Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Внешняя политика Италии в начале поражения во второй мировой войне

Зимой 1942/43 г. Муссолини и его ближайшее окружение, как уже отмечалось, пытались найти выход из критического положения, в котором оказалась Италия, в прекращении войны с Советским Союзом. Во внешней политике Италии наметилась и другая линия: добиться сепаратного мира с западными державами на антисоветской основе. Такого взгляда придерживалась большая часть правительства, дипломатического корпуса, промышленных кругов. Он в определенной мере совпадал с политическим курсом других стран фашистского блока, и на этой почве между ними велись переговоры. Румынское правительство, например, искавшее возможностей установить контакты с западными державами через Лиссабон, Мадрид, Анкару, Стокгольм, Ватикан 1, хотело привлечь к участию в этом и Италию.

В январе 1943 г. румынский министр иностранных дел М. Антонеску через итальянского посланника в Бухаресте Р. Бова Скоппу сообщил о желании своего правительства пойти на мирные переговоры с западными державами и предложил итальянскому правительству вести их совместно. По мнению Антонеску, заключение сепаратного мира с Румынией и Италией было бы выгодно Великобритании и США, так как создавало дополнительную возможность помешать продвижению Советской Армии в Центральную Европу 2.

Критическое положение Италии заставляло Чиано маневрировать. Муссолини формально отверг предложение румынского правительства, хотя Чиано понимал, что дуче колеблется. Об этом свидетельствовал, в частности, тот факт, что в ходе обсуждения румынского предложения были намечены конкретные лица для осуществления контактов с англичанами и американцами: итальянские послы О. Пеппо — в Анкаре и А. Россо — в Мадриде 3.

Весной 1943 г. поддержкой итальянского правительства для заключения мира с западными державами пыталось заручиться и венгерское правительство. С этой целью в конце марта в Рим прибыл премьер-министр Каллаи. Однако ему также не удалось убедить Муссолини начать действовать в этом направлении. Вновь, как и в вопросе о заключении сепаратного мира с СССР, обнаружилась двойственная позиция дуче. С одной стороны, крайне трудная внутренняя обстановка, поражения на фронтах заставляли его искать спасения в заключении сепаратного мира. С другой,— чувствуя непрочность своего положения в стране и сознавая, что с заключением сепаратного мира он утратит поддержку гитлеровцев, Муссолини не решался пойти на этот шаг. Не случайно выход Италии из войны он связывал с согласием на это Германии 4.

1 A.Cretzianu. The Lost Opportunity, p. 89; R. Воva Sсоррa. Colloqui con due dittatori. Roma, 1949, p. 69—70.

2 R. Воva Scoppa. Colloqui con due dittatori, p. 72—76.

3 G. Воttai. Vent'anni e un Giorno (24 luglio 1943). Milano, 1949, p. 247; G. Сiano. Diano 1939—1943. Vol. II: 1941 — 1943. Milano, 1963, p. 273.

4 M. Кa11ay. Hungarian Premier: a Personal Account of a Nation's Struggle in the Second World War. New York, 1954, p. 154, 161, 162; Именно поэтому дуче и ого ближайшие единомышленники в официальных выступлениях изображали себя активными сторонниками продолжения войны. Так, в речи на совместном заседании законодательных комиссий фашистской корпоративной палаты 2 декабря 1942 г. Муссолияи говорил, что надо бороться плечом к плечу с Германией до окончательной победы, что Италия ведет «священную войну» и он отказывается говорить о мире (ИВИ. Документы и материалы, ф. 191, он. 286, д. 99, лл. 109—110, 115).

Тем не менее министр иностранных дел Италии дал указание продолжить переговоры с англичанами, начатые в ноябре 1942 г. послом в Лиссабоне Ф. Франсони. Итальянскую дипломатию интересовали следующие вопросы: согласятся ли союзники вести переговоры с Муссолини, если он порвет с немцами, будет ли в стране сохранен трон за савойской династией, сохранятся ли права Италии на Албанию, Триполитанию и Эритрею. Было высказано пожелание, чтобы в случае перемирия западные союзники высадили в Италии крупные силы в нескольких районах 1.

Действуя таким образом, Чиано выражал настроения монополистических кругов, которые были готовы, пожертвовав Муссолини, заключить мир с Великобританией и США. Эти настроения проявлялись в поступках и высказываниях ряда представителей крупного итальянского капитала. Так, Донегани в декабре 1942 г. выступил против проекта таможенного союза с Германией. Это было тем более знаменательно, что он являлся председателем химического и горнорудного треста «Монтекатини», тесно связанного с германскими монополистическими объединениями «ИГ Фар-бениндустри» и «Метальгезелынафт». 7 января 1943 г. Чиано записал в дневнике об откровенной беседе с Пирелли, в руках которого находилась вся резиновая промышленность страны. Тот считал, что война проиграна и пора приступить к переговорам с Великобританией и США 2. В марте 1943 г. В. Чини пытался доказать Муссолини, что безнадежное состояние итальянской экономики требует немедленного отхода от Германии. Тем не менее, как и Муссолини, Чини полагал, что сделать это можно лишь с согласия последней.

Весной 1943 г. заместитель министра иностранных дел Д. Бастианини, итальянский посол в Берлине Д. Альфьери, начальник генерального штаба В. Амброзио вновь безуспешно пытались уговорить Муссолини порвать с рейхом. При этом Альфьери сообщил, что некоторые нейтральные страны готовы взять на себя посредничество в переговорах с западными державами, а Бастиапини подтвердил существование реальных возможностей для таких переговоров. В марте 1943 г. заместитель Чиано добился назначения опытных дипломатов в сохранявшие нейтралитет Испанию, Турцию и Португалию 3.

Попытку взять инициативу переговоров в свои руки предприняли и представители командования вооруженных сил. В январе 1943 г. в Швейцарии контакты с англичанами устанавливал маршал П. Бадольо, отстраненный Муссолини с поста начальника генерального штаба после поражения итальянской армии в Греции. Через своего посредника он предлагал англичанам начать переговоры об объединении внутренних и внешних усилий, чтобы покончить с фашизмом в Италии. Правительство Великобритании решило оставить этот демарш Бадольо без ответа и не связывать себя обещаниями с отдельными деятелями, не выяснив, сколь значительны силы в стране, на которые они опираются 4.

1 М. Тоsсапо. Dal 25 lugiio all 8 settembre. Firenze, 1966, p. 146; J. Listоwel. Crusader in the Secret War. London, 1952, p. 119.

2 G. Ciano. Diario 1939—1943, vol. II, p. 267—268.

3 D. A1fieri. Deux dictateurs face a face. Rome— Berlin 1939 — 1943. Geneve — Paris, 1948, p. 324—325; B.Spampanato. Contromemoriale. Vol. III. Roma, 1952 p. 12.

4 FRUS. 1943. Vol. II. Europe. Washington, 1964, p. 320—321.

По-прежнему вел посредническую деятельность Ватикан. В феврале 1943 г. в Рим прибыл ньюйоркский архиепископ Ф. Спеллман, который наладил связи с заговорщиками против Муссолини, беседовал с королем, членами дипломатического корпуса, аккредитованного при Ватикане, а затем информировал папу Пия XII об итогах своих переговоров. Фактически он выполнял роль посредника между американским правительством, итальянскими оппозиционными кругами и папой. Результатом этой поездки явился выработанный Ватиканом и Вашингтоном план, предусматривавший заключение перемирия и свержение фашистского режима 1.

Итак, оставаясь в составе фашистского блока и внешне выражая верность принципам оси, правящая верхушка Италии в то же время вынашивала различные варианты выхода страны из войны. Одна группа считала необходимым заключить мир с Советским Союзом и сосредоточить силы на борьбе с Великобританией и США; другая обнаружила стремление к перемирию с западными союзниками, искала у них поддержки готовившемуся против дуче заговору.

Оглавление. Коренной перелом в войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.