Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Минно-подрывная деятельность советских партизан в 1943 г.

ЦК ВКП(б) и ЦК компартий союзных республик делали все возможное для расширения и укрепления сети партийно-комсомольского подполья, для улучшения руководства борьбой в тылу врага. В апреле — декабре 1943 г. развернули работу еще 10 подпольных обкомов партии [301] (Винницкий, Волынский, Житомирский, Каменец-Подольский, Вилейский, Могилевский, Белостокский, Видземский, Земгальский и Латгальский). Осенью 1943 г. в тылу врага было 24 обкома, свыше 370 окружкомов, горкомов, райкомов и других подпольных партийных органов, под руководством которых действовали обкомы и райкомы комсомола {772}. В тылу врага работало большое количество первичных организаций. Так, в Белоруссии к апрелю имелось 328 парторганизаций в партизанских отрядах, 144 подпольные территориальные партийные организации {773}. По мере освобождения советской территории количество подпольных партийных органов сокращалось. Однако их общее число оставалось значительным, так как создавались новые организации.

Надежным помощником партии в дальнейшем развертывании всенародной борьбы в тылу врага являлся Ленинский комсомол. Только в Белоруссии в конце 1943 г. действовало 10 подпольных обкомов, 10 межрайкомов, 193 районных и городских комитета комсомола. Их возглавляли секретари ЦК ЛКСМБ М. В. Зимянин, К. Т. Мазуров, секретарь подпольного Вилейского обкома комсомола П. М. Машеров и другие. Всего же на всей оккупированной территории к 1 июня 1943 г. в городском подполье и партизанских отрядах насчитывалось свыше 3300 первичных комсомольских организаций, в которых состояло более 43 тыс. комсомольцев.

Лучшие бойцы и командиры в годы ВОВ вступали в компартию
Лучшие бойцы и командиры в годы ВОВ вступали в компартию

Для повышения боевой активности комсомольских организаций 12 августа 1943 г. ЦК ВЛКСМ учредил переходящие Красные знамена ЦК ВЛКСМ. Они вручались лучшим комсомольским организациям партизанских отрядов. Этих знамен были удостоены комсомольские организации партизанских соединений А. Ф. Федорова, С. А. Ковпака (УССР), М. И. Дуки (Орловская область), Ф. Ф. Дубровского (БССР), В. П. Объедкова (Ленинградская область) и отряда Н. А. Сороки (Крым). Кроме того, 17 сентября 1943 г. была учреждена Почетная грамота ЦК ВЛКСМ комсомольцу-партизану Отечественной войны, которая вручалась комсомольцам за активную борьбу против немецко-фашистских захватчиков на оккупированной территории. Такими грамотами до 1 марта 1944 г. было награждено более 1 тыс. комсомольцев-партизан.

Подпольные партийные организации были идейной и организующей силой в борьбе с оккупантами. Они вели широкую политическую работу среди населения и партизан. Коммунисты разъясняли трудящимся цели и характер войны, информировали о внутреннем и международном положении страны, вселяя тем самым твердую уверенность в победе над врагом, и помогали населению оккупированных районов включиться во всенародную борьбу против захватчиков. Под постоянным вниманием партийных комитетов находилась вся повседневная деятельность партийных организаций. Они заботились о том, чтобы регулярно проводились партийные собрания. На собраниях обсуждались вопросы организационно-партийной работы, подготовки и проведения боевых операций, повышения боеспособности, морального духа и стойкости бойцов, идейно-политического воспитания, обобщался боевой опыт. Решения, принимаемые на партийных собраниях, являлись руководством к действию для всего личного состава партизанских формирований.

Высокая политическая и боевая активность коммунистов, их мужество, стойкость, непоколебимая вера в победу воодушевляли советских людей на борьбу с фашистскими захватчиками. Ряды коммунистов постоянно [302] росли. Так, в партизанских отрядах Украины к концу 1943 г. было принято в партию 4600, в Белоруссии к августу более 3600, на Орловщине и Смоленщине к октябрю 3000, в Ленинградской области к июлю 1200 человек {774}.

Вопросы политической работы среди населения и партизан рассматривались на заседаниях, совещаниях партийных органов и на партийных конференциях. Так, с целью улучшения деятельности парторганизаций Калининский обком ВКП(б) провел в мае 1943 г. в тылу врага совещание секретарей подпольных райкомов партии. Житомирский подпольный обком КП(б) Украины провел на территории, занятой противником, партконференцию. Она обсудила вопрос о вооруженной борьбе подпольщиков против оккупантов, а также пополнила состав подпольного обкома КП(б)У.

Во всех партизанских формированиях регулярно проводились политинформации, беседы и доклады по тематике, рекомендованной подпольными райкомами партии или комиссарами, а также читки сводок Совинформбюро. Широкое распространение получили митинги по случаю революционных праздников, выступления коллективов художественной самодеятельности, просмотр фильмов. Большое влияние на укрепление воинской дисциплины партизан и повышение эффективности их борьбы оказывали торжественное принятие партизанской присяги, зачтение приказов о присвоении воинских званий командному и политическому составу, вручение орденов и медалей Советского Союза, принятие на общих собраниях рапортов-писем воинам-фронтовикам и населению советского тыла и т. д.

Постоянное внимание уделялось получению партизанами и подпольщиками регулярной информации с Большой земли. Улучшалось обеспечение их листовками, газетами, типографским оборудованием и кадрами специалистов. Партийные комитеты к концу года на оккупированной врагом территории наладили издание массовым тиражом более 250 газет (из них 139 стали выходить в апреле — декабре). Этому в немалой степени способствовало расширение полиграфической базы партийного подполья. В течение года только партизанам Белоруссии и Украины были направлены 251 портативная типография и 140 наборщиков {775}. Подпольная партийная и партизанская печать широко освещала наиболее значительные события жизни и боевой деятельности населения и партизан.

Увеличился объем радиопередач, выпуск газет, журналов и листовок,, подготавливавшихся в советском тылу специально для населения оккупированных районов. Центральные газеты и листовки воспринимались населением и партизанами как директивы партии. Партийная печать поднимала у советских людей моральный дух и уверенность в грядущей победе. «Рост народного сопротивления, — писал командир крупного партизанского соединения А. Ф. Федоров, — был прямо пропорционален усилению коммунистического влияния в массах, расширению подпольной агитационной работы и ударам партизанских отрядов» {776}.

Успехи Советской Армии на фронтах, а партизан в тылу, целенаправленная идеологическая работа партийных и комсомольских комитетов вызывали широкий приток добровольцев в партизанские отряды. К концу года личный состав партизанских формирований, по неполным данным, увеличился до 250 тыс. человек, то есть стал в два с лишним раза больше, чем год назад. Продолжался дальнейший рост численности невооруженного [303] партизанского резерва и подпольщиков. Связь партизан с населением стала еще более тесной. Особенно бурный рост партизанских сил наблюдался во второй половине 1943 г., когда советские войска перешли в общее стратегическое наступление. Росло также и число партизанских соединений. Например, с апреля 1943 г. по январь 1944 г. в Крыму было создано 5 бригад, столько же в Калининской области, в Ленинградской области 8, на Украине 27, в Белоруссии 81 {777}.

Вместе с тем, учитывая опыт партизанской борьбы, партийные комитеты рекомендовали не увлекаться укрупнением соединений, поскольку это снижало их маневренность и создавало большие трудности в обеспечении всеми видами довольствия. Поэтому по мере вступления в соединения новых бойцов на базе уже существующих формировались новые.

Буржуазная историография пытается отрицать политический характер советского партизанского движения, а массовое участие населения оккупированной территории в борьбе против немецко-фашистских захватчиков стремится объяснить религиозностью русского народа, породившей «чувство самоотречения» {778}. Факты полностью опровергают эти клеветнические утверждения. M. И. Калинин еще в годы войны писал: «Партизанское движение — народно, политически тесно связано со всеми трудящимися Советского Союза. Оно вырастает из простого, наглядного сопоставления народом фашистского режима с советским строем, где советский гражданин чувствовал и чувствует себя хозяином. Как же может свободный жизнедеятельный человек, будь то мужчина или женщина, примириться без жестокой борьбы не на жизнь, а на смерть с фашистским рабством? Этого никогда не было в прошлом на Руси, тем более не будет этого сейчас в свободной Советской стране» {779}.

О народном характере партизанского движения свидетельствует его социальный состав. Так, среди партизан Белоруссии рабочие составляли 17 процентов, крестьяне — 40, учащиеся — 12, военнослужащие — 11, служащие — 20. 88,8 процента партизан Белоруссии были местные жители {780}.

Всенародная борьба в тылу немецких захватчиков, по размаху и массовости не имевшая себе равных в истории освободительных войн, явилась убедительным свидетельством того, что советские люди, воспитанные Коммунистической партией, глубоко осознавали справедливый характер Великой Отечественной войны и стремились всеми силами ускорить разгром фашистской Германии.

Победы Советской Армии под Курском и на Днепре усилили рост антифашистских и антивоенных настроений в странах — сателлитах Германии, в их войсках и в немецкой армии. Партийные комитеты и другие подпольные организации расширяли пропаганду среди войск противника, вовлекали антифашистски настроенных солдат в борьбу против нацистов. В 1943 г. только из словацких частей на сторону партизан перешло, по неполным данным, 1250 солдат и офицеров {781}. 6 сентября 1943 г. в дневнике боевых действий верховного главнокомандования вермахта отмечалось: «Словацкие дивизии на восточном фронте для немецкого командования [304] представляют скорее опасность, чем подкрепление...» {782}. Увеличивалось число румын в партизанских отрядах Крыма. Румыны сражались и в соединении С. А. Ковпака. Более 700 венгерских антифашистов приняли в свои ряды украинские и белорусские партизаны {783}.

Расширялось участие иностранных граждан-антифашистов в борьбе советских людей в тылу врага. В составе партизанского соединения А. Н. Сабурова сражался чехословацкий отряд под командованием капитана Я. Налепки, удостоенного за героизм и мужество в боях звания Героя Советского Союза. В партизанских отрядах на территории Белоруссии и Украины вместе с советскими партизанами боролись свыше 350 югославов {784}. Среди антифашистов в советских партизанских отрядах больше всего было поляков. Весной и летом 1943 г. в составе Пинской партизанской бригады и в соединении А. Н. Сабурова были созданы польские партизанские отряды. 15 августа в Ровенской области формируется первое самостоятельное польское соединение, состоящее из трех отрядов. Осенью оно было расформировано, а в конце года на базе отряда имени Костюшко развертывается новое польское соединение «Еще Польска не згинела» {785}.

Вследствие возросших материальных возможностей страны стали более полно удовлетворяться потребности партизан и подпольщиков в вооружении и боеприпасах, продовольствии, медикаментах. Центральный штаб партизанского движения с мая 1943 г. до середины января 1944 г. направил в отряды 32867 винтовок и карабинов, 5710 пистолетов и револьверов, 17 357 автоматов, 2608 пулеметов, 590 противотанковых ружей, 737 минометов, около 46 млн. патронов и 219 тыс. гранат.

ЦК ВКП(б), Ставка Верховного Главнокомандования и ЦШПД придавали большое значение развертыванию диверсий на коммуникациях врага. На заводах Москвы было налажено массовое производство специальной минноподрывной техники. С мая и до конца года партизаны получили 143 500 колесных замыкателей и мин новейших конструкций, 5381 термитный шар и патрон, а также 4664 единицы других средств борьбы, разработанных специальным отделом ЦШПД {786}.

В материально-техническом обеспечении партизанских формирований большую роль сыграла авиация. Число рейсов к партизанам в 1943 г. по сравнению с 1942 г. увеличилось в 3,5 раза. Только к украинским и белорусским партизанам, по данным республиканских штабов, было сделано 2600 рейсов. За линию фронта доставили 2193 человека (минеры-подрывники, организаторы партизанского движения и другие), а также 1915 тонн боеприпасов, вооружения, медикаментов, почты, продовольствия и других грузов. Обратными рейсами вывезли 5710 больных и раненых партизан и подпольщиков {787}.

Партийные комитеты уделяли большое внимание совершенствованию системы радиосвязи. От этого в немалой степени зависели четкое взаимодействие между партизанскими соединениями и частями Советской Армии, быстрота передачи на Большую землю разведывательных данных, снабжение партизан из советского тыла материально-техническими средствами. С марта по октябрь 1943 г. количество радиостанций в партизанских отрядах увеличилось почти в 1,8 раза. К концу года радиосвязь со своими штабами поддерживали все состоящие на учете соединения и отдельные отряды. [305]

В результате огромной организационной и политической работы Коммунистической партии партизанские отряды и соединения еще более окрепли, повысилась их боеспособность, улучшилось взаимодействие с Советской Армией.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.