказаться от своего первоначального замысла. 1-й танковой армии оно поставило новую задачу — овладеть Ростовом прямым ударом с севера. На подготовку операции Клейсту потребовалось восемь суток, в течение которых войска танковой армии были приведены в порядок и перегруппированы. [118]

В то же время увеличились и силы Южного фронта. В районе севернее Шахт с 5 по 15 ноября была сформирована новая, 37-я армия.

В Крыму к середине октября 51-я отдельная армия (командующий генерал Ф. И. Кузнецов) и прибывавшая туда Приморская армия (командующий генерал И. Е. Петров) насчитывали 12 стрелковых и 4 кавалерийские дивизии. Из них на наиболее опасном, северном направлении — на перешейках занимали оборону только пять дивизий: четыре на Ишуньских позициях и одна на Чонгарском перешейке.

Для наступления на Крым немецко-фашистское командование выделило 7 пехотных дивизий 11-й армии, перебросив их с мариупольского направления, и румынский корпус (2 бригады).

Противник перешел в наступление 18 октября, когда Приморская армия только еще начала прибывать из Одессы. В ходе напряженных кровопролитных боев вражеские войска 20 октября прорвали Ишуньские позиции. Советские дивизии оказались в тяжелом положении. В степной части Крыма не было подготовленных в инженерном отношении рубежей, на которых можно было бы закрепиться.

Чтобы выправить положение, Ставка объединила действовавшие в Крыму сухопутные и морские силы, создав 22 октября командование войск Крыма во главе с вице-адмиралом Г. И. Левченко. Ему были подчинены 51-я, Приморская армии и Черноморский флот. Ведя непрерывные бои с наступавшим противником, Приморская армия отступила к южному побережью, 51-я армия не смогла остановить врага на Керченском полуострове, отошла к Керчи и 16 ноября была эвакуирована на Таманский полуостров.

Попытки немецких и румынских войск 30 — 31 октября и в первых числах ноября с ходу захватить Севастополь были отражены его гарнизоном, состоявшим преимущественно из частей и подразделений морской пехоты, курсантов военно-морских училищ и других учебных подразделений.

Началась героическая оборона Севастополя. Большую помощь защитникам города оказывала береговая и корабельная артиллерия. В артиллерийской поддержке с моря приняли участие десятки кораблей, в том числе линкор «Парижская Коммуна», 5 крейсеров, 2 лидера и 11 миноносцев {263}. 4 ноября части, защищавшие главную базу флота, были объединены в Севастопольский оборонительный район (СОР). 9 ноября командующим войсками района был назначен вице-адмирал Ф. С. Октябрьский. В состав СОРа влилась Приморская армия, вышедшая к Севастополю по южному берегу Крыма. Это увеличило общую численность его защитников до 50 тыс. человек. На аэродромы Севастопольского оборонительного района базировалось до 90 — 100 самолетов. Противовоздушная оборона СОРа в начале ноября насчитывала 60 зенитных орудий и 30 пулеметов.

Овладев аэродромами Крыма, противник начал наносить удары с воздуха по боевым кораблям, находившимся в Севастополе. К тому же Северная бухта оказалась под обстрелом врага. Поэтому отряд корабельной артиллерийской поддержки в составе крейсеров «Красный Крым», «Красный Кавказ» и трех миноносцев был перебазирован в порты Кавказа.

11 ноября с подходом главных сил 11-й армии противник предпринял тщательно подготовленное наступление на Севастополь. Защитники города оказали гитлеровским войскам решительное сопротивление. За 10 дней напряженных боев дивизиям 11-й армии удалось вклиниться в передовую оборонительную полосу лишь на двух участках: в направлении Дуванкоя на 3 — 4 км и Мекензия — на 1 — 2 км. Понеся большие потери, враг 21 ноября вынужден был прекратить наступление. [119]

Контрнаступление войск Южного фронта. В начале ноября создалась угроза прорыва противника через Ростов на Северный Кавказ. В связи с этим Ставка усилила Южный фронт. С развертыванием 56-й отдельной армии на подступах к Ростову и с выдвижением на фронт 37-й армии силы советских войск, действовавших между рекой Сев. Донец и Таганрогским заливом, увеличились примерно в два раза.

Маршал С. К. Тимошенко 8 ноября обратился в Ставку с просьбой санкционировать подготовку и проведение силами Южного фронта наступательной операции с целью разгрома вражеской группировки на ростовском направлении. В его телеграмме говорилось: «Военный совет Юго-Западного направления, придавая исключительное значение удержанию Приазовья с городами Новочеркасск и Ростов, считает необходимым во что бы то ни стало сорвать начавшееся наступление немцев, чтобы преградить им доступ в пределы Северного Кавказа» {264}.

Ставка согласилась с этим мнением и разрешила доукомплектовать 37-ю армию несколькими соединениями и частями Юго-Западного фронта {265}.

Замысел операции заключался в том, чтобы упорной обороной войск правого крыла Южного фронта не допустить продвижения группы Шведлера и итальянского экспедиционного корпуса к Ворошиловграду, а остальные войска должны были нанести удар в юго-западном направлении во фланг и тыл 1-й танковой армии и во взаимодействии с 56-й отдельной армией разгромить ее {266}.

Для усиления ВВС на период контрнаступления Ставка придала Южному фронту резервную авиационную группу, две смешанные авиационные дивизии и полк ночных бомбардировщиков.

Контрнаступление началось 17 ноября при количественном равенстве личного состава, полуторном превосходстве советских войск в самолетах и при двукратном превосходстве противника в танках {267}.

Своеобразие борьбы под Ростовом в первые четыре дня состояло в том, что наступление вели обе стороны: 1-я немецкая танковая армия наносила удар на Ростов с севера, а войска Южного фронта под командованием генерала Я. Т. Черевиченко — в юго-западном и западном направлениях, в тыл и во фланг ударной группировке противника.

Наступление 37-й армии (командующий генерал А. И. Лопатин) и смежных с нею фланговых соединений 18-й и 9-й армий вначале развивалось медленно. Из-за нелетной погоды авиация в первые три дня не могла поддержать сухопутные войска. Более высокий темп продвижения вражеских танковых и моторизованных дивизий позволил противнику через четверо суток — 21 ноября занять Ростов и оттеснить 56-ю отдельную армию за Дон и к востоку от города.

В то же время ударная группировка Южного фронта, упорно продвигаясь вперед, создала реальную угрозу окружения противника, прорвавшегося в Ростов. Это вынудило Клейста спешно укреплять оборону на рубеже реки Тузлов. Для этого 22 ноября он перебросил из Ростова танковые дивизии и с северного побережья Азовского моря — словацкую моторизованную дивизию.

22 ноября Ставка Верховного Главнокомандования указала главкому Юго-Западного направления, что потеря Ростова не отменяет задачу удара по тылам 1-й танковой армии, а, наоборот, делает необходимым занятие [120] Таганрога {268}. В директиве от 24 ноября она снова подчеркнула, что ближайшей задачей Южного фронта является «разгром бронетанковой группы Клейста и овладение районом Ростов, Таганрог» {269}. В освобождении Ростова ему должна была содействовать 56-я отдельная армия.

Командование Южного фронта, решив сначала освободить Ростов51 три дня потратило на перегруппировку сил и только 27 ноября возобновило наступление. Противник, чтобы избежать окружения, вынужден был начать отход из Ростова. 29 ноября город был освобожден. Несмотря на то что Гитлер запретил отход 1-й танковой армии, немецкие части под ударами советских войск откатывались на запад, бросая танки, орудия, боеприпасы. 30 ноября командующий группой армий «Юг» Рундштедт доносил в ОКХ, что «в связи с физическим и духовным истощением личного состава и большими потерями, особенно в танках, боеспособность подвижных соединений резко упала» и 1-я танковая армия выполнить приказ Гитлера не в состоянии {270}. Лишь с помощью подошедших подкреплений 1-й танковой армии удалось 2 декабря закрепиться на рубеже реки Миус.

В ходе контрнаступления под Ростовом немецко-фашистским войскам было нанесено серьезное поражение. О размерах их потерь дает представление телеграмма Гитлера командующему армией резерва с требованием «быстрейшим образом переправить по железной дороге для 13, 14 и 16-й танковых дивизий {271} по 40 танков T-III и по 12 танков T-IV» {272}.

Южный фланг советско-германского фронта был надежно обеспечен в течение всей зимы 1941/42 г. Группа армий «Юг» оказалась скованной. Немецко-фашистское командование не смогло усилить за ее счет группу армий «Центр» ни в период наступления на Москву, ни в ходе отражения зимнего наступления Советской Армии на главном в то время — западном направлении.

Поражение немецко-фашистских войск под Ростовом получило широкий международный резонанс, особенно в Англии. Черчилль, выступая в палате общин 27 января 1942 г., отмечал, что вторжение немцев на Кавказ отразилось бы на безопасности Турции и поставило бы под смертельную угрозу Иран, Ирак, Сирию, Палестину, Суэцкий канал и Египет {273}.

Поражение фашистских войск под Ростовом-на-Дону вызвало у Гитлера вспышку гнева. Он потребовал от Браухича объяснения причин отступления. Дело закончилось тем, что Рундштедт был отстранен от командования группой армий «Юг» и заменен фельдмаршалом В. Рейхенау. Однако и Рейхенау 4 декабря доносил в ОКХ, что опасность для 1-й танковой армии продолжает оставаться и что «только своевременное поступление подкреплений может предотвратить начало нового кризиса» {274}.

Оглавление. Агрессия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны»

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.