Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Причины войны между Японией и США в 1941 г.

Летом 1941 г. в связи с усилением агрессивных устремлений японских милитаристов противоречия между крупнейшими империалистическими державами на Тихом океане продолжали обостряться. Правящие круги Японии, оценивая военно-политическую обстановку в мире, считали, что с нападением фашистской Германии на СССР открываются благоприятные возможности для реализации их широких захватнических планов в бассейне Тихого океана, в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Наибольшую остроту приобретали противоречия между Японией и Соединенными Штатами в вопросе о Китае и Французском Индокитае. Японское правительство претендовало на монопольное положение в этих странах, решительно отвергая американскую доктрину «открытых дверей». Оно настаивало, чтобы США воздержались от оказания Китаю какой бы то ни было поддержки, признав его тем самым сферой японских интересов, а также согласились с присутствием в Индокитае японских войск.

США были готовы на известное время примириться с захватом Японией Маньчжурии, но настаивали на прекращении японской агрессии в Китае и возражали против нахождения японских войск в Северном Индокитае. Поэтому на американо-японских переговорах, проходивших в Вашингтоне, создалась «тупиковая» ситуация. Каждая сторона считала предъявляемые к ней требования невыполнимыми.

Но дело не ограничивалось противоречиями по этому вопросу. Япония стремилась вытеснить империалистических соперников — Соединенные Штаты, Великобританию и другие колониальные державы — из Юго-Восточной Азии, района Южных морей и захватить источники сырья и продовольствия, находившиеся под их контролем. Японию особенно привлекали природные ресурсы Южного Индокитая, Малайи, Голландской Индии, Филиппин. Она была заинтересована в получении нефти, олова и каучука. На Малайю и Голландскую Индию приходилось 78 процентов мировой добычи каучука и 67 процентов олова. В 1940 г. здесь было добыто около 9 млн. тонн нефти. 90 процентов олова и почти 75 процентов каучука, экспортировавшихся из этих стран, приходилось на долю США {702}.

Усиление притязаний японских монополий и военщины на «бесхозные» колонии Франции и Голландии, американские и английские владения в бассейне Тихого океана и территорию всего Китая обусловливало [242] дальнейшее обострение противоречий между Японией, с одной стороны, и Соединенными Штатами и Великобританией — с другой.

В Вашингтоне не думали ослаблять свои позиции на Тихом океане, не хотели уступать японцам голландские, французские и другие колонии, на которые претендовали сами американские империалисты. Поэтому правительство США отвергло японские предложения {703}, выдвинутые в ходе переговоров и свидетельствовавшие о стремлении Токио к установлению гегемонии в Китае, Юго-Восточной Азии и странах Южных морей.

Американская позиция вызвала недовольство японских правящих кругов. 25 июня, после заседания совета по координации действий ставки и правительства, премьер-министр Японии Коноэ и начальники генеральных штабов армии и флота Сугияма и Нагано доложили императору о рекомендации совета при решении вопроса о занятии баз в Южном Индокитае «не останавливаться перед риском войны с Соединенными Штатами и Великобританией» {704}. 2 июля в Токио состоялась императорская конференция, созывавшаяся в чрезвычайных случаях для решения важных вопросов государственной политики. На ней была утверждена «Программа национальной политики империи в соответствии с изменением обстановки», официально подтверждавшая курс на установление господства Японии в бассейне Тихого океана и в Восточной Азии силой оружия {705}.

Программа предусматривала «по-прежнему прилагать усилия к разрешению конфликта в Китае» и «продолжать продвижение на юг» {706}, несмотря на возможность войны с Великобританией и Соединенными Штатами. Нападение на СССР было поставлено японским руководством в зависимость от изменения обстановки на советско-германском фронте. «Если германо-советская война, — указывалось в программе, — будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, она, прибегнув к вооруженной силе, разрешит северную проблему» {707}. Однако тогда Япония не была еще вполне готова к большой войне. Поэтому японское военно-политическое руководство приняло решение в короткий срок завершить подготовку к военным действиям, одновременно продолжая вести переговоры в Вашингтоне.

Очередным агрессивным шагом Японии на юге явилась оккупация ею южной части Индокитая. В июле 1941 г., концентрируя для этого войска, она оказала дипломатический нажим на вишистскую Францию. В ответ американское правительство объявило о распространении системы лицензий на экспорт нефти в Японию из штатов восточного побережья США {708}. Но эта мера не остановила японских милитаристов. Вынудив Францию подписать 23 июля соглашение об использовании японскими вооруженными силами военных баз в Южном Индокитае, Япония фактически оккупировала этот район {709}.

С выходом японских вооруженных сил на подступы к Малайе, Сингапуру, Голландской Индии и Филиппинам правительство [243] Рузвельта 25 июля 1941 г. ввело эмбарго на экспорт нефти в Японию и заморозило все японские активы в США. Так же поступили Великобритания и Голландия. Со своей стороны японское правительство сделало то же с активами этих стран {710}.

1 августа 1941 г. вступил в силу американский запрет на вывоз в Японию всех важных стратегических материалов. Были также приняты меры военного характера: филиппинская армия перешла в подчинение американского командования, а в Китай направилась группа американских военных советников.

Таким образом, «экономическая война» и военные меры сторон явились выражением дальнейшего обострения противоречий между Японией и США.

Одновременно правящие круги Японии тщательно следили за событиями на советско-германском фронте, уточняя военно-политическую линию в отношении Советского Союза.

Некоторые влиятельные деятели Японии выступали за немедленную войну с СССР. На заседаниях совета по координации в июне — июле 1941 г. с таким предложением выступали министр иностранных дел Мацуока, министр внутренних дел Хиранума, член высшего военного совета принц Асака и другие. Председатель тайного совета Хара на императорской конференции 2 июля заявил: «Я прошу правительство и верховное командование атаковать СССР как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен». Военный министр Тодзио поддержал мнение Хары, но заметил, что немедленному вступлению Японии в войну с СССР мешает недостаток сил и продолжающийся «китайский инцидент» {711}. Тодзио рекомендовал напасть на СССР в тот момент, когда он, «как спелая хурма, готов будет упасть на землю».

В соответствии с выработанной линией в отношении Советского Союза Япония усилила военные приготовления против СССР: в течение лета 1941 г. численность Квантунской армии была увеличена почти вдвое {712}. Одновременно продолжались японские провокации на советской границе. Япония чинила препятствия судоходству, чтобы сорвать перевозку из США материалов, необходимых СССР {713}.

Советское правительство, решительно выступая против нарушения Японией пакта о нейтралитете, стремилось в то же время не поддаваться на провокации.

Дальнейшее обострение противоречий между Японией, с одной стороны, Англией и США — с другой, было вызвано нажимом Токио на Таиланд в начале августа 1941 г. Японцы потребовали от таиландского правительства предоставления им военных баз и права контроля над производством олова, каучука и риса. В ответ на этот их шаг Соединенные Штаты на переговорах с Японией внесли предложение о нейтрализации Французского Индокитая и Таиланда {714}. Министр иностранных дел Великобритании Иден, выступая в начале августа в палате общин, предупредил, что оккупация Таиланда японцами будет иметь «серьезные последствия» {715}.

17 августа Рузвельт принял японского посла и вручил ему памятную записку, в которой в весьма резких выражениях осуждались действия Японии, ставшей на путь агрессии в районе Южных морей {716}. [244]

В Токио все больше убеждались в том, что Японии не удастся достичь своих целей путем переговоров с Соединенными Штатами и Великобританией. 6 сентября по предложению высшего военного командования на императорской конференции были утверждены «Принципы осуществления государственной политики империи», определившие решительный курс на войну против США, Великобритании и Голландской Индии, в случае если к началу октября на переговорах не будут приняты требования Японии {717}. В тот же день японский премьер Коноэ пригласил к себе посла США Грю и заявил ему о своем намерении встретиться с Рузвельтом. Однако в связи с выявившимся упорным нежеланием японского правительства отказаться от притязаний в Китае и Французском Индокитае 2 октября Хэлл вручил Номуре памятную записку, отклонявшую предложение Токио о встрече президента с Коноэ {718}.

Американский ответ вызвал в Токио усиление агрессивных настроений. 9 октября на заседании совета по координации военные лидеры заявили, что, по их мнению, в настоящее время не существует оснований для продолжения переговоров и что Япония должна решиться начать войну {719}.

По вопросу о перспективах дальнейших переговоров с Соединенными Штатами между премьером и военными деятелями Японии возникли разногласия. Поэтому 16 октября кабинет Коноэ вынужден был уйти в отставку {720}. Пришедшее 18 октября к власти правительство во главе с генералом Тодзио взяло курс на ускорение подготовки войны. 5 ноября состоялась императорская конференция, на которой было принято решение начать военные действия против США, Великобритании и Голландии в начале декабря, но переговоры в Вашингтоне пока не прекращать {721}. В ходе переговоров, продолженных 17 ноября, некоторые свои прежние требования японская сторона для видимости смягчила. Она предлагала оставить ее войска в Северном Китае, Внутренней Монголии и на острове Хайнань «в течение необходимого срока» после заключения мирного соглашения между Японией и Китаем. Эвакуацию войск из Индокитая Япония обещала осуществить лишь «после урегулирования китайского инцидента» или установления «справедливого мира» на Дальнем Востоке {722}.

Как и следовало ожидать, переговоры не привели к каким-либо результатам. 17 ноября премьер Тодзио, выступая на открытии чрезвычайной сессии парламента, заявил, что замораживание японских фондов Соединенными Штатами, Великобританией и Голландией является «враждебным действием, по своему характеру не уступающим вооруженному нападению» {723}. Нижняя палата японского парламента приняла резолюцию, в которой говорилось: «Совершенно очевидно, что основная причина нынешнего конфликта между державами оси и английским, американским и советским народами — ненасытное стремление Соединенных Штатов к мировому господству... Но терпение японцев не неистощимо, ему есть предел» {724}.

Заявления, прозвучавшие в японском парламенте, еще больше обострили отношения между Японией и США. Проект соглашения, переданный Хэллу послом Номурой и прибывшим в Вашингтон специальным представителем японского правительства С. Курусу, был встречен американской [245] стороной холодно. 26 ноября Хэлл вручил японскому послу две памятные записки {725}, представлявшие собой ответ на предложения Японии. Соединенные Штаты требовали от нее возвратиться к положению, существовавшему до маньчжурского инцидента 1931 г., вывести войска из Китая и Французского Индокитая, прекратить поддержку правительства Маньчжоу-Го и нанкинского правительства, аннулировать тройственный пакт {726}.

Американский ответ японские агрессивные круги восприняли как ультиматум. Императорская конференция приняла окончательное решение о начале войны против США, Великобритании и Голландской Индии {727}.

Оглавление. Агрессия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны»

 
Как правильно выбрать матрац: ортопедические матрасы. Все о фамилии Матрасов.
Рассылка "Федеральная Россия"
Ваш e-mail:
   
                    
В рассылке публикуется общероссийская, региональная аналитика, тредны и прогнозы, обзор тематических материалов в сети.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2012
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.