Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Боевые действия на северных морских путях в 1941-1942 гг.

Осенью 1941 г. линия сухопутного фронта на севере стабилизировалась. Противник, остановленный на дальних подступах к Мурманску и Полярному, израсходовал резервы и вынужден был перейти к обороне. Его подготовка к наступлению на этом направлении в 1942 г. находилась в прямой зависимости от доставки подкреплений морем.

Основные усилия Северного флота в этот и в последующий период были направлены на срыв воинских перевозок гитлеровцев и на нарушение вывоза из норвежских портов в Германию стратегического сырья — никелевой и железной руд. Причем главную ударную силу в борьбе на вражеских морских сообщениях составляли подводные лодки. Авиация флота по-прежнему привлекалась главным образом для действий против сухопутных войск противника и прикрытия своих частей. Это сужало возможности флота в нанесении массированных ударов по коммуникациям врага, в ведении воздушной разведки. Подводным лодкам, не получавшим систематически разведданных, приходилось тратить время на самостоятельный поиск вражеских судов. Но несмотря на эти трудности и сложные условия полярной ночи, они причиняли противнику серьезный урон. Подводная лодка «Д-3» под командованием капитана 3 ранга М. А. Бибеева только за один поход потопила в период с 26 ноября по 6 декабря три транспорта общим тоннажем 25,5 тыс. брт, следовавших с грузами в порты Киркенес и Петсамо {942}. Подводники добивались таких боевых успехов в условиях все более усиливавшейся противолодочной обороны противника. Если в начале войны немецко-фашистское командование не придавало большого значения защите своих коммуникаций, то зимой 1941/42 г., в связи с повышением активности советских подводных лодок, оно было вынуждено прибегнуть к системе конвоев — проводке транспортных судов в охранении боевых кораблей и под прикрытием самолетов. [331]

Для боевой деятельности подводников Северного флота было характерно творческое отношение к выполнению заданий командования, поиск наиболее эффективных тактических приемов. Они уже в первые месяцы войны начали переходить от позиционного метода использования лодок к более совершенному — позиционно-маневренному крейсерству в ограниченных районах моря. Обычно они атаковали суда и боевые корабли несколькими торпедами, выпускавшимися с временным интервалом. Тем самым достигалась высокая вероятность поражения целей. К марту 1942 г. этот способ стрельбы был еще более усовершенствован и получил в дальнейшем широкое распространение во всем Военно-Морском Флоте.

Подводные лодки в борьбе на коммуникациях наряду с торпедами нередко использовали артиллерийское и минное оружие. Наиболее мощную артиллерию имели подводные лодки типа «К» (два 100-мм и два 45-мм орудия). Однако с усилением противолодочной обороны конвоев противника артиллерийские средства применялись лишь в тех случаях, когда охранение судов оказывалось слабым, или в целях самообороны, если лодка вынуждена была действовать в надводном положении.

Мины ставились у выходов из баз противника и на путях движения его судов.

С начала 1942 г. на Северном флоте стало практиковаться наведение подводных лодок на обнаруженный конвой. Штаб флота, получив сведения о противнике, сообщал лодкам, через позиции которых следовал вражеский конвой, время, место, курс и скорость его хода. Это значительно повысило результативность действий подводников.

Немецко-фашистское командование, обеспокоенное ростом потерь судов на переходах, приняло дополнительные меры по защите наиболее открытых участков своих коммуникаций. В ряде мест на побережье противник установил береговую артиллерию и. оборудовал сигнально-наблюдательные посты. Кроме того, в январе — марте в прибрежной полосе от Петсамо до острова Фуглё он поставил минные заграждения, насчитывавшие 2200 мин {943}. Это намного затруднило действия советских подводных лодок. 28 марта, например, «Щ-421» под командованием капитан-лейтенанта Ф. А. Видяева, потопив в районе Порсангер-фьорда транспорт в 7 тыс. брт, сама подорвалась на вражеской мине.

В связи с возросшей минной опасностью подводники совершенствовали приемы самообороны. В частности, лодки стали форсировать минные заграждения на больших глубинах (75 — 80 м), где опасность подрыва была наименьшей.

Одновременно подводники овладевали наиболее эффективными способами уклонения от противолодочных кораблей. Это нередко позволяло им выходить невредимыми из самых сложных боевых ситуаций. Так, 28 марта подводную лодку «К-22», которой командовал капитан 3 ранга В. Н. Котельников, в течение пяти часов преследовала группа немецких катеров-охотников. Они сбросили в море 72 глубинные бомбы. На другой день преследование возобновилось. На этот раз гитлеровцы обрушили на лодку 193 глубинные бомбы. Но она, искусно маневрируя, снова ушла из-под ударов невредимой {944}.

Партийно-политическая работа на подводных лодках была направлена на воспитание у моряков высокой боевой активности, стойкости, решительности и отваги в борьбе с врагом, на совершенствование тактического мастерства командиров, обеспечение успешного выполнения боевых заданий. [332]

Военный совет и политическое управление флота, командование и политотдел бригады подводных лодок глубоко изучали командный и политический состав соединения, заслушивали командиров и военкомов о результатах походов, о практике политического и воинского воспитания личного состава, информировали их об обстановке на морском театре, об особенностях тех районов, где кораблям бригады предстояло действовать. Командующий флотом А. Г. Головко, член Военного совета А. А. Николаев, начальник политуправления Н. А. Торик глубоко вникали в боевую деятельность и жизнь экипажей подводных лодок, регулярно посещали бригаду, нередко провожали корабли в море и встречали их, на месте решали многие вопросы улучшения обеспечения подводников всем необходимым, добивались устранения недостатков, выявлявшихся в боевых походах.

За умелые боевые действия на вражеских коммуникациях шесть подводных лодок Северного флота в начале 1942 г. были преобразованы в гвардейские.

Подводные лодки Северного флота с января по апрель 1942 г. потопили 34 вражеских транспорта (108 575 брт). Это составило 87 процентов общих потерь противника на северном морском театре. Остальной урон он понес от авиации, надводных кораблей и береговой артиллерии. Северный флот за это время потерял три подводные лодки {945}.

Большую роль в защите Северным флотом своих коммуникаций играли надводные корабли, с которыми периодически взаимодействовала авиация.

Помощь Северному флоту в 1941 г. в его борьбе с морским противником на внутренних коммуникациях со стороны английского командования была незначительной. Она ограничилась посылкой нескольких тральщиков в Архангельск и двух подводных лодок («Тайгрис» и «Трайдент») в Кольский залив.

По договоренности с Великобританией и США защиту внешней морской коммуникации на севере осуществляли английские боевые корабли. На участке пути от меридиана 20° восточной долготы (Тромсё) до Мурманска и Архангельска (советская операционная зона), где особенно активно действовали немецкие самолеты и боевые корабли, конвои сопровождали также силы Северного флота.

Формированием конвоев, организацией их проводки занималось английское адмиралтейство. Руководство их переходами в советской операционной зоне осуществлялось Главным морским штабом. Непосредственная ответственность за безопасность конвоев в этой зоне лежала на командовании Северного флота.

Все вопросы взаимодействия Северного и английского флотов решались через военно-морские миссии в Полярном и Архангельске. От них командование Военно-Морского Флота получало информацию о времени выхода конвоев в советские порты, их составе и маршрутах движения. В свою очередь советское командование информировало союзников о мероприятиях по обеспечению встречи и проводки конвоев в своей зоне.

В перевозках по внешней коммуникации участвовали английские, американские и советские транспортные суда. Конвои формировались в портах и базах Шотландии (Лох-Ю и Скапа-Флоу) и Исландии (Рейкьявик, Хваль-фьорд). Пунктами разгрузки транспортов были Мурманск и Архангельск.

При выборе маршрутов движения учитывалось фланговое расположение гитлеровского флота у побережья Северной Норвегии. В летнее время конвои следовали на максимальном удалении от берега. Зимой же из-за [333] ледовой обстановки в Гренландском и Баренцевом морях их путь пролегал на 100 — 150 миль ближе к берегу. В условиях полярной ночи эффективность воздействия противника, особенно авиации, на проводку конвоев была ниже, чем летом.

В конвой обычно включалось 16 — 25, а иногда и больше транспортов, каждый из которых имел тоннаж не менее 10 тыс. брт. Основным походным ордером конвоя был строй фронта нескольких кильватерных колонн.

В состав охранения обычно входили крейсер, 2 — 3 эсминца и до 15 сторожевых кораблей. Восточнее меридиана 20° к конвою присоединялись 2 — 3 советских эсминца, а в радиусе действия советской авиации он прикрывался и самолетами. Одновременно военно-воздушные силы Северного флота наносили бомбовые удары по вражеским аэродромам.

До декабря 1941 г. гитлеровское командование, рассчитывая на молниеносную победу, не предпринимало активных действий против союзных конвоев. К тому же тогда перевозки из Англии в северные порты СССР носили ограниченный характер и гитлеровцы не придавали им большого значения. Но, потерпев поражение под Москвой и оказавшись перед фактом роста перевозок союзников в СССР, немецко-фашистское командование активизировало действия своего флота на севере. Для нанесения ударов по конвоям оно стало широко применять подводные лодки и авиацию. Первая атака союзного конвоя (PQ-6) была предпринята двумя немецкими самолетами 20 декабря 1941 г. {946}.

Немецкие подводные лодки развертывались в районе острова Медвежий — у границы советской зоны. Если в Атлантике они обычно вели поиск английских и американских судов самостоятельно, без взаимодействия с авиацией, то здесь, как правило, обеспечивались данными воздушной разведки. Это значительно повышало эффективность их боевых действий.

Фашистская авиация наносила удары по конвоям как самостоятельно, так и во взаимодействии с подводными лодками. Нередко она совершала налеты на советские порты, особенно на Мурманск, стремясь сорвать разгрузку прибывавших судов.

В борьбе с союзными конвоями противник использовал также надводные корабли, хотя делал это крайне редко, так как из-за значительной их уязвимости опасался понести серьезные потери. Однако сам факт сосредоточения в базах Северной Норвегии крупных немецких надводных кораблей создавал постоянную угрозу коммуникациям союзников.

В связи с возросшей активностью немецкого флота на севере командования английского и советского флотов усилили защиту конвоев. Наряду с непосредственным охранением транспортов осуществлялось оперативное прикрытие отрядами кораблей, в каждый из которых входили один-два линкора и авианосец. Был увеличен состав авиации Северного флота.

По просьбе английского командования советские подводные лодки периодически развертывались у норвежских баз на случай выхода крупных кораблей противника навстречу союзным конвоям. В марте — апреле подводники четырежды занимали позиции у вражеских баз и находились там каждый раз до пяти — семи суток {947}. 7 марта 1942 г., когда в пути находились конвои PQ-12 и QP-8, в море вышел линкор «Тирпиц» в охранении эсминцев. Но тогда подводных лодок в этом районе не оказалось. [334]

Линкору удалось потопить отставший от конвоя QP-8 советский транспорт «Ижора». Капитан судна успел сообщить о случившемся по радио.

9 марта «Тирпиц» был обнаружен и атакован английскими самолетами с авианосца «Викториес». Но успеха они не добились. Линкор невредимым ушел в базу.

Напряженная борьба на внешней морской коммуникации потребовала от советского военно-морского командования более эффективного применения сил и средств. С середины марта Северный флот непосредственно в своей операционной зоне начал практиковать самостоятельные операции по проводке конвоев, приходивших в СССР и уходивших в Англию. Все мероприятия по обеспечению их перехода планировались заблаговременно, с учетом обстановки на море. К операциям по проводке привлекались все рода сил флота. На пути следования конвоя заранее развертывались подводные лодки. Авиация наносила бомбовые удары по базам и аэродромам противника. Принимались и другие меры. Операции проводились под руководством командующего флотом.

В результате всех этих мер надежность защиты конвоев возросла. Установившийся порядок обеспечения внешних сообщений на севере явился хорошей основой взаимодействия Северного флота с военно-морскими силами союзников.

С конца ноября 1941 г. по май 1942 г. в северные порты Советского Союза прибыло 8 конвоев (72 транспорта) и убыло в обратном направлении

10 (102 транспорта). За пять зимних месяцев потери от авиации и кораблей противника составили 15 транспортов, крейсер, эскадренный миноносец. 2 эскадренных миноносца были повреждены.

Самые большие потери понес конвой PQ-13, вышедший из Рейкьявика 20 марта. В его составе было 19 транспортов, крейсер «Тринидад» и два эсминца. 29 марта к конвою присоединились эсминцы «Гремящий», «Сокрушительный» и «Ориби». Основной удар по конвою нанесла авиация противника на подходах к советской операционной зоне. Она потопила пять транспортов и корабль охранения {948}. Немецкие эсминцы, воспользовавшись частыми снежными зарядами, вышли в атаку и повредили английский крейсер. При этом немцы потеряли один эсминец.

Немецкие подводные лодки тоже не раз выходили в атаку, но успеха не добились. Одна из них была повреждена советским эсминцем «Гремящий» (командир капитан 2 ранга А. И. Турин).

Значение внутренних морских коммуникаций особенно возросло после того, как противник усилил удары с воздуха по Кировской железной дороге. Их защита осуществлялась главным образом Беломорской флотилией. В 1941 г. она обеспечила проводку 260 советских транспортов и сотен судов каботажного плавания, на которых было перевезено 212 тыс. тонн грузов {949}. При этом на внутренних коммуникациях советский транспортный флот не потерял ни одного судна.

В период с 19 октября по 27 декабря Беломорская флотилия выполнила задание правительства по выводу транспортов и ледоколов из Арктики. За это время в порты Белого моря было проведено 18 конвоев, в состав которых входили 34 транспорта, 5 ледоколов и другие суда {950}.

В конце 1941 г. действия противника на советских внутренних коммуникациях активизировались. Главную угрозу на наиболее оживленном участке — между Кольским заливом и Белым морем — представляла немецкая авиация. [335]

Весной 1942 г. частым ударам с воздуха подвергались Мурманск, аэродромы и базы Северного флота в Кольском заливе. В марте было зарегистрировано около 700, а в апреле — 1641 самолето-вылет немецкой авиации для нанесения ударов по объектам Кольского полуострова {951}. При отражении этих налетов особенно отличились морские летчики. За умелые и самоотверженные действия в те дни летчики-гвардейцы А. А. Коваленко, Б. Ф. Сафонов, П. Г. Сгибнев удостоились высокого звания Героя Советского Союза.

У побережья Кольского полуострова нередко появлялись вражеские подводные лодки. В 1942 г. в этом районе активно действовали также немецкие эсминцы. Корабли противника здесь ставили минные заграждения {952}.

С конца 1941 г. зона действий гитлеровцев по нарушению советских внутренних морских коммуникаций простиралась до проливов Югорский Шар и Маточкин Шар, где неоднократно обнаруживались немецкие подводные лодки.

На внутренних коммуникациях в отличие от внешних конвои были небольшими. Каждый из них состоял обычно из одного-двух транспортов и одного-двух кораблей охранения. В радиусе действий вражеской авиации на наиболее опасных участках перехода конвои прикрывались самолетами Северного флота.

Одиночное плавание транспортов становилось редким явлением. Если в 1941 г. на Баренцевом море в конвоях прошло 44 процента, а на Белом море 28 процентов всех судов, то в 1942 г. в них проследовали все крупные транспорты и до 70 — 80 процентов судов малого тоннажа {953}.

Несмотря на серьезные трудности, Северный флот успешно справлялся с задачами по нарушению вражеских и защите своих морских коммуникаций в Заполярье. Североморцы эффективно противодействовали снабжению вражеских войск и вывозу гитлеровцами стратегического сырья морем, надежно защищали взаимные поставки Советского Союза, США и Англии.

Оглавление. Агрессия против СССР. Крах стратегии «молниеносной войны»

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.