Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Борьба северного флота СССР за морские пути в 1943 г.

Стратегическое значение Северного морского театра военных действий для фашистской Германии определялось рядом факторов: в незамерзающих портах и фьордах северных районов оккупированной Норвегии базировались крупные военно-морские силы немецко-фашистского флота; здесь проходила прибрежная морская коммуникация, по которой осуществлялось снабжение 20-й горной армии, развернутой на мурманском направлении. В порты Северной Норвегии и Северной Финляндии ежемесячно доставлялось более 190 тыс. тонн воинских грузов {691}. Кроме того, из них в Германию морем вывозилось стратегическое сырье, прежде всего никелевая и железная руда. В Северной Финляндии добыча никелевой руды составляла 32 процента от общей добычи ее Германией в Европе {692}. Основными портами погрузки и выгрузки являлись Нарвик, Тромсё, Киркенес, Петсамо.

Северный морской театр имел важное стратегическое значение для Советского Союза. Северный флот прикрывал приморский фланг Карельского фронта; на коммуникациях Баренцева, Белого и Карского морей осуществлялись крупные перевозки воинских и народнохозяйственных грузов; поддерживалась связь морем с Дальним Востоком. Наличие незамерзающего порта Мурманск позволяло круглый год по кратчайшему пути доставлять из Англии и США в СССР вооружение и другие грузы.

Советская подводная лодка северного флота в 1943 г.
Советская подводная лодка северного флота в 1943 г.

Немецкие военно-морские силы на Севере к началу апреля 1943 г. включали 2 линкора, 3 крейсера, до 14 эскадренных миноносцев и миноносцев, 21 подводную лодку и около 190 кораблей других классов (тральщиков, сторожевых кораблей, торпедных катеров и других), а также 130 катеров охраны рейдов и побережья {693}. Для действий на коммуникациях из состава 5-го воздушного флота привлекалось до 150 самолетов {694}. Флоту и авиации ставились задачи нарушать советские внутренние и внешние морские перевозки на Севере и защищать собственные сообщения у побережья Норвегии и Северной Финляндии. При этом наиболее важным считался срыв внешних морских коммуникаций Советского Союза. Для этого был создан специальный отряд в составе линейных кораблей «Тирпиц», «Шарнхорст», одного крейсера и шести эскадренных миноносцев {695}.

В начале апреля Северный флот — командующий вице-адмирал А. Г. Головко — в своем составе имел 21 подводную лодку, 1 лидер, 8 эскадренных миноносцев и 186 кораблей других классов и боевых катеров. [281] На 1 апреля военно-воздушные силы Северного флота имели 347 самолетов, из них 191 исправный боевой самолет {696}.

Таким образом, противник превосходил Северный флот в крупных надводных кораблях. В подводных лодках соотношение было равным, а в самолетах (с учетом исправных) составляло 1 : 1,3 в пользу советского флота.

При оценке соотношения сил следует учитывать, что западные союзники могли привлечь достаточное количество крупных кораблей, в том числе и авианосцев, для надежной защиты конвоев между своими портами и портами СССР. Несмотря на это, в марте правящие круги Великобритании и США по политическим мотивам прекратили отправку конвоев в северные порты Советского Союза.

Северный флот пополнялся кораблями. В первой половине 1943 г. из состава Тихоокеанского флота пришли 5 подводных лодок, совершивших переход через Тихий и Атлантический океаны. Вступили в строй и с апреля начали боевую деятельность 5 малых подводных лодок, построенных на горьковском заводе «Красное Сормово». В конце мая в Архангельск прибыли 6 подводных лодок с Каспийского моря. В течение года состав флота пополнился 12 торпедными катерами (6 катеров поступили с Балтики, 4 — от промышленности, 2 — из США). Кроме того, в октябре — ноябре пришли на Север 7 тральщиков и 9 больших охотников за подводными лодками, полученных из США {697}.

Северному флоту ставились задачи нарушать морские коммуникации противника у побережья Северной Финляндии и Норвегии (между Петсамо и Тромсё); защищать свои коммуникации на Северном морском театре; обеспечивать внешние коммуникации между СССР и союзниками в советской операционной зоне (восточнее меридиана 20° 00'); прикрывать с моря приморский фланг Карельского фронта.

Входившая в состав Северного флота Беломорская военная флотилия — командующий контр-адмирал С. Г. Кучеров — обеспечивала безопасность плавания транспортных судов на коммуникациях в Белом и Карском морях.

Для действий на коммуникациях неприятеля привлекались подводные лодки, авиация и надводные корабли Северного флота.

Подводные лодки решали задачи на вражеских сообщениях в сложной обстановке. Немецкие конвои, следовавшие вдоль побережья, обычно имели усиленный состав охранения, прикрывались авиацией и батареями береговой артиллерии. На открытых с моря участках коммуникаций ставились противолодочные минные заграждения. С середины ноября 1942 г. до конца 1943 г. противник поставил около 3 тыс. мин и 170 минных защит-ликов, что еще более затрудняло действия подводных лодок {698}. Необходимость уходить в море для зарядки аккумуляторных батарей и возвращаться обратно к побережью вынуждала подводные лодки неоднократно преодолевать минные заграждения, что серьезно увеличивало опасность подрыва на минах. Для обнаружения мин советские подводники начали применять гидролокаторы типа «Дракон». С их помощью удавалось обнаруживать мины на расстоянии 200 — 1300 м от лодки и обходить их {699}.

Подводные лодки атаковали конвой, действуя, как правило, одиночно. Попытки применить групповой метод использования лодок из-за [282] отсутствия надежных технических средств подводной связи не дали положительных результатов. Всего подводные лодки за девять месяцев произвели 51 атаку против конвоев и отдельных вражеских судов {700}. В результате торпедных атак советских подводников враг за это время потерял 20 судов, в том числе 9 транспортов, подводную лодку, 3 сторожевых корабля {701}. Подводные лодки поставили на путях следования конвоев и на подходах к базам 276 мин, создававших угрозу судоходству противника {702}.

Возросла активность авиации флота в борьбе на море. В апреле — декабре на флот поступило 200 боевых самолетов {703}. Численный и качественный рост авиации Северного флота позволил существенно повысить эффективность борьбы на коммуникациях противника. Главной ударной силой являлись самолеты-торпедоносцы, действовавшие против конвоев группами по четыре-пять самолетов и одиночно, применяя метод «свободной охоты». Штурмовики и бомбардировщики наносили удары по вражеским конвоям, военно-морским базам и аэродромам. В отдельных ударах по базам принимало участие до 90 самолетов. Совершенствовались способы преодоления усилившейся противовоздушной обороны немецких конвоев. В частности, советские самолеты-торпедоносцы, штурмовики и бомбардировщики под прикрытием истребителей стали наносить совместные удары. Первыми в атаку на конвои устремлялись штурмовики, чтобы подавить зенитные средства на кораблях и облегчить прорыв торпедоносцев к судам. В апреле — декабре авиация флота потопила 18 судов, в том числе 8 транспортов, 5 танкеров, сторожевой корабль и тральщик {704}.

Завоеванное советской авиацией летом 1943 г. господство в воздухе позволило надежно прикрыть морские коммуникации. Истребители обеспечивали атаки торпедоносцев и бомбардировщиков, прикрывали с воздуха свои конвои, защищали порты и базы. В результате действий истребительной авиации флота, а также зенитной артиллерии противник потерял на Севере в апреле — августе 219 самолетов {705}. Вследствие понесенных потерь он вынужден был отказаться от массированных ударов по Мурманску, Полярному и другим базам и портам.

Весной в условиях полярного дня надводные корабли не могли действовать скрытно на коммуникациях противника. Активность надводных сил на вражеских коммуникациях повысилась к осени, когда увеличилась продолжительность темного времени суток. На коммуникации противника в районы Петсамо и Варангер-Фьорда под прикрытием истребительной авиации обычно выходили торпедные и сторожевые катера. В темное время суток торпедные катера осуществляли поиск немецких конвоев или при получении сведений от разведки ожидали в «засаде» вблизи берега идущий конвой и атаковали его. Торпедные катера в апреле — декабре потопили три вражеских транспорта, сторожевой корабль и малое судно. Сторожевые катера под прикрытием торпедных катеров в течение года поставили 112 мин на подступах к базам противника.

Значительные силы выделял Северный флот для защиты своих морских сообщений в Баренцевом, Белом и Карском морях.

До марта немецко-фашистское командование привлекало основные силы флота и авиации, базировавшиеся на Севере, для атак против союзных конвоев, направлявшихся в советские порты и обратно. После прекращения в марте переходов союзных конвоев в советские порты оно получило возможность привлечь силы флота и авиации для срыва судоходства [283] на внутренних коммуникациях Советского Союза. Однако переключение сил на решение этой задачи произошло с запозданием, так как немецкое командование не допускало и мысли, что Великобритания и США прекратят весной 1943 г. пользоваться наиболее удобными для сообщения с Советским Союзом северными коммуникациями, позволявшими в течение 10 — 14 суток доставлять грузы по назначению. Даже летом между островами Медвежий и Шпицберген еще продолжали занимать позиции девять немецких подводных лодок {706}.

Убедившись, что союзники прекратили отправку конвоев в советские порты, гитлеровцы направили в июле в Карское море восемь подводных лодок, которые ставили мины и вели поиск советских судов у южного побережья острова Новая Земля (Белушья Губа), в проливе Югорский Шар, у портов Тобседа, Хабарове, Варнек. С 1 августа по 3 октября немецкое командование предприняло операцию «Вундерланд II» с целью нарушить коммуникации в Карском море. В Карское море прибыла группа «Викинг» (три подводные лодки). С конца августа до начала октября здесь вела боевые действия группа «Дахс» (восемь подводных лодок) {707}.

Поскольку до июля в Карском море вражеских подводных лодок не было, это позволило командованию Северного флота в июне без потерь провести два конвоя из Северодвинска и один из Печорской губы в порты восточной части Карского моря. Однако уже в июле — октябре подводные лодки стали значительно затруднять судоходство в этом районе. В июле они потопили одно советское судно, в течение последующих трех месяцев — еще четыре. Для обеспечения безопасности судов усиливался состав эскорта. К поиску и уничтожению неприятельских лодок привлекались самолеты, надводные корабли и подводные лодки. Это позволило советскому командованию поддерживать регулярное судоходство транспортных судов на внутренних коммуникациях Баренцева, Белого и Карского морей.

В апреле — июне 1943 г. авиация противника проявляла большую активность на коммуникациях в Баренцевом и Белом морях. Она произвела 1523 самолето-пролета, в основном для ударов по конвоям и базам Северного флота {708}. В условиях наступившего полярного дня особенно возросла для конвоев угроза с воздуха при переходе между портами Кольского залива и полуостровов Средний и Рыбачий. Учитывая это, командование Северного флота в мае приняло ряд мер по обеспечению противовоздушной обороны. Оно усилило прикрытие конвоев и баз истребительной авиацией. Переходы судов в этих районах осуществлялись только в составе небольших конвоев (3 — 5 судов). Количество эскортных кораблей зависело от числа судов, состояния погоды, ценности перевозимых грузов. Как правило, в состав конвоя включались суда, следовавшие в один конечный пункт назначения.

Аэродромы противника находились в 95 — 400 км от Полярного — главной базы Северного флота — и других береговых объектов. Используя авиацию с ближайших от линии фронта аэродромов, гитлеровцы нередко достигали внезапности при нанесении бомбоштурмовых ударов по объектам флота в районах Мотовского и Кольского заливов. Это потребовало усиления противовоздушной обороны военно-морских баз. Если в начале 1943 г. в базах флота, исключая базы Беломорской военной флотилии, насчитывалось 148 зенитных орудий, то к концу года их стало 182 {709}. [284]

Одной из основных задач надводных сил флота являлось поддержание благоприятного для судоходства оперативного режима на морских коммуникациях и эскортирование транспортных судов на Северном морском театре. Благодаря активным боевым действиям надводных боевых кораблей и авиации за время навигации удалось перевезти морскими судами более 235 тыс. человек, 1185 автомашин, 136 тракторов, более 72 тыс. тонн продовольствия и фуража, около 99 тыс. тонн горючего, 34,6 тыс. тонн угля, около 10 тыс. тонн строительных материалов, более 333 тыс. кубометров дров и лесоматериалов {710}. Северный флот в этот период обеспечил успешную проводку по внутренним коммуникациям Баренцева, Белого и Карского морей 432 конвоев общим составом 796 транспортных судов {711}.

После настойчивых требований Советского правительства США и Англия осенью возобновили отправку конвоев в северные порты СССР. Поэтому с ноября Северный флот вновь начал обеспечивать в своей зоне переходы союзных конвоев. В ноябре — декабре в Мурманск и Архангельск прибыли 4 англо-американских конвоя (70 судов) и 4 конвоя (52 судна) ушли из этих портов {712}. Корабли и авиация Северного флота в своей зоне не допустили потопления ни одного судна союзников.

Не добилось немецко-фашистское командование успеха и в британской зоне. Нападение в декабре 1943 г. группы их надводных кораблей на союзный конвой закончилось неудачей. Английские корабли 26 декабря потопили линкор «Шарнхорст». После этого гитлеровцы окончательно отказались привлекать крупные надводные корабли для атак конвоев. Безуспешными были и действия подводных лодок в районе острова Медвежий. Лишь две из них обнаружили и атаковали суда союзных конвоев, но безрезультатно {713}. Как показал опыт проводки конвоев в ноябре — декабре, союзники могли надежно обеспечивать безопасность переходов конвоев до советской зоны и обратно.

Успешно выполнял Северный флот и задачи по прикрытию приморского фланга Карельского фронта. Противник, имея значительные надводные силы на Севере, не рискнул нанести артиллерийские удары или высадить десанты на советское побережье. Активную поддержку войскам оказывала береговая артиллерия флота, которая привлекалась для контрбатарейной борьбы, разрушения опорных пунктов противника, нанесения ударов по конвоям и отдельным судам в районе Петсамо.

Важное значение придавало командование флота высадке разведывательных и диверсионных групп на побережье. Их высаживали подводные лодки, торпедные и сторожевые катера в темное время суток. Только торпедные и сторожевые катера Северного флота в 1943 г. высадили 20 таких десантных групп {714}. Подводные лодки обычно высаживали разведывательные группы попутно с выполнением задач на коммуникациях (действия против конвоев и судов, постановка мин у побережья противника). Разведывательные группы вели наблюдение в указанных им районах, сообщали сведения об обнаруженных конвоях, о наличии судов в базах, портах и о других важных объектах. Высадка разведывательных групп играла особенно важную роль в периоды плохой погоды, ограничивавшей полеты авиации. Основной задачей диверсионных групп было уничтожение [285] важных береговых объектов противника. Это вынуждало его привлекать значительные силы для охраны побережья и опорных пунктов.

Северный флот и Беломорская военная флотилия успешно выполнили свои задачи. Завоевание господства в воздухе авиацией флота и 7-й воздушной армией Карельского фронта во второй половине 1943 г. вынудило гитлеровцев отказаться от массированных ударов с воздуха по военно-морским базам, аэродромам и другим важным объектам. В результате действий подводных лодок, надводных кораблей, авиации, береговой артиллерии Северного флота противник потерял 44 боевых корабля и транспортных судна. Кроме того, от подрыва на минах и по другим причинам погибло 18 судов {715}. Это облегчило защиту морских перевозок. Однако немецкие подводные лодки все еще создавали угрозу судоходству как в районе Кольского полуострова, так и в Карском море.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.