Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Заключение. Ход второй мировой войны в 1942 г.

Этап второй мировой войны, охватывавший весну, лето и осень 1942 г., был одним из самых тяжелых для антифашистской коалиции, и прежде всего для Советского Союза. Еще не полностью исчерпали себя факторы, которые давали временные военные преимущества агрессору. В то же время все более давали себя знать факторы, обеспечивавшие превосходство антифашистской коалиции, имевшей высокий экономический и военный потенциал, который она могла использовать для борьбы против Германии и ее сателлитов. Вступление в полосу затяжной войны, к которой ни один из участников фашистского блока не был подготовлен, поставило перед ними новые политические, экономические и собственно военные проблемы.

К ноябрю 1942 г. полностью провалились захватнические планы фашистских претендентов на установление мирового господства. Попытки сокрушить Советский Союз не увенчались успехом. СССР выстоял и отразил новый мощный удар фашистской Германии и ее европейских партнеров в трудные летне-осенние месяцы 1942 г. Не сумев сокрушить мощь своего главного противника — Советского Союза, руководители гитлеровской Германии не смогли высвободить силы и ресурсы для расширения агрессии в других районах мира.

Большое значение для антигитлеровской коалиции имело также отражение Великобританией и США наступления подводных сил Германии в Атлантике. Не только вторжение в Африку и Европу, но и любые другие активные действия Великобритании и США против немецко-фашистских армий и экономических объектов на территории Германии (Европы) были бы немыслимы без сохранения коммуникаций в Атлантике. Успешное отражение США ударов японских сил на Тихом океане положило конец продвижению дальневосточного агрессора и надолго стабилизировало положение на этом театре военных действий.

Фашистской Германии и ее союзникам не удалось вывести СССР из войны и тем самым резко изменить соотношение сил в мире в свою пользу до того, как антифашистская коалиция станет действенным боевым военным союзом. Гитлеровский вермахт не смог прорваться в Закавказье, Иран и соединиться с вооруженными силами Японии в Индии и в районе Индийского океана. В связи с этим не были разрешены проблемы обеспечения агрессивных стран нефтью и сырьем. В этом и был важный итог всего второго периода мировой войны (июнь 1941 — ноябрь 1942), который по своему содержанию и конечным результатам принципиально отличался от первого периода, когда война велась преимущественно на Европейском континенте между блоками капиталистических государств.

Во втором периоде войны процессы и явления в политической, экономической и военной областях носили бурный переломный характер и окончательно предопределили дальнейший ход и исход войны в пользу сил демократии и прогресса. [464]

Мировая война, выйдя за рамки капиталистической системы, приобрела бескомпромиссный, непримиримый характер схватки сил демократии и социализма с силами реакции и агрессии. Это создало новые условия для борьбы всех свободолюбивых народов против фашизма и милитаризма и предопределило образование и укрепление антифашистской коалиции государств.

Страны антифашистской коалиции при всем различии их государственного строя, идеологии, внутренней и внешней политики объединились в одном стремлении — преградить путь агрессии и фашизму, разгромить вооруженные силы врага, уничтожить фашистские государства. Интересы народов государств с различным общественным строем совпали в решении общей задачи — разгромить агрессора и ликвидировать угрозу фашистского порабощения.

В течение второго периода произошло расширение масштабов войны. Агрессия фашистского блока против СССР, а затем против США придала ей в полном смысле глобальный характер. Если в первой мировой войне участвовало 38 государств с территорией более 80 млн. кв. км и населением 1 500 млн. человек, то уже к концу рассматриваемого периода второй мировой войны в состоянии войны находилось 44 государства с территорией более 100 млн. кв. км и населением около 1800 млн. человек. Таким образом, в войну было втянуто более двух третей населения планеты.

Агрессивный блок во главе с гитлеровской Германией к осени 1942 г. захватил территорию, в пять раз превосходившую собственную, с населением в два раза большим, чем население стран агрессоров. Военно-экономический потенциал фашистского блока продолжал неуклонно нарастать как за счет оккупированных стран, так и за счет усиления милитаризации собственной экономики. С помощью профашистских правительств некоторых нейтральных государств агрессоры подчинили их экономику своим интересам. За счет предоставления исключительных прав монополиям, широкого использования труда иностранных граждан, военнопленных, ограбления оккупированных земель военное производство Германии продолжало возрастать. Возник «военно-хозяйственный» комплекс, который являлся государственно-монополистической принудительной организацией хозяйства. Япония продолжала, хотя и медленно, увеличивать производство боевой техники и вооружения. Лишь в Италии уровень военного производства снизился.

В целом фашистская коалиция в этот период продолжала оставаться достаточно сильной военно-политической организацией, способной к решительным, активным действиям. Несмотря на определенные противоречия, союзники по агрессии по-прежнему стремились к расширению масштабов войны и согласованию своих усилий. Шовинистический угар, успехи на фронтах и широкая идеологическая обработка поддерживали у населения Германии и союзных ей стран надежды на победу, создавали благоприятные условия для роста военного производства и вооруженных сил.

Вступление в войну Советского Союза привело к завершению сложного процесса превращения войны против фашистских захватчиков в справедливую, освободительную. Большинство свободолюбивых народов мира поддерживало борьбу СССР против фашизма. Против государств фашистского блока стали действовать три основные силы — Советский Союз, ряд буржуазно-демократических государств во главе с США и Великобританией и народы оккупированных агрессорами стран. Однако главной силой в войне стал СССР, который в 1941 — 1942 гг. вел борьбу на советско-германском фронте с основными силами фашистской Германии.

Героическая борьба советского народа, поднявшегося на защиту своей социалистической Родины, справедливый характер войны и наличие у Советского [465] Союза достаточных потенциальных ресурсов для борьбы против сильного врага способствовали объединению всех антифашистских сил. Выражение солидарности прогрессивных кругов США, Великобритании и других стран с борьбой Советского Союза, массовое движение за немедленное открытие второго фронта в Европе показали сближение интересов большинства народов мира с целями антифашистской коалиции.

Провал гитлеровских планов разгрома Советского Союза оказал влияние на политику нейтральных государств, сотрудничавших с Германией и другими членами фашистского блока. Турция вынуждена была воздержаться от вступления в войну с СССР и дальнейшего сближения с Германией. Правительство Франко под давлением внутренних сил Испании, а также дипломатических акций Великобритании и США изменило отношение к Германии и сократило ей помощь. Иной стала и обстановка в странах Среднего Востока, где фашистская агентура и профашистские организации уже не могли действовать так активно, как прежде.

Сложной и острой была политическая борьба за Францию. В апреле 1942 г. вишистское правительство возглавил пронемецки настроенный П. Лаваль. Президенту Петэну подчинялся большой флот (в Тулоне и в портах Африки) и около 200 тыс. войск в Северной Африке. В то же время «Сражающаяся Франция» во главе с де Голлем имела в Центральной Африке и Сирии около 70 тыс. вооруженных солдат. Гитлер, с одной стороны, Рузвельт и Черчилль — с другой, хотели иметь в качестве своих союзников вооруженные силы вишистского правительства, находившиеся во Французской Северной Африке. В зависимости от того, кому удастся вовлечь эти силы в вооруженную борьбу на своей стороне, в значительной мере определялось установление гегемонии во всей Африке. К осени борьба достигла наивысшего напряжения и была решена в пользу союзников.

Борьба сил «Сражающейся Франции» и всех свободных французов не позволила Германии, как она планировала, использовать французские колонии. Ей не удалось также значительно увеличить свои ресурсы путем вывоза стратегического сырья из стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Население оккупированных стран Европы все больше проникалось ненавистью к нацистским поработителям, усиливало сопротивление гитлеровским захватчикам. Борьба европейских народов к осени 1942г. приняла массовый характер. Ведущей и наиболее активной его силой были коммунистические и рабочие партии. Под их руководством начали образовываться национальные антифашистские фронты. Рост движения Сопротивления заставил часть буржуазных деятелей перестроиться и пойти на контакты с левыми силами.

Борьба советских людей, остававшихся на временно оккупированной территории, приобрела в 1942 г. большой размах и стала всенародной. Четко определились три ее основные части: вооруженная борьба партизанских формирований, деятельность подпольных организаций и групп и массовое сопротивление невооруженного народа. Сложилась система руководства этой борьбой. Завершился процесс централизации партийного и военного руководства партизанским движением, силы которого все больше привлекались для согласованных действий с регулярными войсками Советской Армии. Для нацистских захватчиков становились все более сложными проблемы обеспечения безопасности тыла и эксплуатации экономических ресурсов оккупированных областей. Они безуспешно пытались разрешить их усилением террора, подавлением народной борьбы.

Не затухало национально-освободительное движение в странах Среднего Востока, в Индии и в ряде стран Африки. Эмиссары и агенты агрессоров, используя вековую вражду коренного населения к колонизаторам, пытались направить ее против «старых» европейских угнетателей. [466]

Прогрессивные силы подпавших под японскую оккупацию государств поднимались на борьбу с японским милитаризмом. Во Вьетнаме, Малайе, на Филиппинах партизаны развернули активные действия, однако не везде они были направлены против японских оккупантов: часть национальной буржуазии сотрудничала с ними, считая своими извечными врагами европейских колонизаторов (Англию, Голландию, Францию). Что касается трудящихся стран Юго-Восточной Азии, то они вскоре начали понимать истинные цели «освободительной» миссии Японии и поднялись на борьбу с новыми захватчиками.

В сложных условиях боролся против оккупантов и китайский народ под руководством Коммунистической партии. Гоминьдановское правительство преследовало демократические силы страны, фактически помогая в этом японским империалистам. Практически китайские коммунисты выступали одновременно и против японских захватчиков и против буржуазно-помещичьего режима Чан Кай-ши. Внутрипартийная борьба, начатая по инициативе Мао Цзэ-дуна, не отвечала ни обстановке, ни внутренним потребностям развития партии и в целом мешала расширению национально-освободительного движения.

Пробуждались пролетарские и национально-демократические силы Латинской Америки.

Большинство государств и народов мира поддерживали справедливую, освободительную борьбу антифашистской коалиции, сочувствовали жертвам агрессии. Рабочий класс и трудящиеся всех стран стали оказывать заметное влияние на внешнюю и внутреннюю политику своих правительств и, следовательно, в целом на ход войны. Антифашистская коалиция «обрастала» миллионами сочувствующих, многие из которых были готовы бороться против агрессии и тирании с оружием в руках. Народы мира видели, что основная тяжесть войны выпала на долю советского народа, и всячески поддерживали его. Прогрессивные слои населения нейтральных государств добивались установления дипломатических отношений с Советским Союзом и разрыва со странами фашистского блока, что и сделали некоторые правительства. Народы, находившиеся под гнетом оккупантов, видели в Советском Союзе пример борьбы за независимость и свободу, в его мужестве и стойкости черпали силы и уверенность в разгроме гитлеровских орд.

Исполнительный Комитет Коминтерна, коммунистические и рабочие партии продолжали разоблачать национал-социалистов, указывая, что они являются не защитниками нагрюнальных интересов и социальных прав трудящихся, а верными и преданными слугами монополистического капитала. В то же время коммунистические и рабочие партии стремились объединить всех антифашистов вне зависимости от их убеждений и партийной принадлежности. Люди всего мира все яснее понимали, что победа фашизма означала бы не только угрозу самостоятельному существованию большинства государств, но и уничтожение национальной культуры, и общий социальный регресс. Поэтому интересы рабочего класса и буржуазных правительств в борьбе против агрессора в определенной мере совпадали. В этом состояло своеобразие расстановки классовых и политических сил в мире.

Важнейшей особенностью классовой борьбы являлось то, что антикапиталистические выступления трудящихся тесно переплетались с борьбой против угрозы фашизма, за открытие второго фронта в Европе, за оказание помощи Советскому Союзу. Рабочий класс был наиболее активным и последовательным борцом за мобилизацию всех сил общества против фашизма.

Самым большим завоеванием свободолюбивых народов мира являлось, несомненно, образование и укрепление антифашистской коалиции [467] государств во главе с СССР, США и Великобританией. Объединение и консолидация сил народов и государств с неодинаковым социально-политическим строем происходили в сложной обстановке войны и требовали больших усилий и времени. Сам же факт создания такой коалиции ознаменовал собою провал расчетов агрессоров на разгром своих противников поочередно и означал коренное изменение в соотношении сил воюющих сторон. Антифашистская коалиция являлась не только военно-политическим союзом государств для достижения победы над агрессивным блоком, но в своей основе имела народно-освободительный характер, то есть являлась союзом свободолюбивых народов. К концу 1942 г. антифашистская коалиция окрепла и превратилась в действенный военно-политический союз. В ее состав входило свыше 30 государств с огромной территорией, обладающей большими запасами стратегического сырья, и весьма значительными людскими ресурсами. По своей мощи и потенциальным возможностям антифашистская коалиция превосходила фашистский блок по территории (без оккупированных агрессорами земель) в 30 раз и по населению в 6 раз. Слабым ее местом являлась территориальная разобщенность основных участников.

Несмотря на все усилия Советского правительства, направленные на консолидацию сил антифашистской коалиции, в 1942 г. не удалось преодолеть имевшихся разногласий по военно-политическим планам между ее участниками. Основная проблема в общей борьбе с агрессором — объединение военных усилий против главного противника — фашистской Германии — в полной мере не была решена.

Объективной предпосылкой образования антифашистской коалиции было общее стремление свободолюбивых народов к разгрому агрессивных государств, которые ставили под удар жизненные интересы большинства стран мира. США и Великобритания были заинтересованы в победе над фашистской Германией. Однако в 1942 г. они еще не были уверены в успехе своих прямых действий против мощной военной машины Германии непосредственно на Европейском континенте. Открывать второй фронт недостаточными, с их точки зрения, силами и в известной мере рисковать ими ради облегчения борьбы Советского Союза — своего союзника и в то же время идеологического противника — они не хотели. В результате англо-американцы избрали стратегию периферийных действий, ожидая решающего изменения сил в свою пользу.

Этим главным образом можно объяснить ту двойственную политику руководителей США и Великобритании, которую они вели во взаимоотношениях с СССР по вопросу об открытии второго фронта на протяжении всего 1942 года. Под всякими предлогами они уклонялись от вторжения крупными силами на Европейский континент в то время, когда Советские Вооруженные Силы выдерживали огромную тяжесть ударов агрессора, в кровопролитных сражениях изматывали немецко-фашистскую армию, добиваясь перелома в борьбе с врагом в пользу антигитлеровской коалиции.

Располагая большим военно-экономическим потенциалом, США и Великобритания могли подготовить значительное количество войск и технических средств борьбы для ведения военных действий на Европейском континенте. Однако они не предпринимали практических мер для открытия второго фронта в Европе в 1942 г. и все свои экономические и военные ресурсы использовали для достижения своих целей в других районах мира. Они готовились открыть второй фронт позднее, в более благоприятный для себя момент.

Расширение масштабов войны имело своим следствием дальнейшее увеличение численности вооруженных сил коалиций, которые к концу второго периода войны достигли 46 млн. человек. Для этого времени было [468] характерно резкое расширение вооруженной борьбы как на континентальных, так и на океанских театрах военных действий, что было обусловлено решительностью целей сторон и вступлением в борьбу основных сил противоборствующих коалиций. Если в первом периоде войны противоборствующие стороны имели, до 200 дивизий, то во втором — более 800 дивизий, 36 тыс. танков и САУ, 40 тыс. боевых самолетов, 260 тыс. орудий и минометов. На морских и океанских просторах высокую активность проявляли силы флота, насчитывавшие в своем составе большое количество современных надводных кораблей, подводных лодок и самолетов морской авиации. Протяженность сухопутных фронтов достигла более 10 тыс. км {627}вместо 2200 км в первом периоде войны. Глубина вторжения агрессоров была наибольшей. Одновременно росли и потери в людях, вооружении и боевой технике. Однако военные усилия противоборствующих коалиций еще не достигли своей наивысшей точки.

Военные действия велись с переменным успехом и характеризовались частными переломами в ходе вооруженной борьбы на театрах как в пользу сил антифашистской коалиции, так и в пользу фашистского блока. В результате ударов Советских Вооруженных Сил зимой 1941/42 г., вынудивших врага перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте, инициатива в ведении военных действий перешла в руки советского командования. На новом этапе вооруженные силы фашистской коалиции вновь смогли овладеть стратегической инициативой на главном фронте мировой войны и временно повернули ход военных действий в свою пользу. Однако замысел военно-политического руководства вражеского блока на изоляцию СССР, вывод его из войны, захват новых территорий и источников сырья в Европе, Африке, на Ближнем и Среднем Востоке и в Азии был сорван беспримерным упорством и героизмом Советской Армии, а также действиями союзных сил в Северной Африке и бассейне Тихого океана. Агрессоры были не в состоянии завершить ни одну из начатых новых стратегических операций и повсюду перешли к обороне.

Таким образом, к концу второго периода войны, несмотря на достигнутые определенные успехи фашистского блока, его наступательная стратегия вновь оказалась в тупике. Она находилась в состоянии глубокого кризиса перед лицом нараставшей боевой мощи вооруженных сил антифашистской коалиции.

В течение второго периода вооруженная борьба на континентальных и океанских театрах отличалась высокой динамичностью, ожесточенностью, решительностью форм и способов действий с участием больших масс войск и крупных сил флотов. На континентальных театрах решающая роль в исходе стратегических операций принадлежала сухопутным войскам, поддерживаемым авиацией, а на приморских направлениях — и силами флота. Наибольшим размахом отличались действия на советско-германском фронте. На океанских театрах военных действий военно-морские силы осуществляли самостоятельные операции. В борьбе за островные районы наряду с силами флота принимали участие и сухопутные войска.

В ходе борьбы на Тихоокеанском театре военных действий зародились операции авианосных соединений флотов и выявились большие преимущества этого вида морских сил. В войне на море особое значение приобрели действия военно-морских сил в целях нарушения морских коммуникаций противника. Особенно широко развернулась борьба подводных сил фашистского блока против союзного судоходства в Атлантике. Сначала противнику удалось достичь определенных успехов. Однако в результате увеличения противолодочных сил и перехода союзников к системе [469] конвоирования эффективность действии германских подводных сил в конце второго периода резко уменьшилась.

Операции стратегической авиации, особенно в Европе, несмотря на свою масштабность, не привели к решительному подрыву экономического потенциала противника и существенному снижению его военного производства. Основной результат ее действий заключался в большом моральном воздействии на население и частичном разрушении отдельных объектов во вражеском тылу.

События на советско-германском фронте имели решающее значение для дальнейшего хода и исхода второй мировой войны. Советско-германский фронт с самого начала его существования стал главным фронтом борьбы против фашистского блока. Уже с июня 1941 г. на этом фронте находились основные ударные силы фашистской коалиции. События на советско-германском фронте предопределяли характер борьбы на других фронтах второй мировой войны. В частности, они обусловили отказ милитаристской Японии от дальнейшего расширения фронта активной вооруженной борьбы в Азии во второй половине 1942 г., а также создали благоприятные условия США и Великобритании для осуществления Североафриканской наступательной кампании.

Увеличение численности вооруженных сил воюющих коалиций и возрастание размаха вооруженной борьбы во втором периоде войны оказывали влияние на уклад жизни народов многих государств. Десятки миллионов людей находились на полях сражений, а сотни миллионов были призваны обеспечить их борьбу, находясь в сфере военного производства и транспорта. Основным источником обеспечения армии и флота вооружением, снаряжением, продовольствием, военной техникой и боеприпасами являлось текущее производство промышленности и сельского хозяйства.

Для состояния экономики основных государств антифашистской коалиции с лета 1941 г. до осени 1942 г. было характерно завершение перевода ее на военные рельсы. Причем в более благоприятных условиях происходила перестройка экономики Великобритании и США, поскольку их территории не подвергались непосредственному воздействию агрессора. В исключительно сложном положении оказался СССР, вынужденный осуществлять перестройку экономики и создавать слаженное военное хозяйство в условиях тяжелейших сражений на огромном фронте, значительной потери важных экономических районов и перемещения производительных сил с запада на восток страны.

Объективный ход событий поставил на повестку дня проблему экономического противоборства антифашистской коалиции и фашистского блока.

Условия мобилизации экономических ресурсов для обеих сторон были сложными вследствие географической разобщенности основных воюющих государств. В более выгодном положении находился фашистский блок. Однако общее экономическое превосходство к концу второго периода войны оказалось на стороне антифашистской коалиции. Это обеспечило ей наращивание военного потенциала и увеличение выпуска военной продукции. В результате антифашистская коалиция к концу 1942 г. превзошла в производстве основных видов вооружения, военной техники фашистский блок по боевым самолетам более чем в 3 раза, по танкам почти в 10 раз, по артиллерии в 5 раз. Она имела также подавляющее превосходство по вводу в строй крупных надводных кораблей. Качественное превосходство фашистского блока по отдельным видам вооружения к концу этого периода войны было в основном ликвидировано. Все это создавало реальные предпосылки для решительного поворота хода войны и достижения победы над агрессорами. [470]

Событиям и проблемам вооруженной борьбы 1942 г. немало внимания уделяет буржуазная историография. В трудах прогрессивных историков дается в целом верная трактовка борьбы двух коалиций на этом трудном этапе второй мировой войны, правильно показывается роль Советского Союза и его Вооруженных Сил в борьбе за перелом в войне.

На относительно объективных позициях по важнейшим вопросам и проблемам 1942 г. стоят, в частности, такие западные авторы, как А. Верт, Дж. Берне, Ф. Гамбьез, Дж. Джукс, А. Кларк, Э. Костантини, А. Мишель и некоторые другие. Однако их труды теряются в потоке многочисленной фальсификаторской литературы, в которой дается искаженное, предвзятое освещение событий того времени.

Основными направлениями фальсификации заключительного этапа второго периода мировой войны являются: тенденциозное рассмотрение событий на советско-германском фронте, преувеличение значения усилий США и Великобритании в борьбе с агрессором, извращение проблемы открытия второго фронта, преувеличение значения помощи Советскому Союзу по ленд-лизу.

Для западной буржуазной историографии характерен показ событий на советско-германском фронте через призму действий немецко-фашистских войск. Большинство историков и мемуаристов подробно описывают летнее наступление Германии на Востоке в 1942 г., сосредоточивая внимание только на действиях ее войск, выгораживают при этом германский генералитет, создавая ему славу непогрешимости. Вся вина за провал планов и чудовищные преступления во второй мировой войне взваливается на Гитлера. Действия же Советской Армии излагаются скупо и искаженно. Ее героические оборонительные сражения преподносятся как сплошная цепь поражений. Намеренно замалчиваются патриотические усилия советского народа, массовый героизм воинов Советских Вооруженных Сил.

Западная историография неоправданно преувеличивает роль США и Великобритании в совместной борьбе государств антифашистской коалиции. Бомбардировочное наступление на Германию и битва за Атлантику часто преподносятся как самые активные и решающие битвы. Такой трактовкой фактически отрицается определяющее значение борьбы на сухопутных фронтах, в том числе такая решающая битва мировой войны, как Сталинградская. Указанная концепция нашла отражение даже в официальных американских трудах по военной истории, в которых утверждается, что Советский Союз воевал всего на одном фронте, а союзники вели войну одновременно на нескольких фронтах — в воздухе, на море, в Северной Африке и на Дальнем Востоке.

Что касается версии о решающей роли военных действий в Северной Африке, то она далека от исторической правды. Определяющее влияние на успех союзных армий в Североафриканской кампании оказала именно Сталинградская битва.

Западная историография сильно преувеличивает значение помощи Советскому Союзу, осуществлявшейся союзниками по ленд-лизу в 1942 г. Правительство и народ Советского Союза всегда отдавали должное этой помощи как определенному вкладу в общие усилия стран антифашистской коалиции по разгрому врага. Но в самое тяжелое для Советского государства время поставки союзников были незначительными, согласованные программы передачи оружия и боевой техники не выполнялись, а в ряде случаев срывались. Этого не может скрыть даже американская официальная историография. Р. Коукли и Р. Лейтон, например, признают, что, в то время как битва за Сталинград достигла наивысшего напряжения, поставки из США Советскому Союзу по согласованной программе резко уменьшились. «По состоянию на конец ноября 1942 г., — пишут они, — из [471] США было отправлено всего 849 тыс. тонн грузов, вместо предусмотренных Вторым протоколом 1 млн. 608 тыс. тонн».

О скромной роли поставок Советскому Союзу по ленд-лизу говорят историки и политические деятели разных стран и различных взглядов. Известный французский историк А. Мишель пишет, что в самые критические периоды войны помощь союзников Советскому Союзу была «не столь велика, чтобы обеспечить победу русским, она представляла собой незначительную часть того, что им давало гигантское усилие их народа».

Особое место в буржуазной историографии занимает вопрос об оказании Советскому Союзу прямой военной поддержки в 1942 г. путем открытия второго фронта в Западной Европе. Основная версия состоит в том, что отсутствие необходимых сил и средств привело бы к неизбежному поражению союзников, если бы они попытались форсировать Ла-Манш. Однако в последнее время в эту версию американские историки внесли свои коррективы. Ответственность за затяжку открытия второго фронта они возлагают на бывшего британского премьер-министра Черчилля него военных советников.

Некоторые историки пытаются оправдать затяжку открытия второго фронта нехваткой у союзников транспортных средств. Но такие мотивировки опровергаются фактом вторжения войск союзников в Северную Африку осенью 1942 г. В самом деле, если для вторжения в Северную Африку (расстояние до 4500 миль) транспортных средств союзников было достаточно, чтобы перебросить крупные десанты, то на несравнимо меньшее расстояние через Ла-Манш возможности для одновременной переброски войск были во много раз большими.

Попытки извратить или умалить роль решающих сражений на советско-германском фронте предпринимаются для того, чтобы вытравить из памяти людей огромное значение вооруженной борьбы Советского Союза во второй мировой войне. А именно она определяла военно-политическую обстановку на всех театрах войны и позволила командованию США и Великобритании предпринять наступательные действия в Северной Африке и на Тихом океане, активизировать борьбу на Атлантике.

История свидетельствует, что в срыве планов агрессивного фашистского блока по завоеванию мирового господства основная роль принадлежит советскому народу. Агрессивному блоку не удалось в период объединения усилий участников антифашистской коалиции коренным образом изменить соотношение сил в свою пользу. На всех фронтах и театрах наступление вооруженных сил агрессоров было остановлено. Более определенно обозначилось превосходство антифашистской коалиции в морально-политическом, экономическом и военном отношениях. Антифашистская коалиция почувствовала свою растущую силу и обрела твердую уверенность в возможности победы. Война вступала в полосу решающих побед объединенных сил народов и государств антифашистской коалиции.

Оглавление. Провал агрессивных планов фашистского блока

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.