Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Политика США и Великобритании в 1942-1943 гг.

Укрепление антигитлеровской коалиции в немалой степени зависело так же и от политики двух других членов «большой тройки» — США и Великобритании. Правительства этих стран вынуждены были считаться с великой победой Советских Вооруженных Сил на Волге, крупными успехами советских войск на других направлениях советско-германского Лронта и их воздействием на широкие массы американцев и англичан. Если летом и осенью 1942 г. правящие круги США и Великобритании не исключали возможности военного поражения СССР, то после завершения Сталинградской битвы положение круто изменилось. «Недавние весьма важные события,— писал Черчилль в памятной записке в начале декабря 1942 г.,— изменили и меняют данные, из которых до сих пор исходили по обе стороны Атлантики. Русские не потерпели поражения и не были ослаблены в ходе кампании 1942 г. Напротив, именно Гитлеру было нанесено поражение...»1 Советские Вооруженные Силы оказались способными не только остановить, но и обескровить главную группировку агрессивного блока. Весь мир понял, что именно Советский Союз является ведущей силой антигитлеровской коалиции, что именно он вносит решающий вклад в достижение коренного перелома в войне, в разгром главных сил фашистского блока.

По свидетельству советского посла в Великобритании И. М. Майского, успехи Советской Армии вызывали двойственные чувства у представителей господствующих классов этой страны. С одной стороны, они были довольны, что немцев крепко бьют, с другой — обеспокоены, не очень ли усилятся большевики. «И чем больше становятся успехи советского оружия, тем глубже беспокойство проникает в сердца правящей верхушки...» 2 — констатировал посол.

Группа англичан собирает средства в фонд помощи СССР
Группа англичан собирает средства в фонд помощи СССР

Реакционные круги Англии и США занимали откровенно антисоветскую позицию. Некоторые американские газеты писали о «страхе и подозрениях по отношению к России», вызванных «неумолимым продвижением русских армий на запад». Среди определенных кругов Вашингтона отмечались опасения, что Советский Союз, который вносит наибольший вклад в победу, будет диктовать условия мира. Пресса американского газетного магната Херста ратовала за заключение с Германией сепаратного мира на антисоветской основе3.

Поскольку Гитлер был фигурой настолько одиозной, что общественное мнение США и Великобритании неизбежно выступило бы против сговора с ним, даже реакционные силы этих стран были заинтересованы в его устранении. Изучение такой возможности явилось одним из важнейших заданий, возложенных американской разведкой на ее главного резидента в Европе А. Даллеса 4.

1 W. Сhuгсhi11. The Second World War, vol. IV, p. 657.

2 И. Майский. Воспоминания советского дипломата. 1925 — 1945 гг. М., 1971 СТР. 668.

3 Б. Михайлов. Конгресс производственных профсоюзов США. 1935—1955 V-Из истории американского рабочего движения). М., 1959, стр. 214.

4 Ф. Волков. СССР — Англия. 1929—1945 гг. Англо-советские отношения накануне и в период второй мировой войны. М., 1964, стр. 422.

В январе — апреле 1943 г. в Швейцарии состоялись переговоры между представителями управления стратегических служб США, с одной стороны, и агентами главного управления имперской безопасности и министерства иностранных дел Германии — с другой. В одной из- бесед Даллеса с М. Гогенлоэ, близким к правящим кругам фашистской Германии, Даллес выразил согласие с тем, что «федеративная великая Германия (подобная Соединенным Штатам) будет лучшей гарантией Подряд и восстановления Центральной и Восточной Европы». Он выдвинул так же идею создания «санитарного кордона против большевизма» из Польши, Румынии и Венгрии 1. Затрагивались также вопросы о включении Австрии и Чехословакии в состав «великой Германии» и некоторые другие стороны «мирного» урегулирования. В донесениях в Берлин об этих беседах с удовлетворением подчеркивалось, что ответственный представитель Вашингтона не питает особых симпатий к СССР и стремится к такому исходу войны, при котором были бы гарантированы прочные позиции антикоммунизма в Европе 2.

Естественно, что такой зондаж велся без ведома и согласия Советского правительства. О состоявшихся в Швейцарии сепаратных переговорах ему и в дальнейшем ничего сообщено не было. Это свидетельствовало о нарушении англо-американскими союзниками принятых ими, участниками антигитлеровской коалиции, обязательств.

Контакты по вопросу о сепаратном мире были также установлены между Франко и английским послом в Испании мюнхенцем С. Хором. Последний признал «в высшей степени интересными» высказанные испанским диктатором в январе 1943 г. соображения по поводу заключения компромиссного мира с Германией 3.

Однако изменить ход событий реакционным кругам не удалось. Несмотря на то что между СССР, с одной стороны, США и Великобританией — с другой, шла постоянная острая борьба по важнейшим идеологическим, политическим и стратегическим вопросам, на рубеже 1942—1943 гг. в политике правительств капиталистических стран антигитлеровской коалиции все более отчетливо проявлялась реалистическая тенденция к сближению этих стран с Советским Союзом на основе общего стремления добиться полного разгрома фашистского блока.

На политику западных держав все возрастающее влияние оказывала антифашистская борьба народов. В Великобритании, например, как докладывали в Берлин 18 марта 1943 г. агенты СС, внутриполитические факторы действуют в пользу более полной мобилизации сил, быстрейшей победы над Германией и окончания войны. В донесении СС о беседах с Даллесом в Швейцарии было отмечено: американцы заявили, что «теперешние действия и методы» Германии исключают для англосаксонского политика возможность какой-либо договоренности ввиду решительных настроений общественного мнения. Победы Советской Армии, подъем антифашистского освободительного движения во всех странах, постоянно возраставшая активность народных масс в США и Великобритании — все это побудило Рузвельта и Черчилля провозгласить на конференции в Касабланке принцип безоговорочной капитуляции стран фашистского блока 4.

7 января 1943 г., перед отъездом в Касабланку, Рузвельт поставил в известность американских начальников штабов, что он намерен обсудить с Черчиллем и информировать Сталина о том, что для Объединенных наций единственным приемлемым условием может быть лишь безоговорочная капитуляция фашистских государств. При обсуждении этого вопроса в Касабланке Черчилль предложил применить формулу безоговорочной капитуляции только к Германии и Японии, но не к Италии. Но Черчилль не принял во внимание эту оговорку.

1 «Новое время», 1960, № 27, стр. 12 — 16.

2 Jahrbuch fur Geschichte. Bd. 5. Berlin, 1971, S. 458—463.

3 Документы министерства иностранных дел Германии. Вып. III. Германская политика и Испания (1936—1943 гг.). М., 1946, стр. 151 — 152.

4 Jahrbuch fur Geschichte, Bd. 5, S. 440, 450, 454.

5 FRUS. The Conferences at Washington, 1941 — 1942, and Casablanca, 1943. Washington, 1968, p. 505—506.

На пресс-конференции 25 января он провозгласил формулу «безоговорочной капитуляции Германии, Италии и Японии». Черчилль, выступавший вслед за ним, заявил о безоговорочной капитуляции «преступных сил, ввергнувших мир в пучину бури опустошения» 1. Поддержав таким образом идею, английский премьер-министр, чтобы сохранить лазейку, не назвал конкретно агрессивные державы.

Выдвижение принципа безоговорочной капитуляции стран оси вызвало волну осуждения со стороны представителей наиболее реакционного «рыла английской и американской буржуазии. Впоследствии X. Болдуин писал, что согласие правительства Рузвельта на этот принцип было «величайшей политической ошибкой войны», ошибкой «номер один» 2. Свою лепту в кампанию против этого принципа внес и генерал Д. Эйзенхауэр, который в одном из интервью уже после войны, в конце 1964 г., говорил, что признание этого принципа в 1943 г. было якобы ошибкой и что оно будто бы вынудило Германию воевать дольше 3. Фашистская пропаганда пыталась запугать народы своих стран в случае поражения в войне. Подобная критика не может быть признана состоятельной. Безоговорочная капитуляция означала уничтожение фашистского режима в Германии, Японии, Италии и их военной машины, а не народов этих стран. Провозглашая формулу безоговорочной капитуляции, правительства США и Великобритании не только решительно осуждали мировой фашизм, но и публично заявляли о готовности своих стран вместе с другими государствами антигитлеровской коалиции вести войну до полного разгрома фашизма и ликвидации его последствий.

Принятие этой формулы главами правительств США и Великобритании явилось определенным выражением их согласия с выдвинутой Советским правительством идеей полного разгрома вооруженных сил стран агрессивного блока и окончательной ликвидации фашизма. В условиях отсрочки второго фронта важным побудительным мотивом для Вашингтона при принятии этой формулы, как подчеркивают американские историки, служило стремление Рузвельта «убедить Сталина, что он (Рузвельт.— Ред.) доведет войну до конца», а также удовлетворить требование общественности западных стран о более точном определении целей войны 4. Заявление глав правительств США и Великобритании о войне вплоть до «безоговорочной капитуляции Германии» способствовало укреплению антигитлеровской коалиции, провалу попыток внести разлад в ее ряды, затрудняло наиболее реакционным кругам этих стран поиски установления сепаратного мира с агрессором. Это заявление получило решительную поддержку Советского Союза и прогрессивной общественности всего мира. Поздравляя в начале февраля 1943 г. главу Советского правительства с блестящей победой под Сталинградом, президент США подтвердил решимость Объединенных наций «добиться окончательного поражения и безоговорочной капитуляции общего врага» 5. В ответном послании Сталин выразил «уверенность, что совместные боевые действия вооруженных сил Соединенных Штатов, Великобритании и Советского Союза в скором времени приведут к победе над нашим общим врагом» 6.

1 W. МсNеill. America, Britain and Russia. Their Cooperation and- Conflict, 1У41_1946 New York, 1953, p. 269; FRUS. The Conferences at Washington, 1941-1942, and Casablanca, 1943, p. 635, 727, 729.

2 H. Baldwin. The Great Mistakes of the War. London, 1950, p. 13

3 «US News and World Report», January 4, 1965, p. 12.

4 A. Buchanan. The United-States and World War II. Vol. I. New York, 1964. S. Ambrose. Rise to Globalism. American Foreign Policy since 1938. London, ly71> p. 60.

5 Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 2, стр. 53.

6 Там же.

Заявления руководителей США и Великобритании о единстве йх стран с Советским Союзом в тот период, к сожалению, не всегда подкреплялись практическими делами. Американское и британское правительства не выполнили торжественного обязательства о вторжении в Западную Европу в 1942 г. и действиях непосредственно против фашистской Германии. Как показали последующие события, они не имели твердых намерений сделать это и в 1943 г.

Между тем положительное решение проблемы второго фронта Все более становилось тем критерием, который определял степень искренности правящих кругов США и Великобритании по отношению к СССР С разгромом немецко-фашистских войск под Сталинградом необходимость быстрейшего открытия второго фронта в Европе стала еще более настоятельной, хотя роль его в войне существенно изменилась. Если в 1942 г второй фронт мог помочь Советскому Союзу в борьбе с рвущимися на восток гитлеровскими армиями, то в 1943 г. он был призван оттянуть часть сил с советско-германского фронта и тем самым способствовать расширению масштабов поражения агрессивного блока. Руководители гитлеровского рейха и его вермахта, бросавшие на советско-германский фронт основные силы и средства, были обеспокоены возможностью вооруженной борьбы на двух фронтах. В марте 1943 г. после продолжительной беседы с Герингом о военной ситуации Геббельс записал в своем дневнике: «Он (Геринг.— Ред.) также обеспокоен тем, в какой степени нам пришлось оголить Запад для того, чтобы стабилизировать фронт на Востоке. Страшно подумать, что может случиться, если англичане и американцы внезапно предпримут попытку вторжения» 1.

К концу 1942 г. имелись и соответствующие военно-технические возможности для осуществления операции вторжения и открытия второго фронта в Европе. Возрастала численность, улучшалось качественное состояние вооруженных сил Великобритании и Соединенных Штатов Америки. Увеличивалось производство десантных средств. Оперативный отдел штаба армии США пришел к заключению, что имеющиеся на Средиземном море и в Атлантике десантные суда способны перебросить в первом эшелоне вторжения 63 тыс. человек и 2300 танков. Еще больше десантных средств находилось на Тихом океане. Как отмечается в официальной истории «Армия США во второй мировой войне», к началу 1943 г. были преодолены такие трудности, как нехватка судов и продукции, а также неопытность службы снабжения, которая теперь была способна оперативно решать свои задачи 2.

Главное значение для судьбы второго фронта в этих условиях приобретало соответствующее политическое решение. Однако, как показали события, руководители Великобритании и США не были намерены открывать второй фронт в Европе в 1943 г. Документы конференции в Касабланке свидетельствуют, что британское правительство на том этапе решило воздержаться от активной борьбы с вермахтом в Европе. 16 января на заседании Объединенного комитета начальников штабов начальник имперского генерального штаба А. Брук заявил, выражая мнение своего правительства, что Россия является единственным союзником на континенте, имеющим в действии крупные сухопутные силы, и что наземные операции США и Великобритании не будут оказывать существенного влияния до тех пор, пока не появятся определенные признаки ослабления Германии.

Американские начальники штабов в принципе признавали необходимость и возможность нанесения главного удара по Германии через Ладоанш.

1 The Goebbels Diaries. 1942 — 1943. London, 1948, p. 262.

2 R. Leighton, R. Coakley. Global Logistics and Strategy 1940—1943, p. 601, 682—683.

Но и они, по существу, исключали вероятность того, что англоамериканские войска, как это было предусмотрено еще в 1942 г., смогут оттянуть с советско-германского фронта 40 дивизий противника. «Нашей целью,— заявил генерал Маршалл,— должно быть ослабление германской авиации, действующей на русском фронте, а не ослабление сухопутных сил»1.

Утвержденный в Касабланке план «Хаски» (вторжения в Сицилию) практически исключал возможность организации второго фронта во франции в 1943 г. Генерал Г. Арнольд, принимавший участие в обсуждении военными экспертами планов на будущее, выразил согласие всех с тем, что решение о дальнейшем развертывании операций на Средиземном море исключает какое бы то ни было вторжение в Западную Европу еще на год, а генерал Маршалл в заключение дебатов заявил, что все эти планы и расчеты делают вторжение в Европу через Ла-Манш в 1943 г. невозможным 2.

Таким образом, переговоры в Касабланке не дали каких-либо конкретных планов высадки в Северной Франции в 1943 г. (кроме плана на случай внезапного краха рейха). Решения конференции означали, что Советские Вооруженные Силы должны были по-прежнему вести главные сражения в Европе в течение 1943 г.

Некоторые английские и американские деятели склонны трактовать это решение как победу Черчилля. Участник конференции в Касабланке будущий английский премьер-министр Макмиллан восхвалял Черчилля, который «перехитрил американцев, симпатизировавших русским», в их стремлении открыть второй фронт, и навязал свой план вторжения в Италию. Но американцы оказались «обманутыми» лишь потому, что не особенно возражали против такого «обмана». Это было, по существу, согласованное военно-политическое решение руководителей Великобритании и США — ясный и недвусмысленный отказ от выполнения взятых на себя обязательств. Понимая всю неблаговидность такого поступка, Черчилль и Рузвельт не рискнули документально зафиксировать отказ на открытие второго фронта. Более того, они почти в течение полугода держали Советское правительство в неведении об этом решении, вводили своего союзника в заблуждение, туманно рассуждая о возможности открытия второго фронта в 1943 г. И только 4 июня 1943 г. прямо заявили, что в этом году высадки в Европе не будет.

Отказ правительств Великобритании и США от открытия второго фронта в 1943 г., естественно, не мог содействовать укреплению доверия к ним со стороны Советского правительства. Отмечая этот факт, американский историк Д. Бэрнс считает, что именно отсрочка второго фронта и «быстро углублявшийся в 1942 и 1943 гг. разрыв между обещаниями и реальностью» более всех других факторов отрицательно повлияли на ход развития американо-советских отношений 3.

Однако было ясно, что поражение немецких, итальянских, венгерских и румынских войск на советско-германском фронте зимой 1942/43 г. нанесло сокрушительный удар не только по фашистскому блоку, но и по всем реакционным империалистическим силам в целом. Поэтому объективные предпосылки для укрепления антигитлеровской коалиции резко возросли. Правительства США и Великобритании вынуждены были сделать кРутой поворот в своей внешней политике. Если до победы под Сталинградом в госдепартаменте исходили из убеждения о неизбежности поражения или катастрофического ослабления Советского Союза в войне, То успехи Советской Армии зимой 1942/43 г. изменили эту точку зрения.

1 FRUS. The Conferences at Washington, 1941 — 1942, and Casablanca, 1943, S3—585.

2 M. Howard. Grand Strategy, vol. IV, p. 254.

3 J.Burns. Roosevelt: the Soldier of Freedom, 1940—1945. London, 1971, p 374

В США и Англии понимали, что ни один стратегический вопрос нельзя было решать без учета позиции Советского Союза, его ведущей рода в борьбе с главными силами гитлеровской коалиции. Несмотря на ограниченность задач, намеченные в Касабланке ближайшие операции англоамериканских войск («Хаски» 1, «Сикл» 2, «Анаким» 3) должны были внести некоторый, хотя и далеко не соответствующий тогдашним возможностям США и Великобритании и неизмеримо уступавший усилиям Советского Союза, вклад в подготовку условий для окончательного разгрома фашистской коалиции. Имело значение и возрастание сил на Тихоокеанском театре, но оно проводилось, к сожалению, за счет выполнения плана накопления сил США в Англии.

Не выполнив своих союзнических обязательств по открытию второго фронта в 1942—1943 гг., правительства Великобритании и США все же проводили некоторые мероприятия по практической подготовке к его открытию в более позднее время. Они не могли допустить, чтобы «России была предоставлена возможность одной, без посторонней помощи, разгромить Германию и продиктовать свои собственные условия на мирной конференции», писал английский историк Б. Кольер 4.

Анализируя мотивы поведения западных держав, посольство СССР в Лондоне в своей информации, направленной в Народный комиссариат иностранных дел СССР 13 февраля 1943 г., отмечало, что английское правительство боится слишком затягивать открытие второго фронта на Западе, так как оно может пропустить момент и позволить Советской Армии прийти в Берлин раньше союзников. В связи с этим вопрос о том, когда именно открыть второй фронт, являлся основным вопросом для английского кабинета, причем в решении его главную роль играли не столько резонные, сколько политические соображения 5.

Определенное значение в укреплении антигитлеровской коалиции должен был сыграть и курс на усиление военных поставок Советскому Союзу. Однако к концу ноября 1942 г. западными державами было выполнено только 55 процентов обязательств по второму Вашингтонскому протоколу, Рузвельт несколько раз предписывал точно соблюдать график поставок и в октябре — ноябре принял ряд мер по их ускорению 6. Так, под председательством личного представителя президента Г. Гопкинса был учрежден специальный комитет по советским протоколам, подчиненный непосредственно президенту 7. Это привело к увеличению поставок, однако оно тало заметным лишь во второй половине 1943 г. В период же ведения советской Армией тяжелых оборонительных сражений, а затем крупных наступательных операций в конце 1942 —начале 1943 г. количество военных материалов, которые получал Советский Союз, было значительно иже зафиксированных в протоколе норм 8.

1 По поводу этой операции американский журналист Р. Ингерсолл справедливо отметил, что «гора газетных заголовков, в которую превратилась конференция в Каабланке, мучительно тужилась... и, наконец, родила сицилийскую мышь» (Р. И Н-е р с о л л. Совершенно секретно. Перевод с английского. М., 1947, стр. 88).

2 Кодовое наименование операции по накоплению сил авиации в Англии для бомбардировок объектов Германии.

3 Кодовое наименование плана овладения Бирмой.

4 В. Collier. The Lion and the Eagle. British and Anglo-American Strategy» 300—1950. London, 1972, p. 358.

5 «Международная жизнь», 1974, № 9, стр. 116.

6 R. Leightоn, R. Соak1ey. Global Logistics and Strategy 1940—1943, 586—587.

7 FRUS. 1942, vol. Ill, p. 743.

8 G. Heггing. Aid to Russia 1941 — 1946. New York, 1973, p. 755

С января 1943 г. в директиве военному министру Г. Стимсону Рузвельт предписал считать программу помощи СССР по ленд-лизу «краеугольным камнем в военных усилиях США». «Я знаю,— подчеркнул он,— что как армия, так и флот едины в своем мнении о том, что продолжение участия русских в войне имеет для нас огромное значение. Поэтому основным фактором нашей стратегии должно быть максимальное обеспечение России военными поставками... Я полностью одобряю эту точку зрения» 1. Эту директиву получил и государственный секретарь К. Хэлл. Она должна была служить руководством к действию при выполнении второго протокола и планировании будущей программы поставок 2.

Важная причина такой позиции заключалась в стремлении правящих кругов США и Великобритании удовлетворить интересы монополий своих стран. Выступая 23 января в Касабланке, Черчилль заявил, что «помощь России следует усилить, так как никакие вложения не смогут принести лучших военных дивидендов» 3. С ним полностью согласился Рузвельт, подтвердив, что «снабжение России является выгодным вкладом капитала» 4. Была и другая причина признания важности помощи Советскому Союзу — надежда на то, что он и впредь будет нести основную тяжесть борьбы против фашистской Германии. Так, Брук прямо заявлял, что необходимость оказывать возрастающую материальную помощь Советскому Союзу является главной причиной, которая помешает союзникам открыть второй фронт осенью 1943 г. 5. Но даже при этих обстоятельствах на конференции в Касабланке президент не выступил против мнения начальников штабов, оспаривавших целесообразность использования для поставок в Советский Союз северного маршрута 6. Тем не менее в принятом конференцией документе «Ведение войны в 1943 г.» помощь Советскому Союзу посредством поставок по ленд-лизу все же признавалась второй по важности задачей, что имело положительное значение для развития отношений между государствами «большой тройки».

В период действия второго протокола по поставкам (с 1 июля 1942 г. по 30 июня 1943 г.) главную роль в поставках Советскому Союзу военных материалов взяли на себя США, а Великобритания отошла на второй план. В это время активно осваивались новые пути доставки грузов в СССР — тихоокеанский и южный, через Персидский залив и Иран. В октябре 1942 г., после того как англичане передали американцам свои функции на южном участке иранской железной дороги, было создано специальное командование службы перевозок в Персидском заливе 7. По указанию штаба армии США модернизировалось оборудование портов залива, увеличивалась их пропускная способность. В ходе освоения иранского направления доставки грузов был получен опыт международного сотрудничества между американцами, англичанами, русскими и иранцами 8.

Если среднемесячный объем поставок в Советский Союз, направлявшихся через Иран, осенью 1942 г. не достигал 40 тыс. тонн, то с начала 1943 г. кривая поставок пошла вверх: в январе — 51,3 тыс., феврале — 68,8 тыс., марте — 75,6 тыс., апреле — 101,2 тыс., а в декабре — 248,0 тыс. тонн 9.

1 Цит. по: М. М э т л о ф ф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 353.

2 FRUS. 1943, vol. Ill, p. 737.

3 NAUS. Record Group 218, CCS 334. 8, ANFA (1-15—43), A 7691

4 Ibid., A 7693.

5 Ibid., A 7788.

6 M. Mэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 52.

7 I. Рlауfaiг, С. Моlоnу. The Mediterranean and Middle East. Vol. Ill, London, 1960, p. 376, 424, 426.

8 M. M э т л о ф ф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 356

9 M. Howard. Grand Strategy, vol. IV, p. 46—47.

К представителям военных кругов присоединились и некоторые дипломаты. 8 марта посол США в СССР Стэндли на пресс-конференции в американском посольстве заявил, что, по его мнению, советский народ не получает полной информации об американской помощи России. Посол бездоказательно утверждал, будто ему не удалось обнаружить, чтобы американские и английские поставки использовались на советско-германском фронте, и даже намекнул, что конгресс США в связи с этим может отказаться от продления закона о ленд-лизе 2. Явно не дружественное по отношению к СССР заявление было с удовлетворением воспринято английскими и американскими реакционными кругами. У. Гарриман сообщал из Лондона: «Многие из моих здешних друзей, как англичане, так и американцы, как старшие, так и младшие по служебному положению, втайне довольны заявлением Стэндли в Москве, даже если оно и было неосторожным» 3.

Антисоветские настроения проявлялись и в действиях некоторых представителей американских властей. Так, «Книготорговле четырех континентов», занимавшейся в годы войны покупкой и продажей советских книг и газет, было предложено на рассылаемый советский печатный материал наклеивать ярлыки «Пропаганда, не одобряемая американским правительством» 4. Подобного рода настроения всячески подогревались нацистской пропагандой. «Наша антибольшевистская пропаганда достигла огромных успехов»,— самодовольно отмечал Геббельс в дневнике 4 марта 1943 г. «В настоящее время,— записал он через неделю,— антибольшевизм является главной темой дискуссий... во вражеском лагере. Общественное мнение в США в настоящее время, кажется, еще более антибольшевистское, чем в Англии» 5. Но в данном случае желаемое выдавалось за действительное. Несмотря на наличие разногласий между участниками антигитлеровской коалиции, под влиянием самоотверженной борьбы советского народа с общим противником и учитывая настроения широких народных масс в своих странах, правительства США и Великобритании вынуждены были проводить линию на укрепление отношений с СССР.

Характерна официальная реакция Вашингтона на упомянутое заявление Стэндли. Белый дом не одобрил его поведения. Исполнявший обязанности государственного секретаря США С. Уэллес сказал на пресс-конференции 9 марта, что заявление Стэндли было сделано без предварительной консультации с американским правительством и без ссылки на него. Уэллес доложил Рузвельту: «...наш посол в Москве совершил огромную дипломатическую ошибку, я боюсь, что мы должны немедленно отозвать его» 6. И действительно, несколько позже это было сделано.

Положительное развитие взаимоотношений США и Великобритании с Советским Союзом нашло свое выражение и в решении вопроса о западных границах СССР. Во время вашингтонских переговоров Идена с Рузвельтом в марте 1943 г. было согласовано, что правительства Великобритании и США признают западную границу СССР 1941 года.

1 М. М э т л о ф ф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 354—355.

2 W. Standley, A. Ageton. Admiral Ambassador to Russia. Chicago, 1955, P. 341.

3 Цит. по: Р. Ш е р в у д. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца. Т. 2. Перевод с английского. М., 1958, стр. 371.

4 В. Исраэлян. Антигитлеровская коалиция (1941 —1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы второй мировой войны. М., 1964, стр. 233.

5 The Goebbels Diaries 1942—1943, p. 271, 292.

6 W. Stand1eу, A. Agetоn. Admiral Ambassador to Russia, p. 347.

По возвращении в Лондон Идеи сообщил советскому послу, что американское правительство согласилось принять в качестве границы Польши на воет «линию Керзона» и передать ей Восточную Пруссию и Западную Сербию 1. Рузвельт соглашался рассматривать и прибалтийские страны 1б часть территории СССР, но заявил Идену, что необходимо «использовать наше согласие в качестве козыря, для того чтобы вынудить у России уступки» 2.

Относительно советско-финляндской границы Идеи во время перегов ров в Вашингтоне высказал мнение, что Советский Союз будет настаивать на границе 1940 г. и это «вполне резонно». Президент разделял точку зрения. Рузвельт и Иден согласились также, что Бессарабия является составной частью СССР, «так как она была русской территорией протяжении большей части своей истории» 3. Получило поддержку американского правительства и выдвинутое Советским Союзом предложение о необходимости после победы над фашистским блоком наказать главных военных преступников. Американский конгресс занимал положительную позицию в вопросе о продлении закона о ленд-лизе.

Таким образом, общие условия в США складывались в пользу дальнейшего углубления сотрудничества с СССР. Реалистически мыслящие государственные деятели и политики стремились подчеркивать общность задач, стоявших перед всеми участниками борьбы против держав оси.

Наиболее тесными в рамках антигитлеровской коалиции по-прежнему были связи между США и Великобританией. В 1942 г. окончательно завершилось оформление экономической структуры англо-американского союза. США оказали Великобритании существенную поддержку в момент нового обострения борьбы на атлантических коммуникациях. В конце марта 1943 г. Рузвельт заверил британского союзника, что США обеспечат всю намеченную Лондоном программу импорта на текущий год 4. Это решение, а также последовавшая передача Великобритании дополнительного количества торговых судов способствовали укреплению отношений двух держав. Значительно расширилось в этот период и военное сотрудничество. После длительных переговоров и трений США и Великобритания согласовали военную стратегию в войне с Германией и Италией.

Дальнейшее развитие получила практика координации политической и дипломатической деятельности США и Великобритании. Это было подтверждено визитом в американскую столицу (12—29 марта 1943 г.) британского министра иностранных дел Идена. Беседы с Иденом вели Рузвельт, Хэлл, Гопкинс и другие государственные деятели. В ходе переговоров состоялся откровенный обмен мнениями по важнейшим международным вопросам. Впервые были подробно обсуждены политические проблемы послевоенного устройства.

Хотя переговоры носили предварительный характер, были намечены некоторые согласованные действия. Так, 17 марта Гопкинс затронул вопрос о том, где будут находиться армии США, СССР и Великобритании в момент разгрома Германии. Он полагал, что американское и английское правительства должны выработать соответствующий план, а затем обсудить его с Советским правительством 5. Рузвельт, одобрив это предложение, уполномочил Хэлла проконсультироваться с военным министром Стимсоном, вступить в переговоры с англичанами, а затем, в случае достижения договоренности, поставить этот вопрос перед русскими 6.

1 АВП, ф. 059, оп. 10, п. 8, д. 64, лл. 104—105.

2 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца, т. 2, стр. 376.

3 FRUS. 1943, vol. Ill, p. 14.

4 R. Coakley, R. Leightоп. Global Logistics and Strategy 1943-1945

5 P. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца, т. 2, стр. 385.

6 FRUS. 1943, vol. Ill, p. 36

В соответствии с этим в дальнейшем и проводились двусторонние англо-американские переговоры по германскому вопросу. Согласованный проект был представлен Советскому правительству на Московской конференции министров иностранных дел в октябре 1943 г.1.

Как вся атмосфера вашингтонских переговоров, так и достигнутое предварительном порядке согласие по ряду, принципиальных вопросов /послевоенное сотрудничество, политика в отношении СССР, Германии и другие) указывали на весьма широкие масштабы англо-американских связей. Вместе с тем выявились и серьезные различия в подходе двух союзников к вопросам о будущей судьбе Франции колоний и некоторым дальневосточным проблемам.

Общие итоги визита Идена высоко оценивались в официальных кругах. Британская дипломатия, в частности, была удовлетворена признаками того, что США после войны не намерены возвращаться на позиции изоляционизма. В противном случае это привело бы, как не без оснований опасались в Лондоне, к распаду англо-американского союза. Идеи, по его собственным словам, был рад услышать заявление президента о том, что американские войска останутся в Германии после ее разгрома 2. Однако следует иметь в виду, что каждая из сторон рассматривала другую не только как партнера и союзника в войне против фашистского блока, но и как серьезного конкурента в борьбе за выгодные позиции в послевоенном мире. С приближением победы четче проявлялись империалистические противоречия между США и Великобританией.

Соотношение военных и экономических сил внутри англо-американского союза быстро менялось в пользу США. Их стремление использовать свой более высокий по сравнению с Великобританией потенциал для обеспечения доминирующего положения наглядно проявилось в вопросах разработки атомного вооружения. Вынужденное объединение усилий Великобритании с США в разработке атомной проблемы на равных началах к концу 1942 г. фактически было нарушено американской стороной 3. Руководители атомной программы в США старались всячески свернуть сотрудничество с англичанами. К декабрю 1942 г., указывал генерал Гровс, обмен информацией с англичанами «был практически прекращен» 4. Подобная ситуация вызвала беспокойство в правящих кругах Великобритании. Чтобы поправить положение, Черчилль обратился по этому вопросу к Рузвельту. Он убеждал президента в необходимости изменить американский курс. Рузвельт на словах согласился обменяться информацией, но сотрудничество между западными союзниками в области атомной проблемы было восстановлено значительно позже на основе почти полного господства американцев 5.

Перевес в пользу более сильного партнера, обозначившийся в 1942 — 1943 гг., пока еще только начинал сказываться в сфере политики и военной стратегии. Механизм сотрудничества, особенно в войне против Германии и Италии, работал без особых перебоев.

Важное место во внешнеполитическом курсе США и Великобритании занимала проблема укрепления их позиций в странах Ближнего и Среднего Востока. Успех англо-американских войск в бассейне Средиземного моря во многом зависел от внутриполитической обстановки в этих странах. Между тем многочисленные данные подтверждали, что присутствие иностранных войск не вызывало широкой поддержки среди местного населения.

1 С. Нull. The Memoirs.Vol. 2. New York, 1948, p. 1285.

2 FRUS. 1943, vol. Ill, p. 26-27, 36.

3 W.Churchill. The Second World War, vol. IV, p. 341—342.

4 Л. Гровс. Теперь об атом можно рассказать, стр. 124.

5 Л. Поздеева. Англо-американские отношения в годы второй мировой войны 1941 — 1945, стр. 173, 179.

Личный представитель Рузвельта на Ближнем Востоке Г. Хoскинс сообщал, что арабское население Северной Африки не проявляет большой склонности к сотрудничеству с США. Это вынуждало американское руководство предпринимать шаги к установлению контактов с правителями ряда ближневосточных стран, на словах поддерживая их стремление к независимости. Военные, например генерал Дж. Паттон, также настаивали на этом. Находясь в Касабланке, Рузвельт выразил свои симпатии по поводу стремления марокканского народа к независимости и заявил о возможности американского участия в послевоенном развитии Марокко1 Конечно, американская дипломатия заботилась не только об укреплении политического тыла своей армии на время войны. Поддерживая на Ближнем и Среднем Востоке лозунги национально-освободительной борьбы и противопоставляя себя европейским колониальным державам, правящие круги США рассчитывали внедриться в традиционные сферы их влияния, занять важные для себя политические и экономические рубежи. Сильное влияние на американскую политику в этом районе мира оказывали крупные нефтяные компании, такие, как КАСОК («Калифор-ниа — Арабиен стандард ойл компани», в будущем — АРАМКО). Площадь концессий этой компании только в Саудовской Аравии равнялась территории почти двух американских штатов — Калифорнии и Орегона. По требованию нефтяных компаний американское правительство распространило на Саудовскую Аравию действие закона о ленд-лизе. Это решение обосновывалось и стратегическими мотивами. США планировали создать на Ближнем и Среднем Востоке базы военной и гражданской авиации, надеясь сохранить их и после окончания войны. Американская политика, писал 17 декабря 1942 г. политический советник госдепартамента У. Мэррей, должна учитывать, «что воздушные трассы будущего неизбежно пройдут через Саудовскую Аравию, и американская гражданская авиация займет, несомненно, одно из ведущих мест в послевоенный период...» 2.

Правящие круги Великобритании испытанным методом «разделяй и властвуй» также стремились укрепить свои позиции на Ближнем и Среднем Востоке. В интересах сохранения империи они продолжали щедро субсидировать феодально-монархические режимы арабских стран, заигрывали с движением арабов за единство. 24 февраля 1943 г. Идеи от имени своего правительства вновь подтвердил готовность Великобритании поддержать это движение. В Лондоне хотели если не приостановить, то хотя бы ограничить активность американцев на Ближнем и Среднем Востоке, прежде всего в нефтяных районах. Размеры английской финансовой помощи Саудовской Аравии к 1943 г. значительно превзошли американскую. Сити, как об этом свидетельствует ряд данных, рассчитывал поставить под свой контроль всю валютную систему этой арабской страны. Одновременно правительство Великобритании налаживало связи с реакционными сионистскими кругами. Однако в целом оно склонялось к дипломатическому урегулированию разногласий и надеялось путем соглашения с Вашингтоном по проблемам Ближнего и Среднего Востока гарантировать свои экономические и политические привилегии.

Политика правящих кругов США в районах Дальнего Востока была направлена на достижение разгрома Японии и установление господства во всем обширном районе Тихого океана и Азии. Большие надежды в этом отношении они связывали с гоминьдановским Китаем.

1 FRUS. 1943. Vol. IV. The Near East and Africa. Washington, 1964, p. 781 — 784; FRUS. The Conferences at Washington, 1941 — 1942, and Casablanca, 1943, p. 607, 692—693.

2 FRUS. 1942. Vol. IV. The Near East and Africa. Washington, 1963, p 556.

Американское правительство предпринимало различные меры к тому, чтобы укрепить режим Чан Кай-ши, удержать Китай в состоянии войны, не допустить заключения им мира с Японией. 11 января 1943 г. США и Англия подписали соглашения с Китаем, по которым отказались от прав экстерриториальности на китайской территории. Однако необходимо учитывать, что к моменту подписания этих соглашений японцы уже захватили Шанхай, Амой и другие важные районы Китая. Ни американцы, ни англичане уже практически не могли осуществлять там своих прав, и соглашения, таким образом, представляли собой лишь обещания на будущее. Чан Кай-ши получал также военную и финансовую помощь. Военная миссия генерала Стилуэлла разработала детальные планы вооружения и реформы гоминьдановской армии, активизации ее действий против японских войск. Однако до конца 1942 г. американцам так и не удалось побудить гоминьдан к развертыванию крупных операций против японских войск.

Чтобы расширить военно-стратегическое влияние на весь бассейн Тихого океана, военные и гражданские ведомства Вашингтона устремили свои взоры на острова Полинезии, Микронезии и Меланезии. Американский дипломат У. Буллит писал в этой связи 17 декабря 1942 г. Рузвельту: «...мы| должны захватить как можно больше, ибо каждый пригодный для сооружения аэродрома остров является в наши дни непотопляемым авианосцем» 1.

В планы США входило намерение не допустить восстановления в прежних масштабах колониальных империй Великобритании, Франции и других европейских держав, распространить и закрепить в их колониях свое влияние. Американские предложения об опеке имели в виду именно эту цель. Официально они впервые были выдвинуты представителями США в переговорах с Иденом в марте 1943 г.2.

Действия американских правящих кругов, намечавшийся союз Вашингтона с Чунцином не могли не вызвать разногласий между США и Великобританией по вопросам политики и стратегии в Азии. Однако правящие круги этих стран стремились не доводить их до сильного обострения. Подтверждением такого курса явилась, в частности, миссия У. Филлипса в конце 1942 г., направленного в Индию в качестве личного представителя президента. Ему предписывалось лишь «осторожно обсудить» индийскую ситуацию с британскими властями, ни в коем случае не оказывать нажима, не действовать вразрез с основной линией англоамериканского сотрудничества 3.

Целью британской политики на Дальнем Востоке было стремление вернуть свои утраченные владения. Опасаясь возможного союза США с Китаем, британское правительство старалось задержать такое сближение. Лондон также заключил договор с Чунцином, в соответствии с которым Великобритания отказалась от своих прав экстерриториальности в Китае. В то же время Форин офис активно противодействовал китайским попыткам дипломатического вмешательства в англо-индийский конфликт.

С началом коренного перелома в ходе войны все более актуальным становился вопрос о форме проектируемой организации по обеспечению чира и безопасности в послевоенное время. Точка зрения правительства США сводилась к тому, чтобы создать всемирную организацию. Все Объединенные нации должны были стать членами единого органа — Генеральной Ассамблеи, но основные решения мог выносить исполнительный совет в составе четырех держав (США, СССР, Великобритания и Китай) 4.

1 For the President. Personal and Secret. Correspondence between Franklin D. Hoosevelt and William С Bullitt. Boston, 1972, p. 574—575.

2 A. E d e n. The Memoirs. The Reckoning. London, 1965, p. 378—379

3 FRUS. 1942. Vol. I. General. The British Commonwealth. The Far East. Washington, 1960, p. 747 — 748.

4 H. Feis. Churchill— Roosevelt — Stalm. London, 1957, p. 121.

Присоединившись к выдвинутому Советским Союзом предложению о Heoбходимости создания взамен обанкротившейся Лиги наций новой международной организации по поддержанию мира и безопасности, правящие круги Вашингтона рассчитывали занять в ней господствующее положение. В штабе армии США полагали, что военные усилия позволят Соединенным Штатам добиться того, чтобы их требования «уважались за столом мирных переговоров» 1.

На позицию США по вопросу о послевоенном устройстве мира оказы вали влияние многие факторы, и не в последнюю очередь участие СЩд в антигитлеровской коалиции. В сознании широких масс американского народа, боровшегося вместе с народами СССР, Великобритании и других стран против агрессоров, все более утверждалась идея необходимости проведения коллективных мер по обеспечению послевоенного мира. Это оказывало воздействие на американское правительство. Информируя 31 марта 1943 г. советского посла в США М. М. Литвинова о беседах американских руководителей с Иденом, Хэлл подчеркнул стремление своего правительства сотрудничать с Советским Союзом и в послевоенный период 2. К числу тех, кто реалистически оценивал роль СССР в послевоенном мире относились президент Рузвельт, Гопкинс, а также генерал Д. Бэрнс, ведавший делами американской миссии по ленд-лизу в Москве. Дж. Дэвис, в прошлом посол в СССР, полагал, что достижение соглашения с Советским Союзом, которое устранило бы по возможности спорные вопросы и открыло путь к прочному миру, является выгодным для США.

Вместе с тем некоторая часть правящих кругов США отстаивала и иной путь послевоенного устройства — курс на «холодную войну», как его назвали впоследствии. Буллит, например, настоятельно рекомендовал Белому дому идею военно-политического объединения США и стран Западной Европы. К моменту краха нацистской Германии, писал он Рузвельту 29 января 1943 г., США должны быть достаточно сильными, чтобы «противостоять возможному советскому вторжению» 3. Америка, считал он, должна располагать необходимой силой 4.

Правительство Великобритании в принципе одобряло план международной организации. 4 февраля 1943 г. английскому послу в СССР А. Керру было поручено поставить перед Москвой вопрос о желательности продолжения сотрудничества трех держав (США, Великобритании и СССР) и после окончания военных действий 5. Жизненную необходимость упрочения отношений между государствами антигитлеровской коалиции отстаивали видные представители правящего класса. Лорд Бивербрук, например, писал 10 февраля 1943 г., что путь союза с Россией дает «лучшую и единственно возможную надежду на прочный мир после достижения полной победы» 6.

Однако внутри предполагаемой международной организации английская дипломатия не прочь была создать различные политические противовесы Советскому государству. Англия, заявил Идеи Рузвельту и Гопкинсу 14 марта, «вероятно, будет слишком слаба, чтобы в одиночку противостоять России на дипломатическом фронте» 7. Форин офис стремился к созданию «контрбалансов» Советскому Союзу (западноевропейский союз, например).

1 К. Со1еgгоve. The American Senate and the World Peace. New York, 1944, p. 117.

2 H. Feis. Churchill . Roosevelt — Stalin, p. 125.

3 For the President, p. 583.

4 Ibid., p. 588—590.

5 L. Woodward. British Foreign Policy in the Second World War, vol. lb p. 550—551.

6 Цит. по: A. Taylor. Beaverbrook. London, 1972, p. 524

7 FRUS. 1943, vol. III, p. 13.

Особую активность проявлял Черчилль. Подробный проект европейского объединения, включавшего скандинавский, дунайский и балканский блоки, был развит им в Адане 31 января 1943 г. после переговоров с турецкими лидерами1. В своих выступлениях премьер-министр говорил о создании «Совета Европы» и «Совета Азии», лишь мимоходом упоминая о международной организации. Основной упор он делал на идею региональных союзов 2.

Эти планы пришлись не по вкусу Вашингтону, ибо они были нацелены не только против СССР, но и против американских претензий на гегемонию в Европе и других районах мира. Кроме того, предложив учредить «Совет Азии», Черчилль не назвал Китай в числе великих держав. Рузвельт и Хэлл немедленно объявили Идену, что считают это серьезной ошибкой. Спустя несколько дней британский министр иностранных дел счел необходимым исправить неблагоприятный политический резонанс, вызванный заявлением своего премьер-министра. Выступая в Аннаполисе, Иден в числе великих держав Объединенных наций упомянул и Китай 3.

Таким образом, политика США и Великобритании зимой 1942/43 г., основанная прежде всего на стремлении обеспечить достижение своих империалистических целей, учитывала возраставшую роль и значение Советского Союза, активные действия и титанические усилия которого сыграли решающую роль в коренном изменении хода всей второй мировой войны. Объективная необходимость упрочения антифашистской коалиции вынуждала руководителей союзных стран идти на дальнейшее сближение с Советским Союзом и согласовывать с ним свои действия по борьбе с общим врагом. Однако этот положительный процесс проходил в условиях сложной борьбы по ряду политических и стратегических вопросов и еще не привел на данном этапе войны к решению главного из этих вопросов — активной подготовке и определению конкретных сроков открытия второго фронта в Западной Европе.

Оглавление. Коренной перелом в войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.