Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Начало освобождения Белоруссии от немцев в 1943 г.

К октябрю 1943 г. советские войска на центральном участке советско-германского фронта форсировали ряд крупных водных рубежей, в том числе Десну, Сож, Днепр, захватили плацдармы и развернули бои за освобождение восточных районов Белоруссии.

Бесчинства гитлеровцев на белорусской земле принесли народу неисчислимые бедствия и страдания. Территория республики была опутана густой сетью тюрем и концентрационных лагерей. Сотни тысяч человек, преимущественно молодежь, были угнаны на каторгу в Германию, миллионы жителей и военнопленных зверски замучены {672}. Гитлеровцы нанесли огромный ущерб экономике Белоруссии.

Трудящиеся республики под руководством Коммунистической партии вели самоотверженную борьбу против немецко-фашистских захватчиков. В Белоруссии развернулось широкое партизанское движение. Еще большего размаха оно достигло с выходом Советской Армии к границам республики.

В стратегических планах командования вермахта Белоруссия занимала важное место. Из нее выкачивались сырье, продовольствие, рабочая сила. Белоруссия прикрывала пути в Прибалтику, Восточную Пруссию и Польшу. Агрессор рассчитывал при благоприятных условиях нанести удары крупной группировкой, сосредоточенной в Белоруссии, с севера по флангу советских войск, действовавших на Украине.

Немецко-фашистское командование любой ценой стремилось задержать наступление Советской Армии на западном стратегическом направлении. Используя лесисто-болотистую местность и водные преграды, противник создал ряд оборонительных рубежей. Многие населенные пункты были приспособлены к круговой обороне. Геббельсовская пропаганда утверждала, что русские дальше Смоленска не пройдут. Войска получили приказ прочно оборонять свои позиции, драться до последнего солдата. [270] Командующий группой армий «Центр» Клюге 1 октября приказал «отныне покончить с отходом» {673}.

Бой за населённый пункт. Брянский фронт. 1943 г.
Бой за населённый пункт. Брянский фронт. 1943 г.

Немецко-фашистское командование имело на центральном участке фронта крупную группировку — более 70 дивизий группы армий «Центр». Большие надежды оно возлагало на осеннюю распутицу, бездорожье, полагая, что Советские Вооруженные Силы продолжат наступление лишь после длительного перерыва.

В целях быстрейшего освобождения Советской Белоруссии Ставка Верховного Главнокомандования планировала осуществить прорыв обороны врага, развить наступление и не дать ему возможности закрепиться на промежуточных рубежах западного направления. В районе Великих Лук, правее Калининского фронта, развертывался вновь создаваемый Прибалтийский фронт под командованием генерала M. M. Попова {674}. Его войска получили задачу наступать в направлении Невель, Идрица, Валга и частью сил на Опочку, Остров и Псков.

Калининскому фронту предстояло нанести удар на витебском направлении и после овладения районом Витебска главные усилия направить на Полоцк, Двинск, Ригу. Войска Западного фронта наносили удар на Оршу и Могилев и после освобождения этих районов должны были продолжать наступление в направлении на Борисов, Молодечно, Вильно. Центральный фронт после овладения совместно с Воронежским фронтом районом Киева должен был развивать основными силами наступление в направлении Жлобин, Бобруйск, Минск {675}. Таким образом, Ставка Верховного Главнокомандования предусматривала нанесение ударов по флангам группы армий «Центр» на витебском и гомельско-бобруйском направлениях и по ее центру — на оршанском и могилевском направлениях.

Ленинградский, Волховский и Северо-Западный фронты получили приказ усилить разведку всех видов, повысить бдительность и боевую готовность и в случае отхода группы армий «Север» начать энергичное преследование противника {676}.

По боевому и численному составу Калининский, Западный и Центральный фронты не имели сколько-нибудь значительного превосходства над противником. Соотношение сил противоборствующих группировок составляло в людях 1,2 : 1, в танках 1 : 1, в орудиях и минометах 3 : 1, в самолетах 2 : 1 в пользу советских войск. Поэтому командующие фронтами и армиями особое внимание уделили созданию превосходства на направлениях главных ударов. К этому времени советская авиация прочно удерживала господство в воздухе на западном стратегическом направлении. Отсутствие в составе фронтов танковых армий вызывало необходимость широкого привлечения авиации для поддержки и прикрытия сухопутных войск при прорыве тактической обороны.

Военные советы, командиры и политорганы стремились создать у личного состава высокий наступательный порыв. Бойцам и командирам разъяснялось, что вступление советских войск в пределы Белоруссии является важным военно-политическим событием. Белоруссия одной из первых союзных республик приняла удар немецко-фашистских войск в 1941 г., ее народ два с лишним года боролся с фашизмом в тылу врага и ждет освобождения из-под ига оккупантов. В войсках развернулась работа по освоению опыта преодоления глубоко эшелонированной обороны противника [271] и действий в трудных условиях лесисто-болотистой местности. С помощью печатной и устной пропаганды личному составу рассказывалось о способах преодоления межозерных дефиле и болот, форсирования многочисленных рек, о действиях штурмовых групп и передовых отрядов.

Наступление на западном направлении советские войска начали 6 октября в 550-километровой полосе от Невеля до устья Припяти. Войска правого крыла Калининского фронта перешли в наступление на невельском направлении. Удар пришелся по 3-й танковой армии, оборонявшейся на стыке групп армий «Север» и «Центр». Невель расположен в районе, изобилующем труднопроходимыми лесами, озерами и болотами. Фашисты прочно укрепили город и прилегающие высоты, заминировали дороги на подступах к нему. Поэтому бои 3-й и 4-й ударных армий под командованием генералов К. Н. Галицкого и В. И. Швецова уже в первый день приняли упорный и ожесточенный характер. Для поддержки обороняющихся соединений по приказу Геринга в район Невеля перебрасывалась значительная часть авиации 6-го воздушного флота.

В борьбу с вражеской авиацией включилась 3-я воздушная армия генерала Н. Ф. Папивина. Сила ударов советских войск нарастала. Уничтожая один за другим опорные пункты на подступах к Невелю, они в ночь на 7 октября ворвались в город и утром освободили его. К 10 октября 3-я и 4-я ударные армии продвинулись на 25 — 30 км.

Освобождение Невеля имело важное значение. Гитлеровская оборона, созданная в треугольнике Новосоколышки, Великие Луки, Невель, была сокрушена. Рокадная железная дорога Дно — Новосоколышки — Невель, связывающая группы армий «Север» и «Центр», оказалась перерезанной, между ними образовался разрыв протяженностью более 20 км. «Эта брешь, — отмечает Типпельскирх, — превратилась в кровоточащую рану на стыке обеих групп армий» {677}.

Калининскому фронту открывались дороги на Полоцк и Витебск. Фашистское командование, считая Витебск воротами в Прибалтику, решило во что бы то ни стало удержать город. Оно стремилось также не допустить выхода советских войск в район Полоцка, где существовал обширный полоцко-лепельский партизанский край. В случае потери этих городов создавалась угроза тылам групп армий «Север» и «Центр». В памятной записке, направленной в гитлеровскую ставку, начальник штаба 3-й танковой армии генерал О. Хейдкемпер писал: «Командование 3-й танковой армии считает, что из района прорыва Невель, установив связь с крупными партизанскими районами Лепель и Россон, противник может начать развитие зимней операции, последствия которой для групп армий «Север» и «Центр» нельзя даже представить и которая может иметь решающее значение для всего восточного фронта» {678}.

Надеясь локализовать прорыв и не допустить дальнейшего продвижения наступавших армий, противник перебросил в район Городка, находящегося между Невелем и Витебском, две пехотные дивизии из-под Ленинграда, пять пехотных и танковую дивизии с южного крыла группы армий «Центр» и усилил авиационную группировку. Но предпринятые им настойчивые попытки ликвидировать прорыв советских войск и выбить их из Невеля оказались безуспешными.

Ожесточенные бои севернее и южнее Невеля и восточнее Витебска не затихали в ноябре и декабре 1943 г. 6-я гвардейская и 3-я ударная армии 2-го Прибалтийского фронта {679} наступали на пустошско-идрицком [272] и полоцком направлениях. 4-я ударная, 11-я гвардейская и 43-я армии 1-го Прибалтийского фронта вели упорные бои севернее и восточнее Витебска. Особенно ожесточенное сражение развернулось за Городок.

Немецко-фашистское командование придавало большое значение этому пункту на подступах к Витебску и сильно укрепило его. Противник создал четыре линии обороны. Три из них располагались одна за другой на подступах к городу, четвертая опоясывала его окраины. При сооружении мощной обороны была использована пересеченная местность, изобиловавшая господствующими высотами, озерами, речками.

Однако в результате упорных боев 24 декабря немецко-фашистские войска были выбиты из Городка. Советские части перерезали железную дорогу Витебск — Полоцк. Их наступлению способствовали активные действия партизанских отрядов, которые помогали захватывать и удерживать переправы и важные рубежи.

Во время наступления советских войск севернее и южнее Невеля командование группы армий «Север» намеревалось нанести удар по выдвинувшимся вперед советским дивизиям. Но соединения Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов своими действиями сковали войска противника.

К концу года на полоцком направлении Советская Армия продвинулась на 90 км, освободила более 500 населенных пунктов и вышла на рубеж южнее Пустошки, Дретунь и далее на юго-восток до Западной Двины и восточнее Витебска.

В то время когда продолжались бои на витебском направлении, основные силы Западного фронта развернули наступление на Оршу и Могилев. Им предстояло прорвать вражескую оборону на рубеже рек Мерея и Проня, выйти к Днепру и сокрушить участок Восточного вала, прикрывавший пути в центральные районы Белоруссии.

Еще 30 сентября Военный совет Западного фронта доложил Ставке Верховного Главнокомандования свое решение о дальнейшем ведении наступления. В нем, в частности, подчеркивалось, что противник принимает все меры, чтобы остановить войска фронта на заранее подготовленном рубеже по западным берегам Мереи и Прони, отмечалась интенсивность проводимых гитлеровцами оборонительных работ на правом берегу Днепра. Военный совет намечал к исходу 1 октября прорвать оборону на рубеже Мереи и Прони и в первой половине октября форсировать Днепр. В связи с этим он просил Ставку усилить фронт личным составом, танками и выделить боеприпасы и горючее {680}. Ставка удовлетворила просьбу Военного совета, но не в достаточной мере, так как в это время развивалось широкое наступление на юго-западе, куда направлялись основные материальные запасы и людские резервы.

3 октября после короткой артиллерийской и авиационной подготовки главная группировка фронта в составе 10-й гвардейской, 21-й и 33-й армий возобновила наступление в направлении Орши. Бои носили крайне ожесточенный характер. Чтобы сдержать советские войска, немецко-фашистское командование спешно перебросило пехотные и танковые соединения с других участков восточного фронта. Наступление принесло войскам Западного фронта лишь тактический успех.

Ставка обратила внимание командования фронта на допущенные недочеты. В частности, она потребовала создать ударную группировку не в центре, а на правом крыле фронта. Ставка отмечала, что ударная группировка в центре фронта в случае «успешного продвижения упрется в р. Днепр и, таким образом, дальнейшее развитие ее наступления будет ограничено. В то же время правое крыло фронта может наступать без форсирования [273] р. Днепр и имеет возможность очистить Днепр путем удара во фланг и тыл войскам противника, обороняющимся на Днепре» {681}. Ставка приказала командующему Западным фронтом немедленно приступить к перегруппировке войск с целью усиления правого крыла. В соответствии с этим три дивизии 5-й армии переподчинялись 31-й армии, а управление 5-й армии выводилось в резерв фронта. 68-й и 10-й гвардейской армиям передавалась часть сил 21-й и 33-й армий.

В наступлении войск Западного фронта совместно с советскими соединениями участвовала 1-я польская дивизия имени Тадеуша Костюшко. Сформированная на территории СССР и вооруженная советской боевой техникой дивизии под командованием полковника З. Берлинга в начале октября вошла в состав 33-й армии генерала В. Н. Гордова. Накануне наступления, 11 октября, командир дивизии отдал приказ, заключительные слова которого призывали: «Вперед, в бой, солдаты 1-й дивизии! Перед нами великая, священная цель, а на пути к ней смертельный враг! По его трупам проложим себе путь в Польшу! Вперед, в бой и к победе! Да здравствует Польша!»

12 октября 1-я польская дивизия начала наступление. Она действовала в районе Ленино Могилевской области. Советское командование придало польской дивизии 67-ю гаубичную артиллерийскую бригаду, минометный полк, два артиллерийских полка и саперный батальон. Кроме того, ее поддерживали армейская артиллерийская группа в составе четырех гаубичных артиллерийских бригад, двух артиллерийских полков, двух бригад и полка гвардейских минометов, а также авиация фронта. Бои под Ленино стали первой вехой на славном пути, пройденном польскими солдатами в едином строю с воинами Советской Армии, и имели огромное политическое значение. Здесь, под Ленино, началась новая история Войска Польского.

Мужество и героизм польских воинов командование дивизии отметило в приказе от 14 октября 1943 г.: «Солдаты 1-й дивизии! В течение двух дней кровавых боев вы показали, что любите Родину, что во имя великих целей, которые стоят перед вами, умеете приносить большие жертвы. Задачу, поставленную дивизии, — прорыв фронта под Ленино, — вы геройски выполнили. Вы доказали, что Польша живет, стремится к свободе и сражается за нее» {682}.

Советский и польский народы высоко оценили героизм и мужество воинов-костюшковцев. Они были награждены 239 советскими и 247 польскими орденами и медалями. Капитану В. Высоцкому и рядовой Анеле Кшивонь посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Этот первый бой, проведенный польскими регулярными частями вместе с советскими братьями по оружию, ознаменовал собой начало нового этапа в освободительной борьбе польского народа. День 12 октября отмечается как дата рождения народного Войска Польского. В честь знаменательного события в Ленино открыты музей и памятник советско-польского боевого содружества, олицетворяющие нерушимую дружбу Польши и Советского Союза.

Активные боевые действия Западного фронта на оршанском и могилевском направлениях продолжались до конца года. Его войска сковали значительные силы врага и не позволили ему перебрасывать дивизии на юго-западное стратегическое направление. Более того, командованию вермахта приходилось непрерывно усиливать 3-ю танковую и 4-ю армии [274] группы армий «Центр», противостоящие Западному фронту. В октябре из 9-й и 16-й армий и резерва группы армий «Центр» в 3-ю танковую и 4-ю армии было переброшено шесть дивизий, в том числе танковая, в ноябре и декабре — десять дивизий, в том числе моторизованная.

Одновременно с операциями на витебском, оршанском и могилевском направлениях Центральный фронт, используя ранее захваченные плацдармы на реках Сож и Днепр, развернул наступление на гомельско-бобруйском направлении г.

Наступление непосредственно на Гомель могло привести к большим потерям. Поэтому Ставка ВГК дала указание наступать севернее и южнее Гомеля, прорвать оборону врага на реках Сож и Днепр, выходом в район Бобруйска охватить с юга группу армий «Центр» и разобщить группы армий «Центр» и «Юг». Действия Центрального фронта обеспечивали правое крыло Воронежского фронта, наносившего удар на Киев.

Наступление на гомельском направлении началось 15 октября на левом крыле Центрального фронта силами 61-й и 65-й армий генералов П. А. Белова и П. И. Батова. Оно развивалось вдоль Днепра в общем направлении Речица, Жлобин в тыл гомельской группировки противника. Войска форсировали Днепр у устья реки Сож, овладели Лоевом и продвигались вверх по Днепру на Речицу, осуществляя глубокий обход Гомеля с юго-запада.

Образовавшийся в районе Лоева плацдарм значительно ухудшил положение 2-й немецкой армии. Значение Сожа как водной преграды на подступах к Гомелю, по существу, было сведено на нет. Командование вермахта, пытаясь спасти положение и опасаясь за свои тылы, усилило действующую группировку соединениями, переброшенными с других участков восточного фронта.

В конце октября — начале ноября Белорусский фронт был пополнен личным составом, получил боеприпасы и горючее. К 10 ноября в его войсках насчитывалось 719 тыс. человек, 7560 орудий и минометов, 247 танков и самоходно-артиллерийских установок и 526 боевых самолетов. Враг имел 660 тыс. человек, 3600 орудий и минометов, до 300 танков и штурмовых орудий, около 400 боевых самолетов. Таким образом, советские войска превосходили противника в живой силе в 1,1, орудиях и минометах в 2,1, боевых самолетах в 1,3 раза. Количество танков и самоходных (штурмовых) орудий было примерно равным {683}.

Командующий фронтом сосредоточил основную группировку на лоевском плацдарме, откуда наносился главный удар, и добился здесь значительного превосходства над врагом в живой силе и боевой технике. «Инициатива находилась в наших руках, — писал Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, — мы могли идти на риск, демонстрируя сосредоточение сил на одном участке фронта, в то время как готовили удар совсем на другом направлении. Мы так и поступали. 11-я армия И. И. Федюнинского вместе с войсками В. Я. Колпакчи (63-я армия. — Ред.) непрерывно атаковала противника севернее Гомеля, приковывая к этому участку его внимание. А основной удар нами уже был подготовлен с лоевского плацдарма» {684}.

10 ноября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки началось наступление южнее Гомеля главной группировки фронта, в которую входили 61-я и 65-я армии. Противник, опираясь на хорошо подготовленные рубежи, оказывал упорное сопротивление. Однако в первый [278] же день боев стрелковые соединения вклинились в его оборону. На второй день для развития успеха были введены в бой танковые и кавалерийские корпуса. Стремительным ударом в тыл врага войска фронта перерезали железную дорогу Гомель — Калинковичи и 18 ноября овладели Речицей. В это время партизаны Белоруссии усилили боевую деятельность в тылу врага, взаимодействуя с наступающими частями Советской Армии.

Командование вермахта стремилось во что бы то ни стало удержать Гомель. Гарнизон города усиливался дивизиями, отошедшими из района Речицы, танками и артиллерией. Однако в результате выхода ударной группировки в тыл противника, успешного наступления на правом крыле и в центре фронта, а также удара непосредственно по городу сопротивление врага было сломлено. Утром 26 ноября после ожесточенных ночных боев советские войска освободили Гомель — важный узел шоссейных и железных дорог. Москва от имени Родины салютовала доблестным войскам. В ознаменование одержанной победы 23 соединения и части получили почетное наименование Гомельских.

Перед отступлением фашисты варварски разрушили город. Его улицы — Советская, Комсомольская, Пролетарская — были превращены в груды камней. Вместе с советскими воинами в Гомель прибыли руководители партийных и советских органов. Они сразу же приступили к налаживанию мирной жизни города.

К концу ноября войска Белорусского фронта нанесли тяжелое поражение противнику, отбросили его на 130 км и освободили ряд районов Восточной Белоруссии. В декабре бои на жлобинско-бобруйском направлении не затихали. Особенно упорная борьба развернулась в полосе 65-й армии. Ее войска выходили в тыл жлобинской группировки врага. Воспользовавшись тем, что соединения армии растянулись и образовали в районе Паричей большой выступ, гитлеровцы нанесли по ним сильный контрудар с трех направлений. Против правого фланга 65-й армии они сосредоточили три пехотные и две танковые дивизии, подтянутые из Бобруйска и других районов. Этот удар принял на себя 95-й стрелковый корпус под командованием генерала И. А. Кузовкова. День и ночь шли кровопролитные бои. Советские воины сражались героически и сдерживали натиск врага. Противник не смог снова выйти к Речице и отбросить войска фронта на рубеж реки Сож. Характеризуя эти бои, П. И. Батов писал: «На войне не редки такие дни и даже месяцы схваток с врагом, которые по своему значению равноценны взятию крупных городов. Не гремят салюты в честь победы, но войска проявляют не меньше, а иной раз и больше упорства, отваги, мужества, самопожертвования и мастерства. К числу таких нельзя не отнести декабрьскую оборону под Паричами. Потеряв более 7 тысяч убитыми, ранеными, много танков, противник отказался от своего замысла» {685}.

К исходу ноября соединения Белорусского фронта достигли рубежа Чаусы, Новый Быхов, восточнее Рогачева и Мозыря, реки Припять. Здесь фронт стабилизировался до 1944 г.

Наступление советских войск на западном стратегическом направлении в августе — декабре явилось одним из важнейших событий 1943 г. и имело крупное военно-политическое значение. За это время советские войска разгромили свыше 40 дивизий группы армий «Центр», в том числе 7 танковых и моторизованных. Были форсированы крупные водные преграды — Десна, Сож, Днепр, Припять, Березина, освобождена Смоленская и часть Калининской области, а также восточные районы Белоруссии. Советская Армия вызволила из фашистского рабства сотни тысяч советских людей. [276]

Наступление советских войск на западном направлении явилось составной частью битвы за Днепр. Форсировав Сож и Днепр (к югу от Жлобина до Лоева), они овладели участком Восточного вала протяженностью свыше 500 км. Поражение крупной гитлеровской группировки во многом изменило обстановку. Планы вермахта на выигрыш времени для восполнения обескровленных соединений рухнули. Советские войска, овладев Смоленскими воротами и продвинувшись на гомельском направлении, создали угрозу флангам группы армий «Центр». Это обеспечивало благоприятные предпосылки для проведения операций по освобождению Белоруссии.

С выходом советских войск к Полесью сплошной стратегический фронт врага был разорван, взаимодействие между группами армий «Центр» и «Юг» затруднялось. Удары на западном направлении сорвали планы командования вермахта по переброске своих соединений на юго-западное стратегическое направление. Более того, в ходе сражений немецко-фашистскому командованию пришлось направить на западное направление до 13 дивизий с других участков советско-германского фронта и 7 дивизий из Западной Европы.

Победы Советской Армии на центральном участке фронта еще раз продемонстрировали высокий наступательный дух советских воинов, их воинское мастерство. Девять раз столица Советского Союза салютовала доблестным освободителям городов западной части Российской Федерации и восточных районов Белоруссии. Тысячи воинов были награждены орденами и медалями, многие удостоены звания Героя Советского Союза.

Важную роль в достижении победы, в обеспечении наступательного порыва сыграли политические органы, партийные и комсомольские организации. Они учли специфику боев в лесах, болотах, межозерных дефиле, при преодолении многочисленных рек и сумели мобилизовать воинов на решительные, самоотверженные действия. Коммунисты первыми шли на штурм неприятельских укреплений, на преодоление труднопроходимых участков местности и увлекали за собой всех воинов. Воины-патриоты, исполненные священной ненависти к врагу, горели желанием скорее освободить братский белорусский народ от фашистского ига, спасти от дальнейшего разрушения народное хозяйство республики.

В проведенных операциях Советские Вооруженные Силы продемонстрировали возросшее военное искусство. Оно проявилось в умении командиров всех степеней организовать взаимодействие на поле боя, форсировать реки, вести бои в городах, широко применять обходы и охваты в условиях лесисто-болотистой местности. Наступление советских войск было тесно увязано с действиями партизан.

Даже буржуазная печать отмечала в то время высокий наступательный дух и мастерство советских воинов. Так, американская газета «Тайме пикаюн» писала: «... разочарование по поводу отсрочки второго фронта не обескуражило Красную Армию и не замедлило ее продвижения». Огромные бронетанковые силы немцев, отмечалось в статье, не могут задержать мощное летнее наступление советских войск {686}.

Непрерывное наступление в течение лета и осени 1943 г. в тяжелых условиях лесисто-болотистой местности, понесенные потери ослабляли силу ударов советских войск. Необходимо было закрепиться на достигнутых рубежах, подтянуть тылы, дать отдых войскам, пополнить их личным составом и боевой техникой и всесторонне подготовиться к нанесению по врагу новых сокрушительных ударов. [277]

* * *

В конце 1943 г. Советские Вооруженные Силы успешно завершили военные действия заключительного этапа летне-осеннего наступления. В ходе крупных сражений, развернувшихся на огромном фронте, образовалось два важных плацдарма на Днепре: в районе Речица, Коростень, Киев и в районе Кременчуг, Знаменка и Днепропетровск. Плацдармы создали благоприятные условия для последующих операций советских войск в 1944 г.

В тот же период Советская Армия прорвала сильную оборону противника на реке Молочная, освободила южную часть Левобережной Украины, за исключением участка в районе Никополя, и блокировала с суши вражескую группировку в Крыму. Было завершено освобождение Северного Кавказа и захвачен плацдарм на Керченском полуострове. На западном стратегическом направлении советские войска вступили в пределы Восточной Белоруссии. Осуществив наступление на фронте протяженностью 2 тыс. км, Советская Армия продвинулась на запад на 300 — 600 км. Огромная территория (более 395 тыс. кв. км) была освобождена от оккупантов, миллионы советских людей вызволены из фашистского рабства, стране возвращены важнейшие экономические районы.

Потери в живой силе и вооружении, понесенные немецко-фашистскими войсками, были огромны и продолжали расти. Если в битве под Курском немецкая армия потеряла более полумиллиона солдат и офицеров, то летом и осенью 1943 г. только по сухопутным войскам — 1 413 тыс. человек. За это время Советская Армия разгромила 118 дивизий — до половины всех сил вермахта, находившихся на советско-германском фронте к началу лета 1943 г. Противник потерял около 3,2 тыс. танков, до 10 тыс. самолетов и до 26 тыс. орудий. Немецко-фашистское командование было вынуждено с апреля по декабрь 1943 г. перебросить с запада на восток 40 дивизий. В происходивших здесь сражениях перемалывались основные силы вермахта и армий союзников Германии. В меморандуме «Оценка положения противника в 1944 г. в Европе», составленном американским комитетом начальников штабов в середине ноября 1943 г., отмечалось: « ...давление, развиваемое и поддерживаемое Красной Армией, превзошло все предположения немцев, а немецкие потери в людях, средствах и территории оказались гораздо больше, чем предполагалось» {687}.

Победы Советской Армии показали неспособность вооруженных сил фашистской Германии остановить ее наступление. В Берлине приняли меры по замене ряда лиц высшего руководства вермахта. 29 октября отстраняется от командования 1-й танковой армией и направляется в резерв командного состава ОКХ генерал-полковник Макензен. 30 октября такая же участь постигла командующего 16-й армией генерал-фельдмаршала Э. Буша. В конце года был снят с поста командующего 4-й танковой армией генерал-полковник Г. Гот. Однако это не могло изменить хода событий.

Успешное наступление Советской Армии летом и осенью 1943 г. тяжело отразилось на германском тыле. Политическое и военное руководство рейха уже не могло скрывать огромные потери на фронте и было вынуждено пойти на крайние меры, чтобы пополнить ряды вермахта. 27 ноября Гитлер отдал приказ, в котором говорилось: «Борьба за существование немецкого народа и за будущее Европы приближается к своей кульминационной точке. Веление времени состоит в том, чтобы бросить в эту заключительную борьбу все резервы сил, которые может дать Великогерманская империя. Ударная мощь наших вооруженных сил сильно подорвана [278] боями этого лета, особенно на Востоке... Я решил восстановить боеспособность сражающихся на фронте войск с помощью самых беспощадных методов и сломить посредством драконовских наказаний всякое сопротивление отданным приказам. Ввиду того что все возможности по изысканию сил в гражданском секторе подходят к концу, отныне виды вооруженных сил и войска СС должны черпать резервы, пригодные и необходимые для использования на фронте, в первую очередь из своих собственных рядов. Я требую, чтобы командования видов вооруженных сил и войск СС немедленно начали проводить мероприятия с целью изыскания и использования на фронте по меньшей мере одного миллиона человек» {688}.

Оборонительное сражение и контрнаступление под Курском, общее стратегическое наступление на огромном фронте, форсирование с ходу Днепра и сокрушение немецкого Восточного вала явились выдающимися достижениями Советских Вооруженных Сил.

Переход к преднамеренной обороне под Курском, организация и проведение контрнаступления, прорыв оборонительных рубежей врага на Днепре, Десне, Соже, Миусе, Молочной, прорыв Голубой линии на Таманском полуострове свидетельствовали о высоком уровне советского военного искусства, проявившемся в правильном выборе направлений главных ударов, умелой организации взаимодействия между фронтами, наступавшими на нескольких стратегических направлениях, между видами вооруженных сил и родами войск, гибком маневре силами и средствами с целью создания перевеса на направлениях главных ударов. Высокое воинское мастерство советские войска проявили при форсировании водных преград, подготовке и осуществлении наступательных операций с плацдармов, захваченных на правом берегу Днепра, при отражении контрударов врага, ведении наступления в условиях лесисто-болотистой местности.

Замечательные победы Советской Армии явились следствием высоких морально-боевых качеств советских воинов, проявивших упорство, наступательный порыв, массовый героизм и отвагу. Их боевые заслуги по достоинству оценила страна. Сотни солдат и офицеров получили высокое звание Героя Советского Союза, десятки тысяч были награждены орденами и медалями.

За массовый героизм, мужество и отвагу в период с апреля по декабрь 1943 г. соединения и части Советской Армии были награждены 302 орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова, Красной Звезды; было присвоено 625 почетных наименований, а 407 соединений и частей удостоены высокого звания гвардейских {689}.

Военные действия, развернувшиеся на советско-германском фронте летом и осенью 1943 г., показали бессилие гитлеровского командования создать устойчивую позиционную оборону. Крушение немецкой обороны на Днепре имело далеко идущие последствия. Если в битве под Курском была окончательно похоронена гитлеровская наступательная стратегия, то сокрушение обороны немецко-фашистских армий на Днепре опрокинуло расчеты руководителей фашистской Германии на ведение длительной позиционной оборонительной борьбы. [279]

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.