Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Антифашистское и антивоенное движению в странах фашистского блока

В 1943 г. усилилось антифашистское движение в Германии и в союзных ей странах. До тех пор пока вермахт одерживал победы в войне, гитлеровскому руководству удавалось оказывать влияние на большинство немцев и подчинять их своим бредовым планам завоевания мирового господства. Однако тяжелые поражения на советско-германском фронте, потеря Северной Африки и капитуляция Италии привели к тому, что население Германии утрачивало веру в победу. Огромные потери немецко-фашистских войск на Востоке, продолжавшаяся тотальная мобилизация, все большая нехватка продовольствия и других товаров, налеты англо-американской авиации вели к росту антифашистских и антивоенных настроений не только у трудящихся, но и у представителей некоторых буржуазных кругов.

Оценивая создавшуюся обстановку, член ЦК Коммунистической партии Германии В. Ульбрихт писал: «Сопротивление трудящихся гитлеровскому фашизму будет расти. Условия для организационного сплочения антифашистских сил в Германии стали более благоприятными» {1166}. [411]

Обострение внутриполитических отношений в Германии способствовало росту активности коммунистической и социал-демократической партий. Уцелевшие от разгрома и вновь созданные в годы войны партийные организации в исключительно трудных условиях гитлеровской диктатуры вели самоотверженную борьбу против фашизма и войны.

Гитлер инспектирует концлагерь Заксенхаузен в 1943 г.
Гитлер инспектирует концлагерь Заксенхаузен в 1943 г.

Укреплялись организации Сопротивления. В них вливались новые борцы. Увеличилось количество распространяемых нелегальных листовок и других пропагандистских антивоенных материалов. Борьбу патриотов против войны и нацизма возглавляла Коммунистическая партия Германии, стремившаяся объединить все слои немецкого народа в едином антифашистском фронте. В своем выступлении на праздновании 20-й годовщины Германской Демократической Республики Л. И. Брежнев подчеркнул: «Лучшие сыны немецкого народа — коммунисты, антифашисты пронесли через всю вторую мировую войну, через террор и преследования, через пытки фашистских тюрем и концлагерей верность пролетарскому интернационализму, любовь к Советскому Союзу — родине социализма» {1167}.

Важной вехой антивоенного и антифашистского движения немецкого народа стало создание по инициативе Центрального Комитета Коммунистической партии Германии в июле 1943 г. в СССР Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ), в состав которого вошли видные политические деятели В. Пик, В. Ульбрихт, В. Флорин, писатели И. Бехер, В. Бредель, Ф. Вольф, прогрессивно настроенные военнопленные солдаты и офицеры. Советское правительство всемерно поддерживало комитет. Он выпускал свою специальную газету и имел радиостанцию. Движение «Свободная Германия» объединяло в единый национальный фронт представителей различных слоев населения. Оно оказало значительное влияние на немецких военнопленных, находившихся в Советском Союзе, на личный состав вермахта, немецкий народ. В сентябре 1943 г. под Москвой на конференции делегатов от военнопленных офицеров был основан Союз немецких офицеров. В качестве своей платформы Союз принял программу НКСГ и присоединился к нему. Председателем Союза был избран генерал В. фон Зейдлитц, бывший командир 51-го армейского корпуса. Союз немецких офицеров обратился с воззванием к немецким генералам и офицерам. Под руководством КПГ и по примеру НКСГ движение «Свободная Германия» в последующее время возникло в Дании, Франции, Греции, Великобритании, Югославии, Латинской Америке, Швеции, Швейцарии, США и других странах, что способствовало усилению борьбы немецких антифашистов против гитлеровского режима.

Оценивая факт создания Национального комитета «Свободная Германия», газета «Правда» от 1 августа 1943 г. писала: «Для этого нужно было, чтобы значительные прослойки немецкого народа и немецкой армии убедились в том, что поражения, которые понес гитлеровский империализм, не являются случайными и временными неудачами, как это твердили на все лады немецко-фашистские главари, а с неумолимой логикой вытекают из всего хода войны, из происшедшего изменения в соотношении сил обоих воюющих лагерей...».

Подпольные коммунистические организации, действовавшие в Германии, разъясняли населению возможности и пути вывода страны из войны. Особой активностью отличалась организация, во главе которой стояли А. Зефков, Ф. Якоб, Б. Бестлейн, стремившиеся восстановить центральное руководство коммунистическим подпольем. В течение 1943 г. ей удалось связаться с подпольем Лейпцига, Дрездена, Баутцена, Эрфурта, [412] Веймара, Иены, Готы, Гамбурга, Ганновера, Магдебурга, Дюссельдорфа и Инсбрука (Австрия). Со второй половины 1943 г. она фактически становится антифашистским центром страны {1168}.

В ноябре под руководством ЦК КПГ возникло оперативное руководство партией и нелегальной антифашистской борьбой в самой Германии. В его состав вошли А. Зефков, Ф. Якоб, Т. Нойбауэр, Г. Шуман и М. Швантес. Политическая деятельность оперативного руководства КПГ проводилась на основе директив ЦК партии. «В результате создания единого руководства крупнейших организаций партии и движения Сопротивления и установления постоянно крепнущих связей по всей Германии наступил значительный подъем антифашистской борьбы» {1169}.

Возникшая в конце 1942 г. в Мюнхене организация Антифашистский немецкий народный фронт (АНФ) возглавлялась коммунистами и представителями христианско-радикальной партии рабочих и крестьян. К концу 1943 г. она распространила свою деятельность на всю Южную Германию {1170}. С АНФ была тесно связана крупнейшая в Германии подпольная организация советских военнопленных и рабочих «Братское сотрудничество военнопленных» (БСВ), имевшая в ряде лагерей организованные группы.

Расширение и укрепление сети антифашистского подполья в Германии способствовали организации борьбы иностранных рабочих и узников концентрационных лагерей. В районах Берлина, Лейпцига, Хемница, Дебельна советские подпольные группы с помощью немецких антифашистов провели ряд диверсий на предприятиях. В авангарде борьбы узников фашистских лагерей находились советские люди. С целью координации своих действий лагерные организации при помощи немецких коммунистов установили тесные контакты друг с другом. Участились побеги с фашистской каторги, еще более массовым и эффективным стал саботаж на предприятиях, где работали иностранные рабочие. Широко разветвленная сеть БСВ вызывала особенное беспокойство фашистских властей. Карательные органы летом и осенью 1943 г. провели массовые облавы и обыски не только в Германии, но и в Польше и Австрии. Сотни активных участников организации оказались в руках гестапо. Несмотря на ряд провалов, борьба узников продолжалась. Она отвлекала силы фашистов, создавала тревожную обстановку в стране.

Росту антифашистской борьбы в Германии по-прежнему препятствовали мощный, широко разветвленный механизм гестаповско-полицейского аппарата, разнузданная национал-шовинистическая пропаганда. Значительная часть деятелей германского движения Сопротивления была вынуждена находиться за пределами страны.

Возросла активность австрийского антифашистского подполья. 16 ноября нацистская газета «Нейес Винер Тагеблатт» писала: «Не найдешь ни одного предприятия, где бы не было производственных неполадок... На 108 венских предприятиях с числом рабочих в 47 тыс. было зарегистрировано 54 366 случаев производственных неполадок». Расширились связи австрийского подполья с иностранными рабочими. Подпольные группы Австрийского фронта помогли бежать в Швейцарию и Словакию сотням иностранных узников концлагерей. Само подполье начало переходить к методам вооруженной борьбы.

Поражения вермахта на советско-германском фронте и в Северной Африке привели к глубоким изменениям внутриполитического положения [413] Италии — ближайшего союзника нацистской Германии. Ни террор, ни демагогия ее правителей не могли остановить нарастающего в стране массового антивоенного, антифашистского движения.

Консолидации антифашистов способствовали мощные забастовки, прокатившиеся в марте 1943 г. по всем городам Северной Италии. Вместе с тем главная сила антифашистского движения — компартия в попытках создать единый фронт борьбы сталкивалась в то время с серьезными трудностями. В конце июня в Милане состоялось совещание представителей антифашистских партий: коммунистической, социалистической, «Движения пролетарского единства за социалистическую республику», Партии действия, группы «либеральной реконструкции» и христианско-демократической партии. Коммунисты предложили создать Национальный фронт действия {1171}. Через месяц был образован Комитет антифашистских оппозиционных партий, в который вместе с другими партиями вошли католики и либералы. Но, кроме коммунистов, ни одна партия не предпринимала практических шагов для подготовки массовых выступлений против фашизма.

После свержения Муссолини правительство Бадольо поставило задачу вывести Италию из войны, не допуская народных волнений и революционных выступлений. Отношение к новому правительству среди оппозиционных партий было различным. Партия действия и социалисты возражали даже против временного сотрудничества с Бадольо. Коммунисты исходили из необходимости объединения всех сил для достижения первоочередных задач — заключения мира, борьбы против угрозы порабощения страны гитлеровской Германией и против фашизма. Выступая за демократизацию правительства, они не требовали немедленной ликвидации монархии и соглашались на сотрудничество с деятелями типа Бадольо {1172}, Когда 8 сентября итальянское командование огласило соглашение о капитуляции и гитлеровские войска перешли в наступление, руководители буржуазных партий устранились от организации сопротивления немецко-фашистским войскам, занимавшим итальянские города. Организаторами народных боевых дружин, которые в ряде населенных пунктов выступали вместе с воинскими частями, были коммунисты, социалисты и представители Партии действия. Однако очаги сопротивления были малочисленны и еще недостаточно организованны. Поэтому уже через два дня после объявления о перемирии вся территория Италии, кроме южной оконечности полуострова, оказалась во власти гитлеровцев.

В истории итальянского антифашистского движения начался новый этап — развертывание массовой вооруженной борьбы против захватчиков и итальянских фашистов. 9 сентября римский Комитет антифашистских оппозиционных партий принял решение о преобразовании в Комитет национального освобождения (КНО). Римский КНО официально признал необходимость вооруженного сопротивления оккупантам, но преобладание в нем консервативных элементов привело к тому, что на деле Комитет занял позицию выжидания. Христианско-демократическая и другие правые партии призывали к «пассивному сопротивлению», с тем чтобы «свести до минимума жертвы патриотов и христиан» {1173}. Истинным руководителем итальянского движения Сопротивления вскоре стал Комитет национального освобождения Северной Италии, находившийся в Милане. В Северной Италии, где концентрировалась основная масса [414] итальянского пролетариата, инициатива левых партий, особенно коммунистов, играла решающую роль.

С началом оккупации многие итальянцы покинули города и скрывались в горах. Но к концу сентября лишь 1,5 тыс. из них можно было считать активными партизанами {1174}. К ним в первую очередь относились антифашисты-коммунисты, члены Партии действия и социалисты. Под их руководством создавались «политические отряды», сыгравшие решающую роль в итальянском Сопротивлении.

В горах дислоцировались также многочисленные формирования, называвшие себя «независимыми» или «военными». Они состояли преимущественно из солдат и офицеров распавшейся итальянской армии. Эти отряды были вооружены гораздо лучше, чем партизанские отряды, руководимые левыми партиями, но у них был низкий боевой дух.

В конце сентября гитлеровское командование начало операции против основных районов сосредоточения партизан. В ходе этих боев итальянские патриоты несли значительные потери. Многие «независимые» партизанские формирования прекратили свое существование: тактика выжидания и стремление организовать жесткую оборону, которых придерживались командовавшие ими офицеры, не отвечали характеру партизанской войны.

Итальянская коммунистическая партия решительно встала на путь организации массовой вооруженной борьбы. Она считала: «Только борьба, открытая и беспощадная борьба без промедления и компромиссов, могла привести к освобождению Италии» {1175}. 20 сентября в Милане во главе с Л. Лонго начало функционировать военное командование партизанскими отрядами, приступившее к формированию в горах боевых бригад имени Гарибальди. Для того чтобы развернуть борьбу в городах, коммунисты стали организовывать боевые группы патриотического действия, осуществлявшие налеты на вражеские штабы, диверсии, ликвидацию видных фашистов. В тот же период был создан штаб партизанских отрядов Партии действия. Его руководителем стал известный антифашистский деятель Ф. Парри. Отряды этих партий, к которым позднее присоединились социалисты, составили ядро формирующейся партизанской армии.

Трудности, возросшие с наступлением холодов, не остановили рост партизанского движения в Италии. Партизанские отряды в декабре 1943 г. насчитывали около 9 тыс. человек {1176}.

Под влиянием побед Советской Армии и в результате дальнейшего ухудшения положения трудящихся значительно усилилось антивоенное и антифашистское движение в странах Восточной Европы, входивших в гитлеровский блок.

Несмотря на репрессии фашистских властей, ширилась борьба болгарского народа. Болгарская рабочая партия (БРП) и Рабочий молодежный союз (РМС) прилагали большие усилия, направленные на популяризацию программы Отечественного фронта среди населения и особенно в армии, где важную роль играли партийные ячейки и ячейки РМС. Разъяснением этой программы занимались радиостанции «Христо Ботев» и «Народен глас», а также газета «Работническо дело», другие газеты и листовки, издававшиеся ЦК БРП и ее местными комрттетами. Прогрессивно настроенным солдатам и офицерам направлялись письма, в которых раскрывалась предательская политика правящей монархо-фашистской клики, толкавшей страну в пучину военной катастрофы. Антифашистские [415] настроения широко проникали в армию, она становилась все менее надежной опорой монархо-фашистского режима {1177}.

В различных местах страны возникали комитеты Отечественного фронта, которые объединяли представителей нефашистских партий и организаций. В августе 1943 г. образовался Национальный комитет Отечественного фронта. В него входили представители Болгарской рабочей партии, левого крыла Болгарского земледельческого народного союза, Народного союза «Звено», левого крыла Болгарской рабочей социал-демократической партии, Радикальной партии, Союза ремесленников, Рабочего молодежного союза, профсоюзов и других общественных, культурных и просветительных организаций {1178}. Участие в Отечественном фронте различных партий значительно расширяло его социальную базу, привлекало в ряды организаций фронта новых борцов против фашизма. Но это создавало и определенные трудности, связанные с колебаниями лидеров некоторых партий, в случаях когда требовалось проведение решительной политики и активных действий.

К концу 1943 г. фашистской верхушке пришлось признать, что в стране образовался внутренний фронт, который угрожает существованию режима. Как писал В. Коларов, Болгария «стала ареной гражданской войны» {1179}. Увеличилось количество актов саботажа. Если в апреле — июне было зарегистрировано 340 акций партизан и боевых групп, то в июле — сентябре — 575 {1180}. Возросла численность партизан. Их действия принимали более активный характер. В марте — апреле 1943 г. создается стройная военная организация сил, боровшихся против монархо-фашизма. Центральная военная комиссия при ЦК БРП преобразовывается в Главный штаб, осуществлявший разработку военно-оперативных планов в национальном масштабе, создается Народно-освободительная повстанческая армия (НОПА). Территория страны была разделена на 12 повстанческих оперативных зон {1181}. Общая численность Народно-освободительной повстанческой армии к концу года достигла 6 тыс. человек {1182}. За период с апреля по декабрь силы НОПА осуществили 774 боевые акции {1183}.

С риском для жизни болгарские трудящиеся организовывали побег советских людей из гитлеровского плена, укрывали их, помогали связаться с партизанскими отрядами. Помощь советским военнопленным оказывали и болгарские военнослужащие. Нередко, когда жизнь советских граждан была в опасности, болгарские солдаты и прогрессивно настроенные офицеры спасали их. Первые советские бойцы вступили в болгарские партизанские отряды осенью 1943 г. {1184}.

Внутриполитический кризис назревал и в Венгрии. Попытки правящих кругов Венгрии в еще большей степени возложить тяготы войны на трудящиеся массы вызвали рост антивоенного и антифашистского движения. Летом 1943 г. были отмечены случаи саботажа на шахтах Варпалоты. В августе только с металлургического комбината Манфреда Вейса, выполнявшего военные заказы, ушло 2,5 тыс. рабочих. Пытаясь [416] противодействовать большой текучести сельскохозяйственных рабочих, правительство 25 июня ввело закон об их принудительном труде. Все чаще дело доходило до открытых антивоенных выступлений трудящихся. 9 сентября провели антивоенную демонстрацию более 2,5 тыс. рабочих Дношдьерского металлургического завода {1185}.

Антифашистские настроения все глубже проникали в среду венгерских военнопленных в Советском Союзе. В 1943 г. заграничное бюро ЦК КПВ открыло для военнопленных несколько антифашистских политических школ. Впоследствии многие слушатели влились в советские партизанские отряды и героически сражались против фашистов. Другие оказывали помощь политорганам советских войск в проведении разъяснительной работы среди хортистских войск на фронте {1186}.

Под влиянием нараставшего в стране кризиса в августе сложился союз оппозиционных партий — независимой партии мелких хозяев и социал-демократической партии, Однако заверения их лидеров о том, что в удобный момент венгерское правительство якобы порвет с партнерами по блоку, серьезно тормозили объединение патриотических сил народа. Руководителем антифашистской борьбы в стране была коммунистическая партия, действовавшая в глубоком подполье. Коммунисты выступали против участия Венгрии в грабительской войне нацистской Германии, требовали выхода страны из агрессивного фашистского блока и перехода на сторону антифашистской коалиции.

1 мая Коммунистическая партия Венгрии выступила с программой «Путь Венгрии к свободе и миру», в которой призывала рабочих, крестьян, интеллигенцию, антифашистски настроенные слои буржуазии, прогрессивные демократические партии и население захваченных хортистами областей объединиться в едином национальном фронте. Программа требовала немедленного выхода Венгрии из войны на стороне фашистского блока, восстановления независимости страны и проведения демократических преобразований {1187}. Предусматривалось освобождение политических заключенных, упразднение принудительного и бесплатного труда, полное равноправие национальных меньшинств, раздел крупных помещичьих имений и передача земли тем, кто ее обрабатывает. На рабочий класс Венгрии, говорилось в программе, ложится историческая задача мобилизовать политические силы страны и стать во главе борьбы за независимость Венгрии.

Стремясь вывести компартию из-под ударов хортистских и гитлеровских властей, ЦК КПВ в июне 1943 г. принял фиктивное решение о роспуске компартии, которое было опубликовано в специально выпущенной листовке. В действительности компартия сохранялась, но в целях конспирации она стала называться Партией мира. «Само название партии подчеркивало ее главную боевую задачу, стоявшую тогда на повестке дня, — задачу борьбы за выход страны из гитлеровской войны, выражало стремление к миру подавляющего большинства населения» {1188}. Однако этот тактический прием не достиг цели. Скрыть коммунистический характер Партии мира не удалось. Так как она продолжала политику КПВ, власти жестоко ее преследовали.

Несмотря на террор Антонеску и его клики, усиливалось антифашистское движение румынского народа. Летом 1943 г. под руководством [417] и при участии коммунистической партии Румынии был создан Патриотический антифашистский фронт. В него вошли также «Фронт земледельцев», «Союз патриотов», «Трансильванский демократический союз венгерских трудящихся в Румынии» (МАДОС). Позднее к нему присоединились некоторые местные организации социал-демократической партии и социалистическая крестьянская партия. Платформой Патриотического фронта стала декларация компартии от 6 сентября 1941 г., требовавшая свержения режима Антонеску, сформирования подлинно национального правительства из представителей всех патриотических партий и организаций, немедленного выхода из войны на стороне фашистской Германии, заключения мира с Советским Союзом, Англией и США, присоединения свободной и независимой Румынии к антифашистскому блоку, ареста и наказания предателей во главе с Антонеску, признания равноправия национальных меньшинств {1189}.

Компартия пыталась вовлечь в Патриотический фронт буржуазно-помещичьи партии, за которыми шли определенные группы населения. Однако лидеры национал-либеральной и национал-царанистской партий отказались сотрудничать с коммунистами, фактически поддержали аннексионистскую политику правительства Антонеску в отношении СССР. Коммунисты выступили инициаторами создания боевых патриотических отрядов, сыгравших в последующем важную роль в свержении режима Антонеску.

По инициативе компартии Патриотический фронт организовал и возглавил стачки рабочих в Галаце, Брашове, Аради, выступления на пиротехническом заводе, фабрике «Ригел», азотном заводе в Трнавену, заводах Решицы, среди железнодорожников Гривицы, Прахова, Брашова, шахтеров долины Жиу. В Констанце рабочие саботировали ремонт подводных лодок, в Тырговиште взорвали военный склад, в Решице вывели из строя электростанцию, организовали поджоги на праховских нефтепромыслах. Железнодорожники срывали графики движения воинских эшелонов. Небольшие партизанские группы и диверсионные отряды были созданы в районах Олтении, Банате, Арджеше, в горах Караш, Вранчи и других областях страны.

Тысячи румынских солдат и офицеров, попавших в плен на советско-германском фронте, избрали единственно правильный путь — путь борьбы с фашизмом. С помощью Советского правительства в октябре началось формирование румынской добровольческой дивизии имени Тудора Владимиреску {1190}.

Соединение было сформировано по штату советской стрелковой дивизии и полностью снабжено советским оружием и военным снаряжением. Весть о создании дивизии вызвала огромный подъем среди румынских военнопленных. Только за три дня было подано 12 тыс. заявлений. 90 процентов военнопленных солдат изъявило желание стать ее бойцами. Дивизия была укомплектована в основном румынскими солдатами и офицерами, взятыми в плен под Сталинградом. Одними из первых в нее вступили румынские эмигранты-антифашисты и среди них коммунисты, сражавшиеся в интернациональной бригаде в Испании, — П. Борилэ, М. Бурка, М. Лунгу, С. Мунтян, Г. Стойка и другие {1191}.

Нарастали антивоенные настроения в Финляндии. Они проникали и в ряды социал-демократической партии. Газета «Суомен сосиалидемокраатти» в августе писала: «Недовольство среди рабочих в нашей стране уже весьма глубоко и охватывает большую массу людей». Выражением антивоенных [418] настроений стал меморандум 33 политических и общественных деятелей, большинство которых были депутатами сейма, с требованиями вывода Финляндии из войны {1192}. «... В стране, — отмечал О. Куусинен, — развивается политическая борьба против антисоветской войны финляндского правительствa. Эта борьба ведется группами подпольной компартии и другими антифашистскими кругами» {1193}.

Эхо Сталинградской битвы, побед Советской Армии под Курском и на Днепре отозвалось в Европе новыми успехами антифашистских сил.

Оглавление. Завершение перелома во Второй мировой войне

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.