Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Боевые действия СССР на Черном и Азовском морях в 1943 г.

Выход советских войск к побережью Азовского моря после разгрома противника под Сталинградом и на Северном Кавказе, овладение Ростовом, изоляция на Таманском полуострове 17-й армии поставили немецко-фашистское командование в тяжелое положение и вынудили его привлечь авиацию и силы флота прежде всего для поддержки таманской группировки.

К началу апреля немецко-румынские военно-морские силы на Черноморском театре включали 12 подводных лодок, 1 вспомогательный крейсер, 7 эскадренных миноносцев и миноносцев, 18 торпедных катеров и более 110 малых кораблей других классов {734}. В Крыму и на Таманском полуострове имелось до 350 самолетов {735}. Эти силы обеспечивали коммуникации таманской группировки войск, перевозки в западной и северной части Черного и в Азовском море, вели борьбу на советских коммуникациях у Черноморского побережья Кавказа и в Азовском море.

Большинство кораблей противника базировалось в портах Крыма вблизи от Кавказского побережья, что облегчало им выход на коммуникации советского флота. Торпедные катера, находившиеся в Керчи и Феодосии, имели возможность осуществлять переходы к Черноморскому побережью Кавказа в темное время суток для атаки конвоев и судов. Немецкая авиация, действовавшая с крымских аэродромов, по кратчайшим маршрутам совершала полеты к советским базам и вела разведку в районах Черного и Азовского морей.

С мая усилили активность на коммуникации Батуми — Туапсе подводные лодки. В летне-осенний период здесь действовали 5 немецких и одна итальянская подводные лодки {736}. Весной и летом до 20 торпедных катеров оперировали в районе Мысхако, Сочи {737}. После освобождения осенью советскими войсками Таманского полуострова вражеские торпедные катера вынуждены были действовать только в районе Анапа, Керченский полуостров.

К началу апреля 1943 г. Черноморский флот имел 1 линкор, 4 крейсера, 1 лидер, 7 эскадренных миноносцев, 29 подводных лодок, 70 торпедных катеров и 200 малых кораблей и катеров других классов {738}. На 1 апреля авиация флота насчитывала 288 боевых самолетов {739}. С апреля по декабрь в состав флота вошли эсминец и 17 бронекатеров {740}. На небольшом участке побережья Черного моря флот располагал ограниченным числом слабо оборудованных баз (Батуми, Поти, Туапсе, Геленджик), а также портами Ейск и Ахтари на Азовском море. [290]

Перед Черноморским флотом — до апреля 1943 г. командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, затем вице-адмирал Л. А. Владимирский — и входившей в его состав Азовской военной флотилией под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова стояли задачи: нарушать сообщения таманской группировки противника и содействовать войскам Северо-Кавказского фронта в ее разгроме, способствовать наступлению войск Южного фронта, нарушать вражеские морские сообщения на Черном и Азовском морях, защищать свои коммуникации у Черноморского побережья Кавказа и в Азовском море.

Летом и осенью масштабы действий военно-морских сил сторон на Черном море значительно возросли. Авиация Черноморского флота принимала активное участие в напряженных сражениях в воздухе на Таманском полуострове. Резко повысились активность и масштабы борьбы Черноморского флота и Азовской военной флотилии по нарушению коммуникаций противника. Выход в начале года советских войск на восточное побережье Азовского моря и затем осенью к Перекопу привел к изоляции таманской и крымской группировок немецко-фашистских войск. Теперь они могли снабжаться только морем, и их боеспособность зависела от морских сообщений.

Важные участки морских коммуникаций прикрывались мощной системой противовоздушной обороны. В районе Керченского пролива в конце марта насчитывалось до 35 немецких зенитных батарей и около 80 прожекторов. С воздуха переправу Тамань — Керчь обеспечивало более 100 истребителей, осуществлявших днем групповое (по 10 — 20 самолетов), а ночью одиночное патрулирование {741}.

Наиболее интенсивное движение неприятельских судов отмечалось в Керченском проливе, а также между портами Румынии, Крыма, Украины. В мае — июне на Черном море, исключая Керченский пролив, ежемесячно проходило до 200 конвоев, в их состав включались в основном малые суда {742}.

Хотя весной и летом Черноморский флот и Азовская военная флотилия вели боевые действия в сложной обстановке, их силы успешно наносили удары по коммуникациям противника.

В трудных условиях вели борьбу советские подводные лодки, так как противник все время усиливал противолодочную оборону своих коммуникаций. Однако советские подводные лодки успешно выполняли задачи по нарушению морских сообщений противника. Они атаковали конвои и отдельные суда, ставили мины на наиболее важных участках коммуникаций, вели оперативную разведку на театре. В отличие от 1942 г. основные позиции лодок находились не в мелководном северо-западном районе, а у юго-восточного побережья Крыма и в открытой части Черного моря между Севастополем и портами Румынии. Кроме того, подводные лодки действовали у побережья Таманского полуострова, в районе Анапы и на подступах к Босфору, через который совершали переходы вражеские суда.

Осенью командование Черноморского флота перенацелило все действующие подводные лодки на коммуникации Севастополь — румынские порты. Такое решение было связано с тем, что войска 4-го Украинского фронта перерезали сухопутные коммуникации крымской группировки противника.

В 1943 г. практиковались два основных метода боевого применения подводных лодок — самостоятельные действия позиционно и маневренно в пределах границ указанных им районов. [291]

В апреле — июне на позициях находилось ежедневно четыре-пять подводных лодок, а всего в море, с учетом совершающих переходы на позиции и возвращающихся в базы, насчитывалось 16 лодок {743}. В 1943 г. подводные лодки предприняли 102 выхода, из них более 77 процентов к южному побережью Крыма и коммуникациям между портами Крыма и западного побережья Черного моря — Одессой, Констанцей и Сулиной, 14 процентов в район Босфора и почти 8 процентов на коммуникации Бугаз — Сулина — Констанца. Кроме того, лодки совершили 6 специальных выходов к неприятельским базам, где поставили 120 мин {744}. Действия на коммуникациях носили систематический характер, что держало противника в постоянном напряжении.

Нарушение морских сообщений врага являлось одной из основных задач авиации флота. Кроме того, командование Северо-Кавказского фронта, в оперативном подчинении которого находилась авиация флота, широко привлекало ее для действий по наземным войскам. С 1 января до 1 октября бомбардировочная авиация флота произвела 6371 самолетовылет, а штурмовая — 2113. Из них для ударов по неприятельским портам и судам в море бомбардировочная авиация совершила 2455 самолетовылетов (38,8 процента), штурмовая — 631 (около 30 процентов) {745}.

До октября действия авиации флота были направлены в первую очередь на срыв морских перевозок таманской группировки противника. В этот период авиация привлекалась также для нарушения коммуникаций противника в западном и северо-западном районах Черноморского театра с целью нанесения ударов по судам в море и базах, постановки минных заграждений в районах наиболее интенсивного судоходства, разведки, наведения подводных лодок на конвои. До августа боевые действия проводились как методом «свободной охоты» одиночными торпедоносцами и бомбардировщиками, так и группами. С августа предпринимались только групповые вылеты самолетов для атак конвоев, обнаруженных воздушной разведкой.

Авиация флота систематически пополнялась боевыми самолетами. Если в начале апреля в ее составе имелось 288 самолетов, то к 31 декабря их число возросло до 642 {746}. В ноябре, с выходом советских войск в низовье Днепра и к Перекопскому перешейку, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования авиация Черноморского флота начала перебазироваться с кавказских аэродромов в район Скадовска. К 15 ноября на этот аэродром прибыла группа торпедоносцев. Ей ставилась задача нарушать неприятельские коммуникации в северо-западном районе Черного моря. Продолжали наносить удары по вражеским базам и конвоям соединения авиации флота, действовавшие с кавказских аэродромов. Авиация флота активно участвовала в блокаде крымской группировки.

Несмотря на трудности поражения небольших быстроходных вражеских судов, в апреле — декабре советская авиация потопила 114 малых боевых кораблей и транспортных судов, подводные лодки потопили 24, надводные корабли — 5, береговая артиллерия — 4; на минах погибло 22 судна. По навигационным и другим причинам погибло 13 судов {747}.

Командование Черноморского флота уделяло большое внимание защите морских сообщений. В течение 1943 г. на советских коммуникациях бесперебойно осуществлялось интенсивное судоходство. Транспортный флот Черноморско-Азовского бассейна Наркомата Морского Флота [292] в это время насчитывал более 60 судов общей грузоподъемностью свыше 125 тыс. тонн {748}. Его суда, а также десятки транспортов Черноморского флота осуществляли оперативные перевозки и снабжение приморских группировок войск. В течение семи месяцев они в условиях ожесточенного противодействия неприятельского флота, авиации и береговой артиллерии обеспечивали боеспособность войск, героически оборонявших Малую землю в районе Станичка, Мысхако. В широких масштабах проводились перевозки народнохозяйственных грузов. Во второй половине 1943 г. на Черном море в среднем в месяц проходило около 40 советских конвоев {749}.

Для обеспечения безопасности морских сообщений силы флота вели непрерывную разведку, несли дозорную службу, осуществляли противовоздушную, противолодочную, противокатерную и противоминную оборону баз и прилегающих к ним районов моря.

Основным способом защиты судоходства являлось конвоирование транспортных судов. Районы, где наибольшую опасность представляла немецкая авиация, конвои проходили ночью, а где торпедные катера — в светлое время суток. В районах действий вражеских подводных лодок по курсу следования конвоев высылались разведывательные самолеты. Днем прикрытие конвоев с воздуха осуществлялось истребителями методом патрулирования в воздухе или дежурства на аэродромах. В состав сил охранения включались торпедные катера и корабли с сильным зенитным вооружением, а со второй половины 1943 г. создавались специальные поисковые группы сторожевых катеров, располагавших гидроакустической аппаратурой. На подходах к портам действовали поисково-ударные группы из сторожевых и торпедных катеров, а также самолетов МБР-2, проводилось траление фарватеров.

В результате принятых мер все попытки противника нарушить перевозки были сорваны. За апрель — декабрь 1943 г. транспортный флот НКМФ, боевые корабли и вспомогательные суда Черноморского флота перевезли, не считая переправы Отдельной Приморской армии на Керченский полуостров, более 92 тыс. солдат и офицеров, около 22 тыс. раненых, 39 танков и бронемашин, 371 автомашину, свыше 220 тыс. тонн других воинских грузов и около 60 тыс. тонн народнохозяйственных грузов {750}.

Успешное решение флотом задач защиты и организации морских перевозок, самоотверженное выполнение моряками, рабочими и служащими портов Черноморско-Азовского бассейна своего долга перед Родиной позволили осуществить крупные перегруппировки войск, обеспечить их пополнение и снабжение. Флот, таким образом, решил большие задачи. Это имело важное значение для развития наступательных операций на Таманском полуострове и северном побережье Азовского моря. Большую роль в обеспечении промышленности и населения сыграли перевозки народнохозяйственных грузов.

Осенью обстановка на Черноморском театре военных действии существенно изменилась. В сентябре — октябре Северо-Кавказский фронт во взаимодействии с Черноморским флотом разгромил таманскую группировку гитлеровцев. Это привело к ликвидации их морских коммуникаций в этом районе.

Важное значение имели действия флота по поддержке войск, наступавших на приморском направлении. В августе — сентябре Азовская военная флотилия успешно высадила морские десанты в районах Мариуполя Осипенко и других пунктах, оказав помощь войскам, наступавшим [293] вдоль северного побережья Азовского моря. Внезапная высадка десанта силами флота в Новороссийском порту облегчила Северо-Кавказскому фронту ликвидацию плацдарма гитлеровцев на Таманском полуострове. В ноябре флот обеспечил высадку значительных сил 56-й и 18-й армий Северо-Кавказского фронта на Керченский полуостров. В результате был захвачен важный оперативный плацдарм для сосредоточения сил и подготовки их к разгрому вражеской крымской группировки.

Высадка морских десантов являлась одним из основных видов боевой деятельности Черноморского флота. Новороссийская и Керченско-Эльтигенская десантные операции оказали особенно большое влияние на ход борьбы на приморском направлении. Всего во второй половине 1943 г. в ходе наступательных операций Советской Армии флот высадил 13 десантов (включая два диверсионных десанта) {751}.

Изменение стратегической обстановки на Черноморском театре вынудило военно-воздушные и военно-морские силы противника перейти к оборонительным действиям. Он направил свои усилия главным образом на защиту коммуникаций. Однако его малые боевые корабли (торпедные и сторожевые катера, самоходные артиллерийские десантные баржи), береговая артиллерия и авиация до сентября вели активную борьбу на коммуникациях Малой земли, пытаясь сорвать снабжение советских войск на плацдарме в тылу Новороссийского укрепленного района. Осенью малые боевые корабли, авиация и береговая артиллерия оказывали ожесточенное сопротивление высадке советских войск на Керченский полуостров. А когда войска захватили плацдармы, враг упорно противодействовал переброске сюда пополнений и материально-технических средств.

Подводные лодки противника пытались нарушать коммуникацию у Кавказского побережья, предпринимая атаки против советских конвоев.

Во второй половине года удары вражеской авиации по базам советского флота заметно ослабли. Лишь изредка небольшие группы самолетов безуспешно пытались атаковать советские корабли на переходе и в базах. Если в апреле — июне вражеская авиация совершила на основные базы Черноморского флота (Геленджик, Туапсе и Поти) 1100 самолето-налетов, то за шесть последующих месяцев — менее 430 {752}. Однако вражеская авиация еще представляла опасность для кораблей в море. В результате атак самолетов советский флот потерял в октябре лидер «Харьков» и два эскадренных миноносца, направленных для обстрела военных объектов в портах Ялты и Феодосии и нарушения коммуникаций у южного побережья Крыма. В связи с этим Ставка ВГК запретила без ее разрешения привлекать крупные надводные корабли для ведения операций на море вдали от своих баз.

В результате крупных успехов советских войск и Черноморского флота летом и осенью 1943 г. обстановка существенно изменилась. Нарушение коммуникаций таманской и крымской группировок противника, высадка десантов, оказание авиационной и артиллерийской поддержки армиям Северо-Кавказского и Южного фронтов, обеспечение своих морских сообщений и другие действия флота имели важное значение и оказывали существенное влияние на развитие наступления советских войск на приморском направлении.

Важную роль летом и осенью 1943 г. играли действия Волжской военной флотилии. Весной немецко-фашистское командование, придавая большое значение нарушению волжско-каспийской коммуникации, по которой в больших масштабах осуществлялись перевозки нефти и других [294] грузов, выделило для этого специальную авиационную группу (100 самолетов) 4-го воздушного флота, базировавшуюся в районе Донбасса. I С 4 апреля авиация противника начала вести разведку бассейна Волги от Астрахани до Сызрани, а с 28 апреля приступила к систематическим минным постановкам на реке южнее и севернее Сталинграда. Наиболее интенсивно они осуществлялись в мае — июне. Всего же в течение апреля — июня авиация противника сбросила над Волгой свыше 400 мин, из которых 84 взорвались при падении на берег. Кроме того, на реке оставались невытраленными более 130 мин из числа поставленных в 1942 г. Бомбардировочная авиация противника совершала налеты на караваны судов, а в июне, группами по 20 — 50 самолетов, и на нефтехранилища в Саратове, Камышине и Астрахани {753}.

Учитывая особую важность волжско-каспийской коммуникации, ГКО в своем решении от 24 марта 1943 г. определил задачи Наркоматам Обороны, ВМФ и Речного флота по подготовке к навигации и обеспечению безопасности перевозок по Волге. Ответственность за безопасность судоходства на Волге от Астраханского рейда до Батраков и за перевозки нефтепродуктов постановлением ГКО от 9 мая 1943 г. была возложена на Волжскую военную флотилию, которой подчинялись пароходство «Волго-танкер» и службы пути Волжского бассейна.

Волжская военная флотилия — командующий контр-адмирал Ю. А. Пантелеев — после реорганизации в мае 1943 г. имела в своем составе две бригады речных кораблей (19 канонерских лодок, 21 бронекатер и 16 сторожевых катеров) и две бригады траления (57 катеров-тральщиков). Кроме того, в ее оперативном подчинении находилась бригада траления Астраханской военно-морской базы. Всего в составе трех бригад насчитывалось в мае 105 тральщиков и 18 трал-барж {754}. Каждая бригада траления отвечала за выделенный ей участок водного пути. Значительно была усилена противовоздушная оборона волжской коммуникации. Флотилия и Войска ПВО страны в бассейне Нижней Волги имели 532 орудия зенитной артиллерии, 453 зенитных пулемета, 173 прожекторные установки, 41 самолет-истребитель. Была создана единая система постов противовоздушного и противоминного наблюдения {755}.

В результате принятых мер и напряженной деятельности бригад тральщиков из 10 959 судов, прошедших в навигацию 1943 г., подорвалось на минах всего 13. В ходе обеспечения судоходства тральщики прошли со всеми видами тралов более 176 тыс. км. В течение мая — июня корабли флотилии успешно участвовали в отражении 134 налетов бомбардировочной авиации противника. При этом корабли флотилии и транспортные суда не понесли потерь.

С началом Курской битвы активность авиации противника над Волгой резко упала, а затем действия ее прекратились совсем. Поэтому в дальнейшем деятельность флотилии состояла только в обеспечении безопасности плавания судов от еще не вытраленных мин. С сентября 1943 г. началась отправка кораблей на другие флотилии и флоты. К концу года в составе флотилии была оставлена лишь необходимая часть тральщиков.

Волжская военная флотилия в навигацию 1943 г. обеспечила перевозку только нефти и нефтепродуктов 7 млн. тонн, из них 442,1 тыс. тонн было перевезено судами флотилии. Особенно большой размах перевозки жидкого топлива достигли в июле — августе, когда они составили свыше 1 млн. тонн в месяц {756}. Успешное решение флотилией поставленной ей [295] задачи имело большое значение для действий вооруженных сил и всего народного хозяйства.

Ответственную задачу решала Каспийская военная флотилия — командующий контр-адмирал Ф. С. Седельников, — обеспечивая безопасность плавания судов в северо-западной части моря. Весь поток нефтепродуктов поступал на Волгу на судах Каспийского нефтеналивного пароходства «Рейдтанкер», которые принимали топливо с морских танкеров на Астраханском рейде. Из Астрахани нефть вывозили к пунктам назначения суда речного пароходства «Волготанкер». Каспийское нефтеналивное пароходство «Касптанкер» доставило с бакинских нефтепромыслов на Астраханский рейд, а также в порты Махачкала, Гурьев и Красноводск 12,8 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. Сухогрузное морское пароходство «Касп-флот» перевезло в порты Каспийского моря 1,8 млн. тонн различных воинских, народнохозяйственных и импортно-экспортных грузов {757}.

Бдительно стоял на страже дальневосточных морских рубежей Тихоокеанский флот — командующий адмирал И. С. Юмашев. Под надежной защитой флота осуществлялись перевозки стратегических и народнохозяйственных грузов на внутренних и внешних морских коммуникациях. В начале года морской транспортный флот Дальнего Востока получил большое пополнение судов за счет тоннажа Северного бассейна. На 1 апреля он насчитывал 124 судна общей грузоподъемностью 604,4 тыс. тонн. В 1943 г. из портов США во Владивосток и другие порты Приморья советские суда совершили 422 рейса, а из советских портов Дальнего Востока в порты Америки — 397. Общий объем перевозок составил 3 млн. тонн, из них 2 млн. — импортные грузы {758}. Тихоокеанский флот готовил кадры для действующих флотов.

* * *

Летом и осенью 1943 г. советский Военно-Морской Флот в сложной обстановке успешно вел решительные боевые действия на всех трех морских театрах. В них воплотились героизм и мужество советских моряков, возросшее воинское мастерство личного состава соединений подводных, надводных и военно-воздушных сил флота, береговой обороны. Боевая деятельность флота велась непрерывно и направлялась на достижение единой цели — оказать максимальное содействие Советской Армии в разгроме сухопутных группировок вермахта и освобождении оккупированной территории Советского Союза. Флот нарушал вражеские морские сообщения, оборонял свои морские коммуникации, наносил удары по военно-морским базам и портам противника, уничтожал в море его боевые корабли, высаживал морские десанты.

Советский флот не только вносил вклад в завоевание победы на советско-германском фронте, но и оказывал поддержку флотам западных союзников. Командование флота фашистской Германии было вынуждено выделять все больше сил для борьбы на Северном, Балтийском, Черном морях в ущерб действиям на атлантических и средиземноморских коммуникациях США и Великобритании.

Силы флота с успехом привлекались для обороны и освобождения приморских городов, портов и военно-морских баз, поддержки сухопутных войск на приморских направлениях.

Большую роль в достижении успехов сыграло пополнение флота кораблями и самолетами. В 1943 г. советская промышленность поставила флоту 256 кораблей и боевых катеров: крейсер, эсминец, 12 подводных [296] лодок, 46 торпедных катеров и 196 боевых кораблей и катеров других классов, а также 2712 самолетов {759}. Важное значение для безопасности плавания судов имела разработка советскими учеными системы борьбы с немецкими магнитными минами, представлявшими серьезную опасность для кораблей. За разработку способов размагничивания судов ученые А. П. Александров, И. В. Курчатов и другие были удостоены Государственной премии первой степени.

Умелое использование разнородных сил флота, совершенствование методов и способов боевых действий повысили эффективность применения авиации, подводных лодок и надводных кораблей. Силами Северного, Балтийского и Черноморского флотов в апреле — декабре было уничтожено 223 боевых корабля и транспорта противника. Кроме того, от подрыва на минах и по другим причинам враг потерял 79 судов {760}.

В сложных условиях 1943 г. советские флоты и флотилии успешно защищали морские, озерные и речные коммуникации. Они обеспечили безопасность плавания нескольких тысяч военных транспортов и транспортных судов морских и речных гражданских пароходств, которые перевезли около 1,8 млн. человек и 28 млн. тонн различных грузов. Это существенно повышало обороноспособность страны.

Важнейшее значение для успешного выполнения задач, стоявших перед Военно-Морским Флотом, имела партийно-политическая работа. Руководствуясь постановлением ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г., Главное политическое управление Военно-Морского Флота 1 июля издало директиву «О реорганизации структуры первичных партийных и комсомольских организаций в Военно-Морском Флоте». Согласно этой директиве произошла организационная перестройка партийных и комсомольских организаций на флоте подобно тому, как она была осуществлена в армии. К руководству первичными партийными организациями пришли проверенные в боях коммунисты, среди которых 45 процентов имели боевые награды {761}.

Многие из них не имели навыков организации партийной работы. Это потребовало от Главного политического управления Военно-Морского Флота — начальник генерал-лейтенант береговой службы И. В. Рогов, от политуправлений флотов большого внимания к воспитанию молодых партийных кадров. Так, например, Военный совет Краснознаменного Балтийского флота, рассматривая в сентябре вопрос о ходе выполнения постановления Центрального Комитета партии от 24 мая, указал в своем решении: «Одной из важнейших задач политорганов считать воспитание кадров партийных работников, пришедших к руководству партийными организациями» {762}.

Согласно указанию ЦК ВКП(б) в мае 1943 г. были созданы политические отделы военно-воздушных сил флотов. Это способствовало усилению партийно-политической работы среди личного состава авиационных соединений.

Военные советы, командиры, политорганы и партийные организации флотов и флотилий воспитывали дисциплинированных, мужественных и беспредельно преданных Советской Родине воинов. Главное внимание уделялось мобилизации личного состава на успешное выполнение боевых [297] задач. Политорганы и партийные организации активно вникали в подготовку каждого выхода кораблей в море, направляли своих работников для участия в боевых операциях. После возвращения кораблей в базы опыт партполитработы в боевых условиях внимательно изучался и обобщался, уроки и выводы из него становились достоянием командиров и политработников всех соединений.

Парторганизации вели большую работу на кораблях и в частях по повышению авангардной роли коммунистов, ряды которых значительно выросли. Так, партийные организации Краснознаменного Балтийского, Северного и Черноморского флотов насчитывали в апреле 1943 г. 76 540, в декабре — 84 481 человека {763}. Героические подвиги моряков, морских летчиков и пехотинцев широко пропагандировались во флотских газетах, в специальных памятках, листовках-молниях, по радио.

Исключительное внимание уделялось партийно-политической работе по обеспечению морских десантных операций. Так, при подготовке Новороссийской операции Военные советы 18-й армии и Черноморского флота провели совещание командиров и политработников соединений и частей, привлекавшихся к участию в операции. На этом совещании выступил начальник политотдела 18-й армии полковник Л. И. Брежнев. Он говорил о тяжелых испытаниях, которые предстоят пехотинцам и морякам, призывал более умело работать с десантниками. «С особой просьбой Л. И. Брежнев обратился к нам, морякам, — пишет участник этой операции В. Т. Проценко, — всем, чем можно, помогать бойцам и командирам десантных подразделений на переходе морем, во время высадки и действий на берегу, поделиться опытом прежних десантных операций» {764}.

Политорганы и партийные организации развернули разностороннюю деятельность среди десантников. Большими тиражами издавались памятки, брошюры, обобщающие опыт десантных операций, листовки с описанием подвигов десантников. Политработники и парторги беседовали с десантниками, прислушивались к их предложениям.

В период подготовки к десантным операциям проводились партийные и комсомольские собрания, беседы агитаторов, а также выпускались специальные номера газет. Широкая партийно-политическая работа, организованная с учетом сложившейся конкретной обстановки, обеспечивала успешный ход десантных операций.

В борьбе с сильным и опытным врагом советские моряки с честью выдержали суровые испытания. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество Указами Президиума Верховного Совета СССР многие соединения, корабли и учебные заведения ВМФ были удостоены орденов. Тысячи советских моряков были награждены орденами и медалями.

В 1943 г. военные действия советского Военно-Морского Флота носили наступательный характер. Если в предшествующие годы войны флот высаживал десанты прежде всего для отвлечения и сковывания сил противника, то в 1943 г. все десанты высаживались с целью содействия войскам в разгроме вражеских приморских группировок, овладения плацдармами и базами для развития наступления. Приобретенный флотами и флотилиями боевой опыт послужил основой для повышения боеспособности сил флота, когда развернулись еще более крупные наступательные операции советских войск на приморских направлениях.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.