Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Политические и военные цели стран-участников второй мировой войны в начале 1943 г.

Успехи Советской Армии зимой 1942/43 г., а также рост мощи Советских Вооруженных Сил позволили Верховному Главнокомандованию приступить к разработке крупных наступательных операций с целью освобождения оккупированных территорий и тем самым оказания помощи союзникам в общей борьбе с противником. Еще 30 января 1943 г. И. В. Сталин писал У. Черчиллю и Ф. Рузвельту: «Что касается Советского Союза, то я могу Вас заверить, что вооруженные силы СССР сделают все от них зависящее для продолжения наступления против Германии и ее союзников на советско-германском фронте» {85}.

Для решения основной политической задачи для данного периода войны — освобождения советской земли от немецко-фашистских захватчиков — Советская Армия должна была нанести мощные удары по главным группировкам противника, с тем чтобы еще шире развернуть массовое изгнание врага с оккупированной территории, освободить от фашистского ига миллионы советских людей, возвратить важные экономические районы. Эти цели были положены в основу разработки плана дальнейшего ведения войны.

Митинг в США, посвящённый сбору средств на закупку оборудования для советского госпиталя. 1943 г.
Митинг в США, посвящённый сбору средств на закупку оборудования для советского госпиталя. 1943 г.

Ставка Верховного Главнокомандования намечала приступить летом 1943 г. к проведению широких наступательных операций, нанося главный удар на юго-западном стратегическом направлении и второй удар — на западном. Этими ударами предполагалось разгромить основные силы групп армий «Юг» и «Центр», сокрушить вражескую оборону на огромном фронте от Смоленска до Черного моря, освободить важнейшие экономические районы Левобережной Украины, завершить освобождение районов Центральной России и всего Северного Кавказа, преодолеть крупный стратегический рубеж — реку Днепр.

Первоначально намечалось, что советские войска первыми начнут наступление. Однако поступившие достоверные данные о планах гитлеровского [35] командования, стремившегося вновь овладеть стратегической инициативой, поставили под сомнение целесообразность таких действий. В середине апреля Ставка Верховного Главнокомандования приняла предварительное решение: основные усилия сосредоточить в районе Курска, где готовились удары немецко-фашистских войск, выждать, когда они развернут наступление, и в ходе оборонительного сражения обескровить их ударные группировки, создав тем самым благоприятные условия для перехода Советской Армии в контрнаступление и общее стратегическое наступление.

Замысел Ставки Верховного Главнокомандования отличался решительностью целей, новизной и оригинальностью. Для отражения третьего наступления вермахта и проведения крупных наступательных операций предусматривалось привлечь большие силы и средства. На достижение поставленных задач мобилизовывалась вся мощь социалистического государства.

Политические цели и стратегические замыслы США и Англии на 1943 г. определялись интересами правящих классов, которые выражались в намерениях создать условия для господства западных держав в послевоенном мире; политика и стратегия западных союзников не были направлены к быстрейшему разгрому фашистского блока.

Используя относительную стратегическую свободу действий, поскольку основные группировки вермахта находились на советско-германском фронте, англо-американское командование стремилось прежде всего укрепить свои позиции в Северной Африке и на Тихом океане, предпринять вторжение в Италию. Конференция глав правительств и высших военных руководителей США и Англии, которая состоялась в Вашингтоне в мае 1943 г., подтвердила и конкретизировала решение, принятое в Касабланке в начале года, о сосредоточении главных усилий на Средиземноморском театре и перенесении сроков открытия второго фронта (операция «Оверлорд») с 1943 г. на весну 1944 г.

Первым объектом наступления союзных войск намечался остров Сицилия. Англо-американское командование рассматривало этот остров как удобный плацдарм для развертывания действий в Италии или осуществления вторжения на Балканы. Овладев Сицилией, союзники получали возможность обеспечить средиземноморские коммуникации и придвинуть свои авиабазы к жизненно важным центрам противника {86}. Сосредоточение усилий в Средиземноморье не угрожало непосредственно рейху и поэтому не создавало больших затруднений для немецко-фашистского командования в войне против СССР. В то же время оно означало дальнейшее затягивание сроков открытия второго фронта. Один из авторов многотомного труда «Американская армия во второй мировой войне» М. Мэтлофф, анализируя итоги англо-американской конференции в Касабланке, писал: «Реальные перспективные планы разгрома держав «оси» разработаны не были. Вопрос об операциях в Азии и о форсировании Ла-Манша был просто оставлен открытым до новых переговоров. Союзники достигли, правда, соглашения о дневных и ночных совместных бомбардировках территории Германии, но оно не было тесно увязано с операциями на Средиземноморском театре и с форсированием Ла-Манша» {87}.

Избрав Средиземноморье в качестве основного района наступательных действий, правящие круги западных держав рассчитывали добиться быстрого продвижения союзных войск в Италии, проникнуть в Юго-Восточную Европу и обеспечить себе господствующее положение в этом районе. Учитывалось и то, что наступление англо-американских войск [36] в Сицилии и на Апеннинском полуострове не встретит сильного противодействия немецких вооруженных сил. В подготовленном 30 мая документе «Замечания об обстановке» Черчилль писал: «Предстоящие крупные сражения на русском фронте должны поглотить все их главные силы. Если немцы не предпримут наступления, то это, несомненно, сделают русские, и они даже могут предвосхитить действия своего противника. Мы не можем предсказать результаты этих сражений, но нет никаких оснований предполагать, что условия сейчас менее благоприятны для русских, чем они были в это время в прошлом году. Поэтому следует считать маловероятным: а) что немцы попытаются завязать крупное сражение в Сицилии или б) что они пошлют сильную группировку войск на юг Италии» {88}.

В буржуазной историографии второй мировой войны содержатся утверждения о якобы имевшихся серьезных англо-американских разногласиях относительно того, куда направить главные усилия западных держав в 1943 г. На самом деле принципиальных разногласий не было. Правда, правящие круги США боялись опоздать с вторжением в Западную Европу и упустить возможность для установления в ней своего господства. Однако весной 1943 г. они еще считали целесообразным продолжать средиземноморскую стратегию.

Англо-американские планы на 1943 г. предусматривали усиление совместных воздушных бомбардировок Германии с целью расстройства ее военной экономики и подавления морального духа немецкого народа.

На коммуникациях в Атлантике предполагалось продолжать совершенствование противолодочной обороны и вести энергичную борьбу с подводными лодками противника всеми имеющимися средствами.

Тихий океан, Восточная и Юго-Восточная Азия, по оценке союзников, оставались в 1943 г. второстепенными театрами военных действий. Замысел союзного командования, касавшийся этого района, заключался в том, чтобы провести операции, которые «должны быть направлены к оказанию давления на Японию, удержанию инициативы и обеспечению готовности к общему наступлению против Японии сразу же после разгрома Германии» {89}. Намечалось изгнать японские войска с Алеутских островов, осуществить наступление на Маршалловы и Каролинские острова, а также предпринять наступление на Рабаул и вести активные действия в Бирме. В качестве первостепенной задачи выдвигался «план развертывания воздушных перевозок в Китай и накопление сил авиации внутри Китая» {90}. В конечном итоге США и Англия рассчитывали устранить в странах Тихоокеанского бассейна, Восточной и Юго-Восточной Азии господствующее положение Японии и утвердить над ними собственное господство.

Гитлеровское руководство основными политическими целями на лето и осень 1943 г. ставило: сохранение господства над порабощенными народами и государствами, максимальную мобилизацию людских и материальных ресурсов для продолжения борьбы, укрепление фашистской коалиции, достижение поворота в развитии войны в свою пользу. Как отмечал в своем дневнике Геббельс, Гитлер на совещании нацистских руководителей заявил, что целью борьбы по-прежнему является образование единой Европы, которая может быть четко организована только немцами. Он заверил, что настанет время, когда Германия будет господствовать над всей Европой {91}.

Стратегические расчеты немецко-фашистского командования строились с учетом того, что западные союзники не откроют второй фронт в 1943 г. 19 мая на очередном совещании в ставке Гитлер [37] утверждал: «На западе ничего не случится: в этом я полностью убежден» {92}. Военное и политическое руководство Германии, стремясь упредить удары советских войск, сосредоточило главнейшие усилия на подготовке и проведении «решительного наступления» на Востоке. Крупную наступательную операцию предполагалось осуществить на курском направлении. Основной замысел операции, получившей кодовое наименование «Цитадель», заключался в том, чтобы разгромить главные силы советских войск на центральном участке фронта, овладеть стратегической инициативой, изменить ход борьбы в свою пользу и создать предпосылки для победоносного ведения войны. Летнему наступлению вермахта на советско-германском фронте придавалось не только важнейшее стратегическое, но и решающее политическое значение {93}.

Гитлеровское верховное главнокомандование считало вполне вероятным развитие наступления англо-американских вооруженных сил на Средиземноморском театре военных действий и предусматривало проведение в этом районе оборонительных мероприятий. Однако, приняв решение о сосредоточении основных сил на советско-германском фронте, оно не могло выделить достаточных сил и средств для ведения активных боевых действий в бассейне Средиземного моря {94}.

Руководство фашистской Германии не исключало, что в Италии может измениться обстановка, в результате чего итальянский союзник прекратит сопротивление и вступит в соглашение с западными державами с целью выхода из войны. Учитывая это, оно еще в мае разработало несколько вариантов плана ведения войны на Средиземноморском театре. Один из этих вариантов предусматривал прочную оборону всей Италии и Греции, два других — или вывод немецких войск из Италии, или уход их с части итальянской территории и занятие обороны по отрогам Северных Апеннин. Оставление Италии было для Германии невыгодно. Германия теряла ресурсы этой страны, а союзники получали возможность создать авиабазы вблизи границ рейха. Кроме того, потеря Италии могла стать прецедентом для других европейских участников фашистского блока и побудить их к выходу из войны, а также, возможно, послужить толчком для изменения позиции Турции. Поэтому варианты полного или частичного вывода с территории Италии немецких войск разрабатывались лишь на случай крайне неблагоприятного развития событий.

Немецко-фашистское руководство с опасением относилось к попыткам Англии и США привлечь на свою сторону Турцию и использовать ее вооруженные силы для вторжения на Балканы.

Правящие круги Италии в планировании вооруженной борьбы по-прежнему исходили из установок гитлеровской политики и стратегии. Надеясь еще как-то выйти из создавшегося трудного положения, Муссолини полагал, что англосаксы серьезно не думают о вторжении на Апеннинский полуостров, а их возможная попытка высадить десанты на Сицилию и Сардинию «обречена на провал» {95}.

Весной 1943 г. высшее политическое и военное руководство империалистической Японии приняло решение перейти к стратегической обороне на Тихом океане, удерживая ранее захваченные позиции, намечало упрочить свое положение в Восточной и Юго-Восточной Азии. [38]

Стратегическим планом японского командования, принятым в марте и уточненным в мае, предусматривалось организовать оборону на Тихом океане по линии островов Атту, Кыска, Уэйк, Маршалловы, Гилберта, архипелаг Бисмарка, Новая Гвинея и Индонезия. Особое внимание при этом уделялось удержанию района Южных морей, а также Марианских и Каролинских островов. На случай если бы союзные вооруженные силы на Тихом океане перешли в наступление, намечалось комбинированными действиями базовой авиации, подводных лодок и ударных соединений флота уничтожить прежде всего авианосцы противника, а затем транспорты и десантные суда с войсками и не допустить высадки морских десантов на острова. Если бы предотвратить высадку не удалось, планировалось контрударами сдержать наступающие войска и воспрепятствовать созданию противником военно-морских и военно-воздушных баз в Тихоокеанском бассейне.

В Китае японское командование предполагало ограничиться проведением частных операций с целью улучшения своих коммуникаций. Оно ставило задачу захватить железные дороги, связывающие Центральный и Южный Китай, и провести наступление против 8-й и Новой 4-й армий.

Таким образом, политические цели и стратегические планы Советского Союза отличались активностью и решительностью. Планы западных держав на дальнейшее ведение войны показывают, что союзники по-прежнему занимали выжидательные позиции и предполагали развертывать военные действия сравнительно небольшими силами. Фашистская Германия ставила цель изменить ход войны в свою пользу и планировала крупное наступление на советско-германском фронте. Япония переходила к стратегической обороне.

* * *

К весне 1943 г. военно-политическая обстановка в мире коренным образом изменилась в пользу антигитлеровской коалиции. Возросший военно-экономический потенциал и мощь вооруженных сил входивших в нее государств обеспечивали превосходство над фашистским блоком. Выдающиеся победы Советской Армии свидетельствовали о том, что вермахту можно наносить сокрушительные поражения. Ряд успешных операций был проведен вооруженными силами западных союзников.

Внутреннее и международное положение входивших в фашистский блок государств ухудшилось. Нарастали противоречия между ними. Союзники фашистской Германии в Европе начали искать пути выхода из войны. Военная экономика Германии и союзных ей стран с трудом удовлетворяла растущие потребности вооруженной борьбы.

Однако мощь фашистского блока оставалась огромной. Для продолжения войны гитлеровское руководство прибегло к тотальной мобилизации людских и материальных ресурсов рейха и завоеванных территорий; беспощадно эксплуатировало десятки миллионов людей. Правящая немецко-фашистская клика еще определяла политику государств агрессивного блока и принимала все меры к тому, чтобы укрепить его. Она не теряла надежды на победоносное окончание войны и наметила провести летом 1943 г. третье крупное наступление вермахта на Востоке, с тем чтобы повернуть ход войны в свою пользу.

У стран антигитлеровской коалиции имелись благоприятные возможности для успешного ведения войны и полного разгрома фашистских агрессоров. Достижение этой цели могло быть ускорено, если бы все участники коалиции направляли максимальные усилия на развертывание вооруженной борьбы против фашистского рейха на главных направлениях и западные союзники открыли бы второй фронт в Европе. Однако разработанные [39] США и Англией планы не предусматривали решения этой важнейшей задачи, а заключались в проведении наступательных действий в районах, расположенных далеко от главных жизненно важных центров Германии. С иных позиций подходил к решению вопросов планирования и ведения войны Советский Союз. Социалистическое государство мобилизовало всю свою мощь для нанесения сокрушительных ударов по врагу. Широкие наступательные операции Советской Армии должны были стать важным этапом на пути к достижению главной военно-политической цели — разгрому нацистской Германии и освобождению народов Европы от фашистского ига. Все это делало неизбежным дальнейшее нарастание размаха и напряжения борьбы на советско-германском фронте.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.