Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Разгром немцев в Великой Отечественной на Дону в 1943 г.

Разгром главных сил группы армий «Б», оборонявшейся на Верхнем Дону, был последовательно осуществлен войсками Воронежского фронта— командующий генерал Ф. И. Голиков — во взаимодействии с фланговыми армиями Брянского и Юго-Западного фронтов в ходе Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций.

К концу декабря 1942 г. войска фронта (38, 60, 40-я армии, 18-й отдельный стрелковый корпус, 2-я воздушная армия) действовали в полосе от железной дороги Елец — Касторное до Новой Калитвы, сохраняя плацдармы на правом берегу Дона в районах 1-е Сторожевое и Щучье. В составе фронта насчитывалось 18 стрелковых дивизий 3, 5 стрелковых и 9 танковых бригад. 2-я воздушная армия имела немногим более 200 боевых самолетов.

Северо-западнее Воронежского фронта от реки Кшень до железной дороги Елец — Касторное действовала 13-я армия Брянского фронта, а южнее, на участке от Новой Калитвы до Марковки, закреплялась после наступательных боев 6-я армия Юго-Западного фронта.

1 Архив МО, ф. 32, оп. 11289, д. 424, л. 286; В. Мурадян. Братство, скрепленное кровью. М., 1969, стр. 166—167.

2 Архив МО, ф. 32, оп. 11289, д. 1266, лл. 22, 64, 109, 149.

3 Средняя численность дивизии не превышала 7 тыс. человек.

Освобождение Сталинграда
Освобождение Сталинграда

Курское и харьковское направления прикрывали основные силы группы армий «Б» — 2-я немецкая, 2-я венгерская армии, а также часть сил 8-й итальянской армии. 13-й армии Брянского, войскам Воронежского и 6-й армии Юго-Западного фронтов противостояло около 30 вражеских дивизий, имевших свыше 300 танков и штурмовых орудий. С воздуха их поддерживала авиация командования ВВС «Дон», а также часть сил 4-го воздушного флота и командования ВВС «Восток» — всего около 300 самолетов. Более двух третей неприятельских сил и все танки действовали в полосе Воронежского фронта. Пехотные дивизии насчитывали: немецкие — более 11 тыс. человек, венгерские — в среднем 12 тыс., итальянские — от 10 до 16 тыс. человек. Оборона противника была развита в инженерном отношении лишь в тактической зоне, в оперативной глубине заблаговременно подготовленных рубежей не было. Наиболее слабым ее звеном был южный участок, где действовала 6-я армия Юго-Западного фронта. Здесь вражеские войска, ослабленные в ходе декабрьских боев, не успели подготовить местность к обороне. Советские войска на этом направлении занимали выгодное оперативное положение, позволявшее нанести глубокий охватывающий удар во фланг и тыл группе армий «Б» и добиться ее решительного поражения.

Моральное состояние войск противника после поражения под Сталинградом резко упало. Дезертирство, например, в частях венгерской армии приняло довольно значительные размеры. Имели место случаи, когда в плен сдавались не только отдельные группы солдат, но и целые подразделения.

Замысел операции по разгрому противника на Верхнем Дону вызревал постепенно. Предложения о ее проведении поступили в Ставку Верховного Главнокомандования от Генерального штаба и командования Воронежского фронта. Окончательно вопрос об операции решился лишь 21 декабря, так как до этого времени внимание Ставки было сосредоточено на подготовке наступления в районе Среднего Дона. В этот день Верховный Главнокомандующий поставил командующему Воронежским фронтом задачу — подготовить и провести операцию с целью разгрома вражеских войск в районе Острогожск, Каменка, Россошь и очистить от них железнодорожный участок Лиски — Кантемировка. Операцию планировалось осуществить совместно с 6-й армией Юго-Западного фронта. Ставка усилила Воронежский фронт, передав ему из своего резерва 3-ю танковую армию (два танковых корпуса, отдельная танковая бригада и две стрелковые дивизии), 7-й кавалерийский корпус, три стрелковые дивизии со средствами усиления, а также 4-й танковый корпус.

Всего к середине января в составе войск фронта было более 243 тыс. солдат и офицеров, около 4 тыс. орудий и минометов калибром 76 мм и выше, 909 танков и 208 самолетов.

Для оказания помощи в подготовке операции в Воронежский фронт прибыли представители Ставки ВГК — заместитель Верховного Главнокомандующего генерал Г. К. Жуков и начальник Генерального штаба генерал А. М. Василевский. Вместе с командованием фронта они разработали план предстоящей операции.

Удары советских войск против южного крыла группы армий «Б» должны были развиваться по трем сходящимся направлениям. На россошанском направлении с плацдарма на реке Дон в районе 1-е Сторожевое наносила удар 40-я армия под командованием генерала К. С. Москаленко, южнее Новой Калитвы переходила в наступление 3-я танковая армия генерала П. С. Рыбалко. В районе Алексеевки фланговым соединениям этих армий предстояло завершить окружение острогожско-россошанской группировки противника. По замыслу операции из 22 вражеских дивизий, находившихся на этом направлении, около двух третей попадали в окружение.

Чтобы быстрее уничтожить окруженного противника, с плацдарма в районе Щучье наносился рассекающий удар силами 18-го отдельного стрелкового корпуса под командованием генерала П. М. Зыкова. Действия войск Воронежского фронта обеспечивались с юга наступлением 7-го кавалерийского корпуса и 6-й армии Юго-Западного фронта.

Операция планировалась на глубину 140 км, темпы наступления должны были составить: для стрелковых соединений — 15—20 км, для танковых — 35 км в сутки. Командование Воронежского фронта пошло на смелое решение — за счет ослабления второстепенных участков фронта создать мощные удар. ные группировки на направлениях главных ударов 40-й и 3-й танковой армий. Такое решение основывалось на исчерпывающих разведывательных данных о положении противника. Прорыв намечалось осуществить на трех участках, ширина которых колебалась от 8—10 до 16 км. Плотность артиллерии на участках прорыва достигала 50—100 орудий и минометов, а танков непосредственной поддержки пехоты — 10—12 единиц на километр фронта. В тех условиях эти плотности обеспечивали успешный прорыв очаговой вражеской обороны и развитие наступления в глубину.

Непосредственная подготовка операции проводилась в ограниченные сроки — около трех недель. Наиболее трудной задачей явилась внутрифронтовая перегруппировка, охватившая все армии. До 40 процентов соединений и частей совершили марши на расстояние 100—175 км.

Сжатые сроки подготовки к наступлению обусловили интенсивность партийно-политической работы в войсках. При этом особое внимание обращалось на расстановку политсостава в соответствии с решаемыми задачами. Так, политотдел 40-й армии на участке главного удара создал оперативную группу политработников, усилил партийные организации передовых частей коммунистами, переведенными из подразделений тыла. Сюда же направлялись наиболее опытные секретари партийных и комсомольских организаций.

В ноябре — декабре 1942 г. в 40-й армии в ряды партии вступили 2138 лучших бойцов и командиров, которые значительно укрепили партийные организации подразделений. К январю 1943 г. 32 процента личного состава подразделений, которым предстояло штурмовать вражеские позиции, составляли коммунисты и комсомольцы. А к началу наступления 60 процентов состава первичных партийных и комсомольских организаций передовых частей находились в атакующих подразделениях 1.

Советские войска вступают в Ворошиловград. февраль 1943 г.
Советские войска вступают в Ворошиловград. февраль 1943 г.

Достойный вклад в подготовку войск к проведению Острогожско-Россошанской операции внес многотысячный коллектив агитаторов Воронежского фронта. Агитационно-массовая работа была направлена на разъяснение воинам боевых задач, воспитание у них уверенности в своих силах, пропаганду боевых традиций частей и соединений, опыта боев под Сталинградом, повышение личной ответственности каждого бойца за освобождение родной земли. Учитывая особенности операции, которая проводилась с решительной целью окружения и уничтожения противника в условиях снежной зимы, командиры и политработники особое внимание уделяли питанию и экипировке воинов, стараясь укрепить их физические силы.

Подготовка к наступлению проводилась в строжайшей тайне, с использованием различных форм маскировки и дезинформации. Об умелом проведении этих мероприятий свидетельствует тот факт, что противник до последнего момента не подозревал о готовившихся широких наступательных действиях советских войск на этом направлении. Командир 3-й альпийской итальянской дивизии генерал Геканьо позднее признавал: «О состоянии русских войск, о боевом составе, о качестве их обороны мы были очень плохо осведомлены, вернее, мы ничего не знали. Мы не предполагали, что русские готовят наступление, и поэтому не обращали особого внимания на эти важные вопросы». Об этом свидетельствуют и донесения начальника штаба 2-й венгерской армии генерала Ковача.

1 Архив МО, ф. 395, оп. 9153, д. 6, л. 5.

В одном из них говорилось: «В создавшейся обстановке я не считаю возможным, что на данном этапе боевых действий противник начнет крупные операции против венгерской армии» 1.

Добиться внезапности наступления войск Воронежского фронта помогло и то, что немецко-фашистское командование переоценило мощь своей обороны на Верхнем Дону и недооценило возможности Советской Армии. Оно было уверено, что наступление под Сталинградом и на Северном Кавказе истощило резервы советского командования и в ближайшие месяцы советские войска будут не в состоянии предпринять крупные наступательные операции на других участках фронта.

Подготовка к операции проходила под неослабным контролем представителей Ставки, находившихся в войсках Воронежского фронта. О характере и масштабе их работы дает представление одно из донесений, которые они ежедневно направляли Верховному Главнокомандующему:
«Москва. Лично товарищу Васильеву 2. 7 января 1943 г. 23.50 1. Сегодня закончили по всем направлениям отработку с командармами, командирами корпусов, дивизий и бригад всех оперативно-тактических решений и плана действий. Лучше других и наиболее грамотно оказались отработанными решения и план действий у товарища Москаленко. В худшую сторону выделяется щучьенское направление — корпус Зыкова. По действиям армии Рыбалко — пришлось направление главного удара сместить западнее ж/д Кантемировка — Россошь, чтобы не преодолевать танками полотна ж/д и избежать здесь подготовленных отсечных позиций противника... вдоль ж/д.

Действия Рыбалко увязаны с действиями Харитонова и корпуса Зыкова. По увязке действий с Харитоновым договорились с тов. Ватутиным, что Харитонов начнет одновременно с Рыбалко действия, нанося главный удар правым флангом армии с ближайшей задачей выйти на р. Айдар; в дальнейшем тов. Харитонов обязан действовать левее 7 кк, выдвинуться и обеспечить за собой ж/д У разово — Старобельск. 7 кк с лыжными бригадами поставлена задача захватить Валуйки и Уразово и обеспечить за собой эти ж/д узлы.

Главные силы обязаны захватить Алексеевку, отрезать пути отхода противнику и обеспечить себя с запада, соединившись в районе Алексеевна, Острогожск с подвижными войсками 40 А и тем завершить окружение войск противника в известном Вам районе.

Подробный план действий армий Филиппова 3, изображенный на карте, будет передан Вам через Кокова 4 9.1... Константинов Михайлов» 5.
Несмотря на то что подготовка к наступлению осуществлялась с большим напряжением, некоторые мероприятия завершить в установленные сроки не удалось. Например, к началу операции не прибыли из резерва Ставки 4-й танковый корпус, лыжно-стрелковые бригады, некоторые другие соединения и части. В войсках имелось 1—2 боекомплекта боеприпасов вместо 3—3,5, предусмотренных планом.

1 Цит. по: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т- 3, стр. 100.

2 Васильев — псевдоним И. В. Сталина.

3 Филиппов — псевдоним генерала Ф. И. Голикова.

4 Генерал Ф. Е. Боков — заместитель начальника Генерального штаба по политчасти.

5 Константинов Михайлов — псевдонимы Г. К. Жукова и А.М.Василевского. Архив МО, ф. 203, он.. 2777, д.; 58, лл. 428—429.

В связи с этим для обеспечения 3-й танковой армии пришлось использовать часть материальных средств Юго-Западного фронта.

На основе опыта предшествующих операций было установлено, что в ряде случаев противник, не выдерживая огневых ударов советской артиллерии, заранее или с началом артиллерийской подготовки атаки отводил свою пехоту с переднего края. Это приводило к напрасной трате боеприпасов и неудачам при прорыве вражеской обороны. В декабре 1942 г. Верховный Главнокомандующий писал командующим фронтами-«.;.Так как немцы знают о наших «М-30» (тяжелые реактивные снаряды" обладавшие большой разрушительной силой взрыва. — Ред. ), взрывающих весь передний край обороны, они усвоили следующую тактику: оставляют на переднем крае только охранение, а сам передний край обороны относят в глубину... Этой тактике немцев мы должны противопоставлять свою контртактику, а она заключается в том, что нам нужно раньше, чем перейти в наступление, делать боевую разведку с целью вскрытия переднего края обороны, и надо во что бы то ни стало добраться до переднего края обороны противника, провести ряд активных разведок, взять пленных и через них все узнать, с тем чтобы напрасно не израсходовать боеприпасы. Разведку провести боем, отдельными батальонами за два дня до начала операции» 1. Эти указания были учтены.

Наступление войск Воронежского фронта началось 12 января боем передовых батальонов в районе сторожевского плацдарма. Их успех на следующий день развили главные силы 40-й армии. 14 января в операцию включились 3-я танковая армия и 18-й отдельный стрелковый корпус, а также 6-я армия Юго-Западного фронта.

К исходу 15 января войска 40-й и 3-й танковой армий прорвали оборону противника на всю тактическую глубину и разгромили его четыре дивизии. 18-му стрелковому корпусу не удалось с ходу прорвать вторую полосу обороны. Гитлеровцы заняли ее резервами и, оказав организованное сопротивление, задержали продвижение частей корпуса. Однако отвлечение резервов противника в полосу наступления 18-го корпуса способствовало развитию успеха, достигнутого главными ударными группировками.

16 января войска фронта начали охватывать острогожско-россошанскую группировку противника. Спустя два дня соединения 40-й и 3-й танковой армий вышли в район Алексеевки и завершили окружение 13 вражеских дивизий. В то же время 18-й стрелковый корпус с севера, 12-й танковый корпус 3-й танковой армии с юга встречными ударами в общем направлении на Карпенково расчленили группировку противника на две части: одна (пять дивизий) находилась в районе Острогожск, Алексеевка, Карпенково, а другая (восемь дивизий) — севернее и северо-восточнее Россоши. Одновременно создавался и внешний фронт окружения. На севере он был образован правофланговыми соединениями 40-й армии на удалении 40—50 км от окруженных дивизий врага, на юге — 7-м кавалерийским корпусом генерала С. В. Соколова, соединения которого к утру 19 января овладели важным железнодорожным узлом Валуйки. К этому же времени 6-я армия, отбрасывая арьергарды противника, вышла на реку Айдар.

К моменту завершения окружения советские войска взяли в плен около 52 тыс. вражеских солдат и офицеров. Почти столько же противник потерял убитыми и ранеными.

Бои по разгрому войск, окруженных в районе Острогожска и северо-восточнее Алексеевки, проходили с 19 по 24 января. Ликвидация россошанской группировки продолжалась до 27 января. Значительную помощь разгроме острогожско-россошанской группировки врага оказали соединения 2-й воздушной армии.

1 Архив МО, ф. 203, оп. 2843, д. 28, л. 168.

Таким образом, за 15 дней наступления войска Воронежского фронта полностью выполнили поставленную перед ними задачу. В ходе операции они разгромили более 15 вражеских дивизий, 6 дивизиям нанесли тяжелое поражение, взяли в плен свыше 86 тыс. солдат и офицеров противника.

После разгрома острогожско-россошанской группировки противника соотношение сил резко изменилось в пользу Воронежского фронта. В результате операции от противника были очищены важные в оперативном отношении железнодорожные участки Лиски — Кантемировка и Лиски — Валуйки. Они сыграли большую роль при обеспечении войск Воронежского и Юго-Западного фронтов в последующем развитии наступления па харьковском направлении и в Донбассе.

Значительную помощь наступавшим войскам оказывали местное население и партизаны. Успех советских войск был возможен благодаря всемерной поддержке населения районов, на территории которых велись бои. Советские люди не жалели для своей армии ни продовольствия, ни теплых вещей, окружая заботой и вниманием воинов-освободителей. Жители городов и сел участвовали в укреплении оборонительных рубежей и дорожных работах, ухаживали за ранеными, вносили в фонд оборны свои средства. Освобождая города и поселки, советские воины в свою очередь помогали восстанавливать разрушенное хозяйство, щедро делились с колхозами, совхозами, МТС и промышленными предприятиями трофейным имуществом, ремонтировали школы, учреждения культуры, больницы. Белгородские партизаны помогали вылавливать прорывавшиеся из окружения группы врага.

В результате Острогожско-Россошанской операции положение противника резко ухудшилось. Его воронежская группировка была глубоко охвачена с юга, а на харьковском направлении, между Воронежем и Кантемировкой, образовалась более чем 250-километровая брешь. Обстановка диктовала необходимость ускоренной подготовки новых операций, так как противник мог начать отвод войск из района Воронежа и одновременно выдвинуть резервы на реку Оскол для стабилизации линии фронта.

Представитель Ставки ВГК А. М. Василевский вместе с командующим Воронежским фронтом Ф. И. Голиковым представили Верховному Главнокомандующему соображения о нанесении новых ударов по врагу. Они предлагали силами Воронежского и Брянского фронтов разгромить находившуюся в воронежском выступе 2-ю немецкую армию и очистить от противника железнодорожную линию Елец — Касторное — Валуйки 1. Операцию намечалось осуществить с 24 по 30 января 1943 г. Далее предлагалось без какой-либо паузы развернуть наступление войск левого крыла Брянского и Воронежского фронтов на курском и харьковском направлениях. 19 января Ставка утвердила предложенный план и фронты приступили к непосредственной подготовке операции.

К этому времени на воронежском направлении находились до десяти дивизий 2-й немецкой армии и две отошедшие в ее полосу венгерские дивизии. Наиболее сильная оборона у противника была в районе Воронежа и северо-западнее его. На южном фасе выступа инженерных сооружений: врагу создать не удалось. К тому же здесь действовали остатки различных соединений противника, разгромленных в ходе Острогожско-Россошанкой операции. Поэтому наибольший успех в предстоящей операции ожидался именно на этом участке.


1 Архив МО, ф. 48а, оп. 1691, д. 293, лл. 194—197.

Замысел Воронежско-Касторненской наступательной операции заключался в том, чтобы ударами с севера и юга по флангам 2-й немецкой армии окружить и уничтожить ее основные силы и освободить район Воронеж, Касторное. Главные удары в общем направлении на Касторное наносили: с севера, из района юго-восточнее Ливны, — 13-я армия (Брянский фронт 1) под командованием генерала Н. П. Пухова, а с юга, из района Роговатое, Шаталовка,— 40-я армия Воронежского фронта. Обе армии соединившись у Касторное, должны были завершить окружение вражеской группировки и одновременно выдвижением части сил на реку Тим создать внешний фронт окружения. Вспомогательные удары с целью рассечь окруженную группировку и ускорить ее уничтожение наносили 38-я и 60-я армии, действовавшие на правом крыле Воронежского фронта.

24 января неожиданно для противника 40-я армия перешла в наступление.

Наибольшего успеха добился действовавший в ее составе 4-й танковый корпус, который к концу дня прорвался в расположение врага на глубину до 16 км. В результате удачного маневра корпус 25 января овладел районным центром Горшечное. Однако дальнейшее продвижение на Касторное в этот день развития не получило: танки оказались без горючего, так как из-за снежных заносов не подошли автоцистерны.

Удар с юга на Горшечное вынудил немецко-фашистское командование приступить к отводу своих войск из района Воронежа. Отход противника был сразу же обнаружен разведкой 60-й армии, передовые части которой в ночь на 25 января перешли к его преследованию. Разгромив арьергарды противника, они к рассвету полностью освободили Воронеж. В этот же день в сражение включились войска ударных группировок 60-й и 38-й армий.

Чтобы задержать наступление советских войск, продвигавшихся к Касторное, немецко-фашистское командование перебросило в район Горшечное два пехотных полка, ранее выведенных из боевых порядков с рубежа реки Дон. Одновременно противник принял меры к ускорению отвода войск, находившихся западнее Воронежа. 26 января, как и было предусмотрено планом, в наступление перешли войска 13-й армии, которые за день продвинулись на глубину 6—7 км. 4-й танковый корпус 40-й армии, заправившись горючим, которое ему доставили самолетами, с рассветом 27 января возобновил преследование.

28 января танковые части 40-й и 13-й армий ворвались на окраины Касторное. Вскоре к ним подошли стрелковые соединения. Сопротивление врага было сломлено, а город освобожден от противника. С занятием Касторное основные пути отхода 2-й немецкой армии были перехвачены, В район Касторное, Горшечное устремились части девяти вражеских дивизий. Они предпринимали отчаянные попытки пробиться на запад.

В завершении разгрома воронежско-касторненской группировки противника участвовали соединения 40, 38 и 60-й армий. В особенно сложном положении оказалась 40-я армия, которая должна была 28—31 января продолжать уничтожение окруженной группировки противника и одновременно выдвигаться на рубеж развертывания для нанесения с 1 февраля нового удара на белгородском направлении. Положение этой армии осложнялось еще тем, что из-за недостатка сил сплошного фронта окружения вражеской группировки с юго-запада не было. Здесь имелись промежутки, не занятые советскими войсками. Так, на 50-километровом фронте от Касторное до Старого Оскола сильно ослабленная в предыдущих боях 25-я гвардейская стрелковая дивизия не могла активно противодействовать отходу противника на запад.

1 Командующий фронтом — генерал М, А. Рейтер.

К 29 января крупные силы врага прорвались в район Горшечное, Старый Оскол, откуда в начале февраля начали пробиваться на запад, неся большие потери. К середине февраля этой группировке все же удалось ускользнуть от разгрома и присоединиться к своим войскам западнее Обояни.

Выход части сил вражеской группировки из окружения в значительной степени обусловливался явной недооценкой командованием Воронежского фронта возможностей противника. Поэтому на вероятные направления прорыва его соединений было выделено очень мало войск. К тому же во фронте и в армиях имели место недочеты в управлении войсками, не удалось наладить взаимодействие между армиями, выполнявшими задачи но разгрому группировки противника. Несмотря на эти недостатки, советские войска ликвидировали воронежский выступ врага, освободили плодородные земли большей части Воронежской и Курской областей, разгромили основные силы 2-й немецкой армии и 3-го венгерского корпуса.

Оценивая события тех дней, гитлеровский генерал Бутлар впоследствии писал: «Итог, который немецкому командованию пришлось подвести на этом участке фронта в конце января 1943 года, был поистине ужасным. За 14 дней русского наступления группа армий «Б» была почти полностью разгромлена. 2-я армия оказалась сильно потрепанной. К тому же она потеряла во время прорыва основную массу своей боевой техники. 2-я венгерская армия была почти полностью уничтожена, из 8-й (итальянской.— Ред ) армии спастись удалось лишь некоторым частям корпуса альпийских стрелков... Из числа немецких войск, действовавших в полосе 8-й итальянской армии, остались лишь потрепанные остатки нескольких немецких дивизий, которым удалось спастись за рекой Оскол. Связь с группой армий «Центр» и с группой армий «Дон» была потеряна, стыки находились под угрозой» 1.

Успехи советских войск в Воронежско-Касторненской операции, завершившей разгром основных сил группы армий «Б», во многом объясняются высоким моральным духом личного состава." Несмотря на ожесточенное сопротивление противника, боевая задача была выполнена. Политорганы, партийные и комсомольские организации сумели создать в войсках обстановку взаимопомощи, товарищеской поддержки, что обеспечило высокий наступательный порыв в течение всей операции. Как всегда, на самых опасных и ответственных участках находились коммунисты и комсомольцы. Личным примером, пламенным призывом они увлекали воинов на подвиги.

Таким образом, успешным осуществлением Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций был достигнут крупный стратегический успех. Немецко-фашистская группа армий «Б» была сильно ослаблена. Остатки ее войск отходили на запад. В обороне противника образовалась слабо прикрытая войсками 400-километровая брешь от Ливны до Купянска. Создались благоприятные условия для развития наступления советских войск на курском и харьковском направлениях.

1 Мировая война. 1939 — 1945 годы, стр. 206.

Оглавление. Коренной перелом в войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.