Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Расстановка военно-политических сил в мире весной 1942 г.

Расстановка сил на мировой арене и военно-политическое положение коалиций и отдельных государств к весне 1942 г. определялись

итогами предшествовавшего этапа войны, и прежде всего теми событиями, которые происходили на главном, советско-германском, фронте второй мировой войны. Фашистский вермахт потерпел под Москвой первое крупное поражение, имевшее важные политические и стратегические последствия. Нападение империалистической Японии в конце 1941 г. на владения США, Великобритании и Нидерландов в Тихом океане еще более расширило масштабы войны. В нее оказались втянутыми все крупные державы мира.

В состав антифашистской коалиции входило 26 государств {1}, подписавших 1 января 1942 г. Декларацию о совместной борьбе против членов Берлинского пакта — Германии, Италии, Японии и присоединившихся к ним стран {2}. Участники союза свободолюбивых наций обязывались использовать в войне против тех членов Берлинского пакта, с которыми данный участник декларации находился в войне, все свои военные и экономические ресурсы, сотрудничать друг с другом и не заключать сепаратного перемирия или мира с врагами {3}. Декларация содержала также важное положение о возможности присоединения к ней и других государств. Правительства Мексики, Уругвая. Перу, Боливии, Бразилии под давлением своих народов вскоре разорвали дипломатические отношения с Германией, Японией и некоторыми их союзниками. Ряд стран Латинской Америки готов был вступить в войну на стороне антифашистской коалиции.

Объединение Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Великобритании и ряда других стран в антифашистскую коалицию изменило [11] соотношение сил в их пользу. Теперь фашистской Германии и ее союзникам противостояли не разрозненные государства, а союз наций.

Эвакуация заводского оборудования в восточные районы страны в 1941 г.
Эвакуация заводского оборудования в восточные районы страны в 1941 г.

Для борьбы против нацистской Германии и ее европейских партнеров Советский Союз использовал максимум своих людских и экономических ресурсов. Он развернул многочисленные вооруженные силы и мобилизовал для военных нужд свое народное хозяйство.

Решительное сопротивление советского народа фашистским захватчикам, поражения, нанесенные Советской Армией вермахту, укрепляли веру народов Европы и Азии в победу над агрессорами, повышали международный авторитет Советского Союза. Если к началу Великой Отечественной войны Советский Союз имел дипломатические отношения с 25 странами, то весной 1942 г. — с 34.

Вооруженную борьбу с Германией, Италией и Японией вели Соединенные Штаты Америки и Великобритания. Последняя использовала ресурсы и армии своих доминионов и колоний. Однако степень участия в войне союзнических вооруженных сил была значительно меньшей, чем Вооруженных Сил Советского Союза.

Против японских агрессоров вел боевые действия и Китай, но его слабая экономика не позволяла обеспечить большую армию всем необходимым для ведения вооруженной борьбы с сильным противником. Кроме того, в самом Китае в то время была очень сложная внутриполитическая обстановка, которая мешала объединению всех национальных сил на отпор врагу.

Страны Латинской Америки, входившие в состав антифашистской коалиции, оказывали США и Великобритании экономическую и политическую поддержку.

Международное положение характеризовалось и тем, что милитаристская Япония нанесла поражение США и Великобритании в бассейне Тихого океана и создала реальную угрозу нападения на дальневосточные границы СССР. Несмотря на то что Япония имела с Советским Союзом дипломатические отношения и договор о нейтралитете, она тем не менее затрудняла плавание советских судов в Тихом океане.

СССР, США и Великобритания с ее доминионами и колониями имели населения и запасов природных богатств больше, чем страны оси. По добыче угля превосходство это было более чем в 1,5 раза, по производству стали — в 2, чугуна — в 2,3, нефти — более чем в 20 раз. Значительные материальные ресурсы и производственные мощности этих стран позволяли выпускать вооружения гораздо больше, чем его выпускалось в Германии и союзных с ней государствах. Преимущество стран антифашистской коалиции в основных военно-экономических областях создавало необходимые предпосылки для успешного ведения войны. Требовалось только, чтобы США и Великобритания активизировали свои действия, направленные на разгром общего врага — фашистской Германии и милитаристской Японии.

Зимой 1941/42 г. проблемы объединения усилий в войне активно обсуждались в переписке глав правительств СССР, США и Великобритании. Советский Союз настаивал на заключении договора о совместном ведении войны. Между тем правительство Великобритании рассчитывало ограничиться только соглашением по некоторым вопросам. Но советской дипломатии удалось оказать влияние на кабинет У. Черчилля, переговоры по конкретному содержанию договора с СССР в мае 1942 г. были завершены. Определенную роль в этом сыграли заинтересованность Великобритании в продолжении Советским Союзом кровопролитной борьбы с агрессором и боязнь резких изменений военно-политической обстановки в Европе в случае новых успехов вермахта. [12]

Соединенные Штаты Америки также не шли дальше переговоров по содержанию соглашения с Советским Союзом о принципах взаимной помощи в войне.

В мае 1942 г. намечалась поездка наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова с группой советников в Лондон и Вашингтон. Предполагалось подписать договор между СССР и Великобританией о союзе в войне против Германии и ее союзников, а также заключить соглашение между СССР и США о принципах взаимной помощи. Одним из важнейших вопросов, подлежавших обсуждению, являлся вопрос о сроках открытия второго фронта в Европе, что свидетельствовало бы о реальном стремлении союзных государств к разгрому главного противника. Удар непосредственно по Германии с запада и востока поставил бы ее в сложное положение, создал бы предпосылки для быстрейшего разгрома и вывода из войны главного участника фашистской коалиции.

Правительства США и Великобритании, пригласив советскую делегацию для переговоров, не информировали правительство СССР, что в апреле 1942 г. в Лондоне ими уже были согласованы основные положения политической и военной стратегии на 1942 г. Признавая главной целью разгром фашистской Германии, союзники тем не менее не планировали широкого вторжения в Западную Европу, договорившись лишь о высадке десанта в составе 5 — 6 дивизий. Такая операция не смогла бы отвлечь значительные силы Германии с востока. Но даже к ней подготовка не велась.

Весной 1942 г. командование вермахта продолжало перебрасывать свои войска из Германии и оккупированных стран Европы на советско-германский фронт. Но союзники не использовали эту благоприятную обстановку для активизации своих действий, и Советской Армии предстояло одной продолжать ожесточенную борьбу с основными силами немецко-фашистской армии.

Правящие круги США и Великобритании знали о приготовлениях фашистской коалиции к новой попытке сокрушить Советский Союз. В марте 1942 г. У. Черчилль писал Ф. Рузвельту: «Все предвещает возобновление весной в громадных масштабах германского вторжения в Россию...» А в беседе с советским послом в Лондоне И. М. Майским он заявил: «Вам придется выдержать страшную атаку» {4}. Тем не менее правящие круги США и Великобритании не стремились облегчить положение своего союзника. Они преследовали империалистические цели, надеясь на ослабление Германии — основного соперника — и в то же время хотели добиться зависимости от них Советского Союза. Черчилль, оценивая общие перспективы развития войны, заявлял: «Никто не сможет предвидеть, каково будет соотношение сил и где окажутся армии-победительницы к концу войны. Однако представляется вероятным, что Соединенные Штаты и Британская империя далеко не будут истощены и будут представлять собой наиболее мощный по своей экономике и вооружению блок, какой когда-либо видел мир, и что Советский Союз будет нуждаться в нашей помощи для восстановления страны в гораздо большей степени, чем мы будем нуждаться в его помощи» {5}.

Великобритания и США, не раз на словах выражая желание оказать помощь Советскому Союзу и вести с ним совместную борьбу против фашистского блока, на деле уклонялись от выполнения конкретных экономических и военных обязательств.

Следует отметить, что уже в то время между Великобританией и США нередко возникали разногласия, вызванные империалистической [13] сущностью этих государств — их политическим эгоизмом и экономической конкуренцией. Отношения между ними не всегда были откровенными. Так, Черчилль не информировал своего заокеанского партнера о реальных политических и стратегических замыслах правительства Великобритании, которое не собиралось поддерживать идею открытия второго фронта в Западной Европе и участвовать в нем даже ограниченными силами. Оно преследовало иные цели: ускорить накапливание на Британских островах американских авиационных соединений и сухопутных войск и тем самым укрепить стратегическое положение Великобритании в Европе. Такая политика играла на руку фашистской Германии, поскольку создавала благоприятные условия для проведения вермахтом летом 1942 г. новых крупных военных действий против Советского Союза.

Что касается Франции, то значительная часть ее территории была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Правительство Ф. Петэна — П. Л аваля на неоккупированной части страны проводило политику сотрудничества с Германией, оказывая ей всевозможную помощь. В его подчинении находились французские войска, дислоцировавшиеся в Северной Африке. Лишь Национальный комитет движения «Свободная Франция» во главе с генералом Шарлем де Голлем добивался активного участия в антифашистской коалиции. Из находившихся в Великобритании, и особенно в ее колониях, солдат и офицеров — сторонников де Голля — формировались новые французские части, создавались учебные центры и т. д. Де Голль настаивал на том, чтобы французы участвовали в боевых действиях союзных войск, и выступал за открытие второго фронта на территории Франции. Несколько десятков французских военных кораблей (в основном эсминцев, корветов, тральщиков) действовали вместе с британским флотом. Определенную роль в конвоях и переброске войск союзников играли 170 французских торговых судов.

Ведущей силой фашистского блока являлась гитлеровская Германия. Располагая наибольшими вооруженными силами и мощной военной экономикой, она оказывала также определяющее влияние на политику и стратегию своих европейских союзников. Ее войска находились не только в оккупированных странах, но и на территории ряда государств-сателлитов. Во всех этих странах активную деятельность по мобилизации их ресурсов вели политические, экономические и военные миссии Германии. Большинство государств, входивших в состав этого блока, к 1 апреля 1942 г. принимали активное участие в войне против Советского Союза.

Образование антифашистской коалиции существенно сказалось на международном положении Германии. Расчеты Гитлера на внешнеполитическую изоляцию Советского Союза и быстрый его разгром провалились. После поражения немецко-фашистских войск под Москвой стало очевидно, что политика и военная стратегия главной державы агрессивного блока терпят провал, что в мире существует реальная сила — Советский Союз, способный добиться коренного перелома в ходе войны в пользу свободолюбивых народов. Авторитет фашистской Германии оказался серьезно подорванным, однако возглавляемый ею блок был еще достаточно сильным.

Надежда Германии на раскол антифашистской коалиции, вовлечение стран Азии, Ближнего и Среднего Востока в войну на стороне фашистских государств и получение новых источников сырья и продовольствия также не оправдалась. Гитлеровское руководство стремилось получить от своих европейских союзников максимальное количество войск, чтобы перебросить их на советско-германский фронт. Правительства Румынии, Венгрии, Италии дали согласие отправить на Восточный фронт дополнительно несколько десятков дивизий. Экономика этих государств полностью подчинялась интересам германских монополий. [14]

Кровопролитная, затяжная война неизбежно должна была обострить взаимоотношения между странами фашистского блока, ухудшить их внешнеполитическое положение. Это подтверждается тем, что уже весной 1942 г. военно-политическое руководство Германии очень низко оценивало боевые качества итальянской армии и ее способность самостоятельно решать стратегические задачи на фронтах второй мировой войны. В свою очередь, в политических и военных кругах Италии открыто выражалось сомнение в возможности военных успехов вермахта на Восточном фронте после его зимних поражений. Более того, некоторые итальянские политические деятели и дипломаты высказывали мысль о необходимости взять на себя инициативу в мирных переговорах с англо-американской стороной.

В такой обстановке 29 — 30 апреля 1942 г. в Зальцбурге (Австрия) проходила встреча А. Гитлера и Б. Муссолини. Глава «третьего рейха» старался убедить своего партнера в том, что летом 1942 г. события будут развиваться в желаемом для стран оси направлении, что Советский Союз потерпит поражение, а затем капитулируют Великобритания и США. По мнению Гитлера, последние не представляли серьезной угрозы на данном этапе войны. Муссолини же больше беспокоила мысль о необходимости поднять престиж Италии в рамках фашистской коалиции. А это могло быть достигнуто только военными успехами итальянской армии, и прежде всего в Северной Африке. По ряду проблем руководители двух фашистских государств не пришли к единым взглядам, однако дуче был вынужден во многом уступить и послать на советско-германский фронт значительные силы.

Правители Румынии весной 1942 г. стремились закрепить за собой захваченные ее войсками советские территории. Именно это обстоятельство привело к расширению дальнейшего сотрудничества между Румынией и Германией. Во время встречи с Гитлером в феврале 1942 г. И. Антонеску заявил, что Румыния со всеми своими военными и экономическими возможностями находится в распоряжении германской империи. Тем не менее весной 1942 г. вскрылись противоречия между этими странами из-за отказа Гитлера дать согласие на закрепление за Румынией оккупированной ее войсками советской территории. Назревала также опасность экономического разорения страны, в частности падения уровня добычи нефти, а также снижения потребления продовольствия, вывоз которого в Германию принимал все большие размеры. Гитлер не удовлетворял просьбы Антонеску о выделении для румынской армии достаточного количества вооружения и снаряжения. Вызывала недовольство в руководящих кругах Румынии и позиция Германии в румыно-венгерском территориальном споре.

Венгрия открыто высказывала территориальные претензии к Румынии, Словакии и Хорватии, что, естественно, обостряло отношения между ними. Конфликт достиг больших размеров, и во время апрельской встречи с руководителями венгерского правительства Гитлер заявил, что этот раздор не должен мешать его планам ведения войны с Россией.

Интересам войны на Востоке были подчинены все ресурсы хортистской Венгрии. Премьер-министр М. Каллаи в марте 1942 г. заявлял о своей преданности державам оси.

Политическое и военное сотрудничество Германии и Финляндии было весьма тесным. Гитлеровские войска, участвовавшие в боевых действиях на севере Финляндии, получали всестороннюю поддержку финских властей и военного командования. Финляндия поставляла Германии стратегические материалы — никель, молибден, медь. Вступив в военно-политический сговор с Германией, финская реакция вынашивала план захвата Кольского полуострова, Карелии и других районов Советского Союза. [15]

Правители «третьего рейха» подогревали эти настроения, хотя не забывали и о своих интересах в этих же районах.

Реакционное болгарское правительство не объявляло войны Советскому Союзу. Оно боялось взрыва народного возмущения, так как традиции дружбы с Россией всегда были весьма сильными в стране. Однако правительство поддерживало фашистский агрессивный блок: на территории Болгарии дислоцировались немецкие войска; экономика государства фактически была подчинена интересам Германии.

Большое значение для фашистского блока имела политика гитлеровского правительства по отношению к Франции. Ведь именно эта страна могла стать театром военных действий при открытии второго фронта в Западной Европе. Поэтому правители Германии создавали здесь видимость сохранения «национальной» власти, надеясь обеспечить прочность своего тыла. Руководство вермахта стремилось исключить возможность присоединения сильного французского флота к вооруженным силам антифашистской коалиции.

После поражения немецко-фашистских войск под Москвой гитлеровцы перешли к более жесткой политике во Франции. 18 апреля 1942 г. по требованию Гитлера правительство Виши вновь возглавил преданный фюреру П. Лаваль, одновременно занявший посты министров иностранных дел, информации и внутренних дел. Лаваль, таким образом, взял в свои руки руководство французской жандармерией, превратившейся в придаток гестапо. Сущность своей политики он изложил в выступлении 22 июня по радио: «Я верю в победу Германии, и я желаю Германии победы, ибо в противном случае коммунизм воцарится во всей Европе» {6}.

Отношения Германии с Японией строились на основе общих агрессивных целей фашистской коалиции. Германия была крайне заинтересована во вступлении своего союзника в войну против Советского Союза. Но необходимость закрепления захваченных территорий и дальнейшего развития успехов в юго-западной части Тихого океана и в Юго-Восточной Азии, а также победы Советской Армии в борьбе с фашистским вермахтом заставляли Японию воздерживаться от вступления в войну с СССР. Однако подготовку к ней она продолжала.

Германские монополии были заинтересованы в получении стратегического сырья из захваченных японцами районов Южных морей и Юго-Восточной Азии. 23 марта 1942 г. И. Риббентроп заявил послу Японии в Берлине о необходимости экономического сотрудничества между европейско-африканской сферой, находившейся под контролем Германии и Италии, и сферой «великой Восточной Азии» во главе с Японией. Но японские монополисты не соглашались на это. Они считали, что Япония сможет самостоятельно установить господство в этих районах, вытеснив США и Великобританию.

Итак, правящие круги Германии и Японии оказались неспособными совместно решить наиболее важные для них вопросы ведения войны. И все же фашистский блок, несмотря на существовавшие внутри него противоречия, представлял еще сильный военно-политический союз. Он обладал значительными людскими и материальными ресурсами, мобильными и боеспособными вооруженными силами, которые наращивались для новых попыток овладеть стратегической инициативой на театрах военных действий. Страны-сателлиты предоставляли в распоряжение Германии свои вооруженные силы, экономику, использовавшиеся прежде всего в войне против Советского Союза.

К весне 1942 г. более широкий размах получило антифашистское и национально-освободительное движение народов против германских, [16] итальянских, японских оккупантов и сотрудничавших с ними местных профашистов. Поражение немецко-фашистских армий на советско-германском фронте зимой 1941/42 г. и создание антигитлеровской коалиции укрепляли веру народов в победу над агрессорами. Перспектива затяжной войны ставила фашистский блок перед необходимостью мобилизации новых людских контингентов и материальных ресурсов. Резкое усиление эксплуатации и ограбление оккупированных стран Европы, террор и насилие вызывали решительное сопротивление трудящихся. Ширилось движение Сопротивления, возникали и развивались различные формы и методы борьбы, которая стала приобретать в некоторых странах общенациональный характер. Шел процесс консолидации патриотических сил, формировались и укреплялись органы, возглавлявшие их борьбу.

В апреле 1942 г. партизанские силы Югославии вели тяжелые оборонительные бои против войск вермахта, развернувших крупные наступательные операции. В это же время в Бельгии вспыхнула массовая забастовка рабочих, охватившая 125 тыс. человек. Усилились выступления организаций движения Сопротивления во Франции и Скандинавских странах. В Польше создавались отряды Гвардии Людовой. Развертывали свои действия и организации эмигрантского польского правительства. Поднимались на борьбу греческие и албанские патриоты.

Но антифашистское движение народов Европы не было единым. Наиболее последовательными в борьбе с оккупантами и коллаборационистами являлись отряды патриотов, в которых руководящая роль принадлежала коммунистам и примыкавшим к ним левым силам. Эмигрантские правительства в Лондоне сдерживали борьбу народных масс своих стран против гитлеровцев и зачастую открыто выступали против участников освободительного движения.

Ширилась национально-освободительная борьба и в странах Азии. За освобождение своих стран от японских захватчиков выступали народы Вьетнама, Кореи, Бирмы. Малайи, Индонезии, Филиппин; продолжал сражаться с врагом китайский народ.

Антифашистская борьба в странах Европы и Азии способствовала ослаблению тыла агрессивной коалиции и постепенно превращалась в важный фактор ведения войны.

Политическая позиция основных нейтральных государств к апрелю 1942 г. была по-прежнему двойственной: Швеция, Турция и Испания соблюдали «нейтралитет», но оказывали Германии значительную помощь. Однако поражение гитлеровцев на советско-германском фронте зимой 1941/42 г. насторожило правительства этих стран.

Турция, лавируя между Германией, с одной стороны, Англией и США — с другой, вынуждена была сохранять нейтралитет. Такая политика строилась в расчете на изменения политической и военной обстановки в мире. Разгром фашистских войск под Москвой значительно повлиял на позицию Турции. Успехи английских войск в Ливии стабилизировали обстановку на всем Ближнем Востоке. Определенное влияние оказало и распространение на Турцию закона о ленд-лизе. И все же турецкое правительство было не прочь извлечь выгоды и из возможных успехов вермахта на советско-германском фронте в предстоявшей летней кампании. Поэтому на границе с Советским Союзом оно начало сосредоточивать войска. Гитлер в своих захватнических планах рассматривал Турцию как своего нового союзника. Во время встречи с Муссолини в Зальцбурге он заявил, что Турция медленно, но верно идет по направлению к оси.

Испания, объявившая себя невоюющей страной, присоединилась к Берлинскому пакту и даже направила на советско-германский фронт «Голубую дивизию». [17]

Победы Советской Армии зимой 1941/42 г. значительно укрепили позиции прогрессивных сил ряда нейтральных стран, которые все активнее выступали за соблюдение их правительствами строгого нейтралитета в войне. В Швеции, например, несмотря на репрессии властей, демократическая печать настойчиво и смело выступала в защиту нейтралитета.

Внутриполитическое положение Советского Союза характеризовалось прежде всего тем, что его народ и Вооруженные Силы, руководимые Коммунистической партией, выдержали испытания первых десяти месяцев небывалой по своим масштабам войны и положили начало коренному повороту в ее развитии. Укрепилось морально-политическое состояние советского народа. Он был уверен, что победа над фашистским агрессором будет достигнута.

Необходимость дальнейшего развертывания Советских Вооруженных Сил в связи с предстоявшей напряженной борьбой требовала завершения перестройки в кратчайшие сроки народного хозяйства и наращивания военного производства. Благодаря преимуществам социалистической системы хозяйства эта задача решалась успешно, и начиная с марта 1942 г. производство военной продукции стало возрастать. В этом месяце только в восточных районах было выпущено столько вооружения, сколько его давала до начала войны вся страна. Особое внимание уделялось улучшению его тактико-технических данных.

На танковых заводах шла напряженная работа по расширению выпуска средних и тяжелых танков новых типов — Т-34 и КВ. Интенсивно велась подготовка к производству самоходно-артиллерийских установок — СУ-76 и СУ-122, предназначавшихся для поддержки пехоты и танков.

Повышалось качество самолетного парка. Этот процесс несколько замедлился в связи с перебазированием авиационной промышленности в восточные районы, но впоследствии стал нарастать. Так, если к началу 1942 г. новые типы истребителей в общем парке истребительной авиации составляли 41,2 процента, то к концу первого квартала — почти 50 процентов. Резко возросло число самолетов-штурмовиков (до 30 процентов всего самолетного парка). Выпуск бомбардировщиков шел более медленными темпами. Если в общем производстве самолетов в 1941 г. они составляли 23,9 процента, то в 1942 г. — 13,9 процента. Обусловливалось это тем, что действующая армия нуждалась в большем количестве истребителей, поскольку авиация врага обладала господством в воздухе. Штурмовики необходимы были для непосредственной поддержки сухопутных войск.

Массированное применение противником танков и самолетов вызвало необходимость быстрого увеличения артиллерийского вооружения, в частности противотанковых пушек, танковых и дивизионных пушек 76-мм калибра, зенитных орудий. Если во втором полугодии 1941 г. таких пушек было произведено 13 053, то в первом полугодии 1942 г. — уже 30 355, то есть в 2,3 раза больше {7}. К весне 1942 г. резко увеличился выпуск 82-мм и 120-мм минометов; быстро развивалось производство реактивных установок БМ-8 и БМ-13. Все в большем количестве стали поступать в действующую армию противотанковые ружья и пистолеты-пулеметы. Потребности Вооруженных Сил страны и всего народного хозяйства в горючем в основном покрывались за счет отечественной нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности. В восточных районах Советского Союза развивалась и укреплялась топливно-энергетическая и металлургическая база. [18]

Минувшая зимняя кампания потребовала огромных материальных ресурсов. Поэтому ко времени выработки планов действий Советских Вооруженных Сил на весну и лето 1942 г. основные виды вооружения, боевой техники, боеприпасов, горючего еще продолжали восполняться.

Росло производство сельскохозяйственной продукции. В ряде восточных областей начали выращивать сахарную свеклу, просо, картофель и овощи, которые ранее здесь не культивировались. Перед этими областями ставилась задача не только самообеспечения сельскохозяйственной продукцией, но и удовлетворения ею потребностей фронта.

Большое внимание партия и правительство уделяли упорядочению работы транспорта, роль которого в ходе войны непрерывно возрастала. 14 февраля 1942 г. при ГКО был образован Транспортный комитет, который стал решать вопросы организации взаимодействия всех видов транспорта и их развития. Особое внимание уделялось сохранению и подготовке кадров. В мае 1942 г. был прекращен призыв в армию железнодорожников, из армии на транспорт возвращались машинисты и некоторые другие специалисты.

В стране развертывалось Всесоюзное социалистическое соревнование. Ширилось патриотическое движение советских людей за оказание всесторонней помощи фронту, за создание на предприятиях фондов обороны, а в колхозах — «гектаров обороны», а также сбор средств на вооружение.

Завершение перевода советской экономики на военные рельсы, увеличение выпуска вооружения и боевой техники, укрепление связи фронта с тылом — все это создавало предпосылки для достижения материально-технического превосходства над врагом.

В Великобритании, США и других странах антифашистской коалиции росли симпатии к советскому народу и его Вооруженным Силам, принявшим на себя основной удар гитлеровской Германии. Трудящиеся этих стран требовали увеличения поставок стратегических материалов и вооружения Советскому Союзу. В Великобритании и США развертывалось массовое движение за немедленное открытие второго фронта в Европе. Однако правящие круги этих государств стремились всячески затормозить рост этого движения. Наиболее реакционные органы буржуазной печати утверждали, будто западные союзники СССР еще не готовы к открытию второго фронта — необходима длительная подготовка к такой акции. Распространялись подбрасываемые геббельсовской пропагандой слухи о создании врагом сильной обороны на французском побережье.

США быстро наращивали производство вооружения и боевой техники. Этому способствовало то, что американская территория не подвергалась воздействию японской и германской авиации. За первую половину 1942 г. производство танков и самолетов в США по сравнению со второй половиной 1941 г. увеличилось соответственно в 2,3 и 1,7 раза {8}.

Военно-политическое положение в Китае к апрелю 1942 г. было сложным. Гоминьдановское правительство по-прежнему проводило пассивную политику по отношению к японским оккупантам. Вступление США и Великобритании в войну с Японией позволило китайскому правительству значительно снизить активность борьбы с ней и направить основные усилия на борьбу с революционными силами страны.

В экономике Китая хозяйничали «четыре семейства» — верхушка национальной буржуазии. Промышленность и торговля были дезорганизованы, сельское хозяйство находилось в упадке.

Затянувшаяся кровопролитная война не могла не отразиться на внутреннем положении фашистской Германии и ее союзников. Извещения [19] о гибели солдат и офицеров на Восточном фронте, множество инвалидов и калек свидетельствовали о том, что война для немецкого народа оборачивалась трагедией. Ряд районов страны подвергался массированным бомбардировкам английской авиации. Печать и радио не могли уже скрывать правды о поражениях «непобедимого» вермахта. Однако гитлеровское руководство считало возможным предпринять новую попытку в течение лета выиграть войну с Советским Союзом. Правительство фашистской Германии проводило в жизнь ряд срочных мероприятий: в армию призывались новые контингента!, увеличивалась продолжительность рабочего дня на предприятиях, связанных с военным производством; все новые и новые заводы переводились на производство оружия, боеприпасов, военного снаряжения. В апреле 1942 г. в Германии впервые были снижены продовольственные нормы, особенно на мясо и жиры.

Военная промышленность Германии оказалась не в состоянии восполнить огромные потери вооружения и боевой техники на Восточном фронте. Вместо планировавшегося после летних побед 1941 г. сокращения военного производства фашистское правительство дало указания о его значительном расширении. 90 процентов выпускавшегося вооружения приходилось на обеспечение потребностей сухопутных войск и авиации. Темпы производства военной продукции к апрелю 1942 г., особенно танков, артиллерийских орудий, самолетов, боеприпасов и некоторых видов стратегических материалов, например синтетического каучука, возрастали. Следовательно, требовалось и больше рабочей силы. Это заставило фашистскую Германию заняться перераспределением людских ресурсов.

Из-за нехватки мужчин для работы в промышленности привлекались женщины. Проводилась насильственная мобилизация населения оккупированных стран для работы в промышленности и сельском хозяйстве Германии. С апреля 1942 г. гитлеровцы начали массовый угон советских людей с оккупированных территорий на каторжные работы в Германию. Резко возросло применение труда военнопленных.

Гитлеровское правительство прилагало большие усилия для повышения эффективности военного производства. Все более тесными и прочными становились связи германских монополий с фашистской партией. Поставленный Гитлером во главе военного производства А. Шпеер начал проводить в жизнь мероприятия по его реорганизации. Наступил, таким образом, новый этап в развитии всего военного хозяйства Германии. Соответствующие органы вермахта стали составной частью министерства вооружения и боеприпасов. В результате прирост военной продукции значительно увеличился. Если принять его физический объем в январе — феврале 1942 г. за 100, то в марте он равнялся 129, в апреле — 133, а в последующие месяцы продолжал неуклонно расти {9}.

В первой половине 1942 г. промышленность Германии ежемесячно давала вермахту 350 танков и около 50 штурмовых орудий. Незначительным было производство противотанковых и зенитных орудий. В самолетостроении ведущее место отводилось бомбардировщикам. Увеличение выпуска танков и бомбардировщиков свидетельствовало о подготовке вермахта к широким наступательным действиям.

Германский народ стал более восприимчив к антифашистской пропаганде, большую роль в которой играла Коммунистическая партия Германии, действовавшая в тяжелых условиях подполья. В начале апреля 1942 г. Политбюро КПГ выдвинуло идею создания единого немецкого общенационального комитета борьбы с фашистской диктатурой. Члены антигитлеровских организаций из военнопленных и иностранных [20] рабочих вступали в контакт с германскими антифашистами. Под влиянием антифашистской пропаганды на предприятиях вспыхивали волнения. Гитлеровцы отвечали на выступления антифашистов усилением террора. Внутреннее положение европейских союзников Германии — Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии — значительно ухудшилось. Подготовка новых воинских, формирований для отправки на Восточный фронт, экономическое ограбление этих стран обостряли антифашистские и антивоенные настроения трудящихся, несмотря на усиление репрессий.

Напряженной была внутриполитическая обстановка в Болгарии. По всей стране народ решительно поднимался на борьбу против войны и фашизма. В ряде районов начали создаваться организации Отечественного фронта из представителей Болгарской рабочей партии и других прогрессивных организаций. По их предложению Г. Димитров разработал программу Отечественного фронта, главным требованием которой был разрыв Болгарии со странами фашистского блока и установление сотрудничества с Советским Союзом. Продолжали действовать партизанские группы. Правительство Болгарии жестокими мерами стремилось сдержать развитие народного движения.

Сложным было и внутреннее положение Японии. Война для нее также приобрела затяжной характер и утрачивала благоприятную перспективу. Экономика страны приспосабливалась к условиям длительной войны. Разрабатывались мероприятия по использованию богатых запасов стратегического сырья в захваченных районах Тихого океана и в Юго-Восточной Азии, принимались меры по экономии металла, поскольку 61 процент потребляемой стали в 1942 г. шел на военное производство Японии. Укреплялись позиции японской военщины и монополистических объединений, развивались их связи. В марте 1942 г. вступил в действие закон о трудовой мобилизации мужчин и женщин от 12 до 70 лет. Продолжительность рабочего дня на некоторых предприятиях достигала 15 часов. В промышленности и сельском хозяйстве стал интенсивнее использоваться принудительный труд иностранных рабочих, в первую очередь корейцев и китайцев. Ухудшилось продовольственное снабжение. С февраля 1942 г. было введено нормированное потребление риса с частичной заменой его менее питательными продуктами.

Усиливались репрессии против лиц, выступавших за прекращение войны. Особое значение придавалось соблюдению закона «О чрезвычайном контроле за словом, печатью, собраниями, организациями», начавшего действовать с момента вступления Японии в войну с Соединенными Штатами Америки. Широкие масштабы приняла шовинистическая пропаганда.

Итак, к весне 1942 г. основные государства воюющих коалиций уделяли главное внимание мобилизации ресурсов для дальнейшего ведения войны, стремились упрочить внутреннее положение и свои позиции на международной арене.

Оглавление. Провал агрессивных планов фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.