Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Создание военного хозяйства в СССР в ходе Великой Отечественной войны

Завершение перестройки социалистической экономики и создание слаженного военного хозяйства продолжали оставаться одной из важнейших сторон деятельности Коммунистической партии и Советского правительства в 1942 г.

В исключительно неблагоприятной обстановке советский народ и его авангард — рабочий класс под руководством Коммунистической партии осуществляли перебазирование миллионов людей, основных производственных мощностей предприятий и других материальных ценностей из угрожаемых районов страны в глубокий тыл и организовали там производство военной и гражданской продукции.

Успешное перебазирование промышленности в восточные районы страны, исключительно быстрые темпы ее восстановления положительно сказались на росте военно-экономического потенциала СССР. Несмотря на то что уровень производства в ведущих отраслях тяжелой индустрии продолжал снижаться вплоть до февраля 1942 г., выпуск военной продукции стал возрастать уже с декабря 1941 г. В июле 1942 г. предприятия Наркомата авиационной промышленности произвели продукции в 1,3 раза, предприятия Наркомата танковой промышленности — в 3,8, Наркомата вооружения — в 1,2 и Наркомата боеприпасов — в 1,7 раза больше, чем в июле 1941 г. {30}. Через год после нападения фашистской Германии на СССР советская военная промышленность, преодолевая огромные трудности, не только восстановила утраченные мощности, но и значительно превысила их. Это был крупный успех советского народного хозяйства.

Проверка качества готовых снарядов в СССР
Проверка качества готовых снарядов

К концу первого полугодия 1942 г. благодаря величайшему напряжению сил советского народа уже действовали 1200 эвакуированных предприятий, в том числе 245 предприятий машиностроения, 54 — черной и цветной металлургии, 47 — химической и резиновой промышленности. Кроме того, было введено в эксплуатацию 850 новых заводов, цехов, шахт, электростанций, доменных и мартеновских печей, прокатных станов. Под руководством Коммунистической партии труженики тыла своими героическими усилиями выполнили одну из важнейших задач, предусмотренных народнохозяйственным планом на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г., — превратили восточные районы в главный [36] арсенал страны. Здесь, как отмечал М. И. Калинин, произошла поистине «промышленная революция».

Значение таких грандиозных военно-экономических мероприятий Советского государства, как перебазирование производительных сил на восток страны и ввод их в строй в предельно сжатые сроки в условиях военного времени, трудно переоценить. Успешное выполнение этой задачи позволило с первых месяцев 1942 г. во все возрастающих размерах выпускать продукцию для фронта, наладить кооперирование между отдельными отраслями промышленности и внутри них и к концу года создать в стране слаженное военное хозяйство. Решающую роль в этом сыграли небывалый трудовой героизм советского народа, огромная организаторская деятельность ЦК ВКП(б), ГКО и Совнаркома СССР. Централизованная система распределения материально-технических и трудовых ресурсов позволила органам Советского государства в сложнейшей военной обстановке гибко и оперативно решать самые трудные и ответственные задачи военного производства.

Весной 1942 г. в стране возникло критическое положение с металлом. В связи с этим ЦК ВКП(б) поручил председателю Госплана Н. А. Вознесенскому совместно с наркомом черной металлургии И. Ф. Тевосяном разработать мероприятия по форсированию строительства и ускоренному наращиванию мощностей черной металлургии на Урале и в Западной Сибири. 13 апреля Государственный Комитет Обороны утвердил план мероприятий, предусматривавший ввод в действие 23 доменных и свыше 60 мартеновских печей, 22 электропечей и 7 бессемеровских конверторов, 25 прокатных станов и ряда трубопрокатных, коксовых печей и сопутствующих производств {31}.

Основной военно-промышленной базой страны стали ее восточные районы, где была сосредоточена и развернута военная промышленность. Развитию экономики в этих районах партия и правительство еще в довоенное время уделяли большое внимание.

В крупный район с мощной тяжелой индустрией было превращено Поволжье. Созданные здесь предприятия авиационной промышленности стали давать более трети всех выпускавшихся в стране самолетов. Значительно расширилось производство боеприпасов, вооружения, малых боевых кораблей.

В Куйбышеве и Саратове были пущены в эксплуатацию заводы по производству шарикоподшипников. В Ульяновске на базе частично эвакуированного Московского автозавода развертывалось новое крупное предприятие — Ульяновский автозавод. Объем производства промышленной продукции в 1942 г. в районах Поволжья составил 12 млрд. рублей против 3,9 млрд. рублей в 1940 г. {32}.

Ведущее место среди основных экономических районов страны по праву занял Урал. Претворяя в жизнь ленинские заветы, партия и правительство приложили немало усилий в годы индустриализации Советского Союза для развития его экономики, и прежде всего тяжелой индустрии Урала, ставшего становым хребтом военно-промышленной базы страны, главным ее арсеналом. Здесь было размещено свыше 450 эвакуированных предприятий. Он явился одним из главных поставщиков черных и цветных металлов, в том числе качественных и высококачественных сталей, алюминия, цветного проката. Значительно повысилось производство химической продукции. Уральцы обеспечивали броней и поковками танковую и авиационную промышленность, наладили производство [37] труб для реактивной артиллерии. Вступали в строй комбинаты по выпуску танков, автомобилей, мотоциклов, гидротурбин, электрогенераторов, шарикоподшипников, насосов и станков. Стоимость валовой продукции промышленности на Урале в 1942 г. выросла до 26 млрд. рублей против 9,2 млрд. рублей в 1940 г. {33}.

Расширились производственные мощности Сибири. После потери Донбасса коксующийся уголь стал давать в основном Кузнецкий бассейн. Металлургия Сибири наряду с Уралом снабжала военные заводы высококачественной сталью. В Сибири было налажено производство алюминия, увеличена добыча и производство олова, ртути, редких металлов. Норильск поставлял никель и медь. На базе эвакуированных из Донбасса химзаводов быстро развивалась химическая промышленность. Значительно расширилась производственная база машиностроительной промышленности Сибири, выпускавшая самолеты, танки, мотоциклы, шарикоподшипники, электрооборудование, боеприпасы.

Размещение эвакуированных предприятий и строительство новых в Казахстане и Средней Азии ускорили процесс индустриализации этих районов. Здесь в короткий срок вступило в строй свыше 250 крупных эвакуированных предприятий, в том числе ряд металлообрабатывающих и машиностроительных заводов. Казахстан стал значительной базой снабжения оборонной промышленности стратегическим сырьем: молибденом, сурьмой, свинцом, медью, цинком. На шахтах Караганды увеличилась добыча коксующегося угля, на промыслах Эмбы — нефти, в поселке Джезды начал действовать новый марганцевый рудник.

В крупный промышленный район превратился Узбекистан. В Таджикистане увеличился выпуск продукции пищевой и текстильной промышленности, выросла добыча цветных и редких металлов. В Туркмении вступил в строй Красноводский нефтеперегонный завод с производственной мощностью 650 тыс. тонн нефтепродуктов в год. Киргизия вышла на первое место в Союзе по производству ртути {34}.

Удельный вес предприятий военной промышленности в восточных районах повысился с 18,5 процента в июне 1941 г. до 76 процентов в июне 1942 г. {35}.

Тяжелая обстановка на советско-германском фронте летом и осенью 1942 г. поставила народное хозяйство перед новыми испытаниями. Немецко-фашистские войска нацелили удары на важнейшие экономические районы юга страны. Правители фашистской Германии предвкушали не только близкую военную, но и экономическую победу. Они придавали исключительно важное значение захвату Сталинграда — важнейшего стратегического пункта и волжской транспортной артерии. В одном из своих выступлений в конце сентября 1942 г. Гитлер заявил, что перед вермахтом стоят следующие цели: захватить у противника последние крупные хлебные районы; лишить его последнего оставшегося коксующегося угля; придвинуться к его нефтяным источникам, взять их или, по крайней мере, отрезать; затем продолжать наступление дальше, чтобы перерезать последнюю и крупнейшую транспортную артерию — Волгу {36}.

Усложнившаяся обстановка на южном крыле советско-германского фронта летом 1942 г., непосредственная угроза захвата гитлеровцами [38] ряда крупных экономических центров вновь вызвали необходимость эвакуации людей и предприятий из некоторых областей страны. 22 июня 1942 г. Государственный Комитет Обороны образовал Комиссию по эвакуации под председательством Н. М. Шверника. В нее вошли Б. Н. Арутюнов, П. А. Ермолин, А. Н. Косыгин, А. И. Микоян, М. З. Сабуров. В течение июня — августа только из Ворошиловградской, Ростовской, Сталинградской и Воронежской областей было перебазировано в тыл более 40 крупных предприятий. Всего было эвакуировано свыше 150 крупных промышленных предприятий, сотни тысяч людей, для вывоза которых потребовалось 70 тыс. одних только железнодорожных вагонов.

Хотя географический район второй эвакуации и ее объем были меньшими, чем в 1941 г., она проводилась в очень сложных условиях.

Вывод противником из строя Сталинграда как промышленного центра лишил Советский Союз одной из крупных баз производства качественных металлов, танкостроения и артиллерийского вооружения. После захвата врагом восточной части Донбасса центральные районы страны остались без донецкого угля, а продвижение вражеских войск на Северный Кавказ поставило под угрозу работу нефтепромыслов Майкопа и Грозного. Ощутимыми для страны были и потери сельскохозяйственных районов Дона, Кубани и Ставрополья, а также важных транспортных магистралей — железнодорожных и водных, связывающих юг страны с другими экономическими районами Советского Союза. Расширенное воспроизводство основных фондов в 1942 г. в восточных районах СССР лишь компенсировало потери, понесенные в том же году народным хозяйством от военных действий.

Уборка урожая в прифронтовой полосе во время Великой Отечественной
Уборка урожая в прифронтовой полосе во время Великой Отечественной

Временная потеря южных районов страны вызвала дополнительные трудности в создании слаженного военного хозяйства. Возросшие потребности оборонной промышленности в топливе, электроэнергии, металле, химических продуктах не отвечали реальным возможностям их удовлетворения. Так, на Урале к сентябрю 1942 г. выпуск промышленной продукции увеличился по сравнению с довоенным в 2,5 раза, а выработка электроэнергии поднялась лишь на одну треть. Промышленность Сибири также ощущала острый недостаток электроэнергии. Созданные еще в мирное время крупные материально-технические резервы, накопленные запасы стратегического сырья и топлива вследствие массовой эвакуации предприятий и огромных потерь были к этому времени в значительной степени израсходованы. Положение усугублялось и серьезными перебоями в работе транспорта. Техническое состояние железных дорог за первый год войны сильно ухудшилось.

Чтобы преодолеть возникшие летом 1942 г. трудности, необходимо было добиться более согласованной работы промышленности, транспорта и других отраслей военной экономики с их сырьевой и топливной базами и поддерживать на соответствующем уровне сельское хозяйство. Преодоление диспропорций, комплексное развитие различных отраслей хозяйства являлись главнейшей задачей. Требовалось максимальное использование внутренних резервов, наращивание мощностей всех отраслей тяжелой индустрии, усиление темпов промышленного строительства и резкое увеличение производства топлива, электроэнергии, металла. От успешного решения этих задач зависел дальнейший подъем военного производства и в целом тяжелой промышленности.

Особое внимание уделялось топливной промышленности. 4 мая 1942 г. СНК СССР принял постановление «Об увеличении добычи угля на Урале в 1942 г.». Тысячи рабочих были направлены на шахты, строительство которых широко развернулось в Уральском бассейне. Улучшению работы бассейна способствовали мероприятия Челябинского обкома партии, который провел совещание управляющих трестов, начальников шахт, [39] парторгов ЦК партии на шахтах. В этом совещании принял участие кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Н. А. Вознесенский.

В Кузбассе, например, годовая добыча угля составляла только 40,8 процента производственной мощности шахтного фонда бассейна. Резервов было достаточно, но для их использования необходимым условием становилось повышение производительности труда, поскольку в Кузнецком и Карагандинском бассейнах число шахтеров на подземных работах значительно уменьшилось.

24 августа и 22 сентября 1942 г. Государственный Комитет Обороны принял постановления о неотложных мерах по увеличению добычи угля в Кузнецком бассейне и о форсировании добычи нефти в Казахстане, Поволжье, Башкирии и Средней Азии. Намеченная постановлениями ГКО программа быстрого развития ведущих центров топливной промышленности на востоке страны представляла собой комплекс крупных организационных и технических мероприятий. Особое внимание уделялось совершенствованию управления предприятиями, более рациональному использованию техники, максимальной экономии материальных и трудовых ресурсов, расстановке рабочей силы. Намечалось провести, в жизнь разработанную правительством систему прогрессивной оплаты труда шахтеров. В дополнение к решению ГКО Центральный Комитет партии принял 24 сентября постановление «О мерах улучшения партийной работы в угольных районах Кузбасса в связи с задачей увеличения добычи угля» и аналогичное постановление по Карагандинскому угольному бассейну {37}.

Кузбасс и Караганда сыграли решающую роль в обеспечении народного хозяйства топливом. Заметно повысилась его добыча и в других районах страны. Крупной хозяйственной победой явилось восстановление Подмосковного бассейна, в котором уже в сентябре 1942 г. был достигнут довоенный уровень среднесуточной добычи угля — 35 тыс. тонн {38}. Промышленные предприятия, электростанции, железнодорожный и водный транспорт центральных районов страны, включая и Москву, полностью перешли на местное топливо.

Плодотворное воздействие на развитие производительных сил страны оказывала советская наука. Она изыскивала новые возможности и резервы для нужд фронта. Научные комитеты, комиссии и бригады научно-технической помощи действовали во всех промышленных центрах восточных районов. 29 мая 1942 г, большая группа ученых во главе с президентом Академии наук СССР академиком В. Л. Комаровым по указанию ГКО выехала в Казахстан, где совместно с ЦК компартии Казахстана и СНК Казахской ССР разработала план комплексного обследования этой республики.

В середине 1942 г. была создана Комиссия Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Среднего Поволжья и Приуралья на нужды обороны во главе с академиком Е. А. Чудаковым. Ее секциями руководили академики Г. М. Кржижановский, С. С. Наметкин, К. И. Скрябин, А. М. Терпигорев, В. Г. Хлопин и другие. В результате деятельности Комиссии в районах Поволжья и Прикамья были открыты новые мощные нефтяные залежи. Это имело очень большое значение в то время, когда снабжение страны кавказской нефтью было сильно затруднено.

В горах Урала и Алтая, в степях Казахстана, в Средней Азии и на Крайнем Севере поисковые работы вели научные экспедиции, открывшие новые запасы угля, железной руды, нефти и цветных металлов. Большой вклад в расширение производства, освоение выпуска новых видов продукции [40] внесли ученые — академики И. П. Бардин, Э. В. Брицке, М. А. Павлов и другие. Самоотверженный труд советских ученых помог поднять добычу угля, нефти и других ископаемых богатств, увеличить производство черных, цветных и редких металлов на существовавших и вновь открытых месторождениях, расширить старые и создать новые рудники, шахты и заводы.

Одним из главных направлений в хозяйственной деятельности государства со второй половины 1942 г. являлось капитальное строительство. По мере развертывания военного производства на Востоке увеличивались капиталовложения в создание новых предприятий военной, топливной и электропромышленности, черной металлургии, а также развитие железнодорожного транспорта. Если в первые десять месяцев войны вводились в строй главным образом предприятия-дублеры оборонной промышленности, то с весны 1942 г. первоочередной задачей являлось восстановление потерянных мощностей тяжелой промышленности.

Одной из важнейших строек явилась доменная печь № 5 Магнитогорского металлургического комбината. По постановлению правительства эту крупнейшую в СССР и Европе печь объемом в 1340 куб. м следовало сдать в эксплуатацию не позднее ноября 1942 г., в то время как ее готовность к 1 сентября не превышала 33 процентов. Трудящиеся треста «Магнитострой», который возглавлял в то время В. Э. Дымшиц, понимали, насколько велика нужда страны в металле. Дорога была каждая минута, и работа шла круглосуточно. Часть строителей перешла на казарменное положение. Незадолго до пуска было проведено несколько субботников, в которых приняли участие 30 тыс. человек. 7 ноября, в день празднования 25-й годовщины Октября, домну поставили на сушку, а 4 декабря она вступила в строй. Комиссия, возглавляемая академиком И. П. Бардиным, отметила, что печь была построена в четыре раза быстрее по сравнению со строительством таких же печей в мирное время {39}.

Среди ударных строек 1942 г. была также доменная печь № 2-бис Чусовского металлургического завода. На ее сооружение отводилось семь месяцев. Работы велись индустриальными методами, заключавшимися в сборке печи из предварительно заготовленных укрупненных блоков и конструкций. В середине декабря 1942 г. — точно в установленный правительством срок — весь комплекс Чусовской доменной печи, состоявший из 26 объектов, был введен в эксплуатацию.

В Чебаркуле (Южный Урал) вступил в строй завод по производству качественных сталей. Это стало возможным благодаря трудовому подвигу коллектива строителей. В суровые зимние месяцы, когда морозы достигали 45 градусов, строился новый большой завод, включавший 7 основных производственных цехов и 11 вспомогательных сооружений общей площадью 62 тыс. кв. м и объемом 400 тыс. куб. м. В пусковой комплекс завода входили также железнодорожные пути, водозаборы, воздуховоды и ряд других инженерных сооружений и коммуникаций. Необходимо было смонтировать 6 тыс. тонн сложного технологического оборудования. А сроки были ограничены — всего 75 дней.

Для организации строительства завода и обеспечения его ввода в эксплуатацию в установленное время Советское правительство обязало народного комиссара по строительству С. З. Гинзбурга лично возглавить стройку этого объекта. Строительство осуществлял коллектив особой строительно-монтажной части «Запорожстрой». Люди работали днем и ночью. Отдыхали всего по два-три часа в сутки. Душой стройки были коммунисты, всегда находившиеся в авангарде. Своим примером они показывали образцы самоотверженного труда. В точно установленный Государственным [41] Комитетом Обороны срок предприятие начало давать продукцию для страны.

В Челябинске началось строительство трубопрокатного завода. Его значение было исключительно велико, так как с временной потерей трубных заводов в южных районах страны выпуск труб большого диаметра, необходимых для изготовления вооружения, был практически приостановлен. Решением ГКО от 13 апреля 1942 г. на строительство первой очереди завода было отведено всего четыре месяца. Предстояло построить главный корпус площадью 16 тыс. кв. м и ввести в действие трубопрокатное и другое оборудование, эвакуированное с Мариупольского трубного завода.

Строительство завода осуществлялось скоростными методами по тщательно разработанному графику и проекту организации работ Это позволило первую очередь завода построить в исключительно короткие сроки. Чтобы представить значимость трудового подвига строителей, достаточно напомнить, что до войны трубный цех Мариупольского завода с участием иностранных специалистов строился три года. В то же время строились и другие заводы: в Миассе поднимался Уральский автомобильный завод, в Рубцовске (Алтай) — тракторный.

В первые месяцы войны алюминиевая промышленность потеряла значительную часть своих мощностей. В стране остался один Уральский алюминиевый завод. В ноябре вступила в строй вторая очередь этого завода, и в то же время заканчивалось строительство нового завода в Сталинске (Новокузнецке). Уже в январе 1943 г. строители сдали в эксплуатацию первую очередь. Работы велись в тесном контакте с эксплуатационниками. Большую помощь и исключительное внимание оказывали рабочим партийные организации Кемеровской области и городской комитет партии. Непосредственное руководство строительством завода осуществлялось заместителем наркома по строительству В. В. Бургманом.

В суровых условиях Заполярья строители, металлурги и горняки комбината «Североникель» в Норильске, руководимые старым большевиком, прославленным строителем Магнитки А. П. Завенягиным, выдали первый никель после потери его месторождений на Украине. Никель и другие металлы, необходимые для изготовления броневой стали, с весны 1942 г. доставлялись в Сибирь самолетами. Для этого решением ГКО с фронта была снята эскадрилья бомбардировщиков.

Сооружение электростанций в восточных районах приравнивалось к военному строительству. К концу 1942 г. к пуску подготавливались крупные ТЭЦ в Челябинске, Красноуральске и Новосибирске. Обычно мощный паровой котел монтировался более шести месяцев. На Челябинской ТЭЦ на это уходило всего 80 дней, то есть почти в 2,3 раза меньше. Сборка турбогенератора была произведена за 50 дней вместо 90.

В Свердловской и Челябинской областях началось скоростное строительство паротурбинных электростанций средней мощности. За счет эвакуированного оборудования значительно расширилась энергетическая база Томска.

18 ноября СНК СССР принял предложение ЦК КП(б) Узбекистана о сооружении четырех гидростанций на реке Бозсу и крупнейшей в Средней Азии Фархадской ГЭС на реке Сырдарье мощностью 130 тыс. квт и ассигновал 1 млрд. рублей {40}. Прокладывались линии электропередач Кемерово — Прокопьевск, Сталинск — Уральский алюминиевый завод и второй цепи передачи Кемерово — Сталинск.

Промышленное строительство в тыловых районах во много раз превзошло масштабы мирного времени. Так, если до войны на восточные [42] районы приходилась одна четверть всех капиталовложений, то в 1942 г. — почти две трети. Данные таблицы 2 дают представление о размахе капитального строительства.

Таблица 2. Предприятия и агрегаты, введенные в эксплуатацию в 1940 и 1942 гг., и их мощность {41}

Предприятия и агрегаты

Количество

Мощность (тыс. тонн)

 

1940 г.

1942 г. {*1}

1940 г.

1942 г.

Доменные печи 3 2 925 530

Мартеновские печи

7

22

807

165

Электропечи

-

31

-

343

Прокатные станы

-

16

-

1125
Угольные шахты - - 7959 9845

Электростанции (млн. квт)

-

-

0,6

1,1

{*1}Включая эвакуированные предприятия.

В 1942 г. в тыловых районах страны увеличилось производство электроэнергии и значительно возросло производство первичного алюминия. В связи с перестройкой экономики и переходом на более совершенный технологический режим выплавка чугуна, стали и проката в восточных районах несколько уменьшилась по сравнению с 1941 г. Однако производство этих видов продукции за 1942 г., как видно из таблицы 3, превысило довоенный уровень.

Таблица 3. Производство продукции важнейшими отраслями промышленности {42}

Виды продукции

В целом по СССР

В восточных районах страны (без Поволжья)

1940 г.

1941 г.

1942 г.

1940 г.

1941 г.

1942 г.

Электроэнергия (млрд. квт. час)

48,3

46,7

29,1

10,7

12,9

15,0

Уголь (млн. тонн)

165,9

151,4

75,5

59,5

67,9

59,7

Нефть (млн. тонн)

31,1

33,0

22,0

3,6

3,8

3,5

Чугун (млн. тонн)

14,9

13,8

4,8

4,3

5,1

4,7

Сталь (млн. тонн)

18,3

17,9

8,1

5,9

7,1

6,7

Прокат (млн. тонн)

13,1

12,6

5,4

3,7

5,0

4,6

В результате оккупации врагом наиболее освоенных сельскохозяйственных районов в стране резко сократился валовой сбор зерновых. Требовалось осваивать новые земли. Посевные площади под все сельскохозяйственные культуры в восточных районах СССР в 1942 г. по сравнению с 1941 г. удалось расширить на 2,8 млн. гектаров. Чтобы убрать в срок и без потерь урожай зерновых и технических культур и подготовиться к севу, необходимо было привлечь все трудоспособное население колхозной деревни, организовать помощь города деревне и мобилизовать дополнительные внутренние ресурсы на укрепление материально-технической базы сельского хозяйства. Особое внимание обращалось на сохранение машинно-тракторного парка. И все же, несмотря на проведение в жизнь этих мероприятий, резкое ухудшение материального снабжения сельского хозяйства в 1942 г. отрицательно сказалось на техническом [43] обслуживании села: значительная доля трудоемких работ в деревне стала выполняться с помощью живого тягла и вручную.

Все это не могло не отразиться на уровне сельскохозяйственного производства: валовой сбор зерновых культур снизился с 95,5 млн. тонн в 1940 г. до 29,7 млн. тонн в 1942 г., соответственно хлопка-сырца — с 2,2 млн. тонн до 1,3 млн. тонн; волокна льна-долгунца — с 349 тыс. тонн до 210 тыс. тонн; сахарной свеклы — с 18 млн. тонн до 2,1 млн. тонн; подсолнечника — с 2,6 млн. тонн до 283 тыс. тонн; картофеля — с 75,9 млн. тонн до 23,8 млн. тонн.

В 1942 г. было заготовлено зерна 12 516 тыс. тонн, то есть в два раза меньше, чем в 1941 г. {43}. Однако, рационально распределив заготовленную продукцию, Советское государство без больших перебоев снабжало фронт и население продовольствием.

Эффективность промышленного и сельскохозяйственного производства зависела от бесперебойной работы транспорта, особенно железнодорожного. В 1942 г. паровозный парк почти перестал пополняться, не хватало большого количества вагонов. Более трети эвакуированных паровозов нуждалось с подъемном ремонте, а поступление запасных частей от промышленности сократилось. С потерей Донбасса паровозы переводились на дровяное топливо, топливную смесь, низкие сорта угля, что отрицательно сказалось на эксплуатационных возможностях транспорта. Вражеская авиация непрерывно бомбила прифронтовые железнодорожные коммуникации.

Восстановление эвакуированной промышленности, создание новых центров производства, широко развернувшееся промышленное строительство еще больше увеличили разрыв между уровнем развития промышленности и состоянием транспорта.

Наибольшие затруднения железнодорожный транспорт испытывал на выходах с Урала и из Средней Азии, имевших слаборазвитую сеть дорог, а также на линиях, связывающих Северный Урал с Южным, где узловые станции не обладали необходимой пропускной способностью. По этой же причине задерживались поезда на сибирских магистралях. Встала задача всеми мерами увеличить пропускную способность магистралей на востоке страны. С этой целью в 1942 г. в районах Поволжья, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии развернулись огромные работы. Всего в течение года протяженность железнодорожной сети по районам Севера, Поволжья и Востока возросла на 8,7 процента. На Урале с апреля по октябрь 1942 г. было осуществлено строительство южного обхода Челябинского узла протяженностью в 40 км. Здесь же сооружались вторые пути на трудных участках Пермь — Киров, Свердловск — Омск, Еманжелинск — Челябинск, Кизел — Пермь, Вагай — Ишим и другие.

В апреле и мае партия и правительство осуществили ряд новых мероприятий по оживлению движения поездов и созданию устойчивой работы транспорта. Избыточный подвижной состав с дорог Северо-Запада, Центра и частично Юга был срочно перемещен на магистрали Урала, Средней Азии и Сибири, которые испытывали в нем острую потребность. В целях сокращения парка груженых вагонов и ускорения продвижения срочных грузов специальными постановлениями ГКО по всей сети в течение двух-трех дней запрещалась погрузка всяких грузов за исключением военно-оперативных, топливных и грузов для танковой и авиационной промышленности и проводились дни усиленной выгрузки. Только с мая по ноябрь такие мероприятия осуществлялись 9 раз {44}. [44]

В повышении общей маневренности железнодорожной сети важную роль сыграл введенный с 25 мая 1942 г. по решению ГКО от 6 мая новый летний график движения поездов, который был составлен с учетом опыта войны. Уже в июне 1942 г. на железных дорогах было отправлено по расписанию 84 процента грузовых поездов, тогда как в мае — 67 процентов.

Величайшего напряжения сил потребовала от железнодорожников доставка воинских грузов действующей армии, особенно на сталинградском направлении. С 23 августа, когда враг вплотную подошел к городу, фронты сталинградского направления обслуживались только Южноуральской железной дорогой на участке Уральск — Урбах — Верхний Баскунчак — Астрахань. В сложившихся крайне тяжелых условиях задача снабжения фронтов решалась благодаря умелому маневрированию в организации движения эшелонов и направлении вагонопотоков, применению смелых технических мероприятий, комплексному и рациональному использованию всех видов транспорта, героизму железнодорожников. Здесь впервые получили массовое применение паровозные колонны особого резерва НКПС, созданные согласно постановлению ГКО от 7 сентября 1942 г. Всего только в перевозках для сталинградских фронтов одновременно участвовало более 500 паровозов из состава колонн.

Для советских войск, действовавших на южном участке фронта, большое значение имело форсированное строительство новых железнодорожных линий. Южный участок Камышин — Сталинград был построен всего за 100 дней, и уже в августе 1942 г. по нему открылось регулярное движение. 4 августа вступила в строй линия Кизляр — Астрахань протяженностью 344 км. Позже были сданы в эксплуатацию дороги Свияжск — Ульяновск, Саратов — Иловлинская. Поступление воинских грузов в район Сталинграда непрерывно увеличивалось. В сентябре выгрузка военно-снабженческих грузов на Рязано-Уральской магистрали по сравнению с июлем возросла почти в 3 раза. Значительно увеличилась выгрузка и на Юго-Восточной железной дороге. За четыре месяца оборонительных боев по железным дорогам было подвезено фронтам, сражавшимся в районе Нижней Волги, около 115 тыс. вагонов с войсками и материальными грузами {45}.

Плечом к плечу с железнодорожниками мужественно трудились волжские речники пароходства «Волготанкер» и Нижневолжского пароходства, доставляя грузы защитникам города и одновременно обеспечивая эвакоперевозки. Оперативное руководство деятельностью речного транспорта в районе Астрахань — Саратов было сосредоточено в Сталинграде, где длительное время вместе с заместителем наркома путей сообщения С. И. Багаевым находились нарком речного флота З. А. Шашков и его заместитель С. М. Баев. После прорыва гитлеровских войск к Волге, когда транзитное судоходство на Нижней Волге было фактически прекращено, главные усилия речников сосредоточились на обеспечении переправ через реку.

Эвакуационная деятельность железнодорожников координировалась с работой речников Волжской военной флотилии. За оборонительный период Сталинградской битвы судами Нижневолжского пароходства и Волжской военной флотилии было перевезено 124 тыс. человек, около 20,5 тыс. лошадей, до 300 орудий, 121 танк, 1740 автомашин и свыше 250 тыс. тонн различных материальных средств {46}.

Большой объем перевозок во время весенне-летней и осенней навигации 1942 г. выполнил также морской транспорт. В связи с временной потерей [45] ряда важных железнодорожных коммуникаций заметно возросла роль морских путей Красноводск — Астрахань и Баку — Астрахань. По этим путям моряки Каспия в тесном взаимодействии с железнодорожниками и речниками доставляли фронту войска, горючее, вооружение» продовольствие. Воинские грузы вначале следовали по магистралям Средней Азии и Закавказья, а затем на кораблях Каспийского транспортного флота до Астрахани с перевалкой здесь на речные волжские суда. С мая по октябрь 1942 г. по Каспийскому морю было перевезено 6165,7 тыс. тонн нефтепродуктов {47}. За последние пять месяцев 1942 г. морские транспортные организации гражданских наркоматов и Каспийская флотилия доставили' на фронт 468 тыс. человек {48}.

Несмотря на потерю важных экономических районов, перебазирование промышленных предприятий и сложную перестройку народного хозяйства, Советское государство добилось роста военного производства, что стало возможным благодаря преимуществам социалистического строя» централизованному руководству всеми отраслями экономики, ее высокому техническому уровню и самоотверженности советского народа.

5 июля 1942 г. ГКО постановил начать производство танка Т-34 на Кировском заводе в Челябинске (директор И. М. Зальцман, парторг ЦК М. Д. Козин) даже за счет некоторого сокращения выпуска тяжелых танков КВ — основной продукции предприятия с первых дней войны. 28 июля ГКО принял еще одно решение — о производстве боевых машин того же типа на Уралмаше (директор Б. Г. Мазруков, парторг ЦК М. Л. Медведев). Двум уральским гигантам предстояло дать фронту до конца года не менее 1750 танков Т-34.

В сентябре 1942 г. с Уральского машиностроительного завода вышли первые 15 танков Т-34 — на месяц раньше срока. Другим крупным успехом заводского коллектива было освоение выпуска опытных образцов самоходных артиллерийских установок (СУ-122).

Выполнил обязательства и коллектив Кировского завода: 22 августа танк Т-34 поступил в серийное производство.

Примечательна судьба этого завода-гиганта. Еще в 1941 г., на основа постановлений ГКО от 12 сентября и 6 октября, было размещено и пущено в кратчайший срок на Челябинском тракторном заводе оборудование эвакуированных Ленинградского Кировского и Харьковского дизельного, заводов.

Методом скоростной стройки было возведено 17 новых цехов общей площадью более 100 тыс. кв. м. Это позволило разместить здесь еще московский завод «Красный пролетарий» и завод шлифовальных станков. Новое объединенное предприятие и получило название Уральского Кировского танкового завода, а народ любовно назвал его «Танкоградом». «Всю жизнь буду помнить, — с гордостью говорит Н. С. Патоличев, — как цементировался коллектив Танкограда, как сливались воедино люди разных поколений из разных уголков страны.

... И главное, работали за троих, за пятерых. Шли бои на фронтах, но с другой стороны — шла борьба тылов. И победил наш тыл, советский. И роль Урала, роль Танкограда велика. Ведь только наш завод дал фронту 18 000 танков и самоходных орудий» {49}.

Производство танковой техники успешно осуществлялось и на других заводах-гигантах, таких, как завод № 183 (директор Ю. Е. Максарев, парторг ЦК С. А. Скачков) и «Красное Сормово» (директор Е. Э. Рубинчик, парторг ЦК А. Н. Сомов). Е. Э. Рубинчик вспоминает:

«Государственный Комитет Обороны... призывал сормовичей напрячь силы [46] перевыполнить программу сентября на 50 танков Т-34, чтобы восполнить долю, приходившуюся на Сталинградский тракторный завод, у стен которого уже шли тяжелые бои. Сормовский завод принял обращение ГКО как боевое задание. Решили месячный план закончить досрочно, с тем чтобы до конца месяца выпустить еще 50 боевых машин.

... У Красного знамени мы поклялись, что дадим сверхплановые танки во что бы то ни стало, чего бы это ни стоило. Не покинем цеха, не оставим рабочих мест, пока не выполним задание Государственного Комитета Обороны.

Невозможное свершилось. Свершилось ценой высочайшего напряжения сил. На рассвете 1 октября из сборочного цеха своим ходом вышел последний танк сверх плана сентября — 51-й по счету» {50}.

В целом танкостроительные заводы страны в третьем квартале 1942 г. выпустили 3946 танков Т-34, а в четвертом квартале — 4325 {51}. Это дало возможность не только восполнить потери, но и создать некоторые резервы танков.

Успешному решению столь сложной задачи во многом способствовало строительство и ввод в действие в короткие сроки завода по производству танковых моторов (дизелей) в Алтайском крае. Еще в сентябре 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял решение о строительстве в Алтайском крае завода по выпуску дизелей для тяжелых танков. В соответствии с этим решением из Горького на Алтай были срочно переброшены основные силы и ресурсы треста «Стройгаз», осуществлявшего строительство Горьковского автозавода.

К их прибытию на строительной площадке уже работало около 7 тыс. человек. Однако этого количества рабочих не хватало. Оно восполнялось высокой производительностью труда и удлиненным рабочим днем, продолжительность которого составляла 10, а нередко и 12 часов. В короткие сроки было организовано обучение местного населения, в том числе и женщин, которые внесли большой вклад в постройку завода.

В трудных погодных условиях сибирской зимы работа не прекращалась. В результате в течение одного года был спроектирован и построен огромный машиностроительный завод с полным циклом производства — от литья до выпуска готовых дизелей. К концу 1942 г. завод начал производство двигателей, уверенно увеличивая с каждым месяцем их выпуск.

Благодаря напряженному творческому труду конструкторских коллективов Я. И. Барана, Н. Л. Духова, Ж. Я. Котина, М. И. Кошкина, Н. А. Кучеренко, А. А. Морозова, А. И. Шпайхлера были усовершенствованы тяжелый танк КВ и средний танк Т-34. Группа инженеров под руководством Е. В. Синильщикова сконструировала на базе танка Т-34 самоходную артиллерийскую установку со 122-мм гаубицей. Повысилось также качество боевой техники и вооружения. В июне 1942 г. руководителям танковых заводов Ю. Е. Максареву, Б. Г. Мазрукову и конструктору А. А. Морозову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1942 г. конструкторы и ученые добились дальнейшего улучшения тактико-технических показателей самолетов: усилились их защитные свойства и огневая мощь (штурмовик Ил-2 — конструктор С. В. Ильюшин); увеличились скорость и высота полета (истребители Ла-5 — конструктор С. А. Лавочкин и Як-9 — конструктор А. С. Яковлев); появились новые мощные авиационные моторы, созданные В. Я. Климовым, А. А. Микулиным, А. Д. Швецовым и другими. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 сентября 1942 г. за создание новых типов боевых [47] машин коллективы конструкторских бюро, руководимые А. С. Яковлевым и С. В. Ильюшиным, были награждены орденами Советского Союза.

Производство самолетов было сосредоточено на таких передовых предприятиях, как завод № 18 (директор А. А. Белянский, парторг ЦК Л. Н. Ефимов), № 21 (директор С. И. Агаджанов, парторг ЦК А. В. Агуреев), № 26 (директор В. П. Баландин, парторг ЦК Д. И. Голованов), № 153 (директор В. Н. Лисицын, парторг ЦК А. И. Шибаев).

В 1942 г. развернулось массовое производство реактивных минометов. Одновременно велась интенсивная работа по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок. Ведущая роль в разработке новых и совершенствовании имевшихся пусковых установок принадлежала специальному конструкторскому бюро при московском заводе «Компрессор», а в области реактивных снарядов — Реактивному научно-исследовательскому институту (РНИИ) {52}.

Под руководством В. Г. Грабина, Г. Д. Дорохина, И. И. Иванова, Ф. Ф. Петрова были созданы пушки новых типов для зенитной, морской и береговой артиллерии, танков, самоходной артиллерии и самолетов. Широкую известность приобрели пистолеты-пулеметы Г. С. Шпагина (ППШ) и противотанковое ружье С. Г. Симонова, новые подкалиберные бронебойно-трассирующие снаряды И. С. Бурмистрова и В. Н. Константинова.

За первую половину 1942 г. по сравнению со вторым полугодием 1941 г. производство танков возросло в 2,3 раза, полевой артиллерии — в 2, противотанковой артиллерии — в 4, минометов — в 3, пистолетов-пулеметов и противотанковых ружей — в 6 раз.

За выдающиеся заслуги в деле организации производства, освоения новых видов артиллерийского и стрелкового вооружения и умелое руководство заводами звание Героя Социалистического Труда было присвоено директорам заводов А. И. Быховскому, Л. Р. Гонору, А. С. Еляну, наркому вооружения Д. Ф. Устинову, бывшему заместителю наркома вооружения наркому боеприпасов Б. Л. Ванникову, заместителю наркома вооружения В. Н. Новикову.

1942 год завершился значительным подъемом почти всех отраслей военного производства. Данные таблицы 4 дают представление о его динамике.

Таблица 4. Производство вооружения и боевой техники в СССР в 1941 — 1942 гг. {53}

Вооружение и боевая техника

1941 г.

1942 г.

Всего

 

 

I квартал

II квартал

III квартал

IV квартал

 

Самолеты

15735

3740

6004

7388

8304

25436

в том числе боевые

12377

3301

4967

6219

7194

21681

Танки

6590

4861

6317

6490

6778

24446

Орудия калибра 76 мм и крупнее (без танковых)

 15856

6872

8503

9411

8325

33111

Минометы (82 — 120-мм)

22515

21831

33611

37656

32472

125570

Снаряды (без авиационных) и мины (тыс. шт.)

 67097

17139

27875

39732

42641

127387

Корабли основных классов

46

1

1

6

7

15

Основная часть боевой техники, вооружения, боеприпасов, снаряжения поступила в 1942 г. на фронт с предприятий восточных районов. В четвертом квартале 1942г. по сравнению с четвертым кварталом 1940 г. валовая продукция наркоматов авиационной и танковой промышленности, боеприпасов и вооружения увеличилась по Уралу в 5 раз, по Среднему Поволжью — в 10, по Западной Сибири — в 28 раз.

Стремление советских тружеников отдать все силы для достижения победы было огромно. Даже в осажденном Ленинграде не прекращалась работа военных предприятий. Этому способствовало то, что улучшалось снабжение города. В июне вступил в строй бензопровод, проложенный по дну Ладожского озера. Сооружение этого бензопровода является одним из примеров, вошедших в историю героического труда строителей в период блокады Ленинграда.

Внесенное в апреле 1942 г. предложение о прокладке 30-километрового бензопровода по дну озера вначале вызвало сомнение в возможности успеха такого строительства, поскольку подобного опыта в Советском Союзе не было. И тем не менее 25 апреля ГКО принял решение по данному вопросу. Строительство возлагалось на особую строительно-монтажную часть-104 и ЭПРОН Балтийского флота и осуществлялось под руководством заместителя народного комиссара по строительству Н. В. Бехтина и начальника аварийно-спасательной службы Балтийского флота М. Н. Чарнецкого.

Оперативное решение всех вопросов и контроль за выполнением постановления ГКО поручались уполномоченному ГКО по Ленинграду А. Н. Косыгину. Строительству бензопровода уделял много внимания и оказывал большую помощь начальник тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев.

На строительство бензопровода, включая подготовительные работы, отводилось 50 дней. Фактически оно продолжалось меньше. 18 июня бензопровод вступил в строй. Выполнение этого задания было связано с большими трудностями. Трасса трубопровода, пересекавшая Ладожское озеро в районе порта Кобона, проходила вблизи линии фронта и находилась в зоне активных боевых действий вражеской авиации и артиллерии. В течение всего строительства, и особенно во время прокладки озерной части, трасса бензопровода подвергалась частым налетам авиации противника, что затрудняло производство работ, приводило к значительным задержкам и человеческим жертвам. Впервые в практике прокладки подводных трубопроводов применялась сварка стыков вместо соединения труб муфтами.

Несмотря на все эти трудности, качество работ было достаточно высоким. Принимавшая бензопровод специальная комиссия отметила отличное качество работ особенно по сварке труб: дефект в сварке был обнаружен только в одном стыке из 4500. Эксплуатация бензопровода в течение 20 месяцев подтвердила его надежность.

Неуязвимый для фашистской авиации и артиллерии трубопровод давал Ленинграду 300 — 350 тонн горючего в сутки. К осени под водой Ладоги был проложен кабель, соединивший Ленинград с Волховской электростанцией, что обеспечило передачу осажденному городу зимой 1942/43 г. 110 млн. квт-ч электроэнергии, позволило пустить ряд заводов, усилить движение трамваев, дать свет ленинградцам.

Промышленность Ленинграда стала оживать. В 1942 г. она изготовила свыше 8 млн. артиллерийских снарядов, мин и авиационных бомб. Блокированный город, который гитлеровцы стремились стереть с лица земли, не только упорно оборонялся, но и помогал советским воинам в борьбе на других фронтах Великой Отечественной войны. За девять месяцев 1942 г. Ленинград изготовил для своих защитников 1935 минометов, 1975 станковых [49] пулеметов, около 22 тыс. автоматов и много другого вооружения {54}.

Достигнутый к концу 1942 г. уровень военного производства в стране в основном удовлетворял нужды фронта и позволял накапливать необходимые резервы некоторых видов вооружения. Тем не менее все еще ощущался недостаток боеприпасов и боевой техники.

Расширение всех отраслей промышленности потребовало от Советского государства обеспечения их кадрами, изыскания дополнительных источников пополнения и подготовки квалифицированных специалистов. Мобилизация в армию охватила значительные контингенты работников народного хозяйства. Часть советской территории, на которой до войны проживало 88 млн. человек, оккупировал враг {55}. Все это привело к сокращению численности рабочих и служащих в 1942 г. до 18,4 млн. человек (в том числе в промышленности до 7,2 млн.), что составило соответственно 59 и 65,5 процента к уровню 1940 г. {56}. Особенно остро ощущался недостаток кадров на предприятиях восточных районов. Наряду с перераспределением рабочей силы между отраслями народного хозяйства и экономическими районами страны для нужд военной промышленности была проведена большая работа по привлечению не занятого в народном хозяйстве трудоспособного населения. Оно должно было работать прежде всего в оборонной промышленности. В 1942 г. Комитет по учету и распределению рабочей силы при СНК и его местные органы мобилизовали 565,9 тыс. человек городского населения и 168 тыс. сельских жителей. В ноябре того же года СНК СССР назначил председателем этого комитета кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП(б) H. M. Шверника.

Среди занятых на производстве продолжало возрастать число женщин, молодежи, подростков, пенсионеров. В трудное для страны время они, проявляя подлинный трудовой героизм, заменили тех, кто ушел на фронт. В промышленности число женщин увеличилось с 41 процента на 1 января 1940 г. до 53 процентов на 1 октября 1942 г. {57}.

Молодое поколение явилось достойным преемником славных трудовых традиций рабочего класса СССР. К концу 1942 г. удельный вес участвовавшей в производстве молодежи до 18 лет составлял 15 процентов по сравнению с 6 процентами в 1940 г. В письме на фронт к землякам-уральцам комсомолка из Перми Орехова так писала о трудовых буднях своих сверстников: «В 6 часов утра поднимаются они с постели и, запахнувшись в отцовский ватник, спешат — в трескучий мороз, в страшную вьюгу, по колено утопая в снегу, в дождь и осеннюю грязь — на далекий завод, чтобы стать у самого сложного станка...» {58}Они работали как взрослые, хотя и очень уставали. Но сознание того, что изготовленными ими снарядами их отцы и братья громят ненавистного врага, приближая час победы, утраивало силы юных тружеников.

В связи с мобилизацией в Вооруженные Силы сократилось число квалифицированных рабочих на производстве. Подготовке опытной смены для военной и кооперированных с ней отраслей промышленности уделялось первоочередное внимание. Требовались главным образом специалисты по обработке металла и капитальному строительству. В 1942 г. непосредственно [50] на производстве было обучено более половины всех работающих в промышленности (около 3,7 млн. человек). Кроме того, более полумиллиона юношей и девушек закончили школы и училища трудовых резервов. Такой грандиозной по масштабам подготовки квалифицированных кадров рабочих в короткий срок история еще не знала.

Не хватало кадров и в сельском хозяйстве из-за резкого сокращения людских ресурсов в деревне. Уже в первый год войны число трудоспособных мужчин в колхозах тыловых районов уменьшилось почти на 3 млн. человек, а в 1942 г. — еще на 2,3 млн. человек {59}. Основная тяжесть труда легла на плечи женщин, подростков, стариков. Заменяя ушедших на фронт, они трудились не покладая рук. Женщины стали главной силой колхозно-совхозного производства. Как и в промышленности, они с успехом осваивали мужские профессии — трактористов, комбайнеров, механизаторов, пахарей и т. д. Машинно-тракторные станции подготовили сотни тысяч водителей машин, комбайнеров, трактористов из числа женщин и подростков. Партийные организации выдвигали на руководящие посты в деревне все большее число инициативных колхозниц. И все же людских ресурсов в сельском хозяйстве не хватало, особенно во время уборочных работ. По решению партии и правительства на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС в течение 1942 г. было направлена свыше 4 млн. человек.

Немалое значение для дальнейшего укрепления производственной дисциплины колхозников, повышения их трудовой активности в условиях войны приобрели государственные организационные и правовые меры, материальные и моральные стимулы. В апреле 1942 г. был принят Закон о повышении обязательного минимума трудодней в колхозах примерно, в 1,5 раза, введены дополнительная оплата труда, различные виды премирования и поощрения.

Большую роль в мобилизации всех сил и средств на увеличение военного производства и обеспечение нужд фронта, а также гигантского, строительства, развернувшегося в стране, сыграло социалистическое соревнование. Завершив перестройку народного хозяйства, партия и правительство поставили перед страной новую задачу — наращивать военное производство. Одним из методов решения этой задачи явилось развертывание социалистического соревнования. Оно приняло массовый характер. В ответ на первомайский призыв партии ускорить победу над врагом коллективы Кузнецкого металлургического комбината, самолетостроительного завода Л° 18 и моторостроительного завода № 26 выступили с предложением развернуть Всесоюзное социалистическое соревнование. Вслед за ведущими отраслями тяжелой и военной промышленности по предложению рабочих Московского узла Ленинской железной дороги во Всесоюзное соревнование вступили железнодорожники. Всеобщее движение трудящихся в помощь фронту активно поддержало колхозное крестьянство. 30 мая труженики колхозов «Путь крестьянина» Чисто-озерного района Новосибирской области и имени Сталина Кугалинского района Алма-Атинской области призвали организовать Всесоюзное социалистическое соревнование колхозов за высокий урожай и развитие животноводства. Работники совхоза «Лесное» Омской области и Больше-Раковской МТС Куйбышевской области обратились к коллективам совхозов, МТС и ремонтных мастерских с предложением поддержать этот призыв.

В мае 1942 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло ряд решений об организации Всесоюзного социалистического соревнования металлургов и [51] выделении денежных средств на премирование его победителей, а ГКО в течение мая — июня принял 26 постановлений, касавшихся непосредственно организации соревнования в различных отраслях народного хозяйства. ЦК ВКП(б), ГКО, ВЦСПС разработали условия соревнования, порядок поощрения победителей, учредили переходящие Красные знамена. Материальная заинтересованность участников Всесоюзного социалистического соревнования наряду с патриотическим энтузиазмом явилась важным стимулом дальнейшего роста производственной активности трудящихся тыла. Партийные организации, ВЦСПС, ЦК профсоюзов, фабрично-заводские комитеты провели огромную работу по активизации инициативы рабочих. Первыми победителями соревнования стали коллективы доменного цеха Магнитогорского металлургического комбината, мартеновского и среднесортного цехов Кузнецкого металлургического комбината, коксового цеха Кемеровского завода, Высокогорского рудника, коллективы авиационных заводов № 18, 292, 29 и танковых — № 183 и Уральского Кировского.

В этом году впервые были отмечены Государственными премиями рабочие-новаторы: бурильщики А. И. Семиволос, И. П. Янкин, фрезеровщик Д. Ф. Босый, машинист Н. А. Лунин.

Всесоюзное социалистическое соревнование ширилось и охватывало все уголки страны. Оно проходило под лозунгом: «Все силы на помощь Красной Армии, все силы на помощь защитникам Сталинграда!» В честь 25-летия Великой Октябрьской социалистической революции рабочие уральского завода «Красная звезда» создали специально для Сталинграда фонд сверхплановой продукции. Трудящиеся страны единодушно откликнулись на этот почин. Лицевые счета сверхплановой продукции в помощь защитникам крепости на Волге открывали рабочие, инженеры, техники, колхозники и целые коллективы.

ЦК ВКП(б) и партийные органы на местах поддерживали и распространяли новые формы социалистического соревнования, рождавшиеся в рабочей среде, создававшиеся творчеством масс.

Советский народ продолжал расширять и другие формы патриотического движения: сбор денежных средств в фонд обороны на постройку самолетов, танковых колонн, кораблей; донорство; сбор теплых вещей для фронтовиков; отправку посылок воинам.

К лету 1942 г. перевод народного хозяйства СССР на военные рельсы завершился. Коммунистическая партия, превратив страну в единый боевой лагерь, мобилизовала необходимые материальные, финансовые и людские ресурсы для нужд войны.

Расчеты правителей фашистской Германии на то, что советская экономика не сможет возместить потери, понесенные с начала войны, что она не выдержит напряжения и развалится в результате нового мощного наступления вермахта летом 1942 г., потерпели крах. Преодолевая невероятные трудности, народное хозяйство Советского Союза в течение этого года постепенно набирало темпы, создавая реальные предпосылки для обеспечения материально-технического превосходства над врагом в ближайшем будущем.

В организации военного хозяйства партия и правительство опирались на опыт работы Совета Труда и Обороны 1918 — 1920 гг., творчески использовали его в сложившейся обстановке. Последовательная, планомерная концентрация сил и средств страны в интересах обороны, мобилизация необходимых ресурсов народного хозяйства на нужды военного производства, высокий патриотизм советских людей позволили нашей стране уже в конце 1942 г. достигнуть значительных успехов и ликвидировать превосходство вермахта по количеству основных видов боевой техники и вооружения. Располагая развивающейся промышленной базой [52] на востоке страны, Советский Союз к этому времени создал слаженное и быстрорастущее военное хозяйство. Это был качественно новый этап в развитии советской военной экономики, позволивший Советскому государству обеспечить материально-технический перевес в трудной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Развернувшееся летом 1942 г. широкое наступление гитлеровских войск совпало с завершением перестройки народного хозяйства страны. И оно не только выдержало тяжелые испытания, но и продолжало наращивать выпуск продукции, необходимой фронту. Осенью 1942 г. подавляющая часть эвакуированных предприятий на новых базах выпускала военную продукцию. К этому времени удалось решить и такую кардинальную хозяйственную проблему, как организация нового кооперирования. Эта задача была исключительно сложной, учитывая потерю ряда важнейших экономических центров и новое размещение промышленности.

К концу года в стране еще ощущалась нехватка металла, угля, электроэнергии. С перебоями работал железнодорожный транспорт. Большие трудности были в сельском хозяйстве. Но главное состояло в том, что в это исключительно трудное время военную экономику удалось вывести из тяжелого положения. В сложных условиях, когда была потеряна значительная часть территории, она снова развивалась и находилась на подъеме. Этот подъем в дальнейшем продолжался на протяжении всей войны. Фронт к концу 1942 г. во все возраставших размерах получал оружие и боевую технику. В результате титанической деятельности Коммунистической партии и самоотверженного труда советского народа в исключительно сжатые сроки — за один год — была восстановлена танковая и авиационная мощь Советской Армии, значительно возросла сила советской артиллерии. И когда на подступах к Сталинграду и на Северном Кавказе развертывались крупнейшие сражения второй мировой войны, Советская Армия уже завершила свое техническое перевооружение и по многим важнейшим показателям превосходила германский вермахт.

Оглавление. Провал агрессивных планов фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.