Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Коммунистические и рабочие партии во главе борьбы с фашизмом и милитаризмом в 1942 г.

Коммунистические и рабочие партии мира, действуя в разных условиях и решая конкретные задачи в своих странах, были едины в общей борьбе с фашизмом. Осуществляя стратегические и тактические установки VII конгресса Коммунистического Интернационала и рекомендации Исполкома Коминтерна по важнейшим проблемам тактики и политики, весной, летом и осенью 1942 г. они развернули большую работу по организации активной борьбы с немецкими и японскими захватчиками. Практическая деятельность братских марксистско-ленинских партий осуществлялась в тесном контакте с Центральным Комитетом Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). В этом выражалась не только общность целей международного коммунистического движения, но и всеобщее признание авангардной и ведущей роли ВКП(б) в борьбе с агрессором.

В крупнейших городах Великобритании и США коммунистические партии этих стран организовывали массовые демонстрации, митинги, конференции, собрания, на которых принимались решения, требовавшие от правительств усиления помощи Советскому Союзу и активного участия трудящихся в борьбе против фашистских агрессоров.

Немецкие танки в большой излучине Дона
Немецкие танки в большой излучине Дона

2 июля 1942 г. в Нью-Йорке в Мэдиссон-сквер гарден состоялся митинг, в котором приняли участие 22 тыс. человек. С большим вниманием участники митинга слушали выступление председателя Коммунистической партии США У. Фостера. Он рассказал собравшимся о положении на фронтах борьбы против держав оси, призвал трудящихся Америки крепить единство с народами Советского Союза и Великобритании, необходимое для победы над врагом. «Активное единство народов США с народами Советского Союза и Великобритании в борьбе за победу над общим врагом, — сказал Фостер, — будет не просто тремя гвоздями, а тремя огромными костылями в гробу Гитлера» {592}. Речь руководителя американских коммунистов и его призывы: «Объединиться для победы!», «Все для [437] разгрома немецко-фашистских держав оси!» — вызвали гром аплодисментов.

Политбюро ЦК Коммунистической партии Великобритании 13 июня 1942 г., сразу же после объявления о подписании англо-советского договора о совместной борьбе с фашизмом, обратилось ко всем местным партийным организациям с письмом, в котором подчеркивалось, что этот договор имеет огромное историческое значение. Он является гарантией скорейшей победы, отвечает стремлениям английского народа и, несомненно, во много раз укрепит решимость трудящихся бороться с фашизмом. В письме отмечалось, что заключение англо-советского договора ознаменовало крупное политическое поражение мюнхенцев и прогитлеровских элементов, которые не собираются отказываться от своей подрывной деятельности. Политбюро ЦК КП Великобритании призывало местные партийные организации сделать англо-советский договор эффективным и прочным выражением подлинной дружбы английского и советского народов, оказывать всяческую поддержку деятельности англо-советских комитетов, привлечь к поддержке англо-советского договора все рабочие организации.

ЦК компартии Великобритании 18 июня обсудил доклад Г. Подлита о текущем моменте и наметил практические задачи партии: разъяснять народу историческое значение договора; требовать открытия второго фронта; популяризировать мужество и доблесть английских войск; разъяснять, какой огромный вклад вносит советский народ в борьбу с фашизмом; разоблачать зверства гитлеровцев на оккупированной территории Советского Союза.

Лондонский окружной комитет партии добился широкого отклика трудящихся на призыв об оказании помощи России. Так, на трех предприятиях все без исключения рабочие в течение месяца еженедельно вносили часовой заработок в фонд медицинской помощи Стране Советов. На другом предприятии подавляющее большинство рабочих решило работать в воскресенье и отдать половину дневного заработка в фонд помощи СССР.

Окружной комитет партии Южного Уэльса активизировал свои действия по установлению деловых связей с лейбористской партией и укреплению единства рабочего класса на основе развертывания общей борьбы с фашизмом. В бюллетене, опубликованном в связи с англо-советским договором, комитет писал: «В прошлом было немало вопросов, по которым существовали острые разногласия между коммунистами и активными элементами лейбористской партии. Разногласия и сейчас существуют по вопросу о наших конечных целях и характере нашей борьбы за социализм. Однако в нынешней смертельной схватке с фашизмом не может быть места никаким разногласиям. Победа над фашизмом зависит от единства рабочего движения».

Коммунистические партии Англии и США выступили инициаторами повышения выпуска военной продукции, активно участвовали в «битве за производство». Так, компартия Великобритании разработала ряд мероприятий, направленных на увеличение выпуска военной продукции. На пленуме ЦК партии 18 июня 1942 г. специально обсуждался вопрос о положении в угольной промышленности. Компартия Великобритании обратилась с призывом к шахтерам: «Дать больше угля — значит завоевать победу!» Коммунисты возглавили движение за непрерывное увеличение военного производства, за ограничение прибылей монополий и направление всех ресурсов страны на достижение победы над фашизмом. Коммунистические партии капиталистических стран-союзниц, участвовавших в войне против Германии, призывали рабочих временно отказаться от стачек при условии соблюдения предпринимателями установленных [438] обязательств. Эта позиция, отвечавшая требованиям борьбы против фашистского блока, была четко сформулирована в выступлении Г. Поллита на конференции КП Великобритании в мае 1942 г.:

«В мирное время стачки являются последним средством, к которому прибегают рабочие, ибо они полностью отдают себе отчет в том, что сопряжено с объявлением стачки. В нынешних же условиях подход к объявлению стачки должен быть еще более серьезным.

Учитывая различные затруднения, глупость и провокационные методы некоторых предпринимателей, в частности шахтовладельцев, махинации троцкистов и лидеров независимой лейбористской партии, стремящихся всячески помочь Гитлеру... коммунисты и наиболее передовые рабочие должны выступить руководителями рабочей массы при обсуждении всех экономических вопросов... Они должны осуществлять свое руководство с самого начала, направляя рассмотрение спорных вопросов по такому руслу, которое позволит оказать максимальное давление, дабы удовлетворительным образом разрешить эти вопросы в пользу рабочих. Успех посылки делегаций рабочих к местным властям, в министерства и к членам парламента указывает на возможность добиться удовлетворения наших требований, не прибегая к стачкам...»

Но некоторые компромиссы между рабочими и предпринимателями не означали прекращения классовой борьбы. В тех случаях, когда предприниматели грубо нарушали соглашения с профсоюзами, коммунистические партии выступали в защиту классовых интересов трудящихся, разоблачали хищническую политику монополий и в отдельных случаях призывали к стачкам и забастовкам. Например, в Англии в 1942 г. было 1303 стачки, а количество потерянных рабочих дней составило 1 530 тыс. {593}. Английские рабочие понимали, что забастовки и стачки наносят определенный ущерб усилиям, направленным на борьбу с гитлеровской Германией, но они вынуждены были бастовать, чтобы отстоять свои классовые интересы, когда в погоне за максимальной прибылью предприниматели усиливали эксплуатацию.

Одной из главных форм борьбы коммунистических партий США и Англии в поддержку Советского Союза явилось развертывание широкого движения за открытие второго фронта в Европе как наиболее верного и быстрого пути к разгрому фашистской Германии. Компартия США, писал У. Фостер, «сделала эту борьбу своей главной кампанией, и безусловно, что большинство американского народа согласилось с ее генеральной линией» {594}.

23 мая 1942 г. национальная конференция компартии Великобритании, обсуждая политическое положение и задачи коммунистов, отметила, что отсутствие второго фронта, пассивное ведение вооруженной борьбы против основных агрессоров вызвали рост недовольства в рабочем движении. Вопрос о военном положении и серьезных последствиях, которые может иметь для английского народа затягивание открытия второго фронта в Европе, явился предметом обсуждения на заседании ЦК компартии Великобритании 17 сентября 1942 г. В принятом заявлении Национальному совету труда предлагалось созвать конференцию всех организаций рабочего класса, чтобы договориться с лидерами консервативной и либеральной партий, а также с другими организациями, давшими обещание бороться против фашизма. В этом же решении содержалось требование немедленно укрепить английское правительство: вывести из его состава министра по делам Индии Эмери, военного министра Григга, лорд-канцлера [439] Саймона, отозвать посла в США Галифакса и посла в Испании Хора, а также других деятелей, пассивно относившихся к ведению войны против фашизма. ЦК компартии настаивал, чтобы вся работа военного кабинета велась на коллективных началах, чтобы он взял на себя инициативу организации единого руководства стратегией союзников, изменения состава английского генерального штаба, что явилось бы гарантией проведения политики совместного наступления против Гитлера {595}.

Активная деятельность коммунистических и рабочих партий в течение июля и августа в Англии, США и других союзных государствах оказала существенное влияние на развертывание массового движения за открытие второго фронта в Европе. Это подлинно народное движение охватывало широкие массы трудящихся и втягивало их в активную борьбу против фашизма. По сообщению английской газеты «Ньюс кроникл» от 29 июля, анкета по выявлению общественного мнения в Англии показала, что 83 процента общего числа опрошенных стоят за безотлагательное открытие второго фронта. Газета делала вывод, что «нация с нетерпением хочет взять на себя риск, хочет работать, бороться, претерпеть все, лишь бы иметь уверенность в том, что будет сделано необходимое усилие именно теперь, когда оно целесообразнее всего. Доколе нам ждать? — спрашивают люди. — Не пора ли нам вместе с нашими союзниками предпринять концентрированное нападение на общего врага?» {596}. В Соединенных Штатах Америки проведенный в июле 1942 г. американским Институтом общественного мнения опрос показал, что 82 процента всех опрошенных поддерживают открытие второго фронта.

Коммунистическая партия Великобритании вела решительную борьбу и с профашистскими элементами, противодействовавшими национальному единству. Г. Поллит в докладе на партийной конференции в мае 1942 г. говорил: «Элементы, представляющие большую политическую опасность, стремятся ослабить единство страны и правительства... Решительно критикуя некоторые стороны политики правительства и борясь за его укрепление, рассматривая правительство как представителя самого сильного руководства, выдвинутого на основе национального единства, мы выступаем против всех тенденций, могущих сорвать национальное единство и тем самым ослабить перспективы завоевания победы в этом году. Надо быть начеку перед лицом этих опасных тенденций». На заседании ЦК компартии Великобритании 18 июня, в документе «Уроки Ливии» от 26 июня 1942 г., а также в заявлении ЦК партии от 9 августа «Арестовать леди Астор» {597}всесторонне разоблачалась антинародная, антисоветская политика профашистских элементов Англии и указывалось на необходимость активной борьбы с ними.

Позиция Коммунистической партии Великобритании отвечала коренным интересам самых широких слоев трудящихся масс и всех прогрессивных сил страны и активно поддерживалась ими. Именно благодаря этому росли ряды партии и укреплялся ее авторитет. К лету она увеличилась по сравнению с предвоенным годом более чем в 3 раза.

Коммунистические и рабочие партии оккупированных стран Европы, руководствуясь решениями VII конгресса Коминтерна, направляли свою деятельность на сплочение всех антифашистских сил в широкий народный фронт. Коммунистическая партия Югославии принимала энергичные меры по укреплению органов народной власти, создавая на освобожденной территории народно-освободительные комитеты, которые пользовались [440] у населения большим авторитетом. Их деятельность способствовала дальнейшему развитию борьбы народов Югославии.

С образованием в конце ноября 1942 г. Антифашистского веча народного освобождения Югославии борьба югославского народа вступила в новую фазу. Из партизанских отрядов вырастала регулярная армия. Роль коммунистической партии страны как организатора и руководителя освободительной борьбы еще более повысилась.

Большую работу по объединению всех патриотических сил в национально-освободительном движении проводила Коммунистическая партия Албании. Очистив свои ряды от фракционеров и пораженцев на чрезвычайной партийной конференции 29 июня 1942 г., партия возглавила антифашистское национально-освободительное движение в стране. Лозунги борьбы за национальную независимость, демократию и свободу, публиковавшиеся в нелегальной партийной печати, и в первую очередь в газете «Зери и популлит» («Голос народа»), отвечали коренным интересам самых широких слоев албанского народа. И когда осенью компартия выступила с призывом организационного объединения разрозненных очагов освободительного движения, ее поддержали большинство руководителей партизанских формирований.

По инициативе Коммунистической партии Албании 16 сентября в деревне Большая Пеза была созвана конференция представителей антифашистских организаций албанского народа. Она приняла решение об образовании Национально-освободительного фронта Албании и выработала программу, призывавшую всех албанцев, независимо от убеждений, включиться в освободительную борьбу. В качестве исполнительного органа конференция избрала Генеральный национально-освободительный совет. В городах и сельских местностях создавались свои национально-освободительные советы, на которые возлагалась организация политической борьбы против оккупантов, мобилизация народных масс и материальных ресурсов для борьбы с фашизмом.

С освобождением районов Албании от фашистских захватчиков народно-освободительные советы превращались в административные органы власти, закладывавшие основы будущего народно-демократического строя Албании. Создание Национально-освободительного фронта Албании способствовало дальнейшему расширению антифашистской партизанской борьбы.

Летом и осенью 1942 г. активизировали свою деятельность коммунистические партии Польши и Чехословакии. Вновь созданная еще в январе Польская рабочая партия (ППР) переживала процесс организационного становления. По всей стране создавались областные, окружные и низовые комитеты. Руководство партийными организациями установило постоянную связь с Исполкомом Коминтерна. Ряды партии быстро росли: к середине года она насчитывала 4 тыс., а к концу года — 8 тыс. членов {598}. Польская рабочая партия в трудных условиях подполья вела активную борьбу за объединение всех антифашистских сил страны. В заявлении ППР от 1 мая говорилось, что партия готова сотрудничать со всеми, кто искренне хочет бороться с врагом.

В поисках форм организации широкого народного фронта для активной борьбы с гитлеровскими оккупантами Польская рабочая партия в июле выдвинула лозунг создания национальных комитетов борьбы. Они должны были возглавить руководство движением Сопротивления, защищать интересы трудящихся масс и оказывать помощь жертвам фашизма. [441]

ППР рассматривала народный фронт во главе с рабочим классом как широкое объединение всех патриотов, независимо от их социальной принадлежности и политических взглядов. Но из-за раскольнической деятельности реакционных кругов польской буржуазии, отвергавших совместную борьбу с коммунистами, единый антифашистский фронт в 1942 г. создать не удалось. Национальные комитеты борьбы не получили широкого распространения.

В тяжелых условиях подполья восстанавливала и налаживала работу партийных организаций Коммунистическая партия Чехословакии. Она принимала энергичные меры по созданию в стране единого фронта антифашистских сил. Подпольный ЦК КПЧ летом 1942 г. приступил к организации боевых отрядов. «Без всяких колебаний чехи вступили в боевые дружины с оружием в руках», — говорилось в одном из обращений коммунистов. Деятельность КПЧ направлялась также на укрепление национального единства в антифашистской борьбе. В решении этой задачи важную роль сыграло разработанное К. Готвальдом обращение 28 чехословацких общественных и политических деятелей к народу, которое было передано по радио в мае. Обращение призывало народ объединить силы, развернуть вооруженную борьбу, создавать партизанские отряды и боевые группы. В ответ на этот призыв в июне 1942 г. был создан краевой национально-революционный комитет в городе Борожине. В ряде мест национальные комитеты создавали боевые группы для проведения диверсий.

И все же широкого фронта антифашистских сил коммунистам Чехословакии в 1942 г. создать не удалось. Описывая деятельность образованного в августе нового подпольного ЦК Компартии Словакии, Г. Гусак отмечает, что ЦК прилагал немалые усилия для создания антифашистского фронта, однако по различным объективным и субъективным причинам больших успехов в решении этой задачи добиться не удалось. Он не сумел, например, восстановить разорванные контакты или активизировать в широком масштабе разгромленные областные и районные партийные организации и наладить руководство их деятельностью. Сектантские ошибки и их медленное преодоление тормозили в определенной степени усилия по объединению всех антифашистских и демократических сил сло- {599}+

Несмотря на трудности, коммунисты Чехословакии продолжали борьбу с фашистскими захватчиками, восстанавливали нарушенные связи, активизировали работу своих подпольных организаций, в том числе и в армии.

Немало усилий для организации борьбы с фашизмом прилагала Французская коммунистическая партия. В годовщину нападения фашистской Германии на СССР компартия Франции в обращении к народу писала: «Пусть весь французский народ поднимется на мощные демонстрации, на мужественные действия против бошей и их лакеев с решимостью выгнать нацистов прочь с земли Франции и вырвать власть у зловещего Лаваля; с решимостью отомстить за наших погибших и освободить заключенных в тюрьмы патриотов... Французы и француженки, сплачивайтесь вокруг нашего славного трехцветного знамени, вперед, на борьбу, к победе!» {600}

1942 год характерен для Франции активизацией и усилением деятельности Национального фронта, во главе которого с момента его возникновения стоял коммунист Пьер Вийон. Национальный фронт ставил перед [442] собой три задачи: разбить гитлеровцев и изгнать их с французской территории; сурово наказать врага и его пособников; восстановить права народа и обеспечить демократические выборы правительства {601}. Выполнение этих задач отвечало интересам большинства французского народа, поэтому число сторонников Национального фронта постоянно увеличивалось.

ФКП не оставляла в стороне и вопросов экономической борьбы трудящихся, подчеркивая непосредственную связь экономической борьбы с национально-освободительной. Особое внимание при этом уделялось работе в широких массах крестьянства. В июле 1942 г. по решению ЦК ФКП был возобновлен выпуск крестьянской газеты «Терр» («Земля»), в которой компартия разъясняла, что земля Франции должна принадлежать сельскохозяйственным рабочим, бедному и среднему крестьянству, которые ее обрабатывают, что единство интересов крестьянства и рабочего класса в борьбе против германского фашизма неотделимо от борьбы за лучшее будущее французских трудящихся и за независимость Франции. Призывы компартии оказывали положительное влияние: крестьянство все активнее включалось в борьбу с фашизмом, саботировало поставки продуктов гитлеровским властям, уклонялось от трудовой повинности, оказывало поддержку партизанам.

Большое внимание уделяла ФКП разоблачению социальной и политической демагогии, с помощью которой правительство Виши пыталось прикрыть предательство национальных интересов страны. Коммунисты показывали, что за правительством Виши стоят крупные капиталисты, более всего боящиеся собственного народа и пытающиеся обеспечить себе прибыли путем проведения политики коллаборационизма.

В мае Французская коммунистическая партия впервые поставила вопрос о возможности подготовки вооруженного восстания. «Цель, которой мы должны достичь, чтобы освободить страну, — это вооруженное восстание всего народа против захватчиков, — указывала «Юманите» в июле 1942 г. — ...Такое восстание может быть результатом подготовительной работы и предварительных действий, осуществляемых группами франтиреров и партизан, которые являются авангардом вооруженного народа» {602}. Несмотря на преследования, террор, сложную обстановку внутри страны, ФКП сохраняла и расширяла связи со всеми слоями общества, укрепляла свои нелегальные организации. Во всей этой многообразной работе большое значение имела подготовка, печатание и распространение подпольных изданий, особенно центрального органа компартии — газеты «Юманите». Благодаря усилиям ФКП ее печать стала самой влиятельной среди подпольной прессы. Количество печатных изданий Национального фронта превысило два десятка газет и журналов {603}.

Активная деятельность французских коммунистов в подполье в известной мере способствовала расширению буржуазных организаций движения Сопротивления, так как буржуазные круги не без основания опасались, что окажутся за бортом истории, если будут стоять в стороне от массового народного движения. В ноябре 1942 г. была достигнута договоренность о программе совместных действий, которая предусматривала тесное сотрудничество коммунистической партии и сил «Сражающейся Франции» в целях подготовки восстания. Это соглашение имело большое значение. Поддержка компартии укрепила авторитет Французского национального комитета, который теперь опирался на силы крупнейшей и самой влиятельной партии и поддерживавших ее массовых политических организацией. [443]

 

Коммунистическая партия Греции действовала активно, мобилизуя все силы на борьбу с фашизмом. Она сплотила вокруг себя рабочих и крестьян, все левые элементы Сопротивления. В стране были созданы комитеты национально-освободительного фронта.

Усиливали свою деятельность и компартии других оккупированных гитлеровцами стран. 8 апреля вышел первый номер общенациональной антифашистской газеты «Фрит Данмарк» («Свободная Дания»), подготовленный коммунистами. Под руководством Компартии Дании были созданы первые военно-диверсионные группы, действия которых заметно активизировались весной и летом 1942 г. 9 сентября датские коммунисты в газете «Ланд ог фольк» («Страна и народ») призывали народ к активной вооруженной борьбе: «...долг датских рабочих, как и всего населения, взять в руки боевое оружие, ибо к свободе ведет лишь один путь — путь активного сопротивления фашистским оккупантам» {604}.

Коммунистическая партия Бельгии призывала трудящихся всеми мерами противостоять попыткам гитлеровцев превратить страну в свою военно-промышленную и сырьевую базу. По инициативе и под руководством коммунистов на заводах, шахтах и железных дорогах создавались комитеты профсоюзной борьбы. Неуклонно проводя политику сплочения антифашистских сил, компартия добилась образования Фронта независимости, объединившего в своих рядах значительное число групп и организаций движения Сопротивления.

Коммунистические партии нейтральных стран, в частности Швеции, Турции, разоблачали перед широкими массами трудящихся антинародную, захватническую политику фашистской Германии; подчеркивали, что только Советский Союз является подлинным защитником свободы и независимости всех народов. Коммунисты боролись за соблюдение нейтралитета своих стран в войне, против профашистских элементов.

Большую работу среди широких слоев населения проводила коммунистическая партия Швеции. Кампанию по подготовке к выборам в провинциальные ландтаги и муниципалитеты она развернула под лозунгом сплочения всех сил рабочего класса для борьбы против фашизма. В предвыборном манифесте компартии 25 августа говорилось: «Пока фашизм не уничтожен и не устранена угроза со стороны агрессивных государств, мир и национальная независимость нашей страны находятся в опасности. Поэтому надо поддерживать усиленную готовность к обороне. Надо давать твердый и определенный отпор нарушениям нейтралитета».

Политика шведских коммунистов была близка и понятна широким слоям народа. Именно поэтому на муниципальных выборах в сентябре 1942 г. коммунисты получили гораздо больше голосов, чем на предыдущих выборах.

Коммунистические партии стран фашистского блока стремились восстановить и укрепить партийные организации, наладить связь с широкими массами трудящихся. Коммунистическая партия Германии в тяжелых условиях глубокого подполья вела работу по налаживанию связей с передовыми слоями трудящихся, выступала против фашистского режима, против войны. В 1942 г. в ряде крупных промышленных центров Германии были созданы нелегальные партийные группы. В Тюрингии такую группу возглавил бывший депутат рейхстага от компартии доктор Т. Нойбауэр. Большая работа велась по выпуску и распространению нелегальных изданий. В апрельском номере газеты «Фрейхейт» («Свобода») в статье, посвященной дню рождения Э. Тельмана, говорилось: «Свободу Тельману! Трижды «Рот фронт!» тебе, наш дорогой, по поводу дня твоего рождения. Уже десять лет фашистские вешатели держат тебя в заточении. [444] Они боятся тебя, Тедди. Уже шатается почва под их ногами. Они скоро испытают месть народа. И тогда, Тедди, народ получит мир и освободит тебя и других узников фашизма» {605}.

В мае в Руре состоялась нелегальная конференция КПГ. Ее делегаты осудили позицию пассивного ожидания того момента, когда Советская Армия создаст благоприятные условия для развертывания антифашистской борьбы. Конференция призвала коммунистов усилить акции саботажа и антифашистскую пропаганду, бороться за создание в стране единых организаций рабочего класса, способных объединить всех демократов, независимо от их политических взглядов, в рядах широкого национального фронта.

Однако антифашистское движение в Германии не получило широкого размаха. Это объяснялось, с одной стороны, тем, что значительная часть рабочих, крестьян, интеллигенции, все еще опьяненная националистическим угаром, продолжала слепо следовать за преступной гитлеровской кликой, с другой стороны — жестоким фашистским террором.

Неустанную борьбу за единство и сплоченность трудящихся масс вела Итальянская коммунистическая партия (ИКП). С середины 1942 г. в стране возобновилось нелегальное издание центрального органа компартии. Между коммунистами и социалистами было заключено соглашение о единстве действий. Коммунисты боролись за создание национального фронта, который объединил бы все демократические силы и мобилизовал итальянский народ на антифашистскую борьбу.

Коммунистическая партия Венгрии главные усилия направила на борьбу за организационное укрепление своих рядов и создание широкого антифашистского фронта. Массовые аресты коммунистов вынудили ЦК партии принять 20 мая 1942 г. решение об изменении форм и методов работы в этих условиях. В июле на очередном заседании ЦК при участии Л. Гача, Я. Кадара и И. Школника было принято решение об установлении контактов с избежавшими репрессий коммунистами, укреплении состава Центрального Комитета, о принятии мер для освобождения арестованных товарищей {606}. Позже, после тщательного и всестороннего анализа событий, ЦК КПВ принял решение, известное под названием «Уроки провалов». Деятельность партии в нем признавалась правильной, отмечались достижения в борьбе за создание народного антифашистского фронта независимости, но вместе с тем указывалось и на факты переоценки легальных форм работы. В решении говорилось о необходимости конспирации и сосредоточения сил на работе в парторганизациях на предприятиях, усилении таких форм борьбы, как саботаж, забастовки и т. д. Расширяя сферу своей деятельности, венгерские коммунисты осенью 1942 г. создали новые партийные организации и молодежный комитет. Вслед за ним возник и легальный центр молодежи под названием «Анкетный комитет». Молодежные организации были созданы на ряде предприятий и в отраслевых профсоюзах. Из этих организаций компартия формировала группы действий, которые распространяли листовки, а позднее принимали участие и в диверсиях.

Длительное господство фашистской диктатуры, террор, безудержная антисоветская и шовинистическая пропаганда хортистов затрудняли работу венгерских коммунистов. Но, несмотря на это, они продолжали свою героическую борьбу, прилагая огромные усилия для того, чтобы на основе ликвидации политического раскола в рабочем движении добиться создания единого антигитлеровского фронта в стране. [445]

Румынская коммунистическая партия действовала в тесном контакте с крестьянской организацией «Фронт земледельцев» и антифашистской организацией «Патриотическая защита». Руководство же социал-демократической и буржуазно-помещичьих партий, официально находившееся в оппозиции к режиму, отказывалось от предложений коммунистов создать общий фронт борьбы против гитлеризма. Лидеры же национал-либеральной и национал-царанистской партий стремились изолировать компартию от широких слоев населения, помешать вовлечению их в антифашистскую борьбу. Они продолжали саботировать патриотическое движение, выжидая дальнейшего развития событий. Вся их «оппозиционная» деятельность сводилась к посылке меморандумов на имя Антонеску.

Разоблачая маневры этих лидеров, компартия Румынии в листовке «К румынскому народу» писала: «Меморандумами цели не достигнешь... Фальшивые пророки под маской дружбы с Англией занимают антисоветскую позицию, пытаясь удержать народ от борьбы за прекращение войны против СССл. Далее партия призывала «Не следуйте за теми, кто удерживает вас от борьбы... Национал-царанистская национал-либеральная, социал-демократическая и коммунистическая партии, все патриотические организации и ассоциации должны объединиться в патриотический антигитлеровский фронт народа» {607}.

Румынские антифашисты, руководимые компартией, все чаще переходили от пассивного протеста к активной борьбе. В 1942 г. неоднократно проводились забастовки рабочих с требованием прекратить антисоветскую войну. Участились диверсионные акты. Однако широкого партизанского движения румынским коммунистам организовать не удалось. Г. Георгиу-Деж говорил по этому поводу: «Тогдашнее руководство партии не поставило перед членами партии конкретных задач и не руководило практически их деятельностью в борьбе за привлечение широких масс к участию в актах саботажа и в партизанской борьбе, которые почти совершенно отсутствовали у нас. Партии не удалось вовлечь рабочий класс и всех патриотов в решительную многообразную борьбу с захватчиками и их прихвостнями в нашей стране» {608}.

В обстановке массового террора и жестоких репрессий вела самоотверженную борьбу с фашизмом Болгарская рабочая партия. В мае и июне заграничное бюро ЦК БРП проанализировало внутреннее и международное положение страны и обсудило состояние антифашистской борьбы и задачи партии. На заседании бюро 15 июня Г. Димитров обосновал задачи болгарских коммунистов по объединению демократических сил, главной из которых он считал «переход от сопротивления прогитлеровскому курсу со стороны болгарского правительства к наступлению для ликвидации этого курса, т. е. разрыв с фашистской Германией, изгнание гитлеровских вооруженных сил и агентов из Болгарии, ориентация на дружественные отношения с Советским Союзом и всей антигитлеровской коалицией». Г. Димитров определил и силы, на которые должна опираться партия при организации такого наступления. «Для того чтобы наше наступление было победоносным, — указывал он, — нам необходимо ориентироваться на три основные силы: а) армию, б) молодежь и в) партизанские отряды. Все остальное пока что будет играть вспомогательную роль» {609}.

В целях объединения всех сил страны на борьбу с фашизмом ЦК БРП выдвинул лозунг создания широкого Отечественного фронта. 17 июля [446] программа Отечественного фронта была передана по радиостанции «Христо Ботев». В ней подчеркивалось, что антинародная политика фашистского правительства представляет «национальную опасность для Болгарии», а продолжение этой политики означает «сознательное подталкивание болгарского народа в пропасть, новую страшную катастрофу». Поэтому, говорилось в программе, «высшим долгом всех болгар, честно мыслящей интеллигенции и народной армии является сплочение в едином мощном Отечественном фронте во имя спасения Болгарии» {610}. Важно было обеспечить прочный союз рабочего класса не только с беднейшим крестьянством, но и с середняками, вовлечь в борьбу против гитлеровских захватчиков и содействовавших им буржуазных реакционных кругов патриотически настроенную интеллигенцию, мелкую, среднюю и даже часть крупной буржуазии Болгарии.

Центральный Комитет БРП одобрил программу Отечественного фронта и обратился к руководителям Земледельческого союза, социал-демократической, демократической и радикальной партий, к представителям патриотических и прогрессивных военных групп и течений, ко всему болгарскому народу в городах и селах с призывом объединить свои усилия для борьбы с фашизмом. При ЦК партии была создана специальная комиссия Отечественного фронта, которую возглавил К. Драмалиев. Широкие народные массы — рабочие, крестьяне, ремесленники, мелкие чиновники и прогрессивная интеллигенция — с энтузиазмом встретили идею создания Отечественного фронта.

Сложные задачи по организации борьбы против японского милитаризма решали марксистско-ленинские партии Азии. Под их руководством летом и осенью 1942 г. формировались и укреплялись вооруженные силы сопротивления, создавались национальные фронты антияпонской борьбы.

Продолжала развертывать национально-освободительное движение в стране Коммунистическая партия Индокитая. Она расширяла свое влияние в массах, активизировала действия по созданию опорных баз для борьбы с японскими оккупантами.

Во главе народной борьбы против японских захватчиков стояли и коммунисты Кореи. Действуя в глубоком подполье, коммунистические группы организовали на севере страны ряд диверсий и стачек. В июне по инициативе коммунистов в приграничных районах Маньчжурии была создана «Лига независимости Кореи» {611}— организация единого национального фронта борьбы против японских милитаристов.

Под руководством коммунистических партий продолжало развиваться сопротивление японской оккупации в Малайе, Бирме, на Филиппинах. Многое сделала в борьбе против японского милитаризма и компартия Китая. Вместе с тем в организации этой борьбы руководство Коммунистической партии Китая, возглавлявшееся Мао Цзэ-дуном, занимало весьма непоследовательную позицию. Он и его сторонники на словах заверяли Советский Союз в своей дружбе с ним и верности интернациональному долгу, а на деле проводили политику, не отвечавшую интересам не только советского, но и других свободолюбивых народов, в том числе и китайского. Маоисты навязали партии тактику пассивного ведения войны, «сохранения и накапливания сил в ожидании благоприятного момента для захвата власти в стране» {612}. Они считали, что необходимо выждать время, пока Советский Союз и другие страны и народы, образовавшие антифашистскую коалицию, сломают хребет армиям Германии и Японии. [447]

Вместе с тем среди определенного круга политических и военных руководителей КПК существовало мнение, что «русские не выстоят» {613}. Такого рода взглядов придерживался и Мао Цзэ-дун, считавший, что оборонять Москву, Ленинград и Сталинград не следовало, а надо было сдать врагу эти и другие города без серьезного сопротивления, эвакуировать Советскую Армию на Восток, за Урал, и вести против гитлеровцев партизанскую войну, ожидая англо-американского наступления на Западе {614}.

Расчет Мао Цзэ-дуна на мелкие изолированные партизанские действия, отказ от маневренных операций крупного масштаба снижали боевые возможности войск. Именно это обстоятельство использовало японское командование при проведении карательных операций против партизанских районов в Северном Китае.

Исполком Коминтерна в своих письмах рекомендовал ЦК КПК принять меры для устранения недостатков в руководстве партией, активизировать борьбу против японских агрессоров. Этому, в частности, было посвящено письмо ИККИ от 16 июня 1942 г. {615}. Однако Мао Цзэ-дун и его группа вместо объективного анализа ошибок, сплочения лучших сил партии, выработки и незамедлительного проведения в жизнь правильного курса встали на путь фракционной борьбы. Воспользовавшись трудным положением партии, а также ослаблением связи с Коминтерном, маоисты развернули в КПК националистическую кампанию «чжэнфэн» — так называемое движение за «упорядочение стиля партийной работы», начатое еще летом 1941 г. Главными целями «чжэнфэна» были разгром интернационалистических сил КПК, изменение ее идеологических, теоретических и организационных принципов, полное подчинение партии воле Мао Цзэ-дуна и его группы.

Главным содержанием кампании «за упорядочение стиля работы» было возвеличивание Мао и популяризация маоизма. В ходе этой кампании вырабатывались идеологические и организационные предпосылки для превращения маоизма в господствующую идеологию в компартии, а вокруг Мао Цзэ-дуна создавалась репутация «непогрешимого вождя» {616}.

Таким образом, политика, проводившаяся Мао Цзэ-дуном и его сторонниками летом и осенью 1942 г., не только не отвечала коренным интересам борьбы народов против государств фашистского блока, но и, больше того, ослабляла народные силы.

Марксистско-ленинские партии колониальных и зависимых стран борьбу народных масс против фашистского блока тесно связывали с выступлениями народов за свою национальную независимость.

Возросший авторитет Коммунистической партии Индии вынудил колониальные власти в июле 1942 г. снять с нее запрет. Выйдя из подполья, компартия опубликовала программу действий, в которой подчеркивалось, что коммунисты будут и впредь стоять в первых рядах рабочих, крестьян, студентов и всего народа в битвах за свободу и независимость своей страны. Этого требовали национальные интересы Индии ввиду угрозы фашистской агрессии.

Стремясь вовлечь в борьбу с фашизмом и японским милитаризмом широкие слои индийского народа, КПИ проводила активную работу во многих общественных, массовых организациях и добилась крупных успехов в развитии профсоюзного движения в стране. Всеиндийский конгресс профсоюзов объединял около 270 тыс. человек. На одной из его сессий коммунисты выступили с резолюцией, отражавшей их взгляды на характер [448] войны и на отношение к ней рабочего класса. Выдвинув лозунг содействия военным усилиям, они заявили: «Мы сотрудничаем там, где можем, мы сопротивляемся там, где должны, мы сотрудничаем в тех случаях, когда это отвечает интересам народа, мы сопротивляемся, если это диктуется народными интересами. Таким образом мы вовлекаем народ в действие ради защиты его интересов» {617}. Большую работу коммунисты проводили среди крестьян. Под их влиянием Всеиндийский крестьянский союз призвал свободолюбивый народ Индии, особенно крестьян и рабочих, студентов и молодежь, сделать все возможное для оказания помощи Советскому Союзу, вести борьбу за усиление войны против гитлеровской Германии.

Активную борьбу против фашизма развернули коммунистические партии стран Латинской Америки. Они выступали за создание широких национальных антифашистских фронтов, призывали к борьбе с профашистскими элементами — «пятой колонной» внутри своих стран, требовали от правительств перехода к активным действиям против держав оси.

В первомайском воззвании 1942 г. Коммунистическая партия Аргентины писала: «В этой войне аргентинский народ не может оставаться нейтральным. Он должен защищать независимость своей родины и осуществлять на деле солидарность со свободными странами, с Советским Союзом, Великобританией, США, Китаем и другими народами, борющимися против фашистских агрессоров».

Коммунистическая партия Мексики широко использовала для мобилизации национальных сил на борьбу с фашистами каждый факт их агрессивных действий. Так, в связи с потоплением нацистами мексиканского танкера «Петреро Льяно» Мексиканская коммунистическая партия 16 мая выступила с заявлением, в котором рекомендовала мексиканскому правительству объявить войну державам оси, конфисковать имущество фашистов, фалангистов и японских милитаристов, выявить приверженцев «пятой колонны» и принять репрессивные меры против них, произвести чистку государственного аппарата, способствовать объединению всех патриотов в демократическом фронте, установить тесные узы дружбы и взаимопомощи со всеми странами и народами, борющимися против гитлеризма.

В августе 1942 г. с огромным подъемом прошла национальная конференция коммунистической партии Мексики, отметившая необходимость усиления активных действий коммунистов, укрепления единства рабочего класса и создания национального комитета борьбы с фашизмом. Коммунисты предложили ввести в стране всеобщую воинскую повинность, чтобы быть готовыми к защите национального суверенитета в случае нападения извне.

С призывами усилить борьбу с фашизмом выступили коммунистические партии Кубы, Бразилии, Чили и других стран. Так, коммунистическая партия Перу в своем воззвании к народу в мае призывала принять самые энергичные меры для усиления борьбы против фашизма и «пятой колонны», для создания национального антифашистского фронта.

В общей борьбе против фашизма активное участие принимали коммунисты стран Африки, Ближнего и Среднего Востока. Они разоблачали подрывную деятельность фашистской агентуры, энергично выступали за эффективную помощь Советскому Союзу и антифашистской коалиции в целом.

После ликвидации вишистского режима в Сирии и Ливане компартия этих стран, выйдя из подполья, расширила свое влияние на внутриполитическую жизнь. В апреле генеральный секретарь компартии Сирии и Ливана Халед Багдаш обратился к сирийскому и ливанскому народам с воззванием, [449] в котором давалась подробная характеристика справедливой войны свободолюбивых народов против держав оси, подчеркивалась решающая роль СССР и его Вооруженных Сил в этой войне, излагались основные задачи народов Сирии и Ливана в борьбе с фашизмом: «Арабы — с теми, кто является врагом фашизма. Война оказала огромное влияние на народы арабских стран. Имеются признаки того, что арабы начинают отдавать себе отчет относительно действительной сущности фашизма и его враждебности к национально-освободительному движению. Этим объясняется та поддержка, которую антигитлеровская борьба народов встречает среди арабов». Далее в воззвании говорилось, что долг сирийцев, ливанцев, всех народов арабских стран — оказать всемерную поддержку силам, борющимся против фашизма {618}.

Ведущую роль в оказании сопротивления вишистскому режиму и организации борьбы против подрывной деятельности держав оси играли коммунисты стран Северной Африки. Они разоблачали ложные надежды на получение независимости от фашистов, разъясняли, что только победа над гитлеризмом поможет завоевать подлинный суверенитет. В сентябре Алжирская коммунистическая партия в специальном манифесте призвала всех, кто хотел освобождения, образовать «фронт свободы против проникновения германских фашистов в Алжир».

Под руководством коммунистов летом и осенью 1942 г. в Алжире и Тунисе продолжали действовать группы сопротивления.

Общую линию борьбы против фашизма последовательно проводила и компартия Южно-Африканского Союза. Она многое делала для того, чтобы разубедить ту часть африканцев, которая верила в «освободительную миссию» японского милитаризма. В то же время коммунисты разъясняли массам решающую роль победы Советского Союза над фашизмом в освобождении колониальных народов. Под руководством Южно-Африканской компартии сплачивались рабочие и крестьянские организации.

* * *

Таким образом, весной, летом и осенью 1942 г. коммунистические и рабочие партии, исходя из конкретных условий в своих странах, продолжали активную деятельность по мобилизации и организации народных масс на борьбу против фашизма и японского милитаризма.

Временные успехи вермахта на советско-германском фронте, активизация в связи с этим нацистской пропаганды, усиление массовых репрессий и террора на оккупированных территориях во многом затрудняли деятельность коммунистических и рабочих партий. Временами обстановка была настолько сложной, что не удавалось поддерживать оперативную связь коммунистических партий между собой, а также с Коминтерном. Необходимость быстро решать конкретные вопросы борьбы против фашистского блока, повышение роли компартий в борьбе за общенациональные интересы требовали большей самостоятельности и инициативы в их деятельности. Однако, несмотря на все эти трудности, компартии делали все возможное для сплочения трудящихся в единый антифашистский фронт, организации вооруженного сопротивления немецким и японским захватчикам.

Борясь за сплочение всех социальных слоев в единый боевой лагерь движения Сопротивления, коммунистические и рабочие партии многих стран сыграли решающую роль в создании и укреплении национальных антифашистских фронтов, в переходе к активному вооруженному сопротивлению оккупантам. [450]

Осуществляя линию на вовлечение широких народных масс в антифашистскую борьбу, коммунистические и рабочие партии в некоторых случаях вынуждены были избегать обострения политических конфликтов, но в то же время они не прекращали идеологической борьбы против своих классовых противников. Национальное и международное единство антифашистских сил достигалось коммунистами путем гибкого изменения форм борьбы и тактики лавирования, а также разумного компромисса.

«Вести войну... и наперед отказываться при этом от лавирования, от использования противоречия интересов (хотя бы временного) между врагами, от соглашательства и компромиссов с возможными (хотя бы временными, непрочными, шаткими, условными) союзниками, разве это не безгранично смешная вещь?» {619}— писал В. И. Ленин еще в 1920 г.

Характерной особенностью деятельности коммунистических и рабочих партий было их стремление к объединению всех антифашистских и патриотических сил не только в пределах своих стран, но и в международном масштабе. В результате этого к осени 1942 г. антифашистское движение, основой которого являлось международное коммунистическое движение, охватило почти все страны и континенты.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.