Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Планы войны США и Великобритании на Средиземноморском море в 1942 г.

Весной 1942 г. Средиземное море и Северная Африка по-прежнему были ареной вооруженной борьбы между Великобританией, с одной стороны, фашистской Германией и Италией — с другой. США непосредственного участия в этой борьбе еще не принимали, хотя и оказывали помощь Великобритании. Президент Ф. Рузвельт в своих замечаниях по стратегии на 1942 г., сделанных 6 мая, отмечал: «Ответственность на этом театре несут англичане. Соединенные Штаты же должны поставлять всевозможные военные материалы англичанам в Ливии, Палестине, Сирии. И особенно они должны ускорить выгрузку и сборку боевой техники в Египте и Персидском заливе, а также обеспечить продвижение грузов из Персидского залива в Россию» {421}.

В результате зимнего наступления немецко-итальянских войск в Северной Африке британская 8-я армия была поставлена в неблагоприятные условия: на коммуникациях в Средиземном море господствовала авиация противника; английский флот был оттеснен в восточную часть моря; возникла реальная угроза saxsaia острова Мальта. К весне положение британских войск на этом театре было тяжелым. В апреле 1942 г. У. Черчилль на закрытом заседании палаты общин отмечал, что у противника есть возможность почти беспрепятственно овладеть Ливией, Египтом и Палестиной. В этих условиях английский военный кабинет настойчиво требовал запланировать для британской 8-й армии наступательную операцию. Однако главнокомандующий силами на Среднем Востоке генерал К. Окинлек просил об отсрочке ее из-за неподготовленности войск для таких действий. Спор затянулся до начала нового немецко-итальянского наступления в конце мая. Дальнейшее ухудшение положения Великобритании на Африканско-Средиземноморском театре войны вынудило английское правительство обратиться к США за срочной военной помощью.

Комитеты начальников штабов Великобритании и США были едины в том, что их совместные планы следует поставить в зависимость от исхода ожидаемых крупных летних сражений на советско-германском фронте. Они опасались прорыва немецких войск через Кавказ на Средний Восток и немецко-итальянских войск из Ливии в Египет и далее к Персидскому [365] заливу. Соединение сил Германии и Японии на Среднем Востоке и в Индии представлялось им опаснейшей угрозой для всей Британской империи.

При таких условиях внимание военно-политического руководства обеих стран было прочно приковано к бассейну Средиземного моря. Американский историк С. Морисон отмечает, что США и Великобританию чрезвычайно беспокоила перспектива захвата странами оси обширной территории Северной Африки с ее огромными запасами сырья, продовольствия и новыми базами для ведения «подводной войны» {422}.

Во второй половине июня 1942 г. американское и английское правительства договорились об активном вступлении США в военные действия на этом театре. Главы правительств США и Великобритании приняли окончательное решение о вторжении с моря в Северную Африку. Ставилась цель: овладеть всем средиземноморским побережьем Африки, создать сеть военно-морских и авиационных баз, перебазировать в этот район крупные силы флота, авиации и сухопутных войск для обеспечения морских перевозок на Средиземном море, завоевания господства на нем и вывода Италии из войны.

В конце июня были созданы два региональных командования сухопутных войск США: на Среднем Востоке со штабом в Каире, которое возглавил генерал Р. Максуэлл, и в Центральной Африке со штабом в Аккре (командующий генерал Ш. Фитцджеральд). В Северную Африку стало в большом количестве переправляться американское вооружение и боевая техника.

Президент Рузвельт стремился к тому, чтобы американская армия как можно скорее приняла участие в вооруженной борьбе. Это дало бы США право наравне с другими основными государствами коалиции решать все вопросы ведения войны. 25 июля в Лондоне на заседании англоамериканского объединенного комитета начальников штабов был утвержден общий стратегический замысел Североафриканской кампании вооруженных сил США и Великобритании. Главной ее частью должна была стать десантная операция на побережье Северной Африки («Торч»), начало которой ориентировочно намечалось на первую декаду ноября. Для проведения этой операции США и Великобритания выделяли крупные силы. На высадку в Северной Африке перенацеливалась и часть тех американских войск, которые были переправлены в Англию для вторжения на континент. Главнокомандующим экспедиционными силами двух союзников в десантной операции был назначен американский генерал Д. Эйзенхауэр (за ним формально сохранялась и должность главнокомандующего силами армии США в Европе). Его заместителем стал американский генерал М. Кларк, а главнокомандующим военно-морскими силами в операции — английский адмирал Э. Каннингхэм.

Операции «Торч» должно было предшествовать наступление британской 8-й армии из района Эль-Аламейна (операция «Лайтфут»), чтобы привлечь к этому району внимание и силы фашистского командования. Начало наступления намечалось примерно за две недели до высадки морских десантов на североафриканском побережье.

Важнейшее место в стратегических замыслах США и Великобритании на Средиземноморском театре военных действий отводилось обороне Мальты и доставке на этот важный в стратегическом отношении остров самолетов, боеприпасов, топлива. Остров Мальта оставался единственным связующим звеном между Гибралтаром и английскими владениями в восточной части Средиземного моря. Его аэродромы были промежуточной базой для бомбардировщиков, направляемых на Средний [366] Восток. Использование Мальты позволило бы осуществлять проводку английских конвоев через центральную часть моря, а также нарушать немецко-итальянские морские перевозки в Ливию. Поэтому вопросом обороноспособности острова непосредственно занимались военный кабинет и комитет начальников штабов Великобритании. Значение Мальты как базы авиации и флота зависело в первую очередь от надежности ее морских коммуникаций и пополнения самолетного парка истребительной авиацией. Однако на подходах к острову не было аэродромов, которые можно было бы использовать для перелета истребителей. Английское командование решило привлечь к этому авианосцы, которые принимали бы на борт самолеты в метрополии и доставляли их через Гибралтар в Средиземное море. Не входя в зону действий авиации противника, истребители могли взлетать с авианосцев для самостоятельного перелета на Мальту. Успешное решение стоявших перед союзниками задач зависело прежде всего от достижения превосходства над противником в сухопутных войсках и авиации. Сохранению выгодного соотношения в военно-морских силах способствовала договоренность с США, которые, как известно, приняли на себя ответственность за военные действия на Тихом океане, дав английскому командованию возможность значительно усилить за счет авианосцев свой флот на Средиземном море, хотя и без того он по боевым возможностям превосходил итальянский флот, испытывавший острую нехватку топлива. Состав военно-морских сил сторон на Средиземноморском театре военных действий показан в таблице 20.

Таблица 20. Состав военно-морских сил Великобритании и Италии на Средиземном море весной и осенью 1942 г. {423}

Классы кораблей

Великобритания

Италия

 

на середину марта

на конец октября

на середину марта

на конец октября

Линейные корабли

1

3

3

Авианосцы

6

4

- -

Крейсеры

6

14

6

9

Эскадренные миноносцы

27

63

26

28

Подводные лодки

25

30

33

35

Всего

61

114

68

78

Примечание. Кроме того, в Средиземном море в марте находились 20 немецких подводных лодок, в октябре — 15.

В стратегических планах Великобритании и США выход итальянских кораблей в Средиземное море считался маловероятным из-за угрозы союзной авиации, в первую очередь авианосной, а также затруднений с топливом. В случае высадки англо-американских войск в Алжире и Марокко серьезного противодействия со стороны флота и армии, подчиненных марионеточному французскому правительству Виши, также не ожидалось. Тем не менее стороны учитывали вооруженные силы, подчинявшиеся правительству Виши, которые насчитывали свыше 200 тыс. человек в сухопутных войсках, 5 линейных кораблей, 11 крейсеров, свыше 30 эскадренных миноносцев и более 20 подводных лодок. [367]

Руководители фашистской Италии настойчиво добивались вытеснения из Средиземноморья Великобритании и Франции. Не имея для этого достаточных сил, они стремились втянуть в борьбу на этом театре как можно больше сил вермахта и поддерживали любой план активных действий.

Для лидера фашистского блока — гитлеровской Германии Африканско-Средиземноморский театр войны не был основным. Это и определяло характер и масштабы использования здесь ее вооруженных сил в течение всего 1942 года. Как отмечается в официальном английском труде по истории второй мировой войны, «Гитлер после провала задуманного им сокрушающего удара по России в 1941 г. (а в зависимости от успеха этой кампании он строил и другие далеко идущие планы) все еще был занят главным образом делами Восточного фронта, где нужно было остановить зимнее наступление русских и подготовиться к весенней кампании с целью овладения нефтяными промыслами Кавказа... Он не очень интересовался развитием событий на Средиземном море, считая по-прежнему, что это сугубо итальянский театр военных действий, хотя из-за авантюризма, присущего итальянцам, этот театр и требовал некоторой поддержки со стороны Германии». В соответствии с этими стратегическими концепциями немецко-фашистское командование осуществляло лишь эпизодические переброски на театр отдельных частей и соединений вермахта.

Еще директивой верховного главного командования вермахта № 38 от 2 декабря 1941 г. немецким силам на Средиземноморском театре на 1942 год ставилась задача: «Добиться господства на море и в воздухе в районе между Южной Италией и Северной Африкой и таким образом обеспечить безопасность морских путей в Ливию и Киренаику... Парализовать морские коммуникации противника и воспрепятствовать поступлению английских грузов в Тобрук и на Мальту» {424}.

Эта задача должна была решаться совместными усилиями немецких и итальянских военно-морских и военно-воздушных сил. Два главных партнера по фашистскому блоку имели определенное позиционное преимущество перед Великобританией: относительно малая протяженность морских коммуникаций; развитая сеть аэродромов на Сицилии и Сардинии; выгодное расположение острова Пантеллерия с базой торпедных катеров и аэродромом. Все это создавало благоприятные условия для действий на морских путях Великобритании в центральной части моря. На наиболее опасном участке маршрута между Сардинией и Мальтой (протяженностью около 350 миль) английские конвои могли атаковать немецко-итальянская авиация, легкие силы флота и подводные лодки. Мессинский пролив позволял сосредоточивать итальянские корабли в Ионическом или Тирренском морях для нанесения внезапных ударов по английским конвоям к западу либо востоку от Мальты.

До тех пор пока Мальта не подвергалась блокаде с моря и воздуха, страны оси на коммуникации между Италией и Ливией несли большие потери. Их размеры зависели прежде всего от активности английской авиации и флота, базировавшихся на Мальте. В связи с этим немецко-итальянское командование в планах на весну и лето 1942 г. предусматривало нейтрализовать британские силы. Особое внимание уделялось блокаде Мальты и подавлению на острове английской авиации.

До начала летнего наступления на Восточном фронте верховное главное командование вермахта запланировало воздушное наступление на Мальту с привлечением основных сил 2-го воздушного флота, базировавшегося на аэродромы Сицилии. В апреле 1942г. в ударах по острову участвовало до 200 бомбардировщиков. Действуя ежедневно большими группами, [368] они в течение месяца совершили около 3900 самолето-вылетов {425}. В результате английская авиация потеряла около 150 самолетов и к маю практически прекратила боевую деятельность. Запасы горючего и боеприпасов на острове были на исходе; корабли перебазировались с Мальты в Александрию и Гибралтар. Однако моральный дух защитников острова во главе с губернатором генералом В. Гортом не был сломлен. К тому же английское командование сумело, хотя и в ограниченных масштабах, организовать доставку на Мальту военного снаряжения и продовольствия.

Героический гарнизон и население Мальты выдержали многочисленные налеты авиации врага, который потерял здесь за весну и лето 1126 самолетов (236 были сбиты зенитной артиллерией). Потери английской авиации составили 568 самолетов {426}. Убедившись в том, что одними бомбардировками Мальту нейтрализовать невозможно, немецко-итальянское командование решило форсировать подготовку операции по ее захвату. Операция получила название «Геркулес». Разработка плана операции была возложена на немецкого главнокомандующего генерал-фельдмаршала А. Кессельринга и его штаб. В операции «Геркулес» предполагалось использовать немецко-итальянский воздушно-десантный корпус. Для его переброски планировалось выделить от 370 до 470 транспортных самолетов.

Однако фашистское руководство длительное время колебалось, не зная, чему отдать предпочтение: наступлению войск Роммеля в Киренаике или же захвату острова, поскольку на одновременное выполнение этих двух задач сил явно не хватало. Вот что пишут по этому поводу английские историки: «... до момента встречи двух диктаторов в Зальцбурге, состоявшейся в конце апреля, оперативные планы стран оси непрерывно изменялись; первоочередность в них отдавалась то Мальте, то Ливии. Нерешительность наблюдалась также и в выборе метода проведения этих операций. Операция по овладению Мальтой являлась, по сути дела, операцией «Морской лев» в миниатюре. Вопрос стоял так: можно ли заставить англичан капитулировать на острове только посредством бомбардировок в том масштабе, в каком они проводились в тот период, или необходима была высадка десанта на остров» {427}.

4 мая была издана директива, по которой подготовка операции «Геркулес» приостанавливалась. Ее проведение откладывалось до середины июля или самое позднее — до середины августа с тем, чтобы не затруднять наступление войск Роммеля на Тобрук, которое планировалось завершить к 20 июня. 21 апреля Кессельринг заявил, что «потребности русского фронта вынуждают верховное командование вермахта отправить туда большую часть авиационных соединений, базирующихся на Сицилии» {428}. 17 июня на совещании в ставке Гитлер, соглашаясь, что захват Мальты представляет большую важность, в то же время указал, что осуществить это вряд ли возможно, «пока проводятся наступательные действия на Восточном фронте... В течение этого времени ВВС Германии не могут выделить ни одного транспортного самолета...» {429}. Операция «Геркулес» была отложена на неопределенное время.

В Северной Африке немецко-итальянское командование планировало наступательные действия ограниченного масштаба. Однако крупные успехи войск под командованием генерала Э. Роммеля в мае — июне повлекли [369] за собой коренные изменения в планах. Основная цель теперь заключалась в том, чтобы дойти до Суэцкого канала и овладеть всем Египтом. Вместе с тем для решения новых задач дополнительных сил почти не выделялось, и требования Роммеля о присылке подкреплений не были удовлетворены, так как немецко-фашистская армия готовилась к новому «генеральному» летнему наступлению на Восточном фронте. Тем самым, по справедливому замечанию французского адмирала Р. де Бело, «сопротивление русских спасло Суэц».

Оглавление. Провал агрессивных планов фашистского блока

 
Проверка статусов мониторингов для хайп.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.