Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Победа над немцами на Кавказе. Захват плацдарма в Крыму

Успешное наступление Советской Армии на Левобережной Украине, освобождение северного побережья Азовского моря ставило немецко-фашистские войска на Таманском полуострове в изолированное положение. Создавались благоприятные условия для перехода Северо-Кавказского фронта в наступление против таманской группировки противника. Вместе с тем по мере продвижения Южного и Юго-Западного фронтов все более назревала необходимость очистить от фашистов Черноморское побережье в районе Новороссийска, лишить их военно-морских баз в северо-восточной части Черного моря, изгнать гитлеровцев с Таманского полуострова, где сковывались силы целого фронта, и тем самым создать необходимые предпосылки для освобождения Крыма. Для осуществления этих задач Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение провести Новороссийско-Таманскую операцию, которая являлась частью сражений, развернувшихся на южном крыле советско-германского фронта.

Таманский плацдарм в некоторой степени уже терял для вермахта прежнее значение как исходный район для наступления. Однако он приковывал немалые силы советских войск и прикрывал подступы к Крыму [219] с востока, а имевшиеся на Таманском полуострове порты облегчали действия фашистов на морских коммуникациях и ограничивали действия Черноморского флота. Кроме того, враг мог использовать развитую аэродромную сеть на Тамани и в Крыму для нанесения ударов с воздуха по районам добычи нефти на Кавказе и крупным промышленным объектам на юге Украины. Поэтому нацистское командование стремилось как можно дольше удерживать Таманский полуостров и укрепляло на нем свои позиции.

Артисты Свердловского театра комедии на митинге по случаю передачи фронту танков, построенных на личные сбережения. 1943 г.
Артисты Свердловского театра комедии на митинге по случаю передачи фронту танков, построенных на личные сбережения. 1943 г.

Северо-Кавказскому фронту в начале сентября противостояла 17-я полевая армия, в составе которой были два армейских, горнострелковый и кавалерийский корпуса (девять пехотных, три горнострелковые, две легкопехотные, кавалерийская и авиаполевая дивизии) {573}, четыре группы до полка каждая и несколько отдельных команд. В армии насчитывалось более 400 тыс. солдат и офицеров, 2860 орудий и минометов, свыше 100 танков и штурмовых орудий, 300 боевых самолетов. Используя выгодные условия местности, командование 17-й армии создало на полуострове мощную оборону, опиравшуюся на господствующие высоты и другие естественные препятствия.

Северо-Кавказскому фронту предстояло преодолеть Голубую линию — оборонительный рубеж, который состоял из двух полос общей глубиной 20 — 25 км. Каждая из них оборудовалась опорными пунктами, насыщенными дотами, дзотами, пулеметными площадками, связанными между собой развитой сетью траншей и ходов сообщения. Главная полоса обороны глубиной 5 — 7 км состояла из трех-четырех позиций и прикрывалась сплошными минными полями и тремя — шестью рядами проволочных заграждений. Ее передний край проходил по рекам Курка, Кубань, Адагум и далее по рубежу восточнее Молдаванское, Неберджаевская, Новороссийск. В 10 — 15 км от него находилась вторая полоса. Кроме того, в глубине были подготовлены три рубежа и отсечные позиции. Общая глубина обороны достигала 60 км.

Фланги Голубой линии упирались в Азовское и Черное моря. Северный участок (56 км) изобиловал болотистыми низменностями, плавнями, лиманами, реками и ручьями. С фронта он прикрывался прикубанскими пливнями, что резко ограничивало действия наступающих войск, особенно подвижных соединений. Центральный участок (32 км), как наиболее удобный для наступления, был укреплен особенно сильно. Большое количество опорных пунктов и узлов обороны располагалось в станицах, хуторах и на господствующих высотах. Главные узлы обороны находились в районе станицы Киевское. Мощные опорные пункты имелись в станицах Молдаванское и Неберджаевская. Они прикрывали дороги на Тамань и Новороссийск и преграждали путь к центру Таманского полуострова. Южный участок Голубой линии (25 км) проходил по труднодоступной горно-лесистой местности.

Считая Новороссийск ключом обороны всего Таманского полуострова, командование вермахта приложило большие усилия для превращения города и окрестных высот в неприступную крепость. Дома и целые кварталы гитлеровцы подготовили к обороне как опорные пункты, улицы перекрыли баррикадами и простреливали огнем из амбразур, оборудованных в каменных постройках. Большая часть зданий была заминирована. О степени минирования Новороссийска можно судить по такому факту: только в первые дни после его освобождения советские саперы обнаружили и обезвредили 29 тыс. мин. Фашисты сильно укрепили доступную для наступления полосу местности между портом и горами шириной [220] до 1000 м. Опасаясь высадки морского десанта в Новороссийском порту, они создали на подступах к городу с моря мощную противодесантную оборону. Подходы к порту со стороны моря прикрывались минными заграждениями, огнем артиллерии, минометов и плотным огнем стрелкового оружия. Вход в порт был пристрелян артиллерией и преграждался боносетевыми заграждениями. Новороссийск обороняли 73-я пехотная, 4-я горнострелковая, часть сил 101-й легкопехотной немецких дивизий, 1-я горнострелковая дивизия румын. Морские коммуникации между Крымом и таманским плацдармом обеспечивали военно-морские силы, базирующиеся в портах Крыма и Таманского полуострова.

Надеясь на непреодолимость оборонительного рубежа на правом фланге (господствующие высоты, прочно укрепленный Новороссийск) и на левом (приазовские плавни), фашисты сосредоточили основные силы 17-й армии на прикрытии центрального участка Голубой линии.

Тяжелая обстановка, сложившаяся на восточном фронте в результате успешного развития стратегического наступления Советской Армии, вынудила руководство вермахта пересмотреть планы в отношении кубанского плацдарма. В приказе ставки об отходе с этого плацдарма и обороне Крыма от 4 сентября Гитлер потребовал от командующего группой армий «А» к 10 сентября доложить свои соображения и расчет времени по отводу 17-й армии.

В приказе перечислялись меры по варварскому разрушению объектов и опустошению оставляемой территории. В нем указывалось: «а) все сооружения, жилые здания, дороги, постройки, плотины, которые противник может использовать в своих интересах, должны быть разрушены на длительное время; б) все железные дороги, в том числе полевые, должны быть демонтированы или полностью разрушены; в) все бревенчатые покрытия дорог привести в негодность или убрать; г) все находящиеся на кубанском плацдарме сооружения для добычи нефти должны быть полностью уничтожены; д) порт Новороссийск следует так разрушить и заминировать, чтобы русский флот длительное время не мог пользоваться им; е) к мероприятиям по разрушению относится также установка в широких масштабах мин, в том числе замедленного действия, и др.; ж) противнику должна достаться на длительное время полностью непригодная для использования и жилья пустыня, где на протяжении месяцев будут взрываться мины». Приказ требовал «беспощадного» привлечения гражданского населения для выполнения этих задач {574}.

Советское командование знало о планах врага. 9 сентября Военному совету Северо-Кавказского фронта стало известно, что 17-я армия получила приказ оставить Таманский полуостров. Переход советских войск в решительное наступление против таманской группировки сорвал планомерную эвакуацию врага с кубанского плацдарма. Начавшаяся подготовка к отходу существенно не повлияла на боеспособность 17-й армии. Все ее соединения в начале сентября оставались на Таманском полуострове, так как практических мероприятий по отводу войск и техники еще не проводилось.

Завершение освобождения Кавказа Ставка Верховного Главнокомандования возложила на Северо-Кавказский фронт (9, 18, 56 и 58-я {575}, 4-я воздушная армии), которым командовал генерал И. Е. Петров. Всего в его войсках насчитывалось 317 421 человек, 4435 орудий и минометов, [221] 314 танков и самоходно-артиллерийских установок {576}, 599 боевых самолетов (без По-2 — 84 самолета). В оперативном подчинении фронта находились Черноморский флот — командующий вице-адмирал Л. А. Владимирский и Азовская военная флотилия — командующий контр-адмирал С. Г. Горшков. Северо-Кавказский фронт уступал противостоящему противнику в 1,3 раза в личном составе и превосходил его в 1,6 раза в орудиях и минометах, в 3,1 — в танках и САУ, в 2 — в самолетах.

На правом крыле фронта прикрывала побережье Азовского моря на участке от Маргаритовки до Агуева 58-я армия — командующий генерал К. С. Мельник; от Агуева по побережью Азовского моря и далее по рекам Курка и Кубань в полосе 40 км была развернута 9-я армия — командующий генерал А. А. Гречкин. На центральном участке фронта протяженностью 30 км (правый берег Адагума, Неберджаевская) действовала 56-я армия — командующий генерал А. Гречко. На левом крыле фронта, на участке Неберджаевская, цементный завод «Октябрь», Мысхако (Малая земля), занимала 29-километровую полосу 18-я армия — командующий генерал К. Н. Леселидзе.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками Северо-Кавказского фронта задачу прорвать Голубую линию, рассечь вражескую группировку на части и стремительным выходом к переправам через Старую Кубань отрезать пути отхода на Керченский полуостров, окружить и уничтожить ее.

Прорыв Голубой линии на центральном участке представлял большие трудности, так как он был сильно укреплен. Из-за заболоченной местности нельзя было ожидать успеха и на ее северном участке. Оставался для нанесения удара правый фланг обороны противника, включавший район Новороссийска. Хотя здесь горно-лесистая местность препятствовала действиям танков и артиллерии, командующий фронтом все же принял решение нанести главный удар на новороссийском направлении. Овладение Новороссийском, перевалами Неберджаевский и Волчьи Ворота ослабляло всю систему обороны врага, а также позволяло советским войскам выйти во фланг и тыл главным силам 17-й армии и развернуть наступление в глубь Таманского полуострова. Удар на Новороссийск давал возможность сухопутным силам тесно взаимодействовать с Черноморским флотом. Кроме того, при выборе направления главного удара учитывался фактор внезапности: немецко-фашистское командование считало свои позиции в районе Новороссийска неприступными и поэтому меньше всего ожидало наступления на этом участке фронта. Подготовка к прорыву Голубой линии и последующему разгрому немецко-фашистской группировки на Тамани заняла август и начало сентября 1943 г.

Замысел Новороссийско-Таманской операции состоял в том, чтобы ударами 18-й армии и кораблей Черноморского флота на Новороссийск и далее на Верхнебакамкий и Анапу, 56-й армии на Гладковскую и Гостагаевскую, 9-й армии на Темрюк и Варениковскую рассечь войска 17-й армии и отрезать ей пути отхода к Керченскому проливу. Наступление войск фронта поддерживали 4-я воздушная армия под командованием генерала К. А. Вершинина и авиация Черноморского флота — командующий генерал В. В. Ермаченков.

Важнейшей составной частью, первым этапом Новороссийско-Таманской операции должна была стать Новороссийская операция, проводимая 18-й армией и Черноморским флотом. По решению командующего фронтом для осуществления этой операции создавались две сухопутные группы (восточная и западная) и группа действия в составе морского [222] десанта. Восточная сухопутная группа должна была при содействии десанта, высаживаемого в тыл противника, прорвать оборону у цементного завода «Октябрь» и очистить от гитлеровцев район цементного завода «Пролетарий», захватить поселок Адамовича Балка и в дальнейшем наступать на предместье Мефодиевский и перевал Маркотх. Западная сухопутная группа, начальником которой был назначен генерал Н. А. Шварев, наступала с плацдарма Мысхако. Ей предстояло атаковать Новороссийск с юга и во взаимодействии с 255-й морской стрелковой бригадой, высаженной с моря, очистить западную часть города, в дальнейшем совместно с десантными и другими войсками полностью освободить город Новороссийск.

Черноморскому флоту было приказано подготовить и высадить десант в Новороссийском порту, в последующем во взаимодействии с 18-й армией освободить порт и город Новороссийск. Предусматривались прорыв торпедных и сторожевых катеров непосредственно в порт для подавления торпедами огневых точек противника на берегу, причалах и высадка штурмовых групп. Затем должна была производиться высадка двух эшелонов десантных войск при поддержке артиллерии и авиации.

Десантные войска намечалось высадить на западное и северо-восточное побережье Цемесской бухты, а также непосредственно в порт. Всего в морской десантной группе насчитывалось 6480 человек, 41 орудие, 147 минометов и 53 станковых пулемета.

255-й морской стрелковой бригаде ставилась задача овладеть западным берегом Цемесской бухты и во взаимодействии с западной сухопутной группой наступать через центр города и захватить западную его часть.

393-му отдельному батальону морской пехоты и 290-му стрелковому полку НКВД было приказано высадиться в порту с целью овладеть полосой берега, в последующем выйти на северо-западную окраину предместья Мефодиевский.

1339-му стрелковому полку 318-й стрелковой дивизии надлежало захватить плацдарм на восточном берегу бухты и ударом с тыла помочь восточной сухопутной группе прорвать фронт обороны и во взаимодействии с нею уничтожить врага в районах цементного завода «Пролетарий», поселка Адамовича Балка, предместья Мефодиевский.

Силы высадки состояли из трех десантных отрядов и отряда обеспечения высадки десантных войск. Он имел четыре группы: группу прорыва и уничтожения огневых точек на молах (она же преодолевала боносетевые заграждения, запиравшие вход в гавань), группу атаки берега, группу атаки порта, которые должны были нанести торпедный удар по вражеским укреплениям на берегу в местах высадки десантов, и группу прикрытия операции с моря. Всего в составе сил высадки насчитывалось около 150 боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов Черноморского флота.

Для артиллерийского обеспечения высадки десанта и прорыва вражеской обороны в районе города привлекалось более 800 орудий и минометов 18-й армии и Черноморского флота. Кроме того, на участке прорыва сосредоточивалось 227 установок реактивной артиллерии. В операции участвовали 4-я воздушная армия и авиация Черноморского флота (58 истребителей, 36 штурмовиков и 54 бомбардировщика). Им предстояло обеспечить с воздуха высадку десантов и действия войск в ходе операции.

Общее руководство десантной операцией осуществлял командующий флотом вице-адмирал Л. А. Владимирский, командиром сил высадки был назначен командир Новороссийской военно-морской базы контрадмирал Г. Н. Холостяков. [223]

Чтобы отвлечь внимание гитлеровцев от готовящегося удара по Новороссийску, сковать их резервы, 9-я и 56-я армии получили приказ активизировать боевые действия в своих полосах.

В период подготовки к операции исключительно большое внимание уделялось партийно-политической работе. Ее особенность состояла в том, что политорганы, партийные и комсомольские организации частей и соединений сухопутных войск и военно-морского флота все организационные и пропагандистские мероприятия проводили совместно, по единому плану, широко используя богатый опыт партийно-политического обеспечения высадки десанта на Малую землю. Благодаря энергичной деятельности начальника политотдела 18-й армии полковника Л. И. Брежнева, начальника политуправления Черноморского флота капитана 1 ранга В. И. Семина и начальника политотдела Новороссийской военно-морской базы капитана 1 ранга М. И. Бакаева было достигнуто хорошо налаженное взаимодействие политорганов, партийных и комсомольских организаций армии и флота.

1 сентября 1943 г. в части и на корабли была направлена директива политуправления Черноморского флота и политотдела 18-й армии о партийно-политической работе в Новороссийской операции. Основная задача партполитработы, указывалось в директиве, еще выше поднять наступательный порыв солдат, матросов, сержантов, старшин, офицеров, мобилизовать их на решительные и дерзкие действия. Предлагалось изучить со всем партийным и комсомольским активом опыт высадки десантов на Керченский полуостров в 1941 г. и на Мысхако в феврале 1943 г. и использовать его в предстоящих действиях, установить тесный взаимный контакт армейских и флотских политработников, расставить их так, чтобы на каждом катере, мотоботе был политработник, выделить заместителей командиров отрядов кораблей по политчасти. Определялись конкретные задачи политработы при посадке на корабли, переходе морем, в ходе боя {577}.

Политорганы армии и флота разработали и вручили каждому десантнику «Памятку бойцу десанта». В войсках широко пропагандировались героические подвиги советских воинов в недавних боях на Северном Кавказе. В частях и на кораблях выступили участники морских десантов.

В ходе подготовки к операции особое внимание уделялось созданию у воинов высокого наступательного порыва, развитию у них инициативы, решительности, находчивости. Было придано особое значение повышению авангардной роли коммунистов и комсомольцев. В 18-й армии к началу сентября насчитывалось 14 206 коммунистов, объединенных в 331 первичную и 603 ротные партийные организации, и 8069 комсомольцев, входивших в 292 первичные и 492 ротные комсомольские организации {578}. Партийная и комсомольская прослойка в ротах и батареях доходила до 35 — 45 процентов, а среди личного состава десантных частей — до 68 процентов. В числе выделенных в десант воинов 60 процентов были участниками прошлых десантных операций, около половины — орденоносцами {579}.

В результате напряженной работы командиров, политработников, партийных и комсомольских организаций была достигнута высокая боевая готовность частей и кораблей к выполнению чрезвычайно сложной задачи — штурму Новороссийска.

Высокий наступательный порыв, охвативший воинов, их готовность выполнить боевой приказ нашли яркое отражение в клятве, которую принимали воины перед высадкой десанта: «Идя в бой, мы даем клятву [224] Родине в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и кровь свою, капля за каплей, мы отдадим за счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая Родина... Нашим законом есть и будет движение только вперед!»

К 9 сентября все подготовительные мероприятия к наступлению завершились. В этот день, когда над Геленджикской бухтой сгустились сумерки, началась посадка на десантные суда. В 2 часа 44 минуты 10 сентября все десантные отряды заняли свои места на исходной линии. Сотни орудий и минометов обрушили огонь на оборонительные позиции противника к востоку и югу от Новороссийска, по порту, а также побережью. Одновременно мощный бомбовый удар нанесла авиация. В городе начались пожары. Дымом заволокло молы и порт. Это маскировало десант, но в то же время затрудняло ориентацию десантных судов.

После артиллерийских и авиационных ударов к молам порта прорвались торпедные катера группы прорыва. Одновременно катера групп атаки порта и берега атаковали огневые точки врага. Раздались взрывы большой силы. Это торпедные катера нанесли удар по молам и береговым укреплениям врага. Было разрушено 30 дотов и дзотов. Группа прорыва подорвала боносетевые заграждения и дала сигнал об открытии прохода в порт. Катера группы атаки на полном ходу ворвались в порт, уничтожая огневые точки неприятеля на причалах и на берегу в местах высадки.

В это время фашистская артиллерия перенесла свой огонь на входные ворота в гавань и на корабли десанта. На ворота шириной не более 80 м обрушился сильный огонь артиллерии всех видов. Но сквозь него в гавань прорвался второй отряд десантных кораблей с моряками 393-го отдельного батальона морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта В. А. Ботылева. За 20 минут было высажено около 800 человек. Моряки с ходу вступали в бой. За короткое время они заняли шесть пристаней в северо-западной части порта. За вторым последовали первый и третий десантные отряды. Третий отряд за 30 минут высадил 1247 бойцов 1339-го стрелкового полка, выгрузил на северо-восточное побережье Цемесской бухты орудия, минометы и станковые пулеметы.

Первый отряд (255-я морская стрелковая бригада) попал под шквальный огонь немецкой артиллерии и пулеметов. К тому же из-за малой глубины у места высадки корабли не могли подойти близко к берегу. Высадка первого эшелона первого десантного отряда затянулась до 4 часов 55 минут.

Одновременно с действиями десантов началось наступление со стороны цементного завода «Октябрь» и с плацдарма Мысхако восточной и западной сухопутных групп 18-й армии. В течение 10 сентября они вели ожесточенные бои, но прорвать оборону противника не смогли. При поддержке танков вражеская пехота оказала упорное сопротивление.

Вместе с регулярными войсками активно действовали партизаны. Они обратились к населению с воззванием:

«Дорогие товарищи!

 

Кавказ и Кубань уже освобождены от гитлеровских мерзавцев. Близок час освобождения Красной Армией и Военно-Морским Флотом нашего родного города Новороссийска. Знайте, мы рядом с вами ...

 

Смерть немецким оккупантам! Смерть подлым изменникам и предателям! Убивайте палачей и фашистских наемников! Всеми мерами старайтесь помешать врагу грабить, разрушать, наносить ущерб хозяйству города!» {580}.

Трудящиеся района Новороссийска всемерно помогали советским воинам. Они показывали расположение огневых точек, минных заграждений, [225] слабые участки в обороне, ухаживали за ранеными, помогали в доставке боеприпасов.

Бои носили крайне ожесточенный характер. В особенно трудных условиях оказалась 255-я морская стрелковая бригада. Ей пришлось атаковать позиции противника разрозненными силами. Натиск бойцов сдерживал сильный огонь противника. Поредевшие подразделения в ночь на 11 сентября пробились к западной сухопутной группе, наступавшей на Новороссийск с юга.

Воины 393-го отдельного батальона морской пехоты и 290-го стрелкового полка войск НКВД (второй отряд) овладели элеватором, клубом моряков и железнодорожным вокзалом.

Тем временем 1339-й стрелковый полк под командованием подполковника G. H. Каданчика вел тяжелые бои на восточном берегу бухты, оказавшись почти в полном окружении. Командующий 18-й армией решил направить на усиление 1337-й стрелковый полк подполковника Г. Д. Бульбуляна. Погрузившись на катера и мотоботы, подразделения этого полка в ночь на 11 сентября вышли в море. Вместе с десантом находился и командир 318-й стрелковой дивизии полковник В. А. Вруцкий. Полку предстояла нелегкая задача — высадиться на сильно укрепленный берег и соединиться с 1339-м стрелковым полком.

В 2 часа 40 минут десантные суда подошли к исходной позиции. Советская артиллерия открыла огонь. Через 10 минут огонь был перенесен в глубину вражеской обороны, началась высадка десанта. Бойцы с боем продвигались вперед, наступая вдоль шоссе Туапсе — Новороссийск. В ночном бою воины 1337-го стрелкового полка сломили сопротивление противника в районе цементного завода «Октябрь» и к утру 11 сентября соединились с подразделениями 1339-го стрелкового полка.

На фашистов обрушивались все новые удары. В наступление перешла 9-я армия. В то же время 56-я армия вела активную разведку боем на центральном направлении. Силы врага оказались скованными по всему фронту. Это облегчило положение советских войск в районе Новороссийска, хотя уличные бои здесь шли с прежним ожесточением. Гитлеровцы стремились уничтожить части, закрепившиеся в районе вокзала и элеватора.

Командование 17-й немецкой армии бросило в бой в районе Новороссийска свои резервы: части 101-й легкопехотной и 125-й пехотной, дивизий. Необходимо было наращивать силу ударов советских войск. Командующий фронтом решил усилить 18-ю армию за счет своих резервов. Он приказал срочно перебросить в полосу действий восточной сухопутной группы 55-ю Иркутскую гвардейскую стрелковую дивизию под командованием генерала Б. Н. Аршинцева и 5-ю гвардейскую танковую бригаду полковника П. К. Шуренкова. Своевременный ввод их в бой обеспечил успех наступления. 12 и 13 сентября были критическими в развитии операции. Усиление восточной сухопутной группировки 18-й армии изменило соотношение сил в районе Новороссийска в пользу советских войск. Вскоре передовые подразделения 55-й Иркутской гвардейской стрелковой дивизии соединились с отрядом морской пехоты капитан-лейтенанта В. А. Ботылева в районе клуба моряков.

Гитлеровцы в Новороссийске понесли большой урон. 186-й полк 73-й пехотной дивизии пришлось свести в один батальон, 170-й полк этой же дивизии потерял около 20 процентов своего состава, 228-й полк 101-й легкопехотной дивизии — более 40 процентов, а две портовые команды были почти полностью уничтожены {581}.

Немецко-фашистское командование стало осознавать неизбежность поражения. Так, еще 11 сентября в докладе начальнику оперативного [226] отдела сухопутных войск начальник штаба группы армий «А» отмечал: «... вряд ли удастся полностью выбить русских из Новороссийска» {582}.

Утром 13 сентября возобновила наступление усиленная восточная группа 18-й армии и к исходу дня вышла к перевалу Маркотх. 55-я гвардейская стрелковая дивизия во взаимодействии с созданной подвижной группой (5-я гвардейская танковая бригада, самоходный артиллерийский полк СУ-152, истребительно-противотанковый артиллерийский полк, два стрелковых и инженерный батальоны) {583} сломила сопротивление врага в районе вокзала и начала развивать удар в направлении Цемдолины. Успешно продвигались и части, наступавшие с мысхакского плацдарма.

В 7 часов 14 сентября после 40-минутной артиллерийской подготовки перешла в наступление 56-я армия, нанося удары на Киевское, Молдаванское и Нижнебаканская. Положение новороссийской группировки противника резко ухудшилось.

15 сентября оборона врага в районе Новороссийска рухнула. К 10 часам 16 сентября порт и город были полностью очищены от гитлеровцев. В этот день Москва торжественно салютовала воинам Северо-Кавказского фронта и морякам Черноморского флота, освободившим Новороссийск. С прорывом Голубой линии восточнее и западнее Новороссийска соединения западной и восточной групп 18-й армии объединились. Войска Северо-Кавказского фронта развернули наступление во всей полосе от Азовского моря до Черного.

Успех в районе Новороссийска обеспечили правильный выбор направления главного удара, умелые, решительные и внезапные действия 18-й армии и Черноморского флота, высадка десантов и их удары, наступление 56-й армии в центре и 9-й армии на северном участке фронта.

Победа, достигнутая под Новороссийском, имела большое значение. Она обеспечила развитие наступления Северо-Кавказского фронта, которое привело к изгнанию противника со всего Таманского полуострова и победоносному завершению битвы за Кавказ. С освобождением важной военно-морской базы Новороссийска Черноморский флот получил возможность более эффективно действовать на морских коммуникациях таманской и крымской гитлеровских группировок. Родина высоко оценила подвиг, совершенный советскими воинами и жителями города в борьбе за Новороссийск. 19 соединений и частей 18-й армии и Черноморского флота получили почетное наименование Новороссийских, а 55-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Суворова II степени. Многие тысячи советских пехотинцев, десантников, моряков, летчиков, танкистов, саперов удостоились орденов и медалей. Особо отличившиеся из них — подполковники С. Н. Каданчик и И. В. Пискарев, капитан-лейтенанты В. А. Ботылев, А. В. Райкунов и Н. И. Сипягин удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Широко известны имена майора Ц. Л. Куникова, капитан-лейтенанта А. Ф. Африканова, капитана 3 ранга Д. А. Глухова, младшего сержанта М. П. Корницкого, старшины 2-й статьи Г. А. Куропятникова, снайпера Ф. Я. Рубахи, летчиков Л. И. Севрюкова, М. А. Борисова, Евдокии Носаль и многих других, партизан П. И. Васева, С. Г. Островерхова, М. Н. Лангового, Ф. А. Никитина, Л. Д. Бойчука, Тани Горы и других {584}, проявивших отвагу и мужество в боях за Новороссийск.

Борьба за Новороссийск — важный стратегический пункт на южном участке советско-германского фронта, крупный порт и военно-морскую базу на Черном море — продолжалась почти год и носила исключительно [227] ожесточенный характер. На протяжении этого времени в ней участвовали воины 18, 47, 56-й армий, летчики 4-й воздушной армии, моряки Черноморского флота и Азовской военной флотилии, партизаны, партийное подполье города. На первом ее этапе ценой огромных жертв герои-новороссийцы преградили путь противнику в Закавказье вдоль Черноморского побережья. Славной страницей в истории борьбы за Новороссийск была высадка морского десанта южнее города и героическая оборона Малой земли. Захваченный советскими войсками и флотом мысхакский плацдарм привлек к себе крупные силы врага, держал его в постоянном напряжении и сыграл важную роль в разгроме новороссийской группировки гитлеровцев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1973 г. за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися Новороссийска и воинами Советской Армии, Военно-Морского Флота и авиации в годы Великой Отечественной войны, и в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск при защите Северного Кавказа городу Новороссийску было присвоено почетное звание «Город-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» {585}.

В сентябре 1974 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев при вручении Новороссийску ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» говорил: «Десант на Новороссийск, проведенный в сентябре 1943 года, в котором принимали участие все виды и рода войск, был одним из крупнейших, классических десантов периода Великой Отечественной войны».

После освобождения Новороссийска соединения Северо-Кавказского фронта, несмотря на неблагоприятные условия местности, успешно развивали наступление. Напряженные бои развернулись в полосе 56-й армии. Войска армии преодолели центральный участок Голубой линии и овладели мощными узлами сопротивления — Киевское, Молдаванское и Неберджаевская.

Стремясь выиграть время и оторваться от советских войск, фашисты сильными арьергардами пытались задержать войска фронта на промежуточных рубежах, между многочисленными лиманами и озерами, разрушали дороги и мосты, минировали оставляемую территорию.

Советские воины, днем и ночью преследуя захватчиков, брали один оборонительный рубеж за другим. В этот период неоценимую помощь наступавшим войскам оказали инженерные части и подразделения. Двигаясь в боевых порядках, саперы обезвреживали минные «секреты» врага и обеспечивали продвижение войск.

19 сентября в результате решительных действий соединения правого фланга 56-й армии вышли на подступы к станицам Варениковская, Гостагаевская, а на левом фланге выбили врага из ряда населенных пунктов.

18-я армия развивала удар на Анапу. Гитлеровцы оказывали ей упорное сопротивление в горных районах у Верхнебаканского и на перевале Волчьи Ворота, где проходил подготовленный оборонительный рубеж. Но быстрые и инициативные действия советских воинов сломили оборону и здесь. Не дав врагу опомниться, танкисты 5-й гвардейской танковой бригады 21 сентября подошли к Анапе. Торпедные катера Черноморского флота прорвались в Анапский порт, обстреляли берег, а несколько позднее высадили десант. Танки и морской десант одновременно ворвались в Анапу. В этот день город и порт были полностью освобождены от противника войсками армии. [228]

В центре полосы наступления фронта продолжали успешно продвигаться войска 56-й армии. 24 сентября в результате умелого маневра они вышли на рубеж западнее Гостагаевская, достигнув левым флангом лимана Витязевский. Развивая наступление, войска армии отбросили соединения врага за реку Старая Кубань. Части 22, 16 и 11-го гвардейского стрелковых корпусов вышли к новому оборонительному рубежу, подготовленному противником между Ахтанизовским и Кизилташским лиманами.

Стремясь остановить продвижение советских частей, неприятель упорно сопротивлялся. Однако, обойденный с флангов и под сильным воздействием с фронта, он был вынужден поспешно отходить, взрывая боевую технику, бросая вооружение, склады с боеприпасами и продовольствием. Начальник штаба 17-й армии доносил в эти дни: «... придется восточнее Кубани уничтожить около 40 тыс. тонн имущества» {586}.

18-я армия тем временем подходила к станице Благовещенское. Чтобы не дать фашистам возможности закрепиться на узком перешейке между морем и Витязевским лиманом, 89-я стрелковая дивизия начала обходить лиман с севера, а западнее станицы по косе быстро продвигалась 55-я гвардейская Иркутская стрелковая дивизия.

В это время Черноморский флот по приказу командующего фронтом высадил тактические десанты в районе озеро Соленое, Благовещенская. Они должны были отрезать пути отхода противника в районе Благовещенская, во взаимодействии с частями 18-й армии занять станицы Благовещенская и Суворовско-Черкесский и воспрепятствовать отходу оккупантов по дорогам Анапа — озеро Соленое и Анапа — Джигинское; в последующем наступать на Тамань.

Части 55-й гвардейской Иркутской дивизии и 5-й гвардейской танковой бригады совместно с десантом морской пехоты 26 сентября освободили станицу Благовещенская и создали угрозу выхода во фланг и тыл немецко-фашистским частям. Высаженные в районе озера Соленое моряки в течение 26 сентября вели ожесточенные бои с превосходящими силами врага, но прорваться к Тамани не смогли. Командующий фронтом усилил десант 107-й и 8-й гвардейской стрелковыми бригадами. В 14 часов 27 сентября части десанта при поддержке 8-го гвардейского и 47-го штурмовых авиационных полков Черноморского флота возобновили наступление на Тамань.

На подступах к Тамани фашисты создали прочную оборону и пытались удержать город и порт, обеспечив тем самым эвакуацию своих войск в Крым. Однако стремительными ударами соединений 18-й армии и частей морского десанта противник был выбит с занимаемых позиций. 3 октября город и порт Тамань были освобождены, а вслед за этим очищена от гитлеровцев и вся юго-западная часть Таманского полуострова. На этом завершился один из этапов славного боевого пути 18-й армии, начатый героическими действиями ее войск у юго-западных границ Советского Союза. В ходе тяжелых сражений 1941 — 1943 гг. войсками армии командовали генералы А. К. Смирнов, В. Я. Колпакчи, Ф. В. Камков, И. К. Смирнов, А. А. Гречко, А. И. Рыжов, К. А. Коротеев, К. Н. Леселидзе. Членами военных советов были Т. Л. Николаев, А. М. Миронов, И. И. Жуков, А. С. Кузин, А. П. Кириленко, П. В. Кузьмин, С. Е. Колонии. Политический отдел армии последовательно возглавляли Б. С. Мельников, П. М. Соломко, Л. И. Брежнев.

В северной части Таманского полуострова 9-я армия, овладев Курчанской, вела наступление вдоль Курчанского лимана и 26 сентября подошла к Темрюку. Расположенный в устье Кубани, этот город являлся [229] важным пунктом морской коммуникации, связывавшей Таманский и Керченский полуострова. Он был превращен в крупный узел сопротивления, замыкавший левый фланг Голубой линии. Обороне этого пункта придавалось большое значение. Подступы к Темрюку с востока и юга, почти сплошь занятые лиманами и плавнями, противник прикрыл минными полями и проволочными заграждениями. Местность не позволяла советскому командованию использовать для наступления крупные войсковые соединения и тяжелую боевую технику. Поэтому бои велись небольшими отрядами, каждый из которых получал самостоятельную задачу.

Корабли Азовской военной флотилии и авиация активно поддерживали наступавшие войска. Они наносили удары по судам и оборонительным укреплениям гитлеровцев, нарушали их морские коммуникации. Авиация Черноморского флота бомбардировала вражеские конвои в северо-западной части Азовского моря. По указанию командующего фронтом Азовская флотилия 25 сентября высадила десанты восточнее Голубицкой и в районе Чайкино. Действиями кораблей и авиации флотилия пресекала попытки гитлеровцев эвакуировать войска и технику из Чайкино и Темрюка. Прорвав оборону, части десанта заняли северовосточную часть Голубицкой и перерезали дорогу Темрюк — Пересыпь. Настойчивые попытки противника уничтожить десант не увенчались успехом.

Тем временем части 11-го стрелкового корпуса 9-й армии после интенсивной авиационной и артиллерийской подготовки атаковали немецкие позиции и в ночь на 27 сентября ворвались на восточную окраину Темрюка. В это же время его подразделения пересекли на лодках Курчанский лиман и атаковали позиции врага. В городе разгорелись ожесточенные бои. Теснимые с двух сторон, немецко-фашистские части с большими потерями отступили к Голубицкой, но здесь попали под огонь десантников. Гитлеровцы бросились к станице Старотитаровская. К утру 27 сентября Темрюк был освобожден. Продолжая наступление, соединения 9-й армии на подручных средствах форсировали Кубань и вышли к укрепленному рубежу восточнее Голубицкой.

Положение оккупантов на Таманском полуострове становилось все более критическим. Войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией продолжали теснить захватчиков, прижимая их к морю. Но чем ближе советские войска подходили к Керченскому проливу, тем ожесточеннее сопротивлялся противник. Нацистское командование пыталось во что бы то ни стало сдержать наступление и дать возможность своим войскам эвакуироваться в Крым. На рубеже обороны станиц Голубицкая, Старотитаровская, Кизилташский лиман протяженностью 25 км гитлеровцы сосредоточили до пяти пехотных дивизий, усиленных артиллерией и танками. Однако все попытки наладить планомерную эвакуацию через Керченский пролив срывались. Советские летчики наносили удары по скоплениям вражеской пехоты и техники в местах погрузки на суда и во время переправы через Керченский пролив. 4-я воздушная армия в эти дни потопила до 150 различных судов и более 60 повредила. Летчики Черноморского флота с 20 по 28 сентября потопили 50 барж, 3 сторожевых катера, несколько транспортов и сбили 56 самолетов противника.

Войска фронта продолжали наносить удар за ударом, срывая все попытки неприятеля задержать наступление на узких перешейках в низовьях Кубани. Соединения 56-й армии, форсировав Старую Кубань, преодолели плавни и 2 октября прорвали оборону между Ахтанизовским и Кизилташским лиманами и вышли к Старотитаровской. Противник яростными контратаками при поддержке танков, минометного и артиллерийского огня пытался восстановить положение. Отбив контратаки, войска [230] армии продолжали наступление и овладели укрепленным узлом сопротивления станицей Старотитаровская. 4 октября они ворвались в станицу Вышестеблиевская и повернули на север — в тыл немецко-фашистским войскам, действовавшим на северном побережье Таманского полуострова против 9-й армии. Этим ударом таманская группировка была, по существу, расколота на две части. Оккупанты поспешно оставили Ахтанизовскую и отошли в район Кучугур {587}.

Отходя к морю, враг упорно цеплялся за каждый населенный пункт, каждую высоту. Особенно ожесточенные бои развернулись 8 октября за овладение последними опорными пунктами — Кучугуры, Фонталовская, Татарский, где были сосредоточены все его силы, способные к сопротивлению. Советские войска стремительным маневром разрезали силы противника на две части и к исходу дня 8 октября вышли во фланг и тыл гитлеровских войск. Опасаясь окружения, фашисты в панике начали отходить на косу Чушка. Части 56-й армии, перейдя вечером 8 октября после 30-минутной артиллерийской подготовки в решительное наступление, к рассвету прорвали последний рубеж, прикрывавший подступы к косе Чушка, заняли населенный пункт Ильич и вышли к берегу Керченского пролива. Прижатые к морю, немецко-фашистские войска были уничтожены. Десант морской пехоты, высаженный катерами Черноморского флота на косу Тузла, очистил ее от захватчиков.

Таким образом, 9 октября в результате согласованных действий войск Северо-Кавказского фронта, Черноморского флота, Азовской флотилии и авиации Таманский полуостров был освобожден от противника. Командующий 56-й армией доложил Военному совету Северо-Кавказского фронта: «...Таманский полуостров частями 56-й армии к 7.00 9.10 1943 года полностью очищен от немецких оккупантов» {588}.

Последний этап битвы за Кавказ, начавшейся осенью 1942 г. на Тереке, под Новороссийском, Туапсе, на перевалах Главного Кавказского хребта, был победоносно завершен. Ворота на Кавказ наглухо закрылись для врагов нашей Родины. Потерпели полный крах надежды фашистских заправил противопоставить народы Кавказа русскому народу. Они вместе с русскими, украинцами, белорусами и людьми других национальностей Советского Союза грудью встали на защиту Кавказа. Наряду с другими силами в боях за Кавказ только в составе Закавказского фронта сражались до 12 национальных соединений, сформированных из представителей народов, населяющих этот край, в том числе три азербайджанские, три армянские, три грузинские дивизии.

Бойцы и офицеры Северо-Кавказского фронта с честью сдержали свою клятву — освободить Таманский полуостров, биться с захватчиками насмерть. В ходе Новороссийско-Таманской операции войска фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией разгромили десять немецких и румынских дивизий и четырем нанесли тяжелый урон. За 30 суток ожесточенных боев вермахт потерял убитыми и ранеными 57 800 солдат и офицеров, не считая уничтоженных на переправах. Советские войска захватили 337 орудий, 229 минометов, 719 пулеметов, 83 паровоза, 2073 вагона, 184 склада с боеприпасами и другим военным имуществом {589}.

В этой замечательной победе, как и во всех победах Великой Отечественной войны, отразились мудрое руководство Коммунистической партии, героические усилия советского народа, который давал все необходимое [231] для фронта. Успехи войск в боях за Тамань были обусловлены высокой организаторской работой командования фронта, армий, командиров и штабов соединений, частей и подразделений, мужеством, беспредельной стойкостью, выдержкой советских воинов.

Большой вклад в дело победы внесли политработники Л. И. Брежнев, М. К. Видов, И. А. Дорофеев, М. X. Калашник, С. E. Колонии, Н. М. Кулаков, П. И. Кулик, Е. Е. Мальцев, Ф. В. Монастырский, А. И. Рыжов, Н. В. Старшинов, А. М. Тихоступ, А. Я. Фоминых, П. А. Штахановский и многие другие. Они находились непосредственно в войсках, всесторонне готовили их к боевым действиям, глубоко вникали в их нужды, в ходе боевых действий развивали и еще выше поднимали наступательный порыв личного состава, показывали образцы боевой организаторской работы и самоотверженного служения Родине.

Славные боевые подвиги воинов, освободивших Таманский полуостров, высоко оценены советским народом. 42 частям и соединениям Северо-Кавказского фронта, Черноморского флота и Азовской военной флотилии были присвоены почетные наименования: Новороссийских — 19, Таманских — 15, Темрюкских — 5, Кубанских — 2 и Анапской — 1, Тысячи воинов были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Много героических подвигов совершили в боях за Таманский полуостров партизаны. Партизанские отряды Новороссийского куста включились в борьбу с первых дней оборонительных боев за город, высаживались с десантом моряков на Малую землю. Народные мстители Кубани уничтожили более 100 мостов и переправ в тылу врага, до 500 вагонов и 20 паровозов, взорвали 14 складов, разгромили 15 штабов, 27 гарнизонов и 15 полицейских отрядов, совершили более 100 налетов на обозы и транспорты, уничтожили 250 автомашин, захватили в плен до 400 солдат и офицеров, провели более 300 разведывательных операций. Большую помощь оказали партизаны при подготовке и в ходе Новороссийской операции.

Завершение освобождения Северного Кавказа явилось знаменательной вехой в ходе Великой Отечественной войны. «В результате разгрома таманской группировки, — писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза А. А. Гречко, — Красная Армия и Военно-Морской Флот достигли победы, имевшей исключительно важное значение в общей борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. В ходе этой операции был окончательно ликвидирован оперативно важный плацдарм противника на Кубани, который обеспечивал ему оборону Крыма и возможность наступательных действий в сторону Кавказа» {590}.

Хотя в ходе боев на Таманском полуострове немецко-фашистские войска и понесли тяжелые потери, окружить их не удалось. Противник отходил под прикрытием сильных арьергардов от рубежа к рубежу, бросал большое количество техники и вооружения, но часть своих сил он все же сумел эвакуировать через Керченский пролив в Крым.

В результате победоносного завершения Новороссийско-Таманской операции войска Северо-Кавказского фронта вышли на подступы к Крыму с востока. От крымской земли их теперь отделял Керченский пролив шириной от 4 до 15 км.

Командование вермахта продолжало спешно укреплять оборону Крыма. Оно стремилось удержать его как плацдарм для нанесения удара во фланг и тыл советским войскам, вышедшим на Днепр, как базу флота и авиации для действий по советским морским коммуникациям на Черном море и для нанесения массированных ударов авиацией по районам добычи нефти на Кавказе и промышленным районам юга Украины. «Огромное [232] военно-политическое и стратегическое значение Крыма, — отмечает Маршал Советского Союза А. М. Василевский, — объясняет ожесточенный характер борьбы за него на протяжении почти всей Великой Отечественной войны. Враг цеплялся за Крым до последней возможности. Владея им, гитлеровцы могли держать под постоянной угрозой все Черноморское побережье и оказывать давление на политику Румынии, Болгарии и Турции. Крым служил фашистам также плацдармом для вторжения на территорию советского Кавказа и стабилизации южного крыла всего фронта» {591}.

Большое внимание фашистское командование уделяло укреплению обороны Керченского полуострова. Используя особенности местности, враг возводил оборонительные сооружения крепостного типа, минировал подступы к побережью. Кроме укреплений на побережье подготавливались три рубежа общей глубиной до 80 км.

Гитлеровскую группировку сухопутных войск на Керченском полуострове составлял 5-й армейский корпус (98-я немецкая пехотная, 3-я горнострелковая и 6-я кавалерийская румынские дивизии, до 10 отдельных частей и команд). Он входил в состав 17-й армии и был усилен артиллерией, танками и поддерживался авиацией. Всего во вражеских войсках насчитывалось 85 тыс. человек. В портах Керчь, Камыш-Бурун и Феодосия базировалось около 30 быстроходных десантных барж, 37 торпедных, 25 сторожевых катеров, 6 тральщиков. Керченский пролив и подходы к нему были минированы.

Подготавливая наступление против крымской группировки, Ставка Верховного Главнокомандования решила нанести по ней удары с севера и востока войсками 4-го Украинского и Северо-Кавказского фронтов. Северо-Кавказский фронт должен был форсировать Керченский пролив севернее и южнее Керчи, овладеть городом и портом и, обеспечив переправу через пролив, развивать удар на запад с целью очищения от противника Керченского полуострова {592}.

i Руководствуясь указаниями Ставки, Военный совет Северо-Кавказского фронта приступил к подготовке Керченско-Эльтигенской операции. 13 октября 1943 г. командующий Северо-Кавказским фронтом представил в Генеральный штаб план операции по освобождению Керченского полуострова, который Ставка утвердила. Согласно плану 56-я и 18-я армии с частями усиления, используя десантные средства Черноморского флота и Азовской военной флотилии, должны были форсировать Керченский пролив и захватить плацдарм на Керченском полуострове, овладеть городом и портом Керчь и портом Камыш-Бурун. В последующем, после переправы на плацдарм главных сил, армиям предстояло наступать в западном направлении А Фронту необходимо было иметь мощный первый эшелон десантов, что достигалось привлечением для форсирования пролива максимального количества малотоннажных переправочных средств флота и использованием всей мощи огня фронта и флота. Авиационное обеспечение форсирования осуществляли 4-я воздушная армия и авиация Черноморского флота.

Замысел Керченско-Эльтигенской десантной операции предусматривал одновременную высадку Азовской военной флотилией трех дивизий 56-й армии на главном, еникальском, направлении и Черноморским флотом одной дивизии 18-й армии на вспомогательном, эльтигенском, направлении. После высадки они должны были нанести удары по сходящимся направлениям из районов северо-восточнее Керчи и Эльтигена, [233] овладеть городом и портом Керчь и портом Камыш-Бурун. Отвлечь внимание противника намечалось демонстративными действиями в районах мыса Тархан и горы Опук.

К проведению десантной операции привлекалось около 130 тыс. солдат и офицеров, свыше 2 тыс. орудий и минометов, 125 танков. Черноморский флот и Азовская военная флотилия выделяли 119 боевых кораблей и 159 судов, мотоботов и других десантно-высадочных средств {593}. Для поддержки десанта использовалось свыше тысячи самолетов.

Группировка войск для наступления на главном направлении имела в своем составе войска десанта — 2-ю и 55-ю гвардейские и 32-ю стрелковые дивизии, отдельный батальон морской пехоты. Силы высадки Азовской военной флотилии состояли из семи десантных отрядов, позднее сведенных в пять отрядов, двух отрядов артиллерийской поддержки и отряда прикрытия. Группа артиллерийской поддержки включала 420 орудий артиллерии фронта и флота. Для авиационной поддержки привлекалась 4-я воздушная армия без одной штурмовой дивизии.

На вспомогательном направлении предстояло действовать 318-й стрелковой дивизии полковника В. Ф. Гладкова, отдельному батальону морской пехоты, батальону 255-й морской стрелковой бригады. Силы высадки Черноморского флота имели семь десантных отрядов и отряд прикрытия. Для артиллерийской поддержки выделялось 140 орудий артиллерии фронта и береговой артиллерии флота. Авиационная поддержка осуществлялась авиацией Черноморского флота и штурмовой авиационной дивизией 4-й воздушной армии.

Высадку и переправу войск 56-й армии намечалось осуществить семью эшелонами (первые два — морским десантом), а войск 18-й армии — шестью эшелонами (первый — морским десантом). Пунктами посадки войск 56-й армии были установлены Темрюк и коса Чушка. Участками высадки намечались Маяк, Жуковка и Опасная, Еникале. Части 18-й армии проводили посадку в пунктах Тамань, озеро Соленое, Кротков, а высадку — в районе Эльтигена. Высадка первых эшелонов назначалась в ночь на 28 октября 1943 г.

Общее руководство десантной операцией осуществлял командующий Северо-Кавказским фронтом генерал И. Е. Петров, его помощником по морской части был командующий Черноморским флотом вице-адмирал Л. А. Владимирский. Командирами сил высадки были назначены: на главном направлении — командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков, на вспомогательном — командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г. Н. Холостяков.

В период подготовки десантной операции был проведен специальный комплекс мероприятий, включавший планирование операции, перебазирование и перегруппировку выделенных сил и средств, подготовку войск, навигационно-гидрографическое и инженерное обеспечение операции.

Во время подготовки операции была широко развернута партийно-политическая работа. Военный совет и политуправление фронта, политотделы армий работали в тесном контакте с политуправлением Черноморского флота. Большую работу провели члены военных советов фронта, армий, флота и Азовской флотилии. В войска и на корабли выезжали командующие фронтом и флотом. За несколько дней до начала операции с офицерским составом встретился представитель Ставки Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. [234]

В политотделе 18-й армии состоялись совещания и семинары заместителей командиров по политчасти, парторгов и комсоргов, участники которых делились опытом ведения партийно-политической работы в десантных операциях. Начальник политотдела армии Л. И. Брежнев дважды встречался с воинами 318-й стрелковой дивизии, которой предстояло форсировать пролив в первом эшелоне, провел специальное совещание с офицерами политотдела, выезжающими в части дивизии для оказания помощи.

Перед началом десантной операции Военный совет Северо-Кавказского фронта обратился к войскам с воззванием, в котором говорилось: «Вы одержали огромную победу, очистив полностью Кавказ и Кубань от проклятого и подлого врага. В борьбе с фашистскими палачами вы показали чудеса храбрости, героизма и самоотверженности. На долгие годы не померкнет ваша слава, слава героев битвы за Кавказ и Кубань. Вы честно и храбро выполнили одну боевую задачу. Перед нами стоит вторая, не менее ответственная и не менее важная задача — ворваться в Крым и очистить его от немецко-фашистских захватчиков... В данный момент самое главное и важное — форсировать и преодолеть Керченский пролив» {594}.

Из-за штормовой погоды высадка десанта в районе Эльтигена была перенесена с 28 октября на 1 ноября, а десанта на главном направлении — на 3 ноября. Посадка десантных войск на суда и катера началась 31 октября с наступлением вечерних сумерек.

Посадка и переход морем десантных отрядов с частями 318-й стрелковой дивизии 18-й армии проходили в сложных погодных условиях и при минной опасности. Из-за малой мореходности десантно-высадочных средств и опоздания с посадкой десантные отряды прибывали к исходной линии развертывания для высадки с задержкой. Тем не менее в 4 часа 50 минут 1 ноября после сильного огня береговых батарей с Тамани по огневым точкам, живой силе и укреплениям противника началась высадка первых эшелонов дивизии на крымское побережье в районе Эльтигена. Первым высадился батальон морской пехоты капитана Н. А. Белякова. Вначале высадка проходила без противодействия, но в 5 часов 20 минут противник, осветив прожекторами участок высадки, открыл сильный артиллерийский и минометный огонь.

Десант встретился с большими трудностями — тяжелые метеорологические условия, сильный огонь вражеской артиллерии мешали высадке. Шторм разбросал высадочные средства, не было возможности организовать их одновременный подход к берегу. Сильным накатом волн многие суда были залиты, а некоторые выброшены на берег. Вследствие этого глубокосидящие суда оказались без высадочных средств, что осложнило высадку личного состава и боевой техники на берег. Некоторые из них по приказу командования повернули обратно. И все же, несмотря на большие трудности, в первую ночь помимо батальона морской пехоты высадилось еще около 3 тыс. человек 318-й стрелковой дивизии.

Преодолевая упорное сопротивление противника, высадившиеся войска к исходу 1 ноября в районе Эльтигена и севернее захватили плацдарм шириной до 5 км и глубиной до 2 км. В течение следующей ночи удалось высадить еще около 3300 человек. Для развития успеха командующий армией приказал в ночь на 3 ноября десантировать в район Эльтигена 335-й гвардейский стрелковый полк 117-й гвардейской стрелковой дивизии, которым командовал подполковник П. И. Нестеров. Несмотря на трудности морских перевозок, на плацдарм к [235] исходу 3 ноября было высажено 9418 человек, выгружено 39 орудий, 28 минометов, 257,2 тонны боеприпасов и 61,8 тонны продовольствия. Кроме того, авиация Черноморского флота и 4-я воздушная армия доставили на плацдарм свыше 350 тонн различных грузов.

Последующие перевозки войск и их снабжение на этом участке проводились в еще более сложных условиях. Гитлеровцы, используя огонь береговой артиллерии и кораблей (торпедных катеров, тральщиков, самоходно-артиллерийских барж), базирующихся в портах Керчь, Камыш-Бурун и Феодосия, вскоре блокировали десант с моря. Защитники Эльтигена, подвергаясь непрерывным атакам с суши и с воздуха, были оттеснены к морю, но удерживали за собой территорию более 4 кв. км. Снабжение десанта осуществлялось авиацией. Особенно отличился при этом 46-й гвардейский Таманский бомбардировочный авиационный полк под командованием майора E. Д. Бершанской.

К середине ноября вследствие усиления активности вражеской авиации нарушилось снабжение по воздуху, положение десанта в районе Эльтигена ухудшилось. В течение 36 суток на Огненной земле (так назывался клочок освобожденной крымской территории в районе Эльтигена) шли непрерывные ожесточенные бои советских воинов с превосходящими силами противника. В начале декабря командование 17-й армии подтянуло к Эльтигену 6-ю кавалерийскую дивизию и сводный полк. Контратаки противника следовали одна за другой.

6 декабря врагу при поддержке танков и авиации удалось вклиниться в оборону защитников Эльтигена. Но и в этих тяжелейших условиях десантники продолжали мужественную борьбу. Стремительным ударом они прорвали кольцо окружения и в ночь на 7 декабря, продвигаясь с боями по немецким тылам, вышли в район Керчи к Митридатским высотам. 8 декабря, разгромив командный пункт и артиллерийские расчеты гитлеровцев, советские воины заняли гору Митридат и пристань Угольная.

Противник подтянул все имевшиеся в районе Керчи резервы к горе Митридат. Несмотря на переброску морем до двух батальонов 83-й отдельной морской стрелковой бригады и поддержку десанта артиллерийским огнем с Таманского полуострова, ему не удалось удержать свои позиции. К утру 9 декабря под давлением превосходящих сил противника десантники оставили вершину горы, заняв предместье города Керчь.

Учитывая подход свежих резервов врага в район Керчи и невозможность оказать помощь десанту через пролив, советское командование 11 декабря на судах Азовской военной флотилии эвакуировало его. Закончилась полуторамесячная героическая эпопея в районе Эльтигена и горы Митридат. Бессмертный подвиг эльтигенцев навечно вошел в историю Великой Отечественной войны.

Активные действия эльтигенского десанта, отражавшего ежедневно многочисленные контратаки, сковали значительные силы противника. Гитлеровцы, как показывали пленные, считали, что советское командование наносит главный удар южнее Керчи. Сюда они и направляли свои резервы, пытаясь сбросить десант в море. Это в значительной мере способствовало успешной высадке морского десанта 56-й армии северо-восточнее Керчи.

Решением командующего Азовской военной флотилией первый эшелон десанта (части 2-й гвардейской стрелковой дивизии генерала А. П. Турчинского) высаживался в 22 часа 2 ноября на участке Маяк, Жуковка; второй эшелон (части 55-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Б. Н. Аршинцева), используя десантно-высадочные средства первого эшелона, высаживался в 4 часа 3 ноября на участке Опасная, Еникале; вслед за высадкой частей морского десанта начиналась переправа через пролив остальных соединений армии. [236]

После артиллерийской и авиационной подготовки в ночь на 3 ноября десантировался передовой отряд 2-й гвардейской стрелковой дивизии в количестве 2274 человека. Часть десантных средств сделала еще один рейс для перевозки войск первого эшелона десанта, а остальные, приняв передовой отряд второго эшелона (1800 человек), высадили его на участке Опасная, Еникале. Утром 3 ноября высадка второго эшелона десанта полностью закончилась. Застигнутые врасплох, немецко-фашистские части стали отходить. Высадившиеся войска овладели плацдармом северо-восточнее Керчи. Корабли и суда флотилии, несмотря на противодействие противника, под прикрытием дымовых завес к 16 часам 3 ноября дополнительно переправили 4440 человек, 45 орудий (калибра 45 и 76! мм), минометы и боеприпасы. Преодолевая возрастающее сопротивление, к исходу 11 ноября десант захватил оперативный плацдарм на участке {595} от Азовского моря до предместья Керчи. К этому времени на плацдарме находилось уже 27 700 человек, 229 орудий и 60 минометов. К 20 ноября перевозка обоих эшелонов морского десанта была завершена.

Немецко-фашистское командование спешно подбрасывало в район Керчи свои резервы, артиллерию и авиацию. Сопротивление гитлеровцев возросло, их контратаки следовали одна за другой. Отразив все попытки врага сбросить десант в море, войска Отдельной Приморской армии {596} закрепились на достигнутых рубежах. Фронт стабилизировался до апреля 1944 г.

В дальнейшем Азовская военная флотилия планомерно переправила на керченский плацдарм остальные войска Отдельной Приморской армии. Бронекатера и торпедные катера флотилии, авиация, береговая, полевая и зенитная артиллерия сорвали все попытки кораблей, артиллерии и авиации противника воспрепятствовать перевозкам. К 4 декабря на плацдарм было переправлено 75 тыс. человек, 582 орудия, 187 минометов, 128 танков, 764 автомашины, 7180 тонн боеприпасов, 2770 тонн продовольствия и большое количество других грузов {597}.

Керченско-Эльтигенская операция была одной из наиболее крупных десантных операций Великой Отечественной войны. Она проводилась в исключительно сложной обстановке и отличалась крайней ожесточенностью борьбы. И тем не менее советские войска добились успеха. Несмотря на слабые мореходные качества катеров и других судов, использовавшихся в качестве десантно-высадочных средств, их малую грузоподъемность, слабое вооружение, Черноморский флот и Азовская флотилия во взаимодействии с силами артиллерийской и авиационной поддержки с поставленной задачей высадки четырех дивизий и дальнейшей переправы на плацдарм остальных сил справились успешно. Однако Северо-Кавказскому фронту не удалось полностью решить поставленную Ставкой задачу — освободить от врага Керченский полуостров.

Результаты Керченско-Эльтигенской десантной операции имели важное военно-политическое значение. Активными действиями Северо-Кавказский фронт (Отдельная Приморская армия) оттянул на себя с перекопского направления значительные силы крымской группировки врага и сорвал его намерения нанести контрудар по войскам 4-го Украинского фронта {598}. Захваченный северо-восточнее Керчи плацдарм был использован в последующем для наступления в глубь Крымского полуострова. Хвастливые заявления гитлеровских генералов о неприступности и; непреодолимости крымских оборонительных рубежей оказались несостоятельными. [237]

Рушились надежды фашистских руководителей Румынии на получение Крымского полуострова в качестве материальной компенсации за участие в разбойничьей войне против Советского Союза. Положение немецких и румынских войск, отрезанных в Крыму, становилось все более тяжелым.

Перенесение боевых действий на Крымский полуостров вызвало воодушевление у советских воинов, крымских партизан и трудящихся Крыма, укрепило их надежду на скорое освобождение крымской земли.

В боях за плацдарм в районе Керчи проявили величие духа, отвагу и: мужество тысячи воинов, пламенных и бесстрашных патриотов. За форсирование пролива и захват плацдарма 129 воинов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Отличившиеся в боях дивизии, части и корабли были преобразованы в гвардейские, награждены орденами.

В Керчи на вершине горы Митридат установлен обелиск Славы и зажжен Вечный огонь в память о героях Великой Отечественной войны. Родина высоко оценила отвагу и мужество защитников города, патриотов Аджимушкайских каменоломен и воинов, штурмовавших оборонительные рубежи противника в районе Керчи. За выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися города и воинами Советской Армии, Военно-Морского Флота и авиации, и в ознаменование 30-летия разгрома фашистских войск при освобождении Крыма Керчи было присвоено почетное звание «Город-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» {599}.

В речи при вручении ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» городу-герою Керчи Маршал Советского Союза А. А. Гречко отмечал: «В борьбе за Крым с особой ожесточенностью и упорством развернулись сражения на Керченском полуострове и непосредственно за город Керчь, который занимал выгодное стратегическое положение, являлся важным связующим звеном между Крымом и Северным Кавказом... Присвоение Керчи почетного звания «Город-герой», награждение орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» является ярким свидетельством того, что наша партия, советский народ высоко ценят мужественных защитников Родины, в жестоких схватках с врагом отстоявших ее честь, свободу и независимость» {600}.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.