Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Внешнеполитический курс Великобритании и США в 1942 г.

Внешняя политика Великобритании и США и в 1942 г. была подчинена в первую очередь стремлению вывести из строя наиболее опасных соперников — государства фашистского блока, подорвать их мощь и подготовить таким образом условия для установления своего господства в послевоенном мире. Часть правительственных кругов Вашингтона и Лондона враждебно относилась и к Советскому Союзу. И все же даже в этих кругах росло понимание того, что только в союзе с СССР можно одержать победу над гитлеровской Германией, милитаристской Японией [76] и их союзниками, обеспечить собственные интересы и безопасность. Помощник государственного секретаря США Б. Лонг 28 апреля 1942 г. писал, что Англии «необходима Россия в войне. Она по-прежнему воюет в Европе за союзников» {123}.

Во время переговоров с Молотовым 30 мая 1942 г Рузвельт обратил внимание присутствовавших генерала Маршалла и адмирала Кинга на то, что возможное вынужденное отступление советских армий приведет к значительному ухудшению общего положения союзников. Именно этими соображениями руководствовалось правительство США, обосновывая курс на военное сотрудничество с Советским Союзом. Коалиция с ним была жизненно важной для обеспечения безопасности обеих стран и достижения ими успеха в войне с агрессором.

Реалистические решения правительств США и Великобритании по внешнеполитическим вопросам сочетались с действиями, основанными в значительной мере на антисоветских мотивах. И после подписания в мае — июне 1942 г. важных соглашений с СССР США и Великобритания не отошли от своих империалистических позиций, от тактики выжидания наиболее благоприятных условии для начала активных действий против Германии на территории Франции Затягивание сроков открытия второго фронта в Западной Европе, нарушение обязательств по оказанию материальной помощи Советскому Союзу создавали напряженность в отношениях между западными союзниками и СССР. Однако несмотря на это, процесс консолидации сил антифашистской коалиции углублялся. Вот как определил в октябре 1942 г. необходимость улучшения отношений с СССР член американской администрации по ленд-лизу генерал Дж. Бирнс. «Россия нужна нам не только как могущественный военный союзник для разгрома Германии; в конечном счете она понадобится нам в аналогичной роли и для разгрома Японии. И наконец, она нужна будет нам как подлинный друг и деловой клиент в послевоенном мире» {124}.

Решениями, принятыми в ходе переговоров и переписки руководителей СССР, США и Великобритании в 1941 — 1942 гг., была заложена основа для дальнейшего объединения усилий в совместной борьбе против агрессоров в официальных документах тех лет нашел отражение принцип послевоенного сотрудничества трех великих держав.

Некоторые государственные деятели Вашингтона и Лондона выдвигали и иные внешнеполитические концепции. В середине 1942 г. по обе стороны Атлантики продолжали обсуждаться планы более тесных контактов англосаксонских держав для установления контроля над миром {125}. Великобритания рассчитывала возродить после войны свое влияние на Европейском континенте, восстановить и расширить господство в Азии, Африке и других районах мира.

В свою очередь США в ходе войны намеревались осуществить свою экспансионистскую программу, занять важные позиции и опорные пункты на различных континентах, в том числе и в странах Британской империи. Это привело к возникновению между Англией и США серьезных разногласий в вопросах послевоенного устройства мира. Так, Рузвельт и государственный секретарь К. Хэлл отвергали все проекты европейских региональных объединений. Летом 1942 г. Дж. Даллес, находясь в Лондоне, дал понять англичанам, что США не поддержат блок западноевропейских сателлитов Англии или какую-либо другую группировку этого [77] рода {126}. США не могли согласиться с тем, чтобы «младший партнер» играл в Европе более значительную роль, чем они. Однако американское правительство, стремясь избежать внутриполитических осложнений и сохранить свободу действий, предпочитало пока открыто не формулировать свою программу послевоенного устройства.

К концу 1942 г. окончательно сложились формы и постоянный механизм англо-американского сотрудничества. В государственно-монополистической системе советов и комитетов с самого начала определилось доминирующее положение США. Активно функционировал объединенный англо-американский комитет начальников штабов.

Особое значение имело решение Великобритании и США перейти к совместным работам над созданием атомного оружия. В июне 1942 г. в Вашингтоне пришли к заключению, что проект создания атомной бомбы имеет реальные шансы на успех {127}. Во главе организации, готовившей смертоносное оружие, — так называемого «проекта Манхэттенского инженерного округа» — был поставлен генерал Л. Гровс.

Рост военной и экономической зависимости Англии от США побудил ее выступить с инициативой объединения усилий по созданию атомного оружия. 20 июня 1942г., находясь в Вашингтоне, Черчилль предложил Рузвельту объединить американский и англо-канадский проекты, продолжать работу на равных началах. Президент согласился. Строительство газодиффузионного завода было вскоре перенесено с Британских островов в США. Оно должно было стать совместной англо-американской задачей. Однако американцы постепенно сосредоточили в своих руках все работы. Руководители «Манхэттенского проекта» стремились ограничить сотрудничество с Лондоном, так как считали, что оно не обеспечит быстрых результатов и заставит США передать Англии информацию по вопросам, которые она не разрабатывала. Кроме того, в Вашингтоне возникли серьезные подозрения относительно послевоенных коммерческих целей Великобритании {128}. Поэтому к ноябрю 1942 г. передача секретной информации англичанам фактически прекратилась.

Опираясь на возраставшую военно-экономическую мощь, США стремились расширить свое влияние в различных районах мира. Особенно усилилось экономическое проникновение США в Латинскую Америку. В соответствии с решениями, принятыми на совещании в Рио-де-Жанейро в январе 1942 г., правительство США заключило в марте — мае того же года соглашения с Бразилией, Мексикой, Перу и другими странами. Состоявшаяся в июне — июле 1942 г. межамериканская конференция в Вашингтоне по вопросам экономического и финансового контроля предоставила США фактически неограниченные права вмешательства в экономическую деятельность правительств латиноамериканских стран. Нефтяные монополии США при поддержке государственных органов начали проникать в традиционные сферы британского влияния, например в Эквадор и Парагвай. Острая борьба за нефть развертывалась в Венесуэле. Несмотря на серьезные столкновения интересов монополий, главную угрозу США и Великобритания видели со стороны Германии и Японии. Вопросы организации и методы ведения войны с фашистским блоком находились в центре военно-политических переговоров правительств США и Великобритании в 1942 г.

Большое внимание уделялось дипломатической подготовке высадки англо-американских войск в Северо-Западной Африке. После капитуляции [78] Франции американское правительство поддерживало дипломатические отношения с правительством Виши, обосновывая это военной целесообразностью: удержать режим Виши от открытого выступления на стороне «третьего рейха», не допустить передачу Германии французского военного флота и французских колоний, обеспечить поступление разведывательной информации. Ссылаясь на военные и политические выгоды контактов с петэновцами, США оправдывали также предоставление экономической помощи Французской Северной Африке.

Назначение в апреле 1942 г. на пост главы правительства П. Лаваля, представителя крайних коллаборационистских кругов, заставило Вашингтон отозвать из Виши «для консультаций» американского посла. Но официальные связи с этим правительством продолжались вплоть до начала операции «Торч». Американские резиденты, обосновавшиеся в портах Северной Африки, снабжали свое, а заодно и британское, правительство ценными разведывательными данными. 1 июня 1942 г. военный министр США Г. Стимсон поставил перед К. Хэллом вопрос о возобновлении прерванных поставок военных и других материалов во Французскую Северную Африку, с тем чтобы обеспечить «прикрытие» разведывательной деятельности американцев {129}.

При подготовке десанта в Северной Африке США ориентировались на соглашение с реакционными силами Франции. Американское правительство стремилось найти среди вишистов таких лидеров, которые помогли бы привлечь на его сторону французский флот и армию. В связи с этим начались секретные переговоры с представителями крайних правых кругов французской монополистической буржуазии и офицерского корпуса, готовых перейти в лагерь союзников. Наиболее вероятной кандидатурой считался генерал А. Жиро. Высоко оценивали американцы и адмирала Ф. Дарлана, который осенью 1942 г. предложил им свои услуги при условии признания его главнокомандующим вооруженными силами Виши. Но к началу вторжения в Северную Африку окончательная договоренность ни с одним из французских правых деятелей достигнута не была.

Ориентируясь на Виши, Соединенные Штаты надеялись добиться не только военных выгод. Значительно укрепив свои экономические позиции во Французской Северной Африке, правящие круги США рассчитывали оказать влияние на характер государственной власти и на послевоенную политику Франции, лишить ее важнейших колоний.

Отношение Белого дома и госдепартамента к движению «Свободная Франция» также основывалось на их империалистических интересах. Стремление генерала де Голля к возрождению страны, к повышению ее роли на международной арене вступало в противоречие с экспансионистской программой США. Перспектива возрождения независимой Франции не рассматривалась тогда Белым домом всерьез. Рузвельт полагал, что Франция как великая держава, возможно, будет восстановлена только через 10 — 20 лет {130}.

4 мая 1942 г. государственный секретарь США К. Хэлл заявил английскому послу Э. Галифаксу, что генерал де Голль лишен личных качеств, необходимых для главы французского движения Сопротивления. Американцы предлагали создать новый французский Национальный комитет, в котором де Голль отвечал бы только за военные дела. Движение «Свободная Франция», заметную роль в котором играли офицеры колониальной армии и чиновники колониальной администрации, выступало за сохранение французской империи, против сдачи позиций союзникам [79] в колониях. Требование «Свободной Франции» о возвращении всех французских владений — одна из причин антиголлистской направленности американской политики. Она проявилась и в том, что американское правительство отстранило генерала де Голля и его сторонников от участия в подготовке вторжения во Французскую Северную Африку. Директивой президента США от 22 сентября 1942 г. категорически предписывалось не включать силы «Сражающейся Франции» в операцию «Торч» {131}. Фактически это решение было принято еще на начальной стадии планирования операции.

Правительство Великобритании поддерживало генерала де Голля и его сторонников, но в известных пределах. Летом 1942 г. отмечались рост движения «Сражающаяся Франция» и укрепление его связей с силами внутреннего Сопротивления. Это обстоятельство побудило Лондон и Вашингтон признать статус французского Национального комитета. Но английская дипломатия рассчитывала усилить воздействие на движение «Сражающаяся Франция», помешать ему проводить самостоятельную линию и активно участвовать в борьбе с фашистской Германией. 20 августа 1942 г. английский военный кабинет отверг предложение де Голля о привлечении французского военного командования к планированию операций, проведение которых потребовалось бы с открытием второго фронта в Европе, и предоставить французам возможность для развертывания независимых действий в тылах противника {132}.

Разногласия по вопросу о колониях между Англией и «Сражающейся Францией» обострились также и на Мадагаскаре, в Сирии и Ливане {133}. Игнорируя деголлевцев, британские военные власти действовали вместе с американцами в Сирии, Новой Каледонии и Западной Африке {134}.

Несмотря на значительное ухудшение отношений со «Сражающейся Францией» летом и осенью 1942 г., Великобритания продолжала оказывать ей поддержку, хотя и ограниченную. Движение, возглавляемое де Голлем, в Лондоне рассматривали как средство создания противовеса Соединенным Штатам, с одной стороны, и Советскому Союзу — с другой. В английских проектах достижения «равновесия сил» и военно-политических блоков, рассчитанных на укрепление послевоенной гегемонии Англии, Франция занимала важное место. Однако это не означало, что Лондон отвергал всякие контакты с Виши. Черчилль, как показывают составленные им 5 и 14 июня 1942 г. меморандумы, не возражал против соглашения с вишистами по вопросам о французском флоте и о вступлении англо-американских войск во Французскую Северную Африку. На совещании у генерала Д. Эйзенхауэра 17 октября 1942 г. британские руководители поддержали намерение американцев опираться на Жиро; не была в принципе отведена и кандидатура Дарлана.

С лета 1942 г. значительную роль в европейской политике США и Англии стала играть Испания. 21 апреля испанский министр иностранных дел С. Суньер заявил, что в настоящей войне Испания находится на стороне Германии. В течение первой половины 1942 г. Испания продолжала занимать в основном прогерманскую позицию. Однако к концу лета во внешнеполитической ориентации этой страны произошли некоторые изменения в сторону сближения с США и Великобританией. Правящие круги этих стран предприняли ответные шаги, чтобы сделать наметившиеся перспективы более определенными. [80]

В Вашингтоне и Лондоне существовали различные мнения относительно позиции Испании в связи с предстоящей операцией «Торч». В послании Рузвельту от 26 августа 1942 г. Черчилль писал: «С моей точки зрения, было бы разумно предположить: а) что Испания не вступит в войну с Англией и Соединенными Штатами из-за «Торч»; б) что понадобится по крайней мере два месяца для того, чтобы немцы смогли проникнуть через Испанию или добиться у нее каких-либо баз». Рузвельт 3 сентября напоминал Черчиллю: «Как мы с вами решили уже давно... вы (англичане. — Ред.) должны будете регулировать положение в Испании» {135}. В сентябре в одном из донесений в Вашингтон Эйзенхауэр писал о своей тревоге по поводу возможного вступления Испании в войну на этой стадии {136}. 11 октября посол США в Мадриде К. Хэйс получил указание сообщить Франко, что желание Испании остаться в стороне от войны находит полное признание в Соединенных Штатах. Это сообщение было принято в Мадриде с удовлетворением, так как оно прикрывало помощь гитлеровцам ширмой сближения с США и Англией.

В целом 1942 год был отмечен резким повышением интереса СПУД к району Средиземноморья. Британскому империализму, который терпел военные поражения в Азии и на Ближнем Востоке, все труднее становилось сдерживать активность американского партнера.

Сложные взаимоотношения между США и Великобританией складывались и на Среднем Востоке. Соединенные Штаты Америки продолжали оказывать Англии военную помощь, чтобы не допустить захвата этого важного района странами оси. В июне 1942 г. после сдачи англичанами Тобрука в зону Суэцкого канала было переброшено значительное количество американского вооружения. Но помощь по ленд-лизу Англии и ряду стран Среднего Востока помимо военных целей преследовала далеко идущие экономические и политические цели. Американское правительство придавало огромное значение охране нефтепромыслов в Ираке и других арабских странах. Госдепартамент пытался не только обезопасить концессии «Калифорниа — Арабиен стандард ойл компани» и других американских монополий, но и обеспечить позиции для широкой нефтяной экспансии США в будущем. Нефтяной фактор, признал К. Хэлл, оказывал большое влияние на американскую политику в странах Среднего Востока, особенно в Саудовской Аравии {137}.

Не меньшую роль этот фактор играл и в расчетах британских империалистов. «Там (в Иране и Ираке. — Ред.) нефть, и этим, следовательно, определяется вся политика на Среднем Востоке, в районе Индийского океана и в Индии» {138}, — писал в августе 1942 г. генерал А. Брук.

В 1942 г., когда еще не была ликвидирована фашистская военная угроза Среднему Востоку, англо-американское соперничество по вопросу о нефти развивалось в более или менее скрытых формах. Но уже тогда стали заметны политические разногласия, вызванные стремлением США использовать в своих интересах национально-освободительное движение арабов, их борьбу против европейских колониальных держав. Выступая с позиции «антиколониализма», правящие круги США надеялись повысить свой политический вес в арабском мире. В августе 1942 г. американское правительство поручило своему послу в Лондоне обсудить с британским Форин офисом основные принципы «общей политики» на Среднем [81] Востоке и предложило, в частности, опубликовать декларацию о целях войны в духе Атлантической хартии {139}.

Правительство Черчилля выдвинуло ряд возражений. Применение принципов Атлантической хартии к этим странам противоречило целям сохранения британского господства. Американская инициатива была отвергнута и потому, что она могла привести к нежелательному для Англии росту политической активности США в этом районе.

Стремясь прикрыть важные нефтеносные районы Среднего Востока и не допустить прорыва вермахта к Индийскому океану, англо-американцы предпринимали меры с целью предотвратить выступление Турции на стороне фашистского блока. Экономическими и военными поставками они рассчитывали поощрить сопротивление Турции нацистскому нажиму. В мае — июне 1942 г. англичане передали туркам некоторое количество противотанкового оружия. Поскольку Германия пообещала Турции более крупную военную помощь, министерство иностранных дел Англии предложило обратиться к правительству США с просьбой поставить Турции значительное количество танков и зенитных орудий. Но английский комитет начальников штабов высказался против такого предложения. Он учитывал как собственные потребности в этом вооружении, так и полнейшее отсутствие гарантии в том, что предоставленное туркам вооружение будет использовано в его интересах.

В целом на протяжении 1942 г. масштабы англо-американской помощи Турции вооружением и степень дипломатического давления на нее оставались ограниченными. Это компенсировалось более активными действиями правительств Англии и США в области экономической войны. Недовольство Лондона и Вашингтона вызывали турецкие поставки хрома и других важных видов стратегического сырья нацистам. Чтобы прекратить или ограничить их, весной и летом 1942 г. был предпринят ряд мер, в том числе создан англо-американский комитет по координации торговли с Турцией и при участии госдепартамента разработана программа так называемых опережающих закупок.

В странах Балканского полуострова Англия старалась направлять развитие политических и военных событий в своих интересах. В соответствии с британской «средиземноморской» стратегией правящие круги Англии были заинтересованы в расширении вооруженного сопротивления, оказываемого фашистским оккупантам в Греции и Югославии. Наиболее последовательные и решительные действия против итало-немецких захватчиков вели здесь руководимые коммунистическими партиями силы движения Сопротивления. Однако программа национально-освободительной борьбы в этих странах не отвечала интересам английских правящих кругов, намеревавшихся восстановить там реакционные буржуазно-помещичьи режимы и возвратить свои утраченные позиции.

В Греции правительство Черчилля опиралось на правые силы, которые до оккупации сотрудничали с монархофашистами. В начале 1942 г. оно официально признало эмигрантское правительство и короля Георга VI. Лондон субсидировал и вооружал диверсионные отряды полковника Н. Зерваса, рассчитывая на то, что он подчинит себе Народно-освободительную армию Греции (ЭЛАС) и Англия сможет установить контроль над греческим движением Сопротивления. Когда же выявилась неспособность Зерваса приостановить рост ЭЛАС и привлечь на свою сторону основную массу борцов Сопротивления, 1 октября 1942 г. в Грецию была сброшена на парашютах английская военная миссия с заданием укрепить организацию Зерваса и нейтрализовать ЭЛАС. Она должна была также подготовить диверсии на коммуникациях, по которым шло снабжение африканского корпуса Роммеля. [82]

В Югославии английское правительство продолжало оказывать помощь главным образом отрядам четников и их лидеру военному министру эмигрантского правительства Д. Михайловичу. Оно поддерживало четников, несмотря на их сотрудничество с итало-немецкими оккупантами. Форин офис отказывался по антикоммунистическим мотивам снабжать вооружением Национальный фронт освобождения Югославии и добивался «примирения» партизан с четниками.

В памятной записке от 2 июля 1942 г. имперский генеральный штаб признал правильной занятую Михайловичем позицию выжидания, накапливания сил и «обуздания активности» партизан. В октябре 1942 г. Форин офис вновь подтвердил свою позицию в отношении Михайловича, указав на его «потенциальную ценность» с военной и политической точки зрения {140}.

Политика Соединенных Штатов и Великобритании на Дальнем Востоке также была направлена на достижение своих военно-стратегических и политических целей. Напряженная дипломатическая борьба шла вокруг Китая, от позиции которого во многом зависели расстановка сил на Дальнем Востоке и ход борьбы на Азиатско-Тихоокеанском театре войны.

США в соответствии со своей стратегией постепенного наращивания сил стремились удержать Китай в состоянии войны с Японией, чтобы с его помощью сковать как можно больше японских войск. Успешные действия японцев весной и летом 1942 г. в прибрежных юго-восточных провинциях Китая усилили опасения США и Англии, что Китай капитулирует. Правительство Чан Кай-ши воспользовалось этим обстоятельством для получения от правительств этих стран еще большей финансовой и военной помощи. Оно рассчитывало таким образом не только противостоять Японии, но и упрочить свои внутриполитические позиции. В июле 1942 г. было заключено американо-китайское соглашение о ленд-лизе, но его реализация затруднялась из-за отсутствия путей сообщений с Китаем.

Кроме того, США направляли в Чунцин военные и дипломатические миссии, целью которых было подготавливать почву для участия американских монополий в послевоенной «реконструкции» Китая. Активную деятельность развернули в Китае генералы Дж. Стилуэлл, которого Чан Кай-ши назначил начальником генерального штаба китайской армии, и К. Ченнолт, командовавший американской авиационной группой в Китае, а также посол США в Чунцине К. Гаусс. Среди американцев, побывавших в Чунцине, были советник президента США по делам Дальнего Востока Л. Кэрри и лидер республиканской партии У. Уилки, прибывший в качестве представителя президента США. Используя войну Китая с Японией, американцы стремились вытеснить из Китая своих конкурентов, в том числе Англию.

Правящие круги Англии, заинтересованные в активизации военных действий США против Японии, не могли, однако, примириться с их попытками закрепиться в Азии и подорвать британские позиции. Английское правительство воспротивилось превращению Китая в главную базу США на Дальнем Востоке. Черчилль в секретном меморандуме от 21 октября 1942 г. писал, что чунцинское правительство будет выступать, безусловно, на стороне США «при любой попытке ликвидировать Британскую заморскую империю».

Политическое и экономическое соперничество между США и Великобританией более всего сказывалось на их политике в отношении Индии. Угроза вторжения Японии, нависшая над Индией после поражения англо-китайских войск в Бирме, и рост освободительного движения в Индии [83] поставили правительство Черчилля перед альтернативой: либо согласиться с требованиями индийцев о предоставлении независимости, либо продолжать старую колониальную политику, чреватую опасными последствиями в условиях непосредственной угрозы нападения Японии. В августе 1942 г. английское правительство все же отказалось принять требование Индийского национального конгресса о предоставлении независимости стране.

Позиция США в отношении Индии определялась стремлением к эксплуатации ее людских и материальных ресурсов в своих военных целях. Соединенные Штаты хотели ослабить британский контроль и тем самым получить возможность проникновения своего капитала в эту страну. Правительство Рузвельта понимало, что колониализм в его традиционной форме уже не может быть восстановлен в Азии и что только уверенность в справедливости войны против Японии явится реальным стимулом для активного выступления населения колониальных стран на стороне союзников. Поэтому оно провозгласило антиколониалистский курс американской политики на Тихом океане. Таков был смысл заявления Рузвельта о распространении положений Атлантической хартии, включавшей пункт о праве наций на самоопределение. В вопросе о праве наций на самоопределение правительство США испытывало давление со стороны демократических сил страны.

Политика США в Азии, направленная против британских интересов, вызвала недовольство в английских правящих кругах. 10 ноября 1942 г. Черчилль заявил: «Я не для того стал первым министром его величества, чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи».

Наступление японцев в южной части Тихого океана, приблизившихся в начале мая 1942 г. к Австралии, поставило перед внешней политикой США неотложные задачи. Американская дипломатия всячески расширяла «там свое влияние и добивалась включения Австралии и Новой Зеландии в военно-стратегическую сферу действий США. Одна из задач политики США в отношении этих стран заключалась в том, чтобы убедить их в правильности стратегии союзников и отвести требования о немедленном решающем наступлении на Японию.

Соединенным Штатам Америки удалось добиться от Австралии и Новой Зеландии увеличения вклада в войну. Во второй половине 1942 г. американские вооруженные силы в этом районе Тихого океана на 70 процентов снабжались за счет местных ресурсов {141}.

Таким образом, летом и осенью 1942г. США и Великобритания, опираясь на растущий военно-экономический потенциал и стремясь упрочить свои международные позиции, проводили более активную внешнюю политику. Постепенно выявлялась преобладающая роль США среди капиталистических стран, воевавших против фашистской Германии и милитаристской Японии.

Внешнеполитическая деятельность Коммунистической партии и Советского правительства весной, летом и осенью 1942 г. характеризовалась высокой активностью и была направлена в первую очередь на укрепление антифашистской коалиции. В достижении этой цели большое значение имело заключение ряда официальных соглашений с правительствами Соединенных Штатов Америки и Великобритании. Именно благодаря этим соглашениям, затрагивавшим многие важнейшие проблемы ведения войны, совместными усилиями основных стран объединенных наций удалось завершить создание антифашистской коалиции, укрепление которой явилось [84] важным фактором, усиливавшим мощь прогрессивных сил в борьбе с фашизмом и подрывавшим планы фашистской Германии, рассчитанные на изоляцию Советского Союза и раскол сил объединенных наций.

Летом и осенью 1942 г. внешняя политика Соединенных Штатов и Великобритании проводилась с учетом прежде всего хода вооруженной борьбы на советско-германском фронте. Это вынуждало их заключать соглашения с СССР по некоторым важным проблемам политического и экономического характера и даже обещать открыть второй фронт в Западной Европе. Однако свои основные усилия они направляли на политическое и дипломатическое обеспечение военных действий в Северной Африке, в Азии и на Тихом океане.

Ведя линию на сотрудничество с СССР в борьбе против фашистского блока, правящие круги США и Великобритании одновременно старались осуществить свои экспансионистские планы в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии, Океании, Африке и Западной Европе. Причем для реализации их правительства обеих держав готовы были в ряде случаев ориентироваться даже на политические силы, сотрудничавшие с фашистами.

И все же, несмотря на различие во внешнеполитической деятельности государств — основных участников борьбы с агрессорами, сотрудничество между Советским Союзом, Соединенными Штатами Америки, Великобританией и другими странами антифашистской коалиции значительно укрепилось.

Оглавление. Провал агрессивных планов фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.