Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Расширение военного производства на востоке СССР в Великую Отечественную войну

Перед тружениками тыла стояла очень сложная и ответственная задача — восполнить потери, понесенные народным хозяйством в первые месяцы войны, завершить перестройку промышленности на военный лад и довести выпуск продукции для фронта до необходимого уровня.

Ущерб, причиненный гитлеровцами экономике Советского Союза, был чрезвычайно велик. На временно оккупированной к ноябрю 1941 г. территории СССР до войны проживало около 40 процентов населения страны, добывалось 63 процента угля, выплавлялось 68 процентов чугуна, 58 — стали, 60 — алюминия, производилось 38 процентов зерна, находилось 38 процентов поголовья крупного рогатого скота, 41 процент протяженности железных дорог страны. Валовая продукция промышленности страны с июня по ноябрь сократилась в 2,1 раза, а производство проката черного металла снизилось в 3,1 раза {358}.

Организационно-хозяйственные мероприятия партии и правительства в сложившейся обстановке были направлены на ускорение темпов ввода в строй эвакуированных предприятий и наращивание мощностей заводов, производивших вооружение и боевую технику.

Работа Ленинградцев в условиях блокады под непрерывными обстрелами. Февраль 1942 г.
Работа Ленинградцев в условиях блокады под непрерывными обстрелами. Февраль 1942 г.

Решение этой важнейшей военно-хозяйственной задачи находилось под постоянным и неослабным контролем ЦК партии и ГКО. 25 октября 1941 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) поручили заместителю Председателя Совнаркома СССР Н. А. Вознесенскому осуществлять руководство работой эвакуируемых на восток наркоматов, прежде всего наркоматов авиационной, танковой промышленности, вооружения, черной металлургии, боеприпасов, и добиться того, чтобы в кратчайший срок были пущены [152] в ход заводы, эвакуированные на Волгу, Урал и в Сибирь. На него была возложена обязанность каждые пять-шесть дней представлять в ЦК ВКП(б) сводки о ходе работ по восстановлению и пуску предприятий оборонной промышленности.

Секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву, находившемуся в Куйбышеве с частью аппарата ЦК партии, разрешалось давать от имени Центрального Комитета партии указания и распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Средней Азии и Сибири по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией предприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок.

29 октября правительство СССР приняло постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан», в котором наркомам оборонных наркоматов и ведущих отраслей тяжелой промышленности предписывалось представить «не позднее 1 ноября 1941 г. в Совнарком СССР график восстановления заводов, эвакуированных из Москвы, Тулы, Харькова, Донбасса, Ленинграда и других районов...» {359}. В этих графиках нужно было отразить сроки и объем выпуска продукции в течение ноября и декабря, обеспеченность предприятий рабочей силой и инженерно-техническими кадрами.

Вопросами размещения и восстановления прибывших в тыл предприятий занимались также члены ЦК партии и правительства С. А. Акопов, Б. Л. Ванников, В. В. Вахрушев, С. З. Гинзбург, А. И. Ефремов, А. Н. Косыгин, И. Г. Кабанов, Н. С. Казаков, П. Ф. Ломако, В. А. Малышев, М. Г. Первухин, П. И. Паршин, И. К. Седин, И. Ф. Тевосян, А. И. Шахурин и другие.

В постановлении «О порядке размещения эвакуируемых предприятий» ГКО особо указал на то, чтобы в размещении предприятий, подлежавших эвакуации, преимущество было отдано авиационной промышленности, промышленности боеприпасов, вооружения, танков и бронеавтомобилей, черной, цветной и специальной металлургии, химии. Наркомам предписывалось согласовывать с Госпланом СССР и Советом по эвакуации конечные пункты для вывозимых в тыл предприятий и организацию дублирующих производств. Местным партийным организациям было предложено принять все меры к быстрому развертыванию эвакуированных предприятий.

В ряде восточных республик, краев, областей состоялись специальные пленумы ЦК, крайкомов, обкомов и райкомов, собрания партийного, советского и хозяйственного актива, обсудившие ход выполнения намеченных планов. Большинство текущих вопросов решалось в оперативном порядке на заседаниях бюро и секретарями обкомов по соответствующим отраслям промышленности. Областные комитеты партии каждую декаду отчитывались перед ЦК ВКП(б) и ГКО о ходе работы.

Преодолевая многочисленные тяготы и лишения, рабочие эвакуированных предприятий вместе с трудящимися восточных районов в рекордно короткие сроки размещали и вводили в строй поступавшее промышленное оборудование. Особенно быстро развертывались заводы военной промышленности, машиностроения и электростанции. Так, 9 августа из Днепропетровска в Первоуральск был отправлен первый эшелон с оборудованием крупнейшего трубопрокатного завода, а 24 декабря предприятие уже начало давать продукцию. Эвакуация Харьковского тракторного завода завершилась 19 октября, а 8 декабря первые 25 танков Т-34, собранные на уральской земле из привезенных агрегатов, были отправлены на фронт.

На развертывание эвакуированных предприятий были направлены лучшие силы местных комсомольских организаций. Только для восстановления [153] одного военного завода Свердловский обком ВЛКСМ мобилизовал более 5 тыс. комсомольцев и молодежи. Комсомольско-молодежные бригады в мороз и пургу работали по 12 — 16 часов в сутки. Задание ими было выполнено в срок.

По-ударному трудилась и молодежь других районов страны. «В область прибывали эшелоны из Москвы, Харькова, Ленинграда, Киева и других городов, — отмечалось в одном из отчетов Новосибирского обкома ВЛКСМ. — ...Нужно было немедленно разгрузить эти эшелоны... Был мобилизован весь комсомол, вся молодежь области, чтобы как можно быстрее заставить это ценное оборудование работать на победу.

В невероятно короткий срок — за 14 дней с момента прибытия в Новосибирск — был пущен завод, выстроены ТЭЦ № 3 и понтонный мост через Обь» {360}. Свыше 50 предприятий приняли города Кузбасса. Некоторые из них, в частности коксохимические заводы Запорожья, Мариуполя, Краматорска, влились в Кемеровский коксохимический комбинат; «Днепроспецсталь» вошел в состав Кузнецкого металлургического комбината.

Небывало высокими темпами велись строительные работы. В Свердловской области на одной из строек за 30 дней было сооружено 12 тыс. кв. м промышленных площадей. В Челябинской области завод с производственной площадью 61 тыс. кв. м был введен в действие за 2,5 месяца {361}.

Применительно к условиям военного времени пересматривались старые и создавались новые проекты, изменялись ранее принятые технические решения. Монтажные, ремонтно-восстановительные работы и налаживание оборудования зачастую велись под открытым небом. Так, в начале зимы из города Кольчугино Ивановской области в город Балхаш Казахской ССР прибыли эшелоны с оборудованием крупного завода цветной металлургии. Строители особой строительно-монтажной части Прибалхашстроя вместе с прибывшими рабочими и инженерно-техническим персоналом завода сутками не уходили со строительной площадки. Через 80 дней металлурги завода выдали крайне необходимый стране цветной прокат.

К концу 1941 г. все 118 заводов наркомата авиационной промышленности, подлежавших эвакуации, были демонтированы. Из них 94 прибыли на место, 72 были восстановлены и 9 работали на полную мощность. К этому же времени были демонтированы и вывезены 9 основных заводов танковой промышленности, которые уже в декабре начали давать продукцию; по наркомату вооружения было демонтировано 31 предприятие (из 32) и 4 завода полностью восстановлены на новых местах.

По мере развертывания военного производства в восточных районах возникла необходимость в расширении межотраслевой и внутриотраслевой производственной кооперации. ЦК партии поставил перед партийными органами на местах задачу координировать работу отраслей промышленности независимо от их ведомственного подчинения.

В народнохозяйственном плане на январь и I квартал 1942 г., принятом правительством 25 декабря 1941 г., был намечен объем валовой продукции государственной и кооперативной промышленности на сумму 24,5 млрд. рублей. Более половины — 12,9 млрд. рублей — приходилось на долю предприятий наркоматов оборонной промышленности.

Большое внимание в плане уделялось вводу новых мощностей в тяжелой промышленности. «Считать главной задачей в области капитального [154] строительства в I квартале 1942 года, — говорилось в постановлении правительства, — восстановление и ввод в действие эвакуированных предприятий в районах Поволжья, Урала, Казахстана, Средней Азии и Западной Сибири» {362}.

В связи с тем что производство чугуна, стали и проката не превышало 23 — 32 процентов достигнутого к июню 1941 г. уровня, план предусматривал наряду с мерами по увеличению выпуска продукции черной металлургии в восточных районах обеспечение военных заводов металлом и из государственных резервов. Строительство новых предприятий черной металлургии приравнивалось к стройкам, имевшим особо важное оборонное значение.

Для обеспечения промышленных новостроек рабочей силой ГКО обязал наркомат обороны СССР сформировать в Сибирском и Уральском военных округах 25 рабочих колонн {363}. В сооружении предприятий и цехов черной металлургии принимали активное участие также особые строительно-монтажные части Наркомстроя. Ход работ постоянно контролировали ЦК ВКП(б) и ГКО.

Потребность военного производства в черном металле росла быстрее темпов увеличения мощностей черной металлургии. Поэтому 13 апреля 1942 г. правительство приняло решение «О строительстве и восстановлении предприятий черной металлургии», в котором особо подчеркивалось, что наращивание мощностей по производству чугуна, стали, проката, кокса и огнеупоров является «важнейшей и первоочередной хозяйственной, военной и политической задачей» {364}.

Растущее производство все больше нуждалось в топливе. Особенно велика была потребность в угле. Донбасс же почти полностью находился в руках противника. Сокращение добычи угля создавало крайне острое положение в военной экономике. Под угрозой прекращения работы оказались даже некоторые крупные тепловые электростанции, в том числе московские.

Основными поставщиками угля в стране в тот период стали шахты Урала, Караганды и Кузбасса. Но поступление угля из восточных районов сдерживалось нехваткой транспортных средств и рабочей силы, дальностью перевозок, а также увеличением потребления угля на месте его добычи.

В сложившейся обстановке быстрое восстановление шахт Подмосковного бассейна, варварски разрушенного фашистами, было одной из первоочередных задач. Принятая 5 февраля 1942 г. развернутая программа работ, на которые было направлено 20 тыс. человек, предусматривала восстановление 68 шахт первой очереди. Ее выполнение позволило уже в первом полугодии 1942 г. добычу угля в Подмосковном бассейне довести до двух третей довоенного уровня. Угроза снижения военного производства в Москве и Подмосковье и ухудшения работы железных дорог из-за нехватки топлива была устранена.

Одновременно принимались меры к увеличению добычи коксующегося угля в Караганде и Кузбассе.

Источником снабжения топливом северных и северо-западных районов страны стал Печорский бассейн. 12 февраля 1942 г. Совнарком СССР принял постановление «О развитии добычи Воркуто-Интинских углей и мероприятиях по обеспечению их вывозки». Пуск в эксплуатацию новых шахт с быстрым вводом в строй Северо-Печорской магистрали в трудные зимние месяцы открыл воркутинскому углю дорогу к важным промышленным [155] районам европейской части страны. Битва за уголь, за «хлеб промышленности», как называл его В. И. Ленин, продолжалась все военные годы.

С такой же настойчивостью шла борьба за нефть, так как потребность армии и флота в топливе и смазочных материалах возрастала с каждым днем. Нефтяная промышленность зимой 1941/42 г. со своей задачей в основном справилась. Принятые меры позволили обеспечить фронт жидким топливом и маслами, несмотря на возникшие серьезные затруднения с доставкой бакинской и грозненской нефти в центральные районы страны из-за нехватки транспортных средств. Именно в это время, то есть в первом полугодии 1942 г., стал расти удельный вес нефти, добываемой в Поволжье и восточных районах.

Сложным делом явилось увеличение и развитие энергетических мощностей. Решение этой задачи почти целиком зависело от нового строительства, особенно в районах, где располагалась военная промышленность страны. По решению правительства сооружение электростанций на Урале приравнивалось к объектам военного строительства. К числу первоочередных строек относилось расширение Челябинской, Красногорской ТЭЦ и Среднеуральской ГРЭС. Кроме Урала энергетические мощности наращивались в Кузбассе и в республиках Средней Азии.

Созданная на востоке в годы предвоенных пятилеток индустриальная база, усиленная эвакуированными предприятиями, в условиях войны стала решающим звеном в системе военной экономики. Перебазирование производительных сил внесло коренные изменения в структуру народного хозяйства восточных районов РСФСР, Казахской ССР, Среднеазиатских республик. Ввод в строй эвакуированных предприятий, быстрое расширение на этой основе военно-промышленной базы превратили восточные районы Советского Союза в главный арсенал страны.

Неизмеримо выросло значение Урала, ставшего стержнем всей военной экономики. Уже в IV квартале 1941 г. он давал народному хозяйству 62 процента производившегося в стране чугуна и около 50 процентов стали, более половины проката и меди, весь алюминий, магний, никель, кобальт, около 30 процентов цинка и основную массу химикатов. Здесь возникли заводы по производству энергетического оборудования, радиотелефонной аппаратуры, подшипников, кабеля, резинотехнических изделий. Промышленность Урала стала давать до 40 процентов всей военной продукции, в том числе 60 процентов средних и 100 процентов тяжелых танков. Каждый второй снаряд, выпущенный по врагу, изготовлялся из уральской стали.

Развернулось производство кабеля, телеграфной аппаратуры, аккумуляторов, подшипников, авто- и тракторных радиаторов в районах Поволжья. В Западной Сибири появились предприятия угольного машиностроения, по выпуску электроламп, радиостанций, режущего инструмента, электромоторов и электроизмерительных приборов; в Казахстане и Средней Азии — военной техники и вооружения, элементов судов, ферросплавов.

Возросло значение многих районов и областей прифронтового тыла. Здесь также возникли новые отрасли военной промышленности. В Пензенской области были восстановлены 10 эвакуированных предприятий минометного вооружения и оптического стекла. В Мордовской АССР развернули производство завод наркомата боеприпасов и приборостроительный завод наркомата электропромышленности. Город Горький и область превратились в одну из главных баз танко- и самолетостроения, производства боеприпасов, вооружения, химической продукции. Военная промышленность развивалась в Чувашской АССР, Ивановской, Тамбовской и других областях. [156]

Несмотря на эвакуацию из столицы многих предприятий, Москва оставалась мощным индустриальным центром и важнейшим транспортным узлом. Поэтому уже в январе 1942 г., как только была ликвидирована непосредственная угроза столице, ГКО счел необходимым возобновить работу ряда московских предприятий. Так, параллельно с организацией производства грузовых машин в Ульяновске и на уральской группе заводов возобновился выпуск автомобилей на столичном автозаводе. На базе одного из предприятий организуется производство самолетов Як-1. Несколько предприятий, в том числе крупнейший в СССР станкостроительный завод «Красный пролетарий», были возвращены в столицу.

Восстановление в Москве многих производств, в первую очередь вооружения и боевой техники, а также легкой и пищевой промышленности, зимой и весной 1942 г. стало главным в хозяйственной жизни столицы. В Москве, где в связи с эвакуацией промышленное производство сократилось к марту 1942 г. до 34,5 процента от уровня 1940 г., с апреля начался его подъем. Под руководством городской партийной организации были мобилизованы дополнительные материально-технические и людские ресурсы для расширения военного производства на предприятиях города и Подмосковья.

Успешное восстановление Подмосковного угольного бассейна позволило в период с февраля по май увеличить здесь среднесуточную добычу угля в 4 раза.

По мере ввода в строй предприятий в стране возрастало производство важнейших видов продукции, хотя для большинства отраслей промышленности СССР первые два месяца 1942 г. были наиболее тяжелыми. С марта начался постепенный подъем всего производства. Если в январе валовая продукция промышленности страны оценивалась (в неизменных ценах 1926/27 г.) в 6 млрд. 667 млн. рублей, то в мае — уже в 8 млрд. 558 млн. рублей. Наметившаяся тенденция роста производства продолжала усиливаться. Вместе с тем уровень производства продукции в основных отраслях промышленности еще отставал от уровня второго полугодия 1941 г. (таблица 4).

Таблица 4. Производство основных видов продукции тяжелой промышленностью СССР в первый год войны {365}

Продукция

Второе полугодие 1941 г.

Первое полугодие 1942 г.

Электроэнергия, млрд. квт. ч

19,3

14,1

Нефть, млн. т

15,7

11,7

Уголь, млн. т

59,5

35,7

Чугун, млн. т

4,8

2,3

+++

6,5

3,9

Прокат черных металлов, млн. т

4,4

2,6

Железная руда, млн. т

8,1

4.6

Медь (рафинированная), тыс. т

93,2

59,9

Алюминий (первичный), тыс. т

28,5

24,2

Металлорежущие станки, тыс. шт.

16,4

8,0

Несмотря на то что в основных отраслях промышленности еще не был достигнут уровень второго полугодия 1941 г., военное производство в первом полугодии 1942 г. значительно возросло. [157]

Таблица 5. Производство советской промышленностью боевой техники, вооружения, боеприпасов за первый год войны {366}

Военная продукция

Второе полугодие 1941 г.

Первое полугодие 1942 г.

Танки, тыс. шт.

4,8

11 2

Самолеты, тыс. шт.

9,8

9,7

в том числе боевые, тыс. шт.

8,2

8,3

Орудия, тыс. шт.

30,2

53,6

в том числе 76-мм и крупнее, тыс. шт.

9,9

21,9

Минометы, тыс. шт.

42,3

122.8

в том числе 82-мм и крупнее, тыс. шт.

19,1

55,4

Пулеметы, тыс. шт.

106,2

134,1

Пистолеты-пулеметы, тыс. шт.

89,7

535,4

Винтовки и карабины, млн. шт.

1,6

2,0

Боеприпасы (снаряды, бомбы, мины), млн. шт.

62,9

65,8

Данные таблицы 5 отражают значительный рост выпуска важнейших видов вооружения и боевой техники. И все же военное производство в целом еще не удовлетворяло потребностей фронта и не позволяло в полной мере обеспечивать оружием и техникой формируемые резервные соединения. Продолжало отставать от потребностей войск производство некоторых видов боеприпасов. Тем не менее и в военном производстве, уровень которого резко упал в конце 1941 г., в I квартале 1942 г. определился перелом. Так, выпуск танков Т-34 в марте 1942 г. был в 2,8 раза выше, чем в ноябре 1941 г. Если в I квартале 1942 г. в среднем ежемесячно выпускалось около 1600 танков всех типов, то во II квартале — свыше 2 тыс. Это позволило весной 1942 г. приступить к формированию крупных танковых соединений.

В марте 1942 г. от промышленности поступило 5016 полевых и зенитных орудий всех калибров — в 2 раза больше, чем в ноябре 1941 г.

Возросло производство стрелкового вооружения. Среднемесячный выпуск автоматического оружия в первом полугодии 1942 г. увеличился в 3,5 раза по сравнению со вторым полугодием 1941 г.

Среднемесячное производство боевых самолетов всех типов в I квартале 1942 г. составляло 1,1 тыс., а во II квартале приблизилось к 1,7 тыс., что почти соответствовало плановому заданию {367}. Новые советские самолеты по своим тактико-техническим данным не уступали самолетам противника, а в ряде случаев явно превосходили их.

Буржуазный исследователь второй мировой войны Г. Фойхтер писал: «То, что в таких трудных условиях Советскому Союзу удалось не только произвести перебазирование своей промышленности, но и в сравнительно короткий срок наладить массовый выпуск самолетов... следует отнести к величайшим техническим достижениям периода второй мировой войны» {368}.

Так советский народ в тяжелой обстановке начавшейся войны в крайне ограниченные сроки развернул в восточных районах мощную военно-промышленную базу. Полностью рухнули надежды фашистских главарей [158] на дезорганизацию работы тыла Советской страны, на срыв обеспечения Советской Армии всем необходимым для вооруженной борьбы.

Оценивая этот подвиг народа, М. И. Калинин говорил, что в результате перебазирования производительных сил «наши восточные области, союзные и автономные республики пережили буквально промышленную революцию... Работа проделана поистине гигантская... Можно с уверенностью сказать, что наши партийные, советские и технические кадры показали всему миру свои большие организаторские способности, прошли такую практическую школу, какой не знала еще история» {369}.

Великая Отечественная война наиболее полно выявила те замечательные качества советского человека, которые в период мирного строительства, по образному выражению М. И. Калинина, были «под спудом». В тяжелых испытаниях неизмеримо усилилась творческая инициатива трудящихся СССР. Коммунистическая партия направляла энергию масс на быстрое приведение в действие всех возможностей и ресурсов промышленности, сельского хозяйства, транспорта.

В решение важнейших проблем перестройки экономики и создания слаженного военного хозяйства внесли достойный вклад учреждения Академии наук СССР, союзных и отраслевых академий, научно-исследовательские институты и высшие учебные заведения. Силы ученых сосредоточивались на выполнении работ, связанных с обороной, на разработке новых проблем, обеспечивавших совершенствование вооружения и боевой техники, на оказании помощи промышленности в организации и расширении военного производства, на изыскании и использовании новых сырьевых ресурсов страны.

Основные направления научных исследований нашли отражение в составленном в августе — сентябре 1941 г. первом плане работы учреждений Академии наук в условиях военного времени. Он включал более 200 тем, которые решали неотложные задачи военного производства {370}.

Крупнейшие ученые страны, такие, как А. А. Байков, А. И. Берг, С. И. Вавилов, Б. Е. Веденеев, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, М. В. Келдыш, В. Л. Комаров, Г. М. Кржижановский, И. В. Курчатов, А. Н. Несмеянов, В. Н. Образцов, Д. Н. Прянишников, А. М. Терпигорев, А. Е. Ферсман, Е. А. Чудаков, О. Ю. Шмидт и другие, с началом войны выполняли ответственные задания ЦК партии, ГКО, СНК и Госплана СССР.

Перестройка научной работы в соответствии с нуждами обороны проводилась в сложных условиях. Многие ученые вступили добровольно в ряды Советской Армии и народного ополчения. В глубокий тыл эвакуировались научные учреждения и высшие учебные заведения Украины, Белоруссии, Прибалтики, ряда областей Российской Федерации, Москвы и Ленинграда. Только Академия наук СССР эвакуировала 35 своих учреждений. Наиболее крупными центрами сосредоточения эвакуированных научных сил явились районы Поволжья, Урала, Западной Сибири и Средней Азии, где развертывалась основная военно-промышленная база страны.

Советские ученые в условиях военного времени нашли наиболее целесообразные организационные формы решения сложных задач. Разработка комплексных тем требовала участия в них специалистов различных отраслей науки и производства. Для этого создавались комиссии, комитеты и советы ученых.

По инициативе президента Академии наук В. Л. Комарова в августе 1941 г. в Свердловске была создана комплексная Комиссия по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны. В ее состав вошли известные [159] ученые И. П. Бардин, Э. В. Брицке, В. П. Волгин, В. С. Кулебакин, В. А. Обручев, А. А. Скочинский, С. Г. Струмилин, Л. Д. Шевяков и другие. Своим самоотверженным трудом они оказывали помощь в развертывании на Урале военного производства, содействовали разработке методов выплавки новых марок металла, выявлению новых месторождений руд и т. д. Деятельность комиссии приобрела общегосударственное значение. ЦК партии и Советское правительство признали целесообразным расширить сферу ее работы на районы Западной Сибири и Казахстана.

Успешно работала комиссия ученых, созданная при городском комитете партии в Ленинграде и возглавлявшаяся академиком H. H. Семеновым. Комитеты ученых были созданы также в Магнитогорске, Сталинграде, Омске, Томске, Алма-Ате, Новосибирске и других промышленных центрах.

Многие ученые вели плодотворную работу непосредственно на предприятиях. Так, в цехах танкового завода в Нижнем Тагиле сотрудники Института электросварки Украинской академии наук во главе с академиком Е. О. Патоном применили скоростную автоматическую сварку танковой брони, что позволило увеличить выпуск танков.

Советские экономисты решали теоретические и практические проблемы планирования военного производства, организации труда, использования материальных и людских ресурсов в условиях войны.

Коммунистическая партия и Советское правительство всемерно способствовали скорейшему внедрению в производство новых открытий науки и технических достижений.

Могучим фактором мобилизации духовных и материальных сил тружеников советского тыла явилось социалистическое соревнование. Работая под девизом «Все для фронта, все для победы!», трудящиеся находили новые высокопроизводительные формы труда, изыскивали пути повышения его эффективности. Повсеместно развернулось движение многостаночников, за совмещение профессий, внедрение скоростных методов труда, движение двухсотников, трехсотников, а позже пятисотников и тысячников. Металлурги боролись за скоростные плавки, за получение максимального количества стали с одного квадратного метра пода печи; горняки — за внедрение многозабойного бурения; машиностроители выдвинули лозунг «Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт. Выполнять в дни войны две нормы». Женщины стали управлять сложными агрегатами. У доменной печи Ново-Тагильского металлургического завода встала горновым Ф. В. Шарунова, за пультом управления рельсобалочным станом Кузнецкого комбината — А. М. Михайлова, а подручным сталевара — Е. Я. Брагина. Их примеру последовали тысячи тружениц фабрик и заводов.

В машиностроении зачинателем внедрения новых методов высокопроизводительного труда, славного движения тысячников стал фрезеровщик Д. Ф. Босый, который с февраля 1942 г. многократно перевыполнял сменное задание. Его метод позволил широко использовать имевшиеся резервы производства и ускорить выпуск военной продукции. У новаторов появилось много последователей во всех отраслях народного хозяйства. Они добивались резкого повышения производительности труда путем освоения передовой техники, совершенствования производственных процессов, улучшения организации труда.

На ударных стройках Урала и Сибири в начале 1942 г. по примеру свердловского бетонщика В. Ф. Шалаева началось движение за овладение смежными профессиями. Вскоре только на стройках Челябинской области было около 4 тыс. строителей, овладевших второй специальностью {371}. [160]

Не менее важно было в самые короткие сроки организовать подготовку рабочих массовых квалификаций. Мастер токарного дела Уралмашзавода П. К. Спехов в апреле 1942 г. призвал всех старых производственников в порядке соревнования взяться за обучение новых кадров непосредственно на рабочем месте. Сотни высококвалифицированных рабочих последовали его примеру.

Массовым становилось патриотическое движение молодых рабочих, которые по примеру комсомольско-молодежных фронтовых бригад М. Ф. Попова (Уралмашзавод) и В. Ф. Шубина (Горьковский автозавод) в различных отраслях военной экономики работали под лозунгом «В труде, как в бою». Появились десятки, а затем и сотни комсомольско-молодежных бригад, которые боролись за почетное звание «фронтовая бригада». Заказ для фронта они считали боевым заданием.

В конце июля 1941 г. повсеместно в стране началось создание фонда обороны из добровольных пожертвований денежных средств и материальных ценностей. По почину тружеников завода «Красный пролетарий» миллионы рабочих, служащих, деятелей науки и искусства ежемесячно отчисляли в фонд обороны часть своего заработка. В создании этого фонда активно участвовало и колхозное крестьянство. Из своих личных запасов колхозники внесли в него большое количество зерна, мяса, молока, сливочного масла, меда, фруктов, овощей, различных видов сырья, денежных средств.

В августе 1941 г. повсеместно развернулось движение за отчисление в фонд обороны трудодней, заработанных в колхозах. Осенью колхозники ряда районов сверх плана засеяли озимыми культурами «гектары обороны». Весной 1942 г. такие посевы были проведены во всех колхозах. При размещении первого военного займа в большинстве областей и республик почти все колхозники тут же полностью оплатили стоимость облигаций. Доля тружеников колхозной деревни составила 20 процентов суммы, полученной от реализации займа.

В некоторых районах создавались специальные мастерские, где изготовлялись теплые вещи для воинов. Эшелон за эшелоном отправляли трудящиеся подарки фронту.

Значительные средства поступали в фонд обороны от субботников и воскресников.

Всего по стране к 21 марта 1942 г. добровольные взносы трудящихся в фонд обороны составили 2 282 млн. рублей деньгами, 1 915 млн. рублей облигациями государственных займов, 7740 кг серебра, 89,1 кг золота. От колхозов и колхозников поступили десятки тысяч тонн продовольствия {372}.

По инициативе комсомольцев проходил сбор средств на постройку танковых колонн, авиаэскадрилий и подводных лодок имени Ленинского комсомола {373}.

5 сентября 1941 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О сборе среди населения теплых вещей и белья для Красной Армии». На местах эту работу проводили специальные комиссии, созданные при обкомах, крайкомах и ЦК компартий союзных республик. Общее руководство сбором теплых вещей осуществляла Центральная комиссия во главе с секретарем ЦК партии А. А. Андреевым. Только за три месяца 1941 г. (сентябрь — ноябрь) трудящиеся СССР собрали для советских воинов 1 млн. 175 тыс. пар валенок, свыше 500 тыс. полушубков и свыше 4,5 млн. других теплых вещей {374}. [161] Большая помощь оказывалась семьям фронтовиков. Тысячами нитей Советская Армия была связана с родным народом, повседневно чувствуя его могучую поддержку.

* * *

Благодаря социалистическому способу производства перестройка народного хозяйства СССР на военный лад была осуществлена в исключительно короткий срок — к середине 1942 г. В ходе ее было в основном создано слаженное военное хозяйство страны. Ни одно капиталистическое государство с его глубокими социально-экономическими противоречиями не смогло бы справиться со столь сложной по характеру и столь грандиозной по объему задачей.

Усиление централизации в управлении народным хозяйством СССР позволило мобилизовать материальные и финансовые средства, направить их на расширение военного производства и создание прочного организованного тыла.

Перемещение производительных сил в глубокий тыл и перевод промышленности на военные рельсы превратили восточные районы в главный арсенал страны. Уже в марте 1942 г. выпуск военной продукции в этих районах достиг уровня производства к началу Великой Отечественной войны на всей территории Советского Союза.

Удельный вес продукции наркоматов военной промышленности в первой половине 1942 г. составлял около половины валовой продукции всей промышленности страны, а с учетом выполнения военных заказов предприятиями других наркоматов он достиг 70 — 80 процентов. Большая часть выпущенной продукции приходилась на районы Поволжья, Урала, а также Казахстана, Сибири, республик Средней Азии и Закавказья. Весомый вклад в развитие военного производства внесли Москва и прилегающие к столичной области промышленные районы Центра РСФСР.

Успешная перестройка социалистического народного хозяйства и перемещение значительной части производительных сил страны в сжатые сроки стали возможны благодаря беспримерному трудовому подвигу советского народа, руководству Коммунистической партии.

Страна была превращена в единый боевой лагерь, сила которого состояла в нерушимом единстве партии и народа, в дружбе наций и народностей СССР, в неразрывной связи фронта и тыла, армии и народа.

Оглавление. Агрессия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны»

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.