Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Защита морских путей СССР в Великой Отечественной в 1943 г.

В ходе вооруженной борьбы зимой 1942/43 г. большинство стратегических и оперативных задач решалось совместными усилиями сухопутных войск, авиации, Войск ПВО страны, а на приморских направлениях с привлечением сил флота. Вместе с тем некоторые из этих задач выполнялись только объединениями отдельных видов Вооруженных Сил. К таким задачам прежде всего относились: защита собственных морских коммуникаций и нарушение путей сообщения противника, завоевание господства в воздухе и нанесение ударов по объектам вражеского тыла, прикрытие от ударов с воздуха важнейших административных и экономических центров страны. При выполнении этих задач Военно-Морской Флот, Военно-Воздушные Силы и Войска ПВО страны применяли только им присущие формы и способы действий.

Борьба на морских коммуникациях

Переход советских войск в контрнаступление под Сталинградом, а затем в общее наступление на всем южном крыле советско-германского фронта оказал определяющее влияние на военные действия на Черном море. В период подготовки к наступлению Черноморский флот перевозил войска и грузы в Туапсе и Геленджик, активизировал действия на морских коммуникациях противника, а затем содействовал Черноморской группе войск в борьбе с вражеской группировкой на краснодарско-тамаяском направлении.

Краснознаменный Балтийский флот и Ладожская военная флотилия в январе 1943 г. привлекались к подготовке и проведению операции по прорыву блокады Ленинграда. Воздействие на вражеские перевозки на Балтийском море ограничивалось эпизодическими ударами минно-торпедной авиации.

Береговая артиллерия Краснознамённого Балтийского флота. Январь 1943 г.
Береговая артиллерия Краснознамённого Балтийского флота. Январь 1943 г.

Положение на северных морях зависело от хода военных действий на советско-германском фронте, а также от обстановки в Атлантике. Высадка англо-американских войск в Северной Африке не отвлекла военно-морские силы Германии из баз Северной Норвегии. Немецкие корабли и авиация по-прежнему создавали серьезную угрозу северным коммуникациям Советского Союза. Англичане и американцы, осуществив вторжение в Африку, получили возможность вновь использовать часть сил флота для обеспечения конвоев в северные порты СССР. Возобновление движения конвоев привело к обострению борьбы на северных коммуникациях.

К концу 1942 г. в фьордах Северной Норвегии находились основные силы немецкого надводного флота, в том числе линейный корабль «Тир-пиц», тяжелые крейсеры «Адмирал Хиппер» и «Лютцов», крейсеры «Кельн», «Нюрнберг» и две флотилии эскадренных миноносцев, значительное количество кораблей прибрежного действия, охранявших коммуникации вдоль берегов Норвегии. В середине ноября на совещании в ставке германского верховного главнокомандования было решено, что в Норвежском и Гренландском морях должно находиться не менее 23 подводных лодок. Фактически количество их уменьшилось до 16 1. В связи с вторжением англо-американских войск в Северную Африку немецко-фашистское командование в течение ноября из имевшихся в Северной Норвегии 500 боевых самолетов перебросило 150 торпедоносцев и бомбардировщиков на Средиземное море 2.

Основной задачей флота и военно-воздушных сил Германии в северных районах Норвегии был перехват конвоев на переходе между Исландией (место сосредоточения судов на пути из США и Англии и формирования конвоев) и северными портами СССР. При этом командование флота получило указание не рисковать крупными надводными кораблями и атаковать лишь слабо охраняемые конвои или особо ценные транспорты 3.

В северной части Англии и в Исландии базировался мощный британский флот, включавший 4 линейных корабля, 9 крейсеров, до 20 эскадренных миноносцев, а также подводные лодки и авиацию. Основной задачей сил флота было не допустить прорыва крупных немецких кораблей в Атлантику. В то же время часть флота охраняла конвои на переходах между северными портами СССР и портами Англии и Исландии. Оценивая систему базирования немецкого флота, английский историк С. Ро-скилл признает, что дислокация крупных кораблей Германии в шхерах Северной Норвегии создавала благоприятные условия для их уничтожения силами союзной авиации, которая могла бы использовать в качестве своих баз советские аэродромы. Однако до завершения кампании в Африке англичане не предпринимали таких попыток, опасаясь, что это отвлечет значительные силы, необходимые для действий в других районах4. Британское правительство было заинтересовано в том, чтобы до завершения десантной операции в Африке как можно большие силы германского флота отвлекались бы на Север.

В связи с тем что летом и осенью 1942 г. отправка конвоев в СССР западными союзниками прекратилась, Советское правительство пошло на риск. Оно разрешило транспортам поодиночке следовать в пункты назначения через зону, контролируемую германским флотом. Из Белушьей Гулбы (Новая Земля) в Исландию с октября 1942 г. по январь 1943 г. самостоятельно вышли 28 транспортов, а оттуда в северные порты СССР — 13. На поиск одиночных судов немецкое командование безрезультатно расходовало большие силы. Только одной боевой группе (тяжелый крейсер «Адмирал Хнппер» и четыре эсминца), с 6 по 9 ноября 1942 г. обследовавшей северо-восточную часть Баренцева моря, удалось обнаружить и потопить танкер «Донбасс» и сторожевой корабль (СКР-78).

1 New York, 1948, р. 298; КТВ/ОК\У, В. II.

2 В. Неггоц. 1939 — 1945, 1970.

4 С. Роскилл. Флот и война, т. II, стр. 416—417.

Успешный переход одиночных судов в октябре — декабре показал, что водное пространство к северу от Норвегии недостаточно контролируется противником. Тогда по решению Государственного Комитета Оборо. им зимой 1942/43 г. была направлена большая группа судов из Архангельска в Исландию, а затем через Панамский канал на Дальний Восток. Из 19 транспортов на переходе были потоплены только 2. Усиление Дальневосточного флота имело серьезное значение для увеличения поставок материалов из США в дальневосточные порты СССР, так как через контролируемые японцами проливы могли ходить суда лишь под советским флагом. Это изменило внешний грузопоток. Если в 1942 г. через северные порты поступило 40 процентов всех грузов, порты Дальнего Востока — 35, Персидского залива — 25, то за девять месяцев 1943 г. соответственно 12, 50 и 38 процентов. В целом общее время доставки вооружения в действующую армию возросло 1.

Экипажи советских и союзных транспортных судов, плававшие в суровых условиях северных морей, проявляли исключительное мужество и героизм. Под непрерывным воздействием врага они делали все возможное, а часто и невозможное, чтобы сохранить и доставить грузы по назначению.

В середине ноября 1942 г. в составе Северного флота, которым командовал вице-адмирал А. Г. Головко, находились 9 эсминцев, 22 подводные лодки, 25 сторожевых кораблей и 37 тральщиков. Авиация Северного флота насчитывала свыше 310 самолетов.

Основными задачами флота являлись: защита коммуникаций, в первую очередь обеспечение переходов союзных конвоев и безопасности пребывания транспортов в советских портах; нарушение коммуникации противника у берегов Северной Норвегии; содействие приморскому флангу Карельского фронта; поддержание выгодного оперативного режима у своего побережья и его оборона.

Флот должен был активными действиями авиации и подводных лодок у побережья Норвегии создать реальную угрозу для немецких боевых кораблей и обеспечить защиту союзных конвоев. Минные постановки призваны были затруднить плавание конвоев и судов противника по шхерным фарватерам и заставить их перенести свои маршруты в море, где подводные лодки и другие силы могли действовать более успешно.

Главную ударную силу Северного флота составляли подводные лодки и авиация. Основным районом его базирования являлся Кольский залив. Государственный Комитет Обороны стремился усилить этот флот за счет перевода боевых кораблей с других театров, а также покупки их у союзников. В первой половине 1943 г. экипажи 6 подводных лодок, построенных на заводах страны, занимались боевой подготовкой на Каспийском море и готовились с началом навигации перейти в Архангельск. 5 подводных лодок Тихоокеанского флота, пройдя через два океана и шесть морей, также вошли в состав Северного флота 2. В 1942 — 1943 гг. были куплены у союзников и прибыли на Север 17 тральщиков, 92 охотника за подводными лодками и 3 торпедных катера 3.

Быстро росла авиация флота. Особенно увеличивали его ударную мощь бомбардировщики и торпедоносцы. В октябре 1942 г. были сформированы 5-я бомбардировочная и 6-я истребительная авиабригады.

В целом на Северном морском театре военных действий с учетом периодического действия британского флота соотношение сил постепенно менялось в пользу союзных флотов и обстановка благоприятствовала движению конвоев.

К осени 1942 г. в советских портах скопилось большое число союзных транспортов. Адмиралтейство Великобритании не рисковало направлять их поодиночке. Было решено провести конвойную операцию. 17 ноября из Архангельска вышел конвой «QP-15 » 1 в составе 29 транспортов (один из-за неисправности механизмов вернулся), в том числе 7 советских, в сопровождении 11 кораблей охранения. Конвой прикрывала авиация Северного флота, 5 эскадренных миноносцев, а к западу от острова Медвежий — 2 крейсера и 3 эсминца союзников. Кроме того, на выходе из фьордов патрулировали 4 английские и 4 советские подводные лодки. Конвой совершил переход в условиях сильного и длительного шторма. Два транспорта были потоплены подводными лодками врага. Погиб, разломившись на штормовой волне, советский эскадренный миноносец «Сокрушительный».

1 Центральный военно-морской архив (далее — ЦВМА), ф. 398, д. 34700, л- 49.

2 Шестая лодка «Л-16» погибла на подходе к Сан-Франциско. 3 ЦВМА, ф. 1106, он. 0018450, д. 60, лл. 149, 214.

После сравнительно длительного перерыва первый конвой в Советский Союз «JW-51A» (16 транспортов и 12 кораблей охранения) вышел из Шотландии 15 декабря 1942 г. Через неделю, 22 декабря, вышел конвой «JW-51B» в составе 14 транспортов. Всего с середины ноября 1942 г. по март 1943 г. по северным коммуникациям прошло в обоих направлениях восемь конвоев — «JW-51A», «JW-51B», «JW-52», «JW-53» — в СССР, «QP-15», «ВА-51», «КА-52», «RA-53» — из СССР. Все конвои, вышедшие из Шотландии и Исландии в составе 65 транспортных судов, прибыли в советские порты без потерь 2; из 83 транспортов, вышедших в составе конвоев из СССР, было потеряно 7.

Северный флот в своей зоне ответственности, взаимодействуя с военно-морскими силами союзников, усиливал охранение каждого конвоя. Связь с адмиралтейством поддерживалась через британскую военно-морскую миссию во главе с контр-адмиралом Фишером. Советское командование делало все, чтобы обезопасить переходы конвоев и одиночных судов в зоне ответственности Северного флота. Для этого силы флота наносили удары авиацией по вражеским аэродромам и военно-морским базам, развертывали подводные лодки на предполагаемых путях действий надводных кораблей врага. К такого рода операциям привлекались части и соединения 7-й воздушной армии Карельского фронта, которые наносили удары по аэродромам и базам в Северной Норвегии.

Немецкая разведка обнаружила возобновление движения конвоев из Исландии в северные порты СССР. 30 декабря германское военно-морское командование предприняло операцию под кодовым названием «Аврора» против конвоя «JW-51B». Под командованием вице-адмирала О. Кюммет-ца в море вышли тяжелые крейсеры «Адмирал Хиппер» и «Лютцов» в сопровождении шести эскадренных миноносцев. При попытке пробиться к конвою немецкие суда встретили энергичный отпор кораблей охранения (6 эсминцев и 5 противолодочных и тральных кораблей), которыми командовал капитан 1 ранга Р. Шербрук.

В ходе боя англичане потеряли эскадренный миноносец и тральщик, а немцы — эскадренный миноносец. Вышедшие из Кольского залива два английских крейсера («Шеффилд» и «Ямайка») и два эсминца прикрытия конвоя под командованием контр-адмирала Бернетта вовремя подоспели и нанесли большие повреждения тяжелому крейсеру «Адмирал Хиппер», который после этого был вынужден уйти на ремонт. Конвой, усиленный кораблями и авиацией Северного флота, благополучно прибыл в Кольский залив, не потеряв ни одного транспорта. Однако вследствие ограниченных возможностей Северного флота развить успех и нанести врагу еще большее поражение не удалось.

1 Последними из этой серии были «PQ-18» и «QP-15». С декабря 1942 г. конвои в СССР, имели литер, обратно — ВА.

2 Не считая 7 судов, вынужденных вернуться.

Узнав об этой неудаче немецкого надводного флота, взбешенный Гитлер потребовал сдать большие корабли на слом, а их орудия использовать для береговой обороны. Он заявил, что прикажет послать экипажи этих кораблей на подводные лодки единственные корабли, которые, по его мнению, были способны приносить пользу на войне. Э. Редеру было указано, что в сложившейся критической обстановке, когда вся боевая мощь, весь личный состав, вся материальная часть должны быть введены в действие, Германия не может допустить, чтобы ее крупные корабли месяцами бездействовали на якорных стоянках и непрерывно прикрывались авиацией, а также большим количеством малых кораблей 1. Огромных усилий стоило новому главнокомандующему военно-морскими силами фашистской Германии адмиралу К. Деницу, сменившему 30 января 1943 г. Э. Редера, сохранить крупные надводные корабли и держать их на северных коммуникациях, хотя было очевидно, что без авианосцев в условиях превосходства англо-американских военно-морских сил невозможно без серьезного риска использовать их для действия в океане.

Между тем из Берлина продолжали поступать приказы добиться победы любой ценой. Конвой «JW-52» в январе и конвой «JW-53» в феврале были атакованы немецкой авиацией. Успешно отбив атаки, они пришли в Кольский залив без потерь. Лишь конвой «RA-53», направлявшийся в марте из Мурманска в Исландию, в результате шторма, атак авиации и подводных лодок потерял 4 судна.

К моменту выхода из Англии конвоя «JW-53» в Кольском заливе находилось 35 союзных транспортов. Мурманский порт не успевал отправлять доставленные грузы. Советское командование просило британское адмиралтейство часть конвоя направить в Архангельск. Несмотря на то что союзные суда были не приспособлены к плаванию во льдах, их экипажи отнеслись к этой просьбе с пониманием. В течение 10 суток продолжался тяжелый переход 7 союзных транспортов за советскими ледоколами — от кромки льда до порта.

Не сумев сорвать морские перевозки в Баренцевом море, немецко-фашистское командование усилило действия своей авиации по конечному пункту коммуникации — порту Мурманск. Удары наносились главным образом в ночное время и причиняли ущерб городу, деревянные постройки которого легко загорались от зажигательных бомб. Советское командование усилило Мурманский дивизионный район ПВО. 25 февраля 1943 г. Ставка ВТК в целях предотвращения налетов вражеской авиации на этот порт и город приказала объединить силы ПВО Северного флота с 7-й воздушной армией и начать систематическую борьбу с авиацией противника на его аэродромах. Принятые меры способствовали бесперебойному функционированию порта.

К весне 1943 г. обстановка для проводки конвоев по северным путям изменилась к лучшему: потери в судах были незначительны. Однако британское командование отказалось послать два следующих конвоя до наступления полярной ночи, то есть до ноября 1943 г. С санкции своего правительства оно перебросило с северных коммуникаций эскадренные миноносцы для борьбы с подводными лодками в Атлантике и два наиболее боеспособных линейных корабля — для действий в Средиземном море. 30 марта 1943 г. Черчилль сообщил Сталину решение о прекращении

1 Ч. Нимиц, Э. Поттер. Война на море (1939—1945). Перевод с английского. М., 1965, стр. 64; KTB/OKW, Bd. HI, S. 1580-1581.

отправки конвоев: «...мы не считаем правильным рисковать нашим флотом метрополии в Баренцевом море... если бы были потеряны или даже серьезно повреждены один или два из наших самых современных линейных кораблей, в то время как «Тирпиц» и другие крупные единицы германского линейного флота оставались бы в действии, то все господство в Атлантическом океане подверглось бы угрозе со страшными последствиями для нашего общего дела»1. Следует отметить, что прекращение посылки конвоев не отвечало сложившейся обстановке и являлось нарушением союзнических обязательств со стороны западных держав.

Наряду с защитой внешней коммуникации важной задачей Северного флота являлась защита внутренних, в том числе и арктических, морских сообщений. Перевозки по ним осуществлялись в основном между Мурманском, Архангельском и портами Арктики. Активность противника на внутренних морских коммуникациях Советского Союза резко усиливалась, как только союзники прекращали отправку конвоев. Основными объектами нападения стали караваны судов в Арктике. Но действия вражеских надводных кораблей в Карском и восточной части Баренцева моря были сопряжены с большим риском: они могли оказаться отрезанными от своих баз и попасть под удары Северного флота и англо-американских сил. Немецко-фашистское командование считало, что «воздействие противника в районе операции маловероятно, однако следует предусмотреть, что он может преградить обратный путь» 2. Поэтому гитлеровцы осуществили скрытные постановки минных заграждений у новоземельских проливов, а в начале февраля — у входа в Кольский залив в районе острова Кильдин, однако последнее оказалось в стороне от судоходного фарватера 3. В целом это оружие не принесло противнику ожидаемого успеха в связи с быстрым выходом из строя (малой живучестью) мин в условиях Арктики.

В навигацию 1942 г. через Арктику направлялись три конвоя, два из них успешно завершили плавание, третий же, предназначенный для доставки продовольствия и вывоза сырья, из-за раннего ледостава был возвращен.

Большие трудности пришлось преодолеть в обеспечении вывода транспортов из Карского моря. К концу арктической навигации здесь находилось 42 судна (в том числе 6 ледоколов). Чтобы вывести их, Северный флот с 14 октября по 6 декабря осуществил специальную конвойную операцию, в которой участвовали около 50 боевых кораблей и две авиационные группы. В проливе Югорский Шар были обнаружены донные магнитно-акустические мины. Группа советских и английских тральщиков протралила фарватер и уничтожила 10 мин. Был также очищен от мин пролив Маточкин Шар. Большую роль в этой операции, так же как и в обеспечении судоходства в Исландию, играли силы, развернутые во вновь созданной Новоземельской военно-морской базе, где к этому времени вступил в строй грунтовой аэродром. В результате принятых мер операция завершилась успешно. На переходе был потерян лишь подорвавшийся на мине транспорт «Щорс», вывозивший пушнину. На подходе к горлу Белого моря в результате попадания бомб затонула баржа, находившаяся на буксире у транспорта 4.

Флот успешно обеспечивал движение судов между Кольским заливом и Архангельском. По трассе ежемесячно проходило до 30 транспортов. В защите этой важной коммуникации большую роль играли военно-морская база Иоканга и аэродром в восточной части Кольского полуострова, на которые базировались силы прикрытия.

1 Переписка Председателя Совета Министров СССР т. I стр. 109.

2 J. Meister. Der Seekrieg in den osteuropamchen Gewassern 1941 — 1945. Munchen, 1958, S. 144.

3 Ibid. S 156

4 26 ноября к северу от Панина Носа подорвался на мине ледокол «Микоян». Повреждения оказались незначительными, и он своим ходом дошел до Архангельска.

Противодействие противнику возрастало, и он применял против судоходства подводные лодки и одиночные самолеты; надводные же корабли использовал лишь для постановка мин. Однако потери от атак противника составляли менее одного процента всего количества проведенных судов 1.

Северный флот вел активную борьбу и на морских сообщениях противника. Перевозки вдоль берегов Норвегии были связаны не только со снабжением соединений вермахта, но и с вывозом из Киркенеса никелевой и железной руд. Они были необходимы германской промышленности для выплавки высококачественной стали, которая применялась при изготовлении моторов самолетов и подводных лодок. Поэтому вывоз и доставка сырья по назначению являлись важной задачей для фашистского командования. Все перевозки, как правило, осуществлялись в конвоях. Между Петсамо и Тромсё еженедельно проходило в обоих направлениях в среднем 11 конвоев, не менее чем 3 транспорта каждый. В первом квартале 1943 г. было обнаружено 135 конвоев, в составе которых насчитывалось свыше 400 судов. Используя эти коммуникации, противник интенсивно вывозил из Петсамо и Киркенеса никелевую руду и осуществлял снабжение войск и авиации, действовавших в Норвегии, всем необходимым.

Для защиты коммуникаций противник сосредоточил в Северной Норвегии 15 миноносцев, до 50 сторожевых кораблей и тральщиков 2. Шхерная коммуникация обеспечивалась артиллерийскими батареями, прожекторами, а некоторые участки — минными и сетевыми заграждениями.

По договоренности с союзниками западнее меридиана 20° действовали английские военно-морские силы. Для Северного флота был выделен восточный участок коммуникации от Петсамо до Тромсё протяженностью 350 миль. До осени 1942 г. на морских сообщениях противника действовали главным образом подводные лодки. Поступление на флот бомбардировщиков и торпедоносцев дало возможность использовать авиацию для ударов по портам и транспортам.

В зимнюю кампанию 1942/43 г. на коммуникациях противника начали активизироваться разнородные силы Северного флота: на каждой позиции постоянно находились одна-две подводные лодки; торпедоносцы парами в «свободной охоте» искали конвои в море; с января 1943 г. возобновили действия торпедные катера в Варангер-фьорде. С февраля малые охотники за подводными лодками в сопровождении торпедных катеров начал;; постановку мин в небольших заграждениях (банках) у портов и в узкостях Варангер-фьорда. При совместных действиях разнородных сил флота важно было добиться четкого оперативного взаимодействия между ними. Этого достигнуть еще не всегда удавалось. Так, в последних числах марта 1943 г., в соответствии с разработанным планом, подводные лодки и авиация флота должны были совместно действовать на участке вражеской коммуникации Варангер-фьорд, Танафьорд. Здесь были развернуты три подводные лодки, бомбардировщики и торпедоносцы находились в 30-минутной готовности, а самолеты-разведчики усилили поиск конвоев противника. Однако вследствие нарушения связи и недостатков в подготовке согласованного удара не получилось. Действия лодок и самолетов носили характер разрозненных атак одновременно против трех шедших конвоев, Противнику был нанесен серьезный ущерб. Он потерял 6 транспортов, но эффект мог быть большим, если бы удары всех сил флота наносились последовательно по одному из конвоев.

1 Б. Вайнер. Северный флот в Великой Отечественной войне. М., 1964, стр. 200.

2 ИВИ. Документы и материалы, инв. № 1035, л. 7.

Морская коммуникация противника заканчивалась в порту Петсамо. Вход в Петсамский залив находился в пяти милях от полуострова Средний. Для блокирования этого порта на полуострове был развернут артиллерийский дивизион береговой обороны. Все входившие и выходившие суда подвергались обстрелу. Противник также установил у входа в Петсамский залив дальнобойные батареи. Во время движения судов обычно завязывалась интенсивная артиллерийская дуэль. Для прикрытия судов гитлеровцы применяли дымовые завесы.

С 15 января в непосредственной близости от входа в залив в бухте Пумманки стали базироваться торпедные катера Северного флота, которые иногда не успевали атаковать проходившие суда. Скрытность шхерной коммуникации, полярная ночь, снегопады и туманы, а также меры маскировки, применявшиеся противником, приводили к тому, что ни радио, ни авиационная разведка не могли предоставить необходимых сведений для нанесения эффективных ударов по его судам. Пришлось организовать наблюдательные посты на вражеском берегу, туда скрытно высаживались разведчики с подводных лодок. Это позволило более целеустремленно и рационально использовать силы для нанесения ударов.

Несмотря на возраставшее применение авиации, основной силой в борьбе с вражескими конвоями оставались подводные лодки, экипажи которых имели уже достаточный опыт. Чтобы выйти на прибрежный фарватер, подводным лодкам приходилось преодолевать минные заграждения или на предельных глубинах погружения, или в полную воду (во время приливов) в надводном положении. При атаках применялись многоторпедные залпы, что резко увеличивало эффективность их ударов. Почти после каждой атаки корабли охранения противника преследовали подводные лодки. Однако наибольшую опасность представляли мины. Две подводные лодки («К-22» и «М-121») подорвались на минах и затонули, третья («М-174»), хотя и получила повреждения, дошла до базы.

Со второй половины ноября 1942 г. до конца марта 1943 г. подводные лодки совершили 27 походов к норвежским берегам и 3 похода для обеспечения союзных конвоев. За это время они потопили и повредили свыше 30 вражеских судов 1.

С конца 1942 г. на морских коммуникациях противника начала более активно действовать авиация: бомбардировщики наносили удары по портам, торпедоносцы — по конвоям в море. Если до этого большинство воздушных боев происходило над советской территорией и союзными конвоями, то теперь борьба в воздухе развертывалась в основном над прибрежной коммуникацией противника. В первом квартале 1943 г. было произведено свыше 600 самолето-вылетов и осуществлено 28 успешных атак вражеских судов.

К действиям на морских сообщениях противника привлекались также эскадренные миноносцы. В январе — марте они три раза выходили на поиск противника, но из-за кратковременности пребывания на вражеской коммуникации и отсутствия технических средств обнаружения только раз встретили конвой противника и потопили одно судно.

Всего с ноября 1942 г. по март 1943 г. Северный флот потопил около 50 судов и боевых кораблей. Эффективными оказались мины, поставленные подводными лодками и катерами на шхерных фарватерах; на них подорвалось свыше 10 судов противника 2.

Борьба на вражеских коммуникациях у берегов Северной Норвегии характеризовалась возраставшим напряжением. Советское командование кроме подводных лодок использовало здесь авиацию, торпедные катера и эскадренные миноносцы. Наиболее эффективные удары по вражеским судам наносились на подходах к портам Киркенес и Петсамо.

1 ИВИ. Документы и материалы, инв. № 1034, л. 237; инв. № 1035, лл. 317— dla; инв. № 81, лл. 449—453.

2 ИВИ. Документы и материалы, инв. № 81, лл. 439—468.

Противник вынужден был привлекать для охранения своих транспортов значительные силы и средства. С перемещением усилий сторон на южное крыло стратегического фронта возросло значение борьбы на Черном море. Прежде всего повысился накал борьбы за Крым, Таманский полуостров, Новороссийск и район Туапсе. По мере изоляции этих районов с суши росло напряжение на морских коммуникациях, связывавших их с тыловыми портами.

Немецко-фашистское командование спешно увеличивало количество транспортных судов и боевых кораблей на Черном море, перебрасывая их из Германии по маршруту река Эльба, автострада Дрезден — Инголь-штадт, река Дунай. Несколько итальянских судов прошло в Черное море через Дарданеллы и Босфор. В качестве ударной силы на море по-прежнему использовалась авиация, которую дополняли немецкие и итальянские подводные лодки, торпедные катера и самоходные артиллерийские баржи. Черноморский флот превосходил военно-морские силы противника. Советское командование, не имея возможности надежно прикрыть корабли с воздуха (в составе флота было около 250 самолетов), для нарушения неприятельских коммуникаций в западной части моря использовало в основном подводные лодки и самолеты-торпедоносцы. Только в ноябре — декабре 1942 г. часть надводных сил и авиации была перенацелена на нарушение морских перевозок противника. Предполагалось, что действия надводных кораблей у румынского побережья не только нанесут ущерб вражескому судоходству, но и отвлекут для прикрытия береговых объектов часть авиации с фронта.

В конце ноября — декабре 1942 г. крейсеры и эскадренные миноносцы осуществили три набега из кавказских портов на коммуникации у западных берегов Черного моря. Отряды кораблей, не обеспеченные разведывательными сведениями, действовали не всегда эффективно. Они потопили лишь одно судно и обстреляли некоторые береговые объекты. Не достигли полностью своей цели и артиллерийские обстрелы скопления судов в портах Крыма. Но все это вынудило противника сократить морские перевозки. Успешнее действовали подводные лодки, которые в декабре потопили у западного побережья три и повредили одно судно.

Дальнейший ход борьбы, особенно весной 1943 г., потребовал сосредоточить усилия для нарушения морских коммуникаций врага, связывавших Таманский полуостров и Крым с портами западного побережья Черного моря. Наиболее ожесточенные бои велись на коммуникациях через Керченский пролив. Здесь в основном действовала авиация флота и фронта, в ночное время туда проникали и торпедные катера.

Противник осуществлял перевозки на малотоннажных судах, которые было трудно поразить торпедами. Несмотря на это, в первые три месяца 1943 г. подводные лодки потопили 4 и самолеты-торпедоносцы 5 вражеских судов. В последующие месяцы интенсивность боевых действий на коммуникациях возросла. В апреле — июне авиация флота совершила свыше 70 успешных атак по судам и кораблям, подводные лодки потопили 14, торпедные катера 9 судов, свыше 10 судов и кораблей подорвалось на минах 1. Это был значительный успех Черноморского флота. Однако ему не удалось полностью прервать перевозки через Керченский пролив и блокировать с моря изолированную на Таманском полуострове группировку вражеских войск.

С удалением линии фронта на запад значительно улучшилась обстановка в районе Каспийского моря. Важные коммуникации, связывавшие порты Ирана и Советского Союза, весной 1943 г., по существу, оказались вне досягаемости вражеской авиации.

1 ИВИ. Документы и материалы, инв. № 81, лд. 38—94.

В целом зимой 1942/43 г. Военно-Морской Флот надежно обеспечивал перевозки на Баренцевом, Черном и Каспийском морях, а также содействовал общему наступлению советских войск, нарушая морские коммуникации противника.

Оглавление. Коренной перелом в войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.